Игра без названия

                      “Жизнь - это повесть глупца,
                       рассказанная идиотом…”

                                                                                          Уильям Шекспир


Молодой человек, двадцати с небольшим лет, сидит за рулём заграничного автомобиля, размеры которого довольно велики, а стоимость неприлично высока. Едет он быстро и агрессивно, как будто специально пытаясь привлечь внимание тех, чьего внимания обычно стараются избегать. И когда ему это удаётся, он тут же сворачивает с оживлённой дороги, коренным образом меняя курс передвижения.
Вот он уже мчится по парковой зоне, обитаемость которой, ввиду уже довольно поздней осени и далеко не раннего времени суток, была невысока. В течение какого-то времени верный железный конь нашего героя блуждает по немаленьких размеров территории парка, в сопровождении всё ещё доблестных, но уже изрядно рассерженных представителей власти и “одобрительного” гула серен. Продолжается это не долго, пока землю вновь не сменяет асфальт. Молодой человек снова оказывается на проезжей части, а верных его спутников, застрявших среди различного рода деревьев, сменили уже их коллеги, которые также негативно относились к этим “догонялкам”. Из встроенных колонок на волю рвался “металл”, но музыка, обычно вызывающая желание как минимум покачивать в ритм головой, не влияла на сосредоточенность водителя, являясь лишь фоном, звуковым сопровождением погони.
Стремление его в какую-то конкретную точку на карте было не очевидным, но он точно знал, куда ему нужно попасть. И вот, на горизонте замаячила она - “точка”. Она становилась всё ближе и ближе, превращаясь постепенно в городскую медсанчасть №”X”. Чем ближе становился пункт назначения, тем выше становилась скорость. Прибавив громкости “металлу”, молодой человек пристегнул себя ремнём безопасности, чем раньше пренебрегал. Миновав шлагбаум, путём его уничтожения, автомобиль, не сбрасывая скорости, пролетел дальше, и аккуратненько припарковался в кирпичной стене, ловко увернувшись от ступеней парадного входа, под звуки бьющегося стекла, ломающегося пластика и корёжившегося металла. Краш-тест удался на славу, но при всём присущем ему обилии звуковых эффектов, он так и не смог разбудить бдительного пожилого охранника, слегка задремавшего в своей сторожке, расположенной при въезде на территорию.
Далее – смена декораций.
Молодая женщина, лет тридцати, быстрым шагом перемещается по кафельному полу в сторону просторного лифта, расположенного в одном из корпусов того самого медицинского учреждения, чей ночной покой нарушил неосторожный водитель. Выйдя на нужном ей этаже, она, походкой той же скорости, направилась в сторону палаты, названной ей внизу, возле которой уже дежурил человек в форме.
- Как он? – буркнула она “привратнику”.
- Жить будет.
- А на вопросы отвечать сможет?
- У него много больных мест, на которые можно надавить, - усмехнулся рослый страж порядка.
Одежда на женщине не указывала на её отношение к “органам”, чего нельзя было сказать о пистолете, то и дело появлявшемся из-под расстёгнутого плаща. Расположение духа её было скверным, и она не пыталась этого скрывать. Было ли это из-за того, что её подняли посреди ночи, или же это было её обычное состояние – можно было лишь предполагать. В одной из рук она держала коричневый кожаный портфель. Подойдя к двери, женщина тут же закурила.
- Здесь не…, - попытался было вмешаться человек в форме, но «ЗАТКНИСЬ», оборвало его речь.
- Посмотри на ботинки, - бросила она перед тем, как войти внутрь.
- Зачем?
- Здесь несёт дерьмом, - и она хлопнула дверью.
Между ударом внедорожника об одну из стен больницы, и этим хлопком двери, прошло около двух часов. И всё это время представительница закона провела в изучении различного рода документов, связанных с личностью пострадавшего, или каким-либо иным образом, относящихся к происшествию.
Войдя в небольшую палату, она тут же направилась в сторону единственной кровати и, взяв с прикроватного столика историю болезни, тут же принялась её читать.
- Кто вы? – спросил человек в кровати, но ответа не последовало.
Закончив чтение, и потушив сигарету в графине с водой, неожиданная гостья принялась излагать:
- Значит так, беседа будет долгой, положительных эмоций не жди. Как видишь, записей никаких я не веду, поэтому ты можешь быть со мной предельно откровенен. Мне насрать на то, кто твой отец, не говоря уже о матери. Если тебе вдруг захочется попросить адвоката или воды, то к списку твоих травм прибавится ещё парочка. А он итак хорош. У тебя сломана нога, вывих плеча, сломан нос и вся рожа расцарапана. А ещё сотрясение головного мозга. Или что там у тебя, вместо него.
Снова закурив, она продолжала:
- За то время, что ты был в отключке, мне удалось навести о тебе кое какие справки. Например, то, что с самого детства, красиво жить тебе никто не запрещал. Ты вонючий мажор, настолько не обременённый мыслями о будущем, насколько богаты твои родители. Сам ничего в жизни не добился, и не добьёшься. А всё потому, что привык только брать, и значение слова “НЕТ”, тебе вообще не известно. Для тебя ничего не стоит превратить в дым годовую зарплату учителя, сжигая новенькие покрышки, когда красуешься перед очередной куклой на одной из своих дорогих машин. Но сам ты ничего не стоишь.
- Не знал, что у крови, такой приятный привкус, - неожиданно произнёс перебинтованный человек.
- Что?
- Я говорю: «мне обязательно это выслушивать?»
- Нет. Мы можем сразу перейти к делу, - и она кидает ему на грудь небольшой значок круглой формы с изображением чёрно-белого смайлика.
Молодой человек взял значок в руку, посмотрел на него внимательно, и улыбнулся, как улыбаются при встрече со старым знакомым.
- В твоей крови не было обнаружено ничего, способного спровоцировать твою выходку. Разговор с психиатром, тебе ещё только предстоит. Ну а в данный момент, тебе нужно решить, будешь ли ты рассказывать мне о том, как не справился с управлением, или же ты расскажешь мне о том, какого хрена здесь происходит, - и она, достав из портфеля прозрачный полиэтиленовый пакет, набитый такими же значками, швырнула его в ту же сторону.
- Надо же, сколько их, - продолжая улыбаться, произнёс молодой человек, и переложил пакет на прикроватный столик. – