Существо

Публикация в литературном русскоязычном журнале "Чешская звезда", N 1, г.Карловы Вары (октябрь 2012г.).

6 место в конкурсе Фонда ВСМ по теме: «Одиночество среди небоскрёбов» http://www.proza.ru/2012/03/08/398(март 2012г.)

Арина Феева
СУЩЕСТВО

               Я знал, что будет дальше. Знал до минуты. Я видел это уже много раз, каждое утро по пути на работу, снова и снова. Что заставляло меня садиться каждый день в этот вагон? Что заставляло меня ждать этой секунды, этого мгновения? Этой встречи? Желание познать? Подсмотреть, подглядеть? Удостовериться? Любопытство, смешанное  с какой-то гадливостью? Желание посмеяться, подтвердить свои догадки?
               Не знаю, можно ли было назвать Ее Женщиной. Жалкое существо... Довольно правильные черты вместе сосуществовали на ее несколько одутловатом лице без всякой связи и гармонии. Крупный нос, полные губы, угольно-темные глаза, взгляд - безумный и отрешенный, но добрый, широкие густые брови, низкий лоб, что выдавало явно не глубокий ум, черные длинные волосы, которым бы позавидовала любая красавица, густые и волнистые, были небрежно сколоты на затылке, и убраны назад. Полная, дебелая, белокожая, вся какая-то неухоженная, в безумном и нелепом наряде... Большая грудь, тяжелые руки, обтянутые старомодным кримпленовым одеянием, какой-то или блузой или кофтой, - на ней всегда было одно и то же. Юбка, длиной "до пят" фиолетового цвета, похожая на плюшевую, тяжелыми складками увеличивала Ее, и без того, полные бедра... Что-то в Ней, в Ее образе было отталкивающее и притягивающее одновременно... Матрона, "синий чулок", старая дева, сумасшедшая?.. Не скажу, что Она была грязная, нет, но аура какой-то унылости, затхлости и нафталина, аромат грусти витал вокруг Нее. Она обычно садилась во второй вагон по ходу поезда. И так как Она всегда занимала одно и то же крайнее место расположенных напротив двери сидений, было очевидно, что ехала Она с конечной остановки.
              Я заходил, Она всегда была там. Всегда.
              Толпа не заботила Её. Все Её нутро, любопытство, позу, умишко привлекал один предмет - старенькое, замызганное, овальное зеркало, которое она держала в руке перед собой . Не замечая никого. Держала, думая о своем, рассматривая себя с таким повышенным вниманием, что вызывала во мне остервенение. Она сидела не двигаясь, просто смотрела в одну точку на свое лицо, всматриваясь в свое отражение. Взгляд Ее был не пустым. Ожидающим чего-то, что-ли...                                                                                       
             Что уж Она там видела, или ждала увидеть - Бог её знает! Тринадцать остановок, с интервалом по три минуты на остановку в среднем - это более получаса, Она не слышала ничего и никого вокруг, не отвлекалась ни на что! Мне казалось, что Она ждет чуда или черта из этого зеркала.
              На тринадцатой остановке, Она, вздрогнув, каким-то чутьем зная, что Ей надо выходить на следующей станции, медленно-медленно, как в известном анекдоте "про тетку, кошелек и радикюль", открывала свою дрянную сумку и  заученными движениями, доставала оттуда следующую - еще меньше, закрывала большую сумку, открывала эту, доставала какую-то то-ли косметичку, то-ли мешочек, закрывала сумку, открывала мешочек, доставала оттуда помаду, откладывала мешочек, вывинчивала помаду, огрызок ее, и тщательно мазала густо-вишневым свои губы, закрывала помаду, затем открывала косметичку и... процесс "закрываний-открываний" повторялся в обратной последовательности...
              Каждое утро, в одно и то же время Она сносила мне мозг... Куда Она ездила, может, на уколы, на лечение, кто Ее отпускал одну?..
              В последний момент откуда-то таинственным образом появлялся большой уродливый изумрудный флакон с остатками духов. Она бережно и любовно открывала флакон, заученными движениями брызгала жидкостью на волосы, за ушами, ловко убирала флакон, улыбалась еще секунд пять самой себе, резко вставала и выходила на своей четырнадцатой остановке на станции Арбатская. Выходила Женщиной, с осанкой королевы, быстро и стремительно. В этот момент Она казалась мне почти красивой.
             Толпа зверела. Запах протухших духов, сладкий, душный, сильный, тяжелый выплеснутый в пространство, в потную, серую толпу был как вызов... В эти минуты, о, я уверен, Она чувствовала себя победительницей...
             Она волновала, выводила меня из себя, эта дрянь. Это существо. Я хотел Её убить в эти минуты!
             Мерзкий запах Её духов, казалось, преследовал меня весь последующий день. Она злила, раздражала меня, эта женщина. Полоумная, чёртова баба!
             О чем думала Она, смотря в зеркало, какие мысли рождались в ее глупой головенке?
             Что чувствует женщина стареющая, видимо, одинокая, не познавшая любви, или утратившая ее, живущая в своем мирке, кого ждет она, на что надеется?..

