Форс-минорные обстоятельства. Часть 1

    Анна громко хлопнула дверью. Спускаясь по лестнице, она не чувствовала своих ног. Точнее, она не чувствовала и всего прочего, что прилагалось к этим ногам – туловища, рук, головы… Так, наверное, происходит, когда душа покидает тело. Осталось только зрение, которое вело ее вон из этого дома.
   Через некоторое время Анна увидела себя в сквере на заснеженной скамейке. Вязаную шапочку она держала в руке. Приложив влажную от снега шерсть к лицу, она наконец ощутила свою кожу, почувствовала запах мокрой пряжи. Начала оживать.
   Он не оправдывался, он даже не впустил ее в квартиру! В их общую квартиру. Это было редкое по жестокости предательство – внезапное и на всю катушку, как нож в спину. Он просто вытолкал ее за порог, буркнув что-то типа «потом разберемся». Единственное, что она успела сделать – закрыть дверь своей рукой. Это почему-то было для нее очень важно: как будто сказала последнее слово. Взяв горсть снега, Анна сидела и слушала, как от холода ломило пальцы.
  Зазвонил мобильник. Будто с того света. Она приложила телефон к уху.
- Алё… эй, Анька, ты где? – послышалось из трубки. Звонил Ветрин, с работы. Придется отвечать.
- Здесь я, здесь, - устало произнесла она.
- Слушай, такое впечатление, что тебя разбудили. А мы, между прочим, ждем документы. Ты скоро?
- Скоро. Только без документов.
- Это шутка?
- Это реальность. Документы забрать не удалось. Возможно, к концу дня.
- Вот номер! Ань, у тебя что там – форс-мажор?
- Форс-минор, Ветрин. Короче, не приставай. Займитесь там чем-нибудь другим. А я постараюсь после обеда все уладить.
- Ну все, я в нокауте! – взвыл Ветрин и отключился.
  Анна поднялась со скамейки, отряхнула от снега пальто и направилась в сторону автобусной остановки.
  Маршрутка была полупустой. Прислонившись лбом к холодному стеклу, Анна набрала номер подруги.
- Катюша, привет.
- Аня? – раздался в ответ удивленный голос.
- Не ожидала? – мрачно поинтересовалась Анна.
- Не в этом дело, просто голос у тебя какой-то странный…
- Может быть. Со стороны себя не слышишь.
Она помолчала некоторое время. Затем, усмехнувшись, спросила:
- Катя, у тебя есть таблетки от стресса? Ты же врач, ты должна мне помочь.
- Ах, вот оно что! – с облегчением вздохнула подруга. – Это мы могём. Таблеточки у нас на выбор – только ротики открывайте, уважаемые пациенты! Короче, подъезжай после обеда ко мне.
- Не, я в твою больничку не хочу, - вяло отказалась Анна.
- А я, к твоему сведению, вовсе и не на работе. У меня отпуск.
- И ты сидишь в городе?
- Да, Аня. Только не сижу, а ношусь на метле. Сегодня вечером уезжаю. Вот решила пробежаться по магазинам.
- Здорово, - без всякого энтузиазма отозвалась Анна. – Тогда часика через три-четыре жди. Сейчас пошлю к себе домой кого-нибудь из ребят за документами, разберусь с делами на работе, а потом сразу к тебе. Успею до отъезда?
- Успеешь. Поезд поздно вечером.
 Они сидели на кухне, пили чай с травами, а Анна, вдобавок, со слезами.
- Представляешь, он так спешил в прихожую, что не соизволил даже халат на себе запахнуть. Боялся, что я увижу эту стерву.
- И ты никого так и не увидела?
- Никого и ничего.
Катя пожала плечами:
- Старая истина: не возвращайся в неурочное время.
Анна перестала плакать.
- Как это… в собственный дом? Я что, похожа на персонаж анекдота?
Катя кивнула:
- Именно так.
Анна отодвинула от себя пустую чашку и в недоумении посмотрела на подругу.
- И это все, чем ты мне можешь помочь в данной ситуации? Жестко. Честно говоря, я совсем не эти слова ожидала услышать.
Подруга, щелкнув зажигалкой, прикурила тонкую сигарету.
