Сюрприз от тестя

     Был канун старого Нового года. Шура с самого утра раскладывала старинный пасьянс.  Однако то, что он предлагал в своих картинках, ни в коей мере не устраивало Шуру. Ну к чему ей, например, разбитое сердце? Или скрещенные кинжалы? Полное безобразие! Шура даже пожалела, что затеяла всю эту канитель. Может, в реальности все сложилось бы совсем неплохо, но раз так картинки легли… Нет уж,  решила она,  здесь какая-то путаница вышла. Вот разложу еще разок, и упрямая судьба сдастся!

  - Шурочка, что ты все время в спальню бегаешь?  Закрываешься чего-то?– На пороге кухни стоял Коля, Шурочкин муж, и улыбался.
- Я? – в замешательстве она не знала, что ответить. – Разве я туда все время бегаю? – еще раз спросила Шура, чтобы как-то оттянуть время.
- Ну да, мне так показалось, - муж пожал плечами и, насвистывая, полез в кладовку. Послышался звон железяк.
- А что ты там ищешь, Коля? Может, я знаю? – решила перевести стрелки в другую сторону Шура. В ответ раздался грохот. Что-то упало. Свист прекратился. Тишина.

- Коля, ты живой? – тихо спросила Шура, не отрываясь от своего основного дела – замеса теста на пельмени. Сегодня на ужин по поводу старого Нового года должна была придти подруга. Вот Шурочка и решила побаловать всех домашними пельменями.  – Коль, ты где там?
 - Здесь я, здесь, - появился Коля, весь в пыли. Уже злой.
- Вот скажи, пожалуйста, когда у нас порядок хоть какой-нибудь в этой долбаной кладовке будет?

- Что ты имеешь в виду, дорогой? – поинтересовалась жена.
- А то, дорогая, что как только понадобится прибить куда-нибудь, к примеру, гвоздь, то возникает проблема вселенского масштаба!
- А зачем ты из ерунды делаешь проблему такого масштаба? – Шура вытерла руки о передник и с улыбкой  психоаналитика посмотрела на своего обожаемого Коленьку. – Ты просто спроси у меня, где этот чертов гвоздь лежит – и все, и никаких проблем!

- Ты что, издеваешься надо мной? – Коля хотел еще что-то добавить, Шура даже догадывалась, что именно, но муж, стиснув зубы, промолчал. Он просто развернулся и ушел опять в кладовку.
У Шуры возникла неясная тревога, но пойти в спальню тормошить оракула она не рискнула. Коля и без того обратил внимание на ее странное поведение.

    Из кладовки доносилась тихая ругань и довольно громкое постукивание различных предметов об пол. Надо пойти помочь, решила Шура, а то как бы не накликать ссору. Вспомнив о таком предупреждении пасьянса, верная жена поспешила в сторону кладовки.

- Коленька, давай я найду тебе гвоздь, - Шура тронула за плечо мужа, ползающего среди хлама. Тот медленно повернулся и посмотрел на нее мутным взглядом.
 - И вообще, куда именно ты хотел его прибить, а? Я, вроде, ничего такого не просила, - как можно более миролюбиво спросила она и улыбнулась. Впереди все-таки праздник, на стоит им портить настроение друг другу.

Коля нехотя поднялся на ноги.
- А зачем мне твой гвоздь? – подозрительно ровным голосом спросил он.
- Почему мой, Коля? – Шура слегка занервничала. – Ну, давай я найду тебе твой гвоздь!
Коля засунул руки в карманы джинсов и прищурил глаза:
- На фига мне вообще гвозди, не знаешь?
- Нет, - тихо пролепетала Шура и слегка попятилась.
 - Правильно!  Потому что мне они не нужны, - тоненьким голоском, каким разговаривают с неразумным дитяти, пояснил Коля. Затем  неожиданно грозно рявкнул: - Мне нужен молоток! Вот его я и ищу. Где эта чертова кувалда? 

Шура, не сводя глаз с Николая, указала пальцем на пол, где преспокойно лежал молоток среди разбросанных вещей.
- Вот зараза! А я, дурак, ищу его, - Коля отложил в сторону молоток и начал забрасывать остальные железяки в коробку. Без всякого смысла и порядка, так, в кучу. Шура постояла немного, ожидая благодарности или, на худой конец, извинений. Не дождалась и решила вернуться к своим делам на кухне.

- Ну, я пошел, - услышала она вскоре голос мужа.
 - Куда? – удивленно спросила Шура и выглянула в коридор. Николай стоял у входной двери с молотком, отверткой и какими-то другими инструментами в руках.
- Шура, я сегодня удивляюсь тебе, честное слово! – Коля открыл дверь и, выходя на лестничную клетку, бросил на жену красноречивый взгляд:
- Я же говорил тебе, что заходила Дина, просила замок поменять, а то может статься, что и в квартиру не попадет.
- Когда? – бледнея, спросила Шура. Она терпеть не могла эту самую Дину, соседку с верхнего этажа, красивую разведенку.
- Что когда? С час назад, наверное, - Коля переложил инструменты в другую руку и сделал еще шаг на выход.

- Погоди, - Шура пригвоздила его тяжелым взглядом. – Я спрашиваю, когда ты мне об этом говорил?
- Шурочка, ты что, решила со мной сегодня поругаться? – Коля вернулся назад в пределы семейного гнезда. Закрыл за собой дверь. – Я не помню, когда тебе про это говорил. Может, хотел сказать да забыл. Ты  все утро чего-то в спальню бегаешь, закрываешься там. Я же не спрашиваю, что у тебя за тайны от меня.

 - Нет у меня никаких тайн от тебя, - вспыхнула Шура. – Просто с самого утра голова болит. Вот и брала таблетки. То одну, то другую – ничего не помогает! Иди, чего стоишь? Соседка ждет, небось.
 - Я быстро, не волнуйся, - игриво хихикнул муж и скрылся за порогом.

      Шура вернулась на кухню и замерла на какое-то время у окна. Настроение враз испортилось. И пельмени делать расхотелось. Она с тоской глянула на стол, на котором лежал мучной колобок, горестно вздохнула. Настроения нет, а подруга о твоем настроении ничего не знает и знать не захочет. Так что давай шевелись, Александра, - приказала себе Шурочка и воткнула пальцы в тесто как пианист в аккорд.

 Анюта, подруга Шурочки, должна была сегодня непременно встречать с ними Новый год по старому стилю. Так было всегда. Нарушать традицию нельзя, тем более что завтра у нее, у Анюты, начинается новая жизнь. Вот так – в новый год и в новую жизнь одновременно. Это, наверное, хорошо, - подумала Шурочка и, вздохнув в очередной раз, взяла в руки скалку.

   Завтра к вечеру из Италии должен прилететь Лоренцо – кандидат в мужья для Анюты. Познакомил их Коля. Лоренцо, как и Николай, был врачом. Из Италии он прибыл в «комплекте» с новым оборудованием для клиники, чтобы обучать работе на нем наших врачей. Николай увидел здесь свой интерес – холостяка итальянца надо познакомить с Анютой. Похоже,  ему надоела Анна в состоянии «свободной женщины». Что ни говори, а круг интересов замужней женщины несколько иной. Вот Николай и задумал круги эти свести воедино, а то ведь бесконечные разговоры про мужиков до добра не доведут.

 С одной стороны, рассуждения его не бессмысленны, - соглашалась с ним Шурочка. Но с другой стороны…  Чего, спрашивается, его понесло к этой Динке? Пожалел соседку? Так у нее этих «жалельщиков»  -  на весь подъезд хватит! Шурочка от злости так придавила скалку к столу, что тесто, не выдержав  грубого к себе отношения, разорвалось.

 - Это что ж такое происходит сегодня? – громко вслух возмутилась Александра, разглядывая дыру на заготовке для будущей трапезы.
   Звонок в дверь заставил Шурочку вздрогнуть и удивиться. Кого это принесла нелегкая? Наскоро ополоснув под краном руки, она помчалась в прихожую, не преминув стрельнуть взглядом в зеркало, висевшее рядом  с дверью.

- Ты чего так долго не открывала? – недовольно пробурчала Анюта, протискиваясь  в квартиру мимо Шурочки, истуканом стоящей в дверях. В руках она держала кучу всевозможных пакетов.
 - Что-то случилось? – лицо Шурочки вытянулось в полном недоумении. Анюта, глянув на подругу, медленно присела на маленькую скамеечку в прихожей.

- У кого? У меня? – спросила она, не выпуская из рук свои многочисленные пакеты.
- Не у меня же, - осторожно возмутилась Шура и медленно, как бы нехотя, закрыла дверь.
- Ты знаешь, подруга, судя по выражению твоего лица, проблемы где-то здесь рядом, - Анюта с усилием поднялась со скамеечки. – Так что, зайти можно или как…
 Шурочка мотнула головой, словно боднув всю неразбериху этого дня.
- Анюта, в самом деле, что это я как полоумная сегодня! Проходи, конечно. Просто я не ожидала тебя так рано. Мы ведь договаривались на вечер. А тут еще, как назло, тесто порвалось.

- Тесто порвалось, говоришь? – недоверчиво глянула на подругу Анюта. – Тесто - это не страшно. Хуже, когда масло разливают.
- Это ты про что?
- Это я про Булгакова, - пояснила будущая итальянская жена.
- А-а, - протянула с пониманием Шурочка и пожала в недоумении плечами: при чем здесь писатель?

- Ты не расстраивайся. Порвалось тесто – и фиг с ним. Я все предусмотрела, - Анюта прошла на кухню и начала извлекать из своих пакетов кучу всякой снеди. – Понимаешь, я вдруг поняла, что поздно вечером мне все-таки лучше заняться собой, отдохнуть, хорошо выспаться.  А то какая из меня завтра невеста будет? Что ни говори, а жених, чай, не из тундры. Надо соответствовать…

Шурочка закивала:
 - Надо, подруга, надо. Хотя, признаться, не думала, что ты так волноваться по этому поводу будешь. Ты же всегда говорила, что не стоит демонстрировать особям противоположного пола изнурительную работу над своей внешностью?
- Работу - не стоит, но и ленью гордиться глупо, согласись? – Анюта оглянулась вокруг. – А где это наш эскулап?
- Колька что ли? – помрачнев, уточнила Шура.
- А что, имеются другие? Никак на работу вызвали?
- Ага, вызвали…
- То-то я смотрю, что настроение у тебя ни к черту. Странно, очень странно. Поругались из-за этого что ли? – Анюта с улыбкой доброй мамаши глянула на подругу. – Не смеши меня, ей-богу!

Шурочка холодно буркнула в ответ:
- Ничего удивительного, что тебе смешно вдруг стало.  Сытый, как говорится, голодного не разумеет…
Анюта удивленно захлопала ресницами, небрежно обмазанными синей тушью. Ей почему-то казалось,  что для карих глаз непременно нужна синяя тушь.
- Поясни, пожалуйста, это кто здесь сытый и, если не секрет, чем конкретно он объелся?

