Визит музы

  - Ты кто?
  - Твоя Муза.
  - А почему такая страшная?
  - Разве?
  Лохматая тетка в потертых джинсах и линялой майке нехотя поднялась со стула и подошла к зеркалу. Покрутившись с минуту, она подмигнула подбитым глазом своему отражению и повернулась к Калякину.
 
  - А что, собственно, тебя не устраивает? Ты когда-нибудь видел нас?
  - Это кого?
  - Нас, Муз.
 
  Она глянула в упор на Калякина. По его телу прошла удушливая волна, и на мгновение потемнело в глазах. Голова нестерпимо болела, в желудке пекло и единственное, чего ему сейчас хотелось - это выпить большущий бокал холодного пива.
 
  - Слушай, ты это... извини меня. Я ничего не помню.
  - Ты насчет чего?
  - Ну там, вчера, мы с ребятами перебрали. Только я не помню, чтобы с нами девушки были. Ты с кем пришла?
 
  Тетка взяла со стола кусочек засохшего хлеба, выудила со дна консервной банки худую шпротину и соорудила себе бутерброд.
  - Ты бы, Калякин, поднялся, умылся. Время уже к обеду.
 
  Она с аппетитом принялась жевать. Калякин глянул на стол, который был завален всякими остатками и огрызками после вчерашнего вечера, и ему стало совсем дурно.
  - Сгинь! - махнул он на нее рукой и, схватившись руками за горло, помчался в сторону туалета.
 
  Потом он долго стоял под душем, намыливая себя куском хозяйственного мыла, и приговаривал:
  - Пить надо меньше. Намного меньше! А желательно вообще... Нет, насчет вообще - это, конечно, слишком, это даже нездорово. Тут он вспомнил тетку, которая сидела в комнате, и передернулся. Хотя, может, придется и совсем завязать.
 
  Прохладная вода значительно улучшила состояние Калякина, и спустя полчаса он, обмотавшись полотенцем и насвистывая непонятную мелодию, вошел в комнату.
 
  Тетка бомжеватого вида, к сожалению, не исчезла. Более того, она восседала в его любимом кресле, стол был убран, а в чашке дымился свежезаваренный кофе.
 
  - Здрассьте, - сдавленно просипел он, не зная, что еще можно сказать в данной ситуации.
  - Здорово, поэт, - ответила она и достала из кармана мятую пачку сигарет. - Огоньку не найдется?
 
  Калякин щелкнул зажигалкой и поднес огонь даме. Она глубоко затянулась и выдохнула дым через нос.
  - Ты кофе то пей, - кивнула она в сторону стола. - А про пиво лучше и не вспоминай - все пойдет по кругу! А тебе еще работать. Я что, зря сюда прилетела?
 
  Калякин сделал глоток и тотчас поперхнулся.
  - Прилетела? - спросил он, давясь кашлем. - Откуда?!
  - Нет, я просто тебе поражаюсь, - сказала она, выделывая кренделя из дыма. - Вчера весь вечер проклинал издателя. Было такое?
  Калякин автоматически кивнул. По большому счету, вся пьянка затевалась с целью залить горе - отказ издательства напечатать сборник его стихов.
 
  - А кто, скажи мне, на все лады призывал Музу? По-моему, ты со своими дружками. Или я чего- то там путаю?
  - Нет... то есть да... призывал, - промямлил поэт. - Но не хочешь же ты сказать, что...
  Калякин замолчал, ужаснувшись своей догадке.
 
  - Вот именно, - утвердительно кивнула она. - Я и есть твоя Муза.
  Поэт почувствовал, как на лбу выступил пот. Он хотел что-то сказать, но вместо этого только сделал робкий жест рукой в сторону своей гостьи.
 
  Муза слегка расправила плечи и пригладила волосы на голове.
  - Что, не нравлюсь? Или у тебя были другие?
  Калякин отчаянно замотал головой.
  - Нет, просто на картинках...
  Она презрительно расхохоталась:
  - Юморист! На картинках!
 
  Смех резко оборвался и, грозно глядя на поэта, она спросила:
  - Если видел на картинках, то, может, и читал что-нибудь о нас? Как, к примеру, поэты относятся к своим Музам, как лелеют и холят их.
  Калякин судорожно сглотнул и вжался в диван. Ответить ему было нечего.
 
  Муза вновь подошла к зеркалу и указала на свое отражение пальцем:
  - Каков поэт - такова и Муза, - рявкнула она. - Ты стишки свои покажи мне. Поговорим, наконец, по делу. - С этими словами она села к письменному столу и жестом пригласила поэта последовать ее примеру.
 
  Весь оставшийся день до глубокой ночи Калякин работал со своей Музой. Битый час она втолковывала ему, что стихи - это не просто рифмованные завывания, не набор липких сравнений и что по-настоящему достучаться до многих сердец сразу - ой как нелегко. Она смеялась над ним, она ругала его, и, будучи весьма справедливой дамой, иногда все-таки хвалила.
 
  За все это время у поэта под утро родился все лишь один небольшой стих.
  - Ты знаешь, весьма недурно получилось, - сказала Муза.
  - Правда? - спросил он и с улыбкой посмотрел на нее. Да так и замер... перед ним сидела необычайной красоты девушка в длинном струящемся платье из тончайшего шелка. Ее белокурые, слегка вьющиеся волосы были аккуратно уложены в замысловатую прическу.
 
  - Пожалуй, на сегодня хватит, - нежным голосом произнесла она. - А мне уже пора.
  - Ты кто? - тихо спросил он. - Как тебя зовут?
  Муза засмеялась так дивно, будто десятки маленьких колокольчиков зазвенели в воздухе. - Эвтерпа... - прошелестела она едва слышно и растворилась в воздухе...


Рецензии
Хорошая переработка рассказа Стефана Цвейга "Гений одной ночи"!

P.S. Или поместите своё фото, или оговорите свою связь (или её отсутствие) с одноимённой актрисой.

Семён Юрьевич Ешурин   03.03.2012 00:25     Заявить о нарушении
Ни с Цвейгом, ни с актрисой (весьма, на мой взгляд, симпатичной) в связях не состою. С улыбкой, Н.Х.

Наталья Худякова   03.03.2012 11:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.