 - А на что ты рассчитывала? – спросила она, выдохнув струйку дыма. – Я тебе всегда говорила, что не стоит идеализировать мужиков, а ты все: «ах мой Рома, ах мой Рома».  А насчет помощи, то, во-первых, вот тебе таблетки, - с этими словами Катя протянула руку к стоявшему рядом шкафчику и достала оттуда небольшую коробочку. - И, во-вторых,  как я поняла, тебе сейчас надо где-то отсидеться, пока  страсти поутихнут. Поэтому можешь располагаться в моей квартире.
   Катя поднялась.
- Сейчас принесу тебе ключи, - сказала она и вышла из кухни.
Как ни странно, слова Кати подействовали на нее отрезвляюще. И в самом деле, чего это она впала в такой ступор из-за измены мужа? Не она первая, не она последняя. Права Катюха, что замуж не выходит. Хотя Анне всегда казалось, что подруга втайне завидовала им с Ромкой.
- А чего это тебя понесло с работы в такую рань домой возвращаться? – спросила Катя, входя в кухню.
- Так я же говорю тебе – забыла папку с документами. Считала, что положила ее с вечера в сумку, а на работе выясняется, что оставила дома.
 Подруга положила перед ней связку с ключами.
- Растяпа, - поставила она диагноз. – Хотя, может, это и к лучшему. Сама посуди: еще неизвестно, сколько бы ты ходила в дурочках.
 Анна промолчала. С данным аргументом трудно было не согласиться.
- У меня к тебе одна просьба, - продолжила Катя, - каждый вечер поливать вот этот цветок, - она указала на невзрачное растеньице, стоявшее на полочке у окна. – Именно вечером, иначе он погибнет.
- С чего такие нежности? – удивилась Анна.
Катя строго посмотрела на нее.
- Ты ничего не понимаешь в цветах. Это «Царица ночи»!
Анна искоса посмотрела в сторону «царственной особы» и с иронией заметила:
- Что-то не слишком почетное место ты для этой Нефертити выбрала. Почему, к примеру, не в гостиной?
- Нельзя. Она питается кухонными испарениями. А ночью расцветает. Только не вздумай трогать цветок руками.
- Ядовитый что ли? – брезгливо поморщившись, спросила Анна.
- Нет, просто может отвалиться.
- Ясно, - кивнула Анна.
Катя задумалась на минуту, затем внимательно посмотрев на Анну, спросила:
- И каковы твои планы в отношении Романа?
- А ты считаешь, что у меня есть варианты?
- Самое главное – не пороть горячку.
- Не хочешь ли ты сказать, что я должна его простить? – Анна с горечью усмехнулась. – К тому же, похоже, он вовсе не нуждается в этом. Нет, Катя, однозначно – будет развод.
Подруга присела на стул и, приблизив свое лицо к Анне, повторила:
- Я настаиваю, чтобы ты сейчас не делала резких движений. У вас совместного имущества немало. Одна фирма Ромкина чего стоит!
- Вот и хорошо: распилим ее пополам, - Анна ребром ладони показала, как она это сделает.
Катя с шумом отодвинула стул и поднялась.
- Послушай меня, это только кажется, что все так просто. На самом деле, если он такой мерзавец, то шансы у тебя не так уж и велики. Ты  думаешь, что он послушной овечкой поплетется в суд и добровольно разделит совместно нажитое? Как бы ни так…
- И что ты мне прикажешь в таком случае делать? 
- Дождаться моего приезда. Найду тебе толкового адвоката и тогда - действуй.
Анна тоже поднялась и подошла к окну. Посмотрев некоторое время в синеву раннего зимнего вечера, она обернулась.
- А знаешь, подруга, мне, по-большому счету, наплевать на этот раздел, - сказала она и скрестила руки на груди. – Я сегодня утром получила сообщение из адвокатской конторы.
- Какое сообщение? – нахмурив брови, спросила Катя.
- Помнишь, я как-то говорила тебе, что у меня, по словам матери, во Франции есть весьма состоятельная родственница. Контакты с ней были утрачены много лет назад, когда я еще была ребенком. Но, как говорится, неисповедимы пути Господни: сегодня пришло известие о ее кончине и о том, что теперь я буду наследницей ее весьма приличного состояния. Так что, сама понимаешь, мелочиться с разделом я не буду. Когда мчалась утром домой за документами, думала рассказать все Ромке. По телефону специально не сообщала, хотелось посмотреть на его счастливое лицо. – Анна вздохнула. – А пришлось смотреть на его наглую рожу.