Шурочка махнула рукой:
- Да это я так, к слову, не сердись… Вот скажи, бывает у тебя чувство неотвратимо надвигающейся неприятности? Еще вроде ничего не произошло особенного, но ты уже не сомневаешься, что она, эта неприятность,  обязательно случится.
Анюта на секунду задумалась, пожала плечами:
- Почему же нет. Бывает. Задержка, например, случилась. Еще неизвестно, может, все обойдется, но неприятно страшно…
Шурочка рассердилась:
- Нет, правду говорят, что от счастья люди глупеют!

Глупая, но счастливая Анюта не нашлась что ответить и потому окончательно замолчала.
Шура соскребла тесто со стола и в сердцах выбросила его в мусорное ведро.  Анюта, не говоря ни слова, взяла нож и начала аккуратно нарезать принесенные продукты: колбасу, ветчину, овощи, рыбу для бутербродов.

- Вот так мне обидно, Аня, что в этот радостный для тебя день, я, как назло, не могу расслабиться, посмеяться… - Шурочка смахнула показавшуюся некстати слезу.
Анюта шмякнула колбасой об стол и, грозно насупив брови, сложила руки на груди.
- Так, последний раз спрашиваю: что у тебя случилось? Если не будешь говорить, то позвоню сейчас Кольке. Он, видать, в курсе?
- Ха-ха три раза! – Шурочка гневно сверкнула глазами. – Нашла, у кого спрашивать! Ты лучше спроси, где этот Колька сейчас находится.
- Ну и где? –  растерялась Анюта. – Разве не на работе? Ты же вроде сказала…

- Вроде-вроде… Ни на какой не на работе, а у бабы. Вот! – Шурочка с садистским удовлетворением посмотрела на подругу, любуясь произведенным эффектом. Затем села на табуретку и, громко хрустнув яблоком, уставилась куда-то в угол кухни.
Анюта медленно опустилась рядом с ней, почесала за ухом и жалобно пропищала:
- У какой такой бабы?
Шурочка откусила очередной кусок от зеленого голландского яблока.
- У самой элементарной: из крови и плоти, - пожевав, спокойно ответила она. – А если конкретнее – у Динки, - ткнула она пальцем в потолок.

- У той, что ли? – показала Анюта глазами вверх. – У твоей соседки сверху?
- Угу. Дошло, наконец?
- И давно?
- Нет, не так давно, может, с полчаса, - окончательно успокоившись, обыденно проговорила Шурочка и бросила огрызок в сторону ведра. Промазала. Не расстроилась. Поднимать тоже не стала.
- А знаешь, - повернулась она к подруге, - война войной, но девичник мы с тобой устроить просто обязаны. Нельзя в семейную жизнь входить вот так, напролом. Не по правилам это. Вот, к примеру, у меня никакого девичника не было. И что из этого вышло? Нет, непременно надо устроить проводы незамужней твоей жизни, - Шура, как режиссер на съемках, прищурила глаза, представляя очередную сцену.

Анюта боязливо оглянулась, как будто увидела, что из этого может выйти.
- Ты так считаешь? – кривовато улыбнулась она.
- Само собой, - Шурочка подошла к шкафчику, не глядя, засунула туда руку и с загадочной улыбкой произнесла:
- А для начала немного разомнемся, - в ее руке блеснула стеклом бутылка коньяка.
- А не слишком круто для разминки? – на всякий случай поинтересовалась подруга и взяла с полочки две широкие рюмки.
- Тю! Придумала. В самый раз будет. Не так часто я тебя замуж отдаю.
   Налили. Выпили. Закусывать не стали. Повторили.

- Слушай, Шура, - вдыхая аромат сыра, задумчиво проговорила Анюта, - а тебе не показалось странным, что Николай ушел вот так, ни с чем?
Шурочка поморщилась, разжевывая лимон:
- Что ты имеешь в виду? Что он, по-твоему, мог забрать в первые же полчаса? Погоди, все еще впереди: и дележка имущества, и скандалы…
- Стоп, подруга! – Анюта неожиданно громко хлопнула ладонью по столу. – Может, я чего-то там не понимаю, но уйти, не взяв даже своей верхней одежды? В прихожей дубленка висит, и шапка с шарфом…Ты в курсе, что на улице зима? – уставилась она на Шуру гневным взглядом.

Раскрасневшаяся Шурочка удивленно подняла свои тоненькие бровки и тихонько засмеялась, закрыв ладошкой рот:
- Ой, не могу… Пожалела… овца волка, - она откинулась на спинку стула, тот предательски качнулся назад.
- Осторожно! –  Анюта едва успела ухватить ее за руку.
- Ты за меня не волнуйся, - сурово отстранилась та. – А ежели за Кольку всполошилась, то, не вопрос, ща сходим и отнесем ему тулуп. И даже шапчонку  с шарфиком можем приплюсовать…

- Да ладно тебе, Шурка, - Анюта потерла пальцами где-то около глаз. – Я ж хочу как лучше, вот и говорю что попало. Да пусть, подлец, мерзнет… Так чего-то плакать хочется…
 - И не вздумай! Ты когда-нибудь видела, чтобы на девичниках плакали?
- А где я эти девичники видеть могла-а? – тоненько завыла итальянская невеста.

-Ну-у, так дело не пойдет! Я должна завтра передать тебя Лоренцо в лучшем виде. Белиссимо, так сказать…
Хлопок двери прервал их беседу. В кухню просунулась голова Николая:
- О, Анька? Приветики!
Анюта от неожиданности вскочила со стула, предполагая, что сейчас начнется разбираловка, судорожно улыбнулась:
- Коля, ты вернулся? – выдавила кое-как она из себя.
- Пока нет, - раздалось уже из коридора, и дверь вновь клацнула замком.