                                                   *  *  *

               Место около Неё освободилось.  Забавная рыженькая студенточка вышла.
               Я опустился рядом, и тут же почувствовал, что проваливаюсь локтем во что-то мягкое и тёплое. Слабо пахло какими-то лекарствами и телом, и опять чем-то тоскливым, но домашним, это был знакомый мне запах стареющей уже женщины. Она, казалось, даже не заметила меня, все смотрела в свое зеркало... Читать не получалось. Я попытался пошевелиться, это не подействовало. Она начинала меня бесить, эта тварь...
               Тут Она открыла сумку и достала флакон.
               Тошнота подступила к горлу...
               Зная, что сейчас неизменно произойдет, я наклонился к Ней, к Ее уху и тихо, чтобы никто не слышал, но твердо и отчетливо прошептал: "Нет!" Она покосилась на меня с нескрываемой злостью и судорожно схватилась за флакон. "Не делай этого! Этого делать нельзя. Нет, я сказал."
               Она запыхалась от гнева. Злоба, ненависть, удивление, растерянность, беспомощность - всё было в этом взгляде...
               Нарушенный долженствующий порядок был восстановлен.
               Не знаю что именно произошло, но что-то сдвинулось в Её мозгу в этот момент, что-то выпало, какой-то компонент, пазлик... Жалкая, нескладная, Она стала хватать свои вещи, теряя их, стала лихорадочно собираться, запихивая все в свою ужасную большую сумку, и как-то боком вывалилась в дверь под негодующие взгляды толпы...
               На одну минуту мне стало Её пронзительно жалко, почему-то перед глазами промелькнуло лицо мамы, но я отмахнулся...
               Мое "Я", мое самолюбие было удовлетворено. Я был доволен и горд собой. Теперь можно было спокойно подремать. Что, собственно, я и...
               Беспомощное, бесполезное существо...
               Не важно...

                                                      *  *  *

               Сидя на следующее утро в том же вагоне я прочел газетную заметку:
               "Вчера утром в Москве на Арбатско-Покровской линии метро произошел несчастный случай - на рельсы упала женщина, сообщил  источник в правоохранительных органах столицы.
                Источник сказал: «Около 8:00 на станции «Арбатская» по направлению в центр на рельсы упала женщина. Ее спасти не удалось», передает «Интерфакс».
                Источник подчеркнул, что для извлечения тела снималось напряжение с контактного рельса, в результате чего поезда ходили с увеличенными интервалами.
                В пресс-службе Московского метро падение пассажира на рельсы на станции «Арбатская» Арбатско-Покровской линии подтвердили..."

                Я невольно поднял глаза. Место моей незнакомки пустовало.
                Страшная догадка сдавила мне горло.
                Мне стало нестерпимо тяжело дышать. В эту секунду я ощутил, как тьма накатывает на меня и будто играючи, походя затягивает в своё холодное вязкое нутро...
                Больше я Её не видел...
                Никогда.

                                                       *  *  *

            ...Позже, спустя много месяцев, я понял, кого Она мне напоминала.
              Она напоминала мне мать, когда та, чтобы как-то нас прокормить, оставляла нас с младшим братом одних в узкой комнате общей коммуналки. Потом густо сурьмила брови и ресницы, ярко красила глаза и губы, душилась, и одевшись в омерзительные тряпки, уходила в неизвестность каждый вечер, а утром приходила пьяная, дурная, уставшая, потрепанная, прокуренная, истерзанная, с потёкшим макияжем... Как же я ненавидел и одновременно любил свою мать в те мгновения...

              Мама, где ты?

              Мама!!!...



иллюстрация: German_lady_figural_perfume_bottle_green, yandex.ru


Рецензии
1. На одну минуту мне стало Её пронзительно жалко, почему-то перед глазами промелькнуло лицо мамы, но я отмахнулся...
Мое "Я", мое самолюбие было удовлетворено. Я был доволен и горд собой. Теперь можно было спокойно подремать. Что, собственно, я и... Беспомощное, бесполезное существо...
Не важно...
(42 слова. Часто употребляемое многоточие наталкивает на предположение о недостаточном профессионализме автора)
Вариант
На одну минуту меня захлестнула жалость к незнакомке. Почему-то перед глазами промелькнуло лицо мамы, но я отмахнулся от наваждения, я упивался победой над женщиной из непостижимого мною мира.( 29 слов. Информативно - эмоциональная нагрузка эквивалентна)

2.Сидя на следующее утро в том же вагоне я прочел газетную заметку:
(неправильно построено предложение, и словосочетание "прочёл в газетной заметке" - тавтологично)

На следующее утро, сидя в том же вагоне, я прочел в газете:

Ирина Гришина 2   20.05.2017 19:12     Заявить о нарушении
Ирина, приветствую. Прочитала с улыбкой и любопытством. Вторым замечанием воспользуюсь, первым не воспользуюсь никогда.
Удивлена, что вы тут ищете профессионалов.
Удачи в собственном творчестве!

Арина Феева   30.05.2017 10:20   Заявить о нарушении
На это произведение написана 111 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.