Катя в изумлении смотрела на подругу.
- Вот это дела, - тихо протянула она и опустилась на стул.
Анна, склонив голову на бок, с улыбкой смотрела на Катю.
- Что-то не слишком ты радуешься за подругу? – спросила она.
- Нет, что ты, Аня, я рада, - вяло улыбнувшись, ответила та. – Просто все так неожиданно… А я теперь останусь без подруги. Слиняешь в свою Францию…
- Ну, так уж и слиняю. Процедура оформления, думаю, не такая быстрая. К тому же, с деньгами можно хорошо жить и у нас.
- Это точно.
Катя уже оправилась от шока. С распростертыми объятиями она направилась к Анне.
- Дай я тебя обниму! Я действительно рада, что у тебя все так хорошо складывается. Получается, что и погоревать тебе судьба не дает. Подумаешь, Ромка…
- Ты что, серьезно? Считаешь, что деньги важнее человека? – удивленно подняв брови, спросила Анна, слегка отстраняясь от Катиных объятий.
- Нет, конечно. Но уж если так все случилось… Хорошо, что не сказала ему ничего по телефону. И все равно, Аня, - с нажимом сказала Катя, - не спеши с разводом, дождись моего приезда. Если к тебе судьба столь благосклонна, то это вовсе не означает, что Ромка должен получать за это премию. Согласись?
Анна засмеялась:
- Согласна – не должен!
- Вот и хорошо. – Катя глянула на часы. – Мне пора. Аня, главное…
- Не забывать про «Царицу ночи», - со смехом перебила ее Анна.
- Вот-вот.
 Катерина вызвала такси и умчалась на вокзал. Анне позвонили с работы и попросили приехать: заказчик требовал закончить проектную документацию в течение двух дней. Настроение было отвратительное, совсем не рабочее, но выбора у Анны не было: выпив лекарство, она заехала домой, натолкала кое-каких вещей в сумку - на первое время - и направилась в офис.
  После приема таблетки у Анны появилось чувство угрюмого равнодушия ко всем и вся. И еще слегка подташнивало. Очевидно, побочный эффект. Когда в очередной раз в кабинет зашел Ветрин, Анна взмолилась:
- Вадик, ты можешь меня убить, но сути дела это не изменит. Я ничем сегодня не смогу помочь. Поверь, мне лучше уйти. Обещаю, что завтра я останусь здесь на сутки, и мы все закончим. Клянусь.
Ветрин прикрыл глаза и тихо прошептал:
- Так я и знал… только увидел тебя  и сразу понял – жди, Ветрин, подставы. Убить мало… - он красноречиво потряс кулаком, затем гаркнул что есть силы: - Что у тебя сегодня происходит с самого утра, колись! 
Анна пожала плечами:
- Ничего особенного. Развод.
Ветрин с досадой стукнул кулаком по дверному косяку.
- Вот он, бабий эгоизм! Из-за какого-то вшивого развода она готова испортить жизнь всему коллективу!
Анна тупо смотрела в угол кабинета, не проявляя никаких эмоций.
Ветрин, вздохнув, присел на стул.
- Ладно, Анька, не переживай. Это я так, типа «шучу». С тебя и впрямь сегодня толку не будет. Вали домой.
 Расплатившись с таксистом, Анна направилась к подъезду. Она недолюбливала дом, в котором жила ее подруга. Это весьма древнее строение попадало под статью «архитектурные памятники»,  чем весьма гордились жильцы. Внешне дом походил на небольшой замок, в котором, по мнению Анны, обязательно должны жить привидения. Высокие потолки, узкие окна, колонны в комнатах – все это немного пугало Анну. Катя же, напротив, любила свою квартиру. В коридоре у нее стоял какой-то средневековый сундук, окованный железом, а из кухни она не удосужилась выбросить нелепый буфет, оставшийся, по-видимому, от дореволюционных хозяев. Единственное, что она сделала – это пригласила реставраторов, чтобы они слегка «привели в чувство» этого уродца. 
 Войдя в квартиру, Анна сразу почувствовала неприятный запах, которого не было, когда она уходила отсюда пару часов назад. Расстегнув пальто и сбросив с ног сапоги, она прошла в гостиную, чтобы открыть окно. Щелкнула выключателем и тут же чертыхнулась: в люстре загорелась только одна лампочка из пяти. Тусклый свет разлился невнятным пятном по ковру, совершенно не освещая углы большого пространства комнаты.