Женщины посмотрели друг на друга.
- Шура, я не поняла: он что, вернулся или как?
Шурочка медленно прошла в коридор.
- Или как, - ответила она, возвратившись на кухню.
- Значит, за дубленкой приходил…
Шурочка пожала плечами:
- Кто его знает, дубленка вроде на месте.
- Это он при мне постеснялся забирать, - Анюта сделала скорбную мину и закивала головой. – Надо что-то делать, надо срочно что-то делать…
Шура взяла с тарелки два бутерброда с красной рыбой. Один протянула подруге.

- Закусить надо. А то опьянеем, и девичник наш накроется раньше времени.
- Шура, ты такая спокойная, я просто поражаюсь! – Анюта деловито жевала бутерброд, постукивая указательным пальцем по лбу, как будто заманивала в голову ценную мысль.
- А что я, по-твоему, должна делать? Биться в истерике и руки заламывать?  Когда ты пришла, я как раз была на грани этого, - Шурочка придвинула поближе блюдо с нарезкой и наполнила рюмки. – Все предопределено, Аня. Я уже с самого утра знала, что ждет меня за поворотом какая-то лажа. Ну, за тебя, - Шура подняла рюмку.
 - И за тебя, -  чокнулась с ней Анюта. – А что, ты куда-то ходила утром? –  проглотив коньяк и судорожно передернувшись, спросила она.

- Куда ходила? – рука Шурочки зависла над блюдом в раздумье о выборе закуски.
 - Ну, ты там что-то про поворот говорила, - Анюта энергично потерла руками лицо и глубоко вздохнула. Закусывать не стала. Под глазами появились синие круги от размазавшейся туши.
- С тобой не загорюешь, ей-богу! Никуда я не ходила. Карты мне все предсказали сегодня утром, - она подошла к телевизору, включила его и, пробежавшись пультом по каналам, остановила свой выбор на  концерте Пугачевой.

 - И ты веришь каким-то картам? – зевнула Анна и удивленно посмотрела на подругу.
Шурочка, оставив выпад без внимания, подошла к тому самому шкафчику, из которого брала коньяк, и вытащила  пачку дорогих сигарет.
- Взбодриться надо, - пояснила она.
- Так, может, кофе?
- Кофе еще рано, - тут же отвергла предложение Шура тоном знатока. Щелкнула зажигалкой. Прикурили, закашлялись. С экрана телевизора  Алла Борисовна объясняла любимому, что без нее ему придется лететь всего с одним крылом.

- Трудновато будет, - заметила Анюта, покачивая в такт музыки головой.
- Ты насчет чего? – выписывая какие-то кренделя из дыма, спросила Шура.
- Насчет крыльев, про которые Аллочка  поет.
- Не смеши меня. За Аллу не скажу, конечно, без нее, может, и вправду, как без крыла. А относительно нас…  как летели, так, не тормознув даже, полетят наши голубки дальше. Это потому, что мы всего лишь перышки. Закружились и упали на землю. Отвались у птицы перышко, разве ей не все равно?

- По барабану, однозначно, - согласно кивнула Анюта и, отложив в сторону сигарету, наполнила рюмки.
- Да-а… вот за это и выпьем, - расстроенно промолвила  Шурочка.

    Потом они танцевали, изображая птиц, и пели: « Без меня тебе, любимый мо-ой, лететь с одним перо-о-ом!» Пели громко и самозабвенно именно эти слова, невзирая на то, что Пугачева перешла уже на «Старинные часы».

      Когда в квартиру вновь зашел Николай и робко попытался что-то  сказать, подруги, глубоко погрузившись в тему женской обиды, демонстративно не обращали на него внимания. Петь стали еще громче, размахивать руками еще энергичнее.
- Я пошел! – гаркнул в конце концов Николай и ляпнул дверью так, что та едва не слетела с петель.

 Песня резко оборвалась.
- Видишь, что значит «не свое»? Своей бы так не хлопал! – осипшим от крика голосом, горестно заметила Шурочка и придавила свою давно потухшую сигарету в тарелке с огурцами. – Там, значит, надо ремонтировать, а здесь – ломать!
 - Никогда бы не поверила, что Колька на такое способен, - всплеснула руками Анна и слегка покачнулась.
- Стоять! – придержала ее подруга. – Надо кофе заварить.
- Давно пора, - согласилась Анюта и медленно направилась в сторону прихожей. – Пойду, гляну, забрал дубленку или нет…
- Далась тебе эта дубленка! – усмехнулась Шурочка и достала с полки турку и банку с кофе.

Анюта, шаркая тапками, вернулась и села у окна. Аромат кофе густо разливался по квартире.
- Тебе с пенкой? – спросила Шурочка.
Анюта ответила не сразу.
- … Что?  - спохватилась она. – А, кофе… без молока, черный.
Шурочка отставила турку в сторону:
- Аня, что случилось? Что такого ты там, в коридоре, увидела?
Анюта через силу улыбнулась:
- Да нет, Шура, ничего такого удивительного не случилось…
- А неудивительного что? – заподозрила неладное Шурочка.
- Да так… Николай дубленку все-таки забрал, - задумчиво, как бы сама себе, произнесла Анна.

- Как… забрал. И шапку, и шарф? – растерялась вдруг Шурочка.
- Так точно: головной убор с шарфиком тоже прихватил. Только тапки остались, - сообщила она таким тоном, будто Николая инопланетяне похитили.
Шурочка от неожиданности плюхнулась на табуретку.
- Вот оно, значит, как все вышло. А ты говоришь, не верь картам! – зловеще прошептала она и подозрительно часто захлопала ресницами.
Анюта посмотрела на подругу, нахмурилась:
- Интересно, с чего это ты так всполошилась? Впечатление, что тебе не Кольку своего жалко, а его дубленку. Чего-то ты не договариваешь, а?
 Шурочка махнула на нее рукой  и быстрым шагом направилась в прихожую. Анюта, хмыкнув, пошла следом.

- Не веришь? Ну, посмотри сама, - злорадствовала она.
 Шурочка стояла перед пустой вешалкой и тупо на нее смотрела.
- Да, а вот этого вроде как не было? – указала Анна на кучку инструментов, лежавших рядом на полу.
- С этого все как раз и началось, - с ударением на первом слове, ткнув пальцем в железяки, ответила Шура.
- То есть?
- То оно и есть, что пошел вроде как замок в двери починить, а возвращаться, вишь, передумал.
- Чей замок? – не поняла Анюта.
- Так Динкин, я ж тебе говорила!
- Ничего ты мне про замок не говорила! – разозлилась Анюта. – Ты конкретно сказала, что Николай ушел к соседке сверху.

- Ну да… А теперь, прикинь, я у них буду соседкой снизу, - Шурочка подошла к зеркалу, висевшему рядом с вешалкой и удивленно посмотрела на свое отражение. Анюта, так толком ничего не поняв, пожала плечами. В подробности, однако, вникать не стала. Подошла к подруге, встала рядом.
- Это хорошо, что ты сегодня у меня, - сказала Шурочка,  внимательно разглядывая в зеркале подругу.
- А как же иначе? Иначе ты бы не справилась со всем этим, - Анюта положила голову на плечо Шуры и погладила ее по волосам. – Ты только не вздумай плакать. Не стоят они этого!

- Как раз плакать мне меньше всего хочется, - Шурочка состроила трагическую физиономию, а затем начала тихонько трястись. Это было похоже на начало землетрясения.
- Ты чего? – отшатнулась от нее Анюта.
- По… Посмотри на нас в зеркало, - давясь смехом, еле выговорила Шурочка.
Анна медленно, с опаской, перевела взгляд на отражение в зеркале.
- Красавица, - прошептала она, разглядывая то, что оттуда выглядывало: всклокоченные волосы, осоловелые глаза с выразительными синяками от туши под глазами и щеки в красных пятнах, как в яблоках.
- Чисто итальянская царица. Повезло же Лоренцо! – держась за живот, хохотала Шурочка.
- Ты на себя посмотри, Джоконда! – фыркнула Анюта  и рассмеялась заливистым смехом.
- Я что! Моя песня спета, - ответила Шурочка, вытирая слезы, выступившие от смеха. – Это ты у нас девушка на выданье.

 Дверной звонок зашелся пронзительной трелью. Шурочка с Анютой отскочили  в сторону, как от летящей на них авиабомбы.
- Кто это? – прикрыв ладонью рот, тихо спросила Анюта и посмотрела на Шурочку глазами, полными ужаса.
- Откуда мне знать, - пробурчала та, оглядываясь на дверь. Звонок повторился.
- Может, Колька решил вернуться? – сделала предположение Анюта и, послюнявив палец, начала стирать синяки под глазами.
Шурочка пригладила ей волосы на голове.
 -Колька вряд ли. У него ключи есть. Вот если Лоренцо прилетел раньше времени? Решил с нами старый Новый год встретить, к примеру.

- Ты что, с ума сошла? – побледнела Анюта. – Иди, посмотри в глазок. А меня, если что, здесь нет, ясно?
Звонки закончились, начался громкий стук.
- Похоже, ногами, - прокомментировала Шура.
- Тогда это не Лоренцо, точно, - успокоилась Анюта. К стуку прибавилось глухое ругательство.
- Много ты знаешь, - хмыкнула Шура. – Эти итальянцы народец еще тот! Видела в фильмах как они ругаются?
- Так то в фильмах. И с какого перепугу ему ругаться? – отмахнулась Анюта.
- Да, на Лоренцо не похоже, - Шурочка ободряюще похлопала подругу по плечу. -  Придется открыть.

   Дверь распахнулась с такой силой, что хозяйка едва не вылетела на лестничную площадку. В квартиру со скоростью реактивного самолета ворвался мужик в лохматой шапке с огромной дорожной сумкой в руках.
- Усс…ся тут с вами, мать вашу! Какого хрена  не открывали?! – истошным голосом предъявил претензию мужик и тотчас скрылся в туалете.
 - Что это было? – спросила Анюта, выбираясь из-под здоровенной дорожной сумки, которой ее придавило во время пролета незваного гостя по коридору. Шурочка стояла ошарашенная.

- Ну, этот вряд ли из Италии, - осторожно предположила она.
- Этот – нет. И на Кольку слабо смахивает, - поддакнула Анна.
 Подруги замолчали, соображая, что делать дальше.
  Меж тем, незваный гость, шумно спустив воду, медленно вышел из туалета, поддерживая плечом стену. Подобравшись, таким образом, поближе к подругам, он остановился.
- Самолет отодвинули, - наконец изрек он. Глаза его были зарыты, хотя и не очень плотно. Спиной он надежно прирос к обоям, а широко расставленные ноги крепко упирались в пол. Лохматая шапка съехала на ухо.
- Куда? – тихонько пискнула Шурочка.
- Ду-у-ра! – проревел мужик медвежьим басом. – На шесть часов! – добавил он и попытался приподнять веки, однако зрачки при этом ушли с орбиты.