- Никогда бы не подумала, что ты до такой степени экономишь электричество, - громко вслух возмутилась Анна и распахнула окно.
 Ветер раздувал тонкую портьеру, гостиная наполнялась свежестью морозной ночи. Она присела в кресло и прикрыла глаза. Утренние события казались сейчас Анне каким-то глупым фарсом, больше похожим на первоапрельский розыгрыш. К сожалению, на календаре сегодня совсем другая дата…
 Стало довольно холодно, ветер дул нешуточный,  Анна поднялась, чтобы прикрыть окно. И в этот момент она вдруг увидела, что во втором кресле напротив нее сидела…  Катя. Точнее, она полулежала, свесив руки. Голова ее была повернута набок, а вместо глаза зияла большая  дыра с запекшейся кровью по краям.

 Анна медленно попятилась, прикрывая рот руками. Хотя кричать она все равно бы не смогла: ужас сковал горло, дышать стало так трудно, что, казалось, еще мгновение – и она, задохнувшись, упадет здесь, рядом с подругой.
 Оказавшись на улице, Анна едва добежала до ближайшего угла. Ее долго рвало, выворачивая наизнанку все недра хрупкого организма. Когда мучения прекратились, она набрала в ладони снега и начала неистово растирать лицо. 
 Почувствовав, что теперь в состоянии вымолвить несколько слов, Анна вытащила из кармана мобильник.
 Милиция приехала довольно быстро.
- Ну и где у нас убитый? – буднично спросил человек в форме.
- Убитая, - поправила Анна и показала на окна Кати.
- А почему сидим на улице?
Анна, приложив комок снега к голове, которая нестерпимо болела, с удивлением посмотрела на стража порядка.
- А, по-вашему, я должна ее охранять?
- Само собой.
- Мне страшно.
- Выдумки. Мертвые не опасны.
- Легко вам говорить.
 Так они, тихо пререкаясь, поднялись на второй этаж. Едва Анна открыла дверь, как в нос ударил все тот же отвратительный запах.
- Ну и вонь у вас здесь, - поморщился молодой человек с чемоданчиком в руках. По-видимому, судмедэксперт. – Сколько дней трупу?
- Не более двух часов, - резко возразила Анна тоном рыночной торговки и уселась на старинный сундук, что стоял в коридоре. – Я дальше не пойду.
Не обращая на нее внимания, мужчины прошли в комнату. Через минуту один из них выглянул в коридор и поманил Анну пальцем.
На негнущихся ногах она направилась в гостиную.
- Где, говорите, сидел трупик? – с жалостью глядя на Анну, спросил тот, с которым она разговаривала на улице.
Анна стояла на пороге комнаты и чувствовала, как ее тело наливалось непонятной свинцовой тяжестью. Кресло, в котором еще полчаса назад лежала убитая Катя, было пусто.
- Вот здесь, - прошептала Анна, ткнув пальцем.
Потом голоса людей стали отдаляться, в голове зашумело, и она едва не упала на пол.
- Осторожно! – воскликнул кто-то сзади и, подхватив ее за плечи, усадил в кресло.
 Анна открыла глаза. Перед ней стоял человек в форме со стаканом в руке. Молодой человек - тот, что был с чемоданчиком, - подошел к окну и распахнул одну створку. Странно. Анна была уверена, что она не закрывала окно, когда убегала из квартиры. Только если сквозняк…
- Вот, водички выпейте, - сказал он, внимательно глядя ей в глаза.
Анна почувствовала, как на лбу выступила испарина. В ушах звенело.
  Люди в форме разбрелись по всей квартире. Самый главный (по определению Анны) составлял протокол.
- Алкоголь принимали сегодня?
- Нет.
- Наркотиками балуетесь?
Внезапно Анна поняла весь ужас создавшейся ситуации.
- Извините, как вас зовут? – дрогнувшим голосом спросила она.
Мужчина усмехнулся.
- Артем Васильевич Подвойский. Капитан. Я вам представился еще у подъезда. Позабыли?