Анюта толкнула локтем подругу и со свистом зашептала ей на ухо:
- Не зли его! У него рейс отложили на шесть часов, не ясно, что ли?
- Не ясно, - громко возразила  Шурочка. – А при чем здесь я? – совсем осмелела она.
- Ты?! – гаркнул гость и выбросил в сторону Шуры руку с указующим перстом. Силой инерции его тело поехало вслед за рукой, и он с грохотом рухнул на пол. Женщины в страхе отскочили в сторону.
- Говорила же, не зли, - зашипела Анюта.
- Ты… – рычал мужик, уткнувшись носом в пол, - ты не при чем! Ты тут них-х-то! Позови Верку…

Образовалась пауза. Незваный гость говорить не мог, а подруги не знали, что сказать.
- Еще Верки нам  не хватало здесь, - разрезала тишину злобным шепотом Шурочка. – Интересно, что за Верка такая?
- Сердючка! –  предложила вариант Анюта и хихикнула.
Со стороны гостя послышался нежно булькающий храп.
 - Дохихикаешься, - посмотрела на нее, как на убогую, Шурочка. -  Пойди, лучше, закрой дверь на замок, а то нарисуется здесь   еще одна красавица.

  - Не приведи, Господи! – Анюта пулей пролетела к двери и закрыла ее сразу на оба замка.
Шурочка наклонилась над «гостем».
- Ты чего там высматриваешь? – не отходя от двери, спросила Анюта.
- Пытаюсь уловить признаки знакомства, - монотонно пробормотала Шурочка, склонив голову набок.
- Кого с кем?
- Его со мной, естественно. Не просто же так он сюда заявился? – Шурочка  подняла шапку, валявшуюся неподалеку от хозяина, и повесила ее на крючок.
- Ну и как, улавливаешь? – Анюта осторожно приблизилась к подруге.
- Нет, пока нет… - Шурочка скрестила руки на груди, не сводя задумчивого взгляда с незваного гостя.
- Слушай, а, может, вызовем милицию, да и дело с концом? – предложила Анюта.

Шура перевела взгляд на подругу:
- Ты считаешь, что это хорошо будет?
- Конечно, даже не сомневайся, - не очень уверенно проговорила Анюта и посмотрела куда-то себе под ноги.
- Вот то-то и оно… - поскребла переносицу Шурочка.
- Я знаю, что делать нужно! – хлопнула в ладоши находчивая подруга.
- Ну?
- Надо позвонить Николаю. Мол, так и так, помощь нужна… Мужик же он, в конце концов? И повод хороший, а?
- Бэ! Он не мужик, а кобель. Это, между прочим, две большие разницы.
И повод дрянной: скажет, что мы этого красавца специально приволокли в квартиру.
- Знаешь, Шурка, чересчур ты закручиваешь ситуацию, - обиженно засопела Анюта. – Жить надо проще.
- Согласна. И добавлю – жить надо веселей. Пошли за стол! – махнула Шурочка рукой и направилась в кухню.

  - Эх, Аня, завидую я тебе, - мечтательно говорила Шурочка, обгладывая куриную косточку. – Венецию увидишь, на Пизанскую башню вскарабкаешься.
- А разве на нее можно забираться? –  хихикая, спросила довольная Анюта. – Она ж, наверное, раскачаться может. Еще рухнет…
- И то, правда. Лучше не лезь, - горестно согласилась Шурочка.
- А ты не раскисай. Приедешь к нам в гости. Мы тебе такого кавалера найдем… - Анюта восторженно посмотрела куда-то в сторону не то потолка, не то неба. – Пальчики оближешь!
Шурочка мрачно покосилась на потолок и облизнула пальцы, испачканные куриным жиром.


- Была нужда! - презрительно фыркнула она. – Они у меня и так не переводятся, - кивнула  в сторону прихожей. – Не успел один убраться – глянь, уже следующий через порог ползет. Прямо подарок судьбы, не иначе.
- А что, еще неизвестно, может, мужик и хороший. Мало ли чего бывает? Эта Верка, к примеру, довела его до такой жизни. Согласись?
 Из коридора  послышалось невразумительное мычание. Подруги притихли.  «Подарок» тяжко вздохнул и, перевернувшись на другой бок, вновь затих.
- Ну, что я говорила? – зашептала Анюта. – Видать, в точку попала. Бедолагу аж передернуло!
- Главное, чтоб не вырвало, - саркастически заметила Шурочка и, взяв в руку банан, подошла к окну.

- Уже сумерки. Не успел день начаться – ночь тут как тут. Грустно, правда? – спросила, не оборачиваясь, она. – Интересно, в Италии тоже так быстро темнеет? Ты спроси у Лоренцо, хорошо?
- Спрошу, конечно, - пообещала подруга тоном наследника, сидящего у одра умирающего.
 Повисло тягостное молчание.
- Шура, а, может…
- Тс-с-с! – приложила палец к губам Шурочка и отчаянно поманила бананом подругу к себе.

- Смотри, смотри! Видишь? – Шурочка тыкала пальцем в стекло.
- Ничего не вижу, - занервничала Анюта.
 - Ты не туда смотришь, - дернула Шура ее за руку. – Мимо качелей идут.
- Теперь вижу. А кто это?
- Динка, гадюка!
- Точно! А с кем это она? Это не Коля, однозначно.
- Нет, конечно. Еще одного ведет. У нее что там, кастинг, что ли?
- Вот нахалка!
- Посмотреть бы в ее бесстыжие глаза…
- Шура, бери сигареты и пошли, - Анюта решительно направилась в сторону коридора.

- Куда? – испуганно посмотрела на нее Шурочка.
- Время теряем, Шура! – Анюта на мгновение склонилась над отдыхающим перед полетом мужиком, затем осторожно перешагнула через него. – Пойдем, выйдем на площадку, типа покурим, а когда они проходить мимо будут, посмотрим ей в глаза.
- Ну, посмотрим, и что дальше? – потрусила за подругой Шура с пачкой сигарет в руке.
- Посмотрим и спросим.
- Чего спросим - то? – изводилась Шурочка.
- Чего-чего! Спросим, сколько ей их надо.
- Ты сама-то поняла, что сказала? – Шурочка  запуталась в тапках: где левый, где правый. Махнув рукой, в конце концов, она выскочила в коридор в одних носках.

  Пристроились у окна. По лестнице уже раздавались шаги.
- Доставай, быстрее! – протянула Анюта руку к пачке.
- Держи.
- А спички где?
- Вот, черт! Забыла…
- Ладно. Так стоим.
Красивая соседка и ее кавалер о чем-то нежно ворковали. У Шурочки бешено заколотилось сердце.
- Я ничего не смогу сказать, - в отчаянии прошептала она.
Анюта крепко сжала ей руку.

- Ничего. Я сама, - обнадежила она подругу.
Парочка поднималась прямо на них. Шура старательно высматривала что-то на улице сквозь грязное стекло.
- Здравствуйте! – звонко прочирикала красивая Динка, поравнявшись с подругами. -  С наступающим вас!
- …ссьте, - дружно просипели в ответ Шура с Анютой.
Парочка, успешно миновав засаду, двинулась вверх по лестнице на свой этаж.

У Шуры упали плечи. Как это произошло, объяснить она не могла, но она отчетливо ощутила, как они упали от полной безнадежности куда-то в район талии.
   Анюта набрала в легкие воздух, как перед прыжком в воду.
- Дина! – пронзительно крикнула она вслед удаляющейся парочке. Шурочка вздрогнула всем телом и отчаянно сдавила пальцами пачку с сигаретами.
- Да, - соседка обернулась и с удивлением посмотрела на Анюту.
- Можно вас спросить?
- Да, конечно, - остановилась та. Ее кавалер тоже остановился и тоже удивился.
- Ань, не надо, - тихонько толкнула ее в бок Шура.
- У вас огоньку не найдется? – севшим голосом промямлила Анюта, выставив вперед руку с надломленной сигаретой.
- Ой, даже не знаю, - виновато ответила красавица Дина и с надеждой
глянула на своего кавалера.
- Не курю, - ответил тот, вежливо улыбаясь.

   Шаги удалялись. Послышался звук открываемой двери. Щелкнул замок. Все стихло.
 У Шурочки замерзли ноги в тонких носках.
- Пойдем? – спросила она.
- Пойдем, - эхом отозвалась Анюта.
Они медленно поплелись вниз по лестнице.
 Шурочка толкнула дверь в квартиру. Посреди прихожей…  стояла Маша, соседка, живущая этажом ниже. В руках у нее было большое блюдо с горячей картошкой.

- А вот и гости! – расцвела улыбкой Маша. - Шура, как я рада, что ты зашла ко мне! Все обещала, обещала … –  Из комнаты доносился сытый рокот голосов, позвякивала посуда.
- Ой, Маша, простите, пожалуйста. Мы этажом ошиблись, - подруги попятились к выходу.
 Маша нахмурилась:
- Шура, я обижусь! И вы, девушка, тоже проходите, - соседка прижала блюдо к животу и протянула руку Анюте, приглашая зайти.
 Подруги переглянулись.
- Маша, может, в другой раз? У тебя гости, - Шура сделала осторожный шажок в сторону входной двери.
- Ни - за - что! – отчеканила Маша и, опередив Шуру, заслонила дверь своим телом и дымящейся картошкой.
- Машенька, - взмолилась Шура, - ну, посмотри, пожалуйста, в каком мы виде.
Соседка быстрым взглядом окинула подруг и с досадой цокнула языком.

- Шура, а еще у нас гость в коридоре, не забывай! – вставила Анюта.
- Вот. Еще гость, - выложила последний козырь Шурочка.
Маша на секунду задумалась.
- Имеется Соломоново предложение, - сказала она тоном, не допускающим возражений.
- В смысле, решение? - аккуратно поправила Анюта.
- В смысле – без разницы! – отрезала Маша. – На одну минуту в кухню вы можете зайти?

- Конечно, Машенька, на минутку в самый раз будет, - обрадовалась Шура такому легкому исходу дела.
  Блюдо с картошкой, которое  ждали гости, благополучно вернулось на кухонный стол. Рядом стояла кастрюля с котлетами. Маша быстро раздала всем по вилке. Наполнила рюмки водкой.
- Спасибо, девочки, что вы зашли ко мне. Я рада выпить с вами за уходящий старый год.
- Тогда уж лучше – за уходящий Новый старый год, - почему-то решила еще раз поправить хозяйку Анюта.
Маша опустила рюмку, склонила голову набок.
- А встречать тогда чего будем? – ехидно поинтересовалась она.
- А этот… как его… старый Новый год, - вывернулась Анюта.
- Ну и подруга у тебя,  Шура, - восторженно посмотрела Маша на соседку.

- Классная, правда? – спросила Шура.
- Не то слово, - согласилась Маша. – Ну, ура!
- Ура!
- Мария! – раздалось из гостиной. – Мы картошку дождемся сегодня?
- Уже, уже, - громко пообещала Маша и быстро закусила котлеткой.
- Ну, мы побежали. Спасибо тебе, Маша, - дожевывая на ходу закуску, сказала Шура.
Маша, взяв в руки блюдо с картошкой,  душевно попросила:
- Девчонки, вы заходите ко мне, хорошо?
Окрыленная возможностью незамедлительно уйти, Шурочка чмокнула соседку в щеку:
- Обязательно зайдем, Машенька.
 
 Мелодия  мобильника нежно разливалась по подъезду.
- У Николая точно такой звонок, - держась рукой  за голову, заметила  Шурочка и поморщилась.
 - А музыка аккурат из твоей квартиры доносится, - сказала Анюта, поднимаясь по лестнице впереди подруги.
Шура встала как вкопанная.