- Товарищ капитан! Артем Васильевич, я понимаю, что все выглядит нелепо…
- Это мягко сказано, - прервал ее капитан. – Вполне возможно, что кто-то сейчас действительно нуждается в нашей помощи, а мы сидим здесь и разбираем ваши бредни.
- Это не бредни… то есть, я хотела сказать, что сама ничего не понимаю, - Анна в отчаянии сжала кулаки.
В комнату вошел один из стражей порядка. В одной руке он держал «Царицу ночи», а другой зажимал нос.
- Вот, Василич, полюбуйся. Более мерзкого создания природы не встречал, а запашок… Тут у любого глюки начнутся!
  Анна посмотрела на цветок. Он действительно, как и говорила Катя, расцвел: блеклые серые лепестки были покрыты грязно-коричневыми пятнами – вот и весь «царский прикид».
- Надо быть извращенцем, чтобы такую дрянь держать в квартире, - сказал мужчина и посмотрел на Анну.
- Так это же не мое, - пролепетала она и уткнулась носом в ладошку.
- Семен, выброси немедленно! – приказал Подвойский. –  Квартиру всю осмотрели?
- Да, товарищ капитан. Балконов нет, все окна закрыты изнутри.
- А чердак в подъезде есть?
- Тоже проверили. Чердак есть, но он закрыт на большой амбарный замок, который никто не открывал как минимум месяц.
- Вот видите, гражданочка, - явно с умыслом нажимая на слово «гражданочка», произнес капитан, - как-то все складывается не в вашу пользу.
Анна остолбенела.
- Вы хотите сказать, что это я ее убила? – дрожа всем телом, спросила она.
Подвойский закинул ногу на ногу и зевнул.
- Кого? – усталым голосом спросил он. – Кого вы убили? И куда дели трупик, если не секрет?
Анна заплакала. Так она не плакала никогда, разве что в детстве.
- Честное слово, я никого не убивала, - завывая на разные лады, причитала Анна. – Я не знаю, почему мне так показалось. Свет здесь что ли тусклый, - она указала рукой на люстру. – Да еще запах этот…
 Я вас умоляю, не надо меня сажать. У меня на работе аврал, у меня дома развод… У меня вообще черт знает что в жизни творится!       Исчерпав все аргументы, Анна замолчала и с мольбой в глазах посмотрела на капитана.
- Номер мобильника вашей подруги, - спросил бесстрастным голосом капитан.
Замерев, Анна смотрела на Подвойского. Затем суетливо достала из кармана телефон и начала быстро нажимать кнопочки.
- Вот, - сказала она и протянула мобильник капитану. Он, мельком глянув на дисплей, кивнул:
- Хорошо. Набирайте вызов.
- А не поздно? – робко спросила она. – Почти два часа ночи.
- В самый раз будет, - подбодрил ее капитан. – Когда же еще с покойниками разговаривать?
Анна глупо хихикнула и приложила телефон к уху. Спустя некоторое время из трубки по громкой связи раздался сонный голос подруги:
- Анька? Случилось чего?
- Слава богу, нет, - прокашлявшись, ответила Анна и виновато глянула на капитана. – Вот хотела узнать, как ты там отдыхаешь.
- Нет, ты точно ненормальная, - возмутилась Катя. – Я еду в поезде. Через три часа граница будет. Хотела выспаться – и вот нате вам!
 Анна молчала.
- Ты меня слышишь?
- Конечно, - тихо ответила Анна. – Извини меня, Катя, я забыла, поливать сегодня «Царицу» или ты перед отъездом полила?
- Сегодня не надо. Завтра вечером польешь. Только обязательно.
- Она так воняет…
- Закрой дверь в кухню.
- Ага. Спокойной ночи.
- Спокойной. И лечи, Аня, нервы, - прозвучал напоследок совет подруги.
 Анна опустила руку с телефоном на колени и, пожав плечами, сказала:
- Никогда бы не подумала, что со мной такое может случиться. Главное, конечно, что человек жив, а остальное… Что мне за это будет?
- Для начала напишите объяснительную, а там посмотрим. На тот случай, если еще что-либо подобное увидите: вот вам моя визитка. Звоните, не стесняйтесь.


Рецензии
Мне очень понравилось повествование. Я вообще люблю всё такое... этакое!

Ми Шель   13.08.2011 22:03     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Олеся!

Наталья Худякова   13.08.2011 22:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.