- Колька вернулся… - сделала она страшные глаза и медленно села на ступеньки.
Анюта громко ахнула и тут же прихлопнула свой «ах» руками.
- Так чего мы стоим? – прогундосила она сквозь ладони.
-  Я боюсь, - неожиданно призналась Шура.
- Ты? Чего? – Анюта попыталась силком поднять ее.
- Так это… ругаться надо, а у меня сил нет никаких. И голова трещит к тому же, - Шура медленно поднялась со ступенек и посмотрела вверх, на дверь своей квартиры.

- Так ты и не напрягайся. Оно само пойдет, - заверила ее подруга и потащила за руку. – Ты не забыла, что у тебя там еще один мужик имеется?
 Подойдя на цыпочках к квартире, Шура приложила ухо к двери и прислушалась.
- Ничего не пойму. Отчего он к телефону не подходит?
  Осторожно приоткрыв дверь, Шурочка заглянула внутрь. Потом обернулась к подруге и сказала, распахивая дверь:
- Похоже, что никого нет.
- Как это? – удивилась Анна и прошла в прихожую. – А этот где? – указала она пальцем в то место, где недавно лежал незваный гость.
- Улетел, наверное… - пожала плечами Шурочка. – Сумки тоже не видно.

Телефон замолчал.  Анюта с Шурой посмотрели на него как на единственного свидетеля.
- Странно.
- Шур, ты про этот телефон говорила, что он Колин?
- Про этот, про этот. Что же получается: зашел, положил телефон и ушел?
- Шура, никто не приходил. Я этот телефон видела еще тогда, когда мы обнаружили пропажу дубленки.
- А-а, значит, одевался, спешил, вот впопыхах и оставил телефончик.
Анюта осторожно взяла в руки телефон Николая и протянула его Шурочке.
- Ты, на всякий случай, глянь, кто звонил? Может, важное что передать хотят Николаю? – умоляюще посмотрела она на подругу. Та нехотя открыла крышечку телефона и пожала плечами.
 - Номер мне не знаком, - с этими словами Шурочка решительно захлопнула телефон и положила его на полку.

Анюта восхищенно смотрела на подругу и улыбалась.
- Ты чего? – удивилась Шурочка.
- Да так. Я бы не вытерпела, - уклончиво ответила Анна.
Шурочка презрительно хмыкнула:
- Ты насчет телефона? Предлагаешь набрать этот номер?
- Само собой, подруга! Отбрось ты эту ложную скромность, - Анюта вновь передала мобильник Шуре.
- При чем здесь скромность? Я просто не знаю, о чем мне говорить с незнакомым человеком, - раздраженно ответила Шура, нажимая между тем на вызов.

Анюта прислонилась поближе к трубке. После нескольких гудков послышался радостный женский голосок:
- Николай Антонович, это Татьяна. Докладываю, как и договорились…
- Татьяна, он забыл телефон дома, - перебила ее Шура.
- Ой, простите, Александра Викторовна, - защебетал голосок в трубке.
- Это операционная сестра из Колиной больницы, - шепотом пояснила Шурочка Анюте. – Я слушаю, Танечка, что-то передать срочное надо?
- Передайте, пожалуйста, что его пациент, которого он прооперировал час назад, чувствует себя хорошо и уже передает ему поздравления со старым Новым годом! Николай Антонович просил меня позвонить, когда уходил, вот я…

- Я обязательно передам, Таня! Я вас тоже поздравляю, - растерянно лепетала Шурочка, вытирая слезы, выступившие на глазах.
- Анька, представляешь, оказывается Николай по вызову на операцию ездил, - повернулась к подруге Шура и растерянно развела руками.
- Ну ты и… - не успела высказать свое мнение Анюта, как послышался звук открываемой двери. На пороге показался вначале Николай, а за ним Лоренцо, улыбающийся во весь рот.

- Сюрпри-и-з! – протянул сияющий итальянец, потирая свои уши, красные от мороза. – Я не мог дожидаться утра, Анечка!
Анюта охнула и начала срочно поправлять свою прическу, вернее то место, где она должна была располагаться.
- Мне не звонили? – спросил Николай, снимая дубленку.
- Звонили, звонили, Коленька! Там все в порядке. Твой больной уже поздравлял тебя со старым Новым годом, - тараторила Шурочка, принимая от мужа шапку с шарфом.

- А это откуда? – удивленно уставился Николай на лохматую шапку, висевшую на крючке.
Шурочка  побледнела.
 - Ой, а это сюрприз, - неестественно громко рассмеялась Анюта и, сняв шапку с крючка, слегка встряхнула ее от пыли. – Смотри, у Лоренцо уши чуть не отмерзли. У нас без шапки нельзя! – с этими словами Анюта нахлобучила шапку на голову счастливого Лоренцо.
- Анечка, - растроганно сказал итальянский жених, - ты будешь лучшая синьора во всей Италии. Ты такая захлопотная!
- Заботливая, - поправил его Николай и, повернувшись к Шурочке, тихо спросил: - А где вы ее взяли? Шапка вроде не новая…
- Так это… Анькин отец отдал, -  сориентировалась Шурочка. - У него еще есть. Говорит, мол, холодно у нас тут.
- От тестя, значит. Смотри ты, жалеет зятя…


Рецензии
Весёлые и умные рассказики пишите, Наташа!
Успеха Вам!

Светлана Рассказова   04.10.2016 19:38     Заявить о нарушении
Спасибо, Светлана, за лаконичную и емкую мысль. Удачи!

Наталья Худякова   05.10.2016 20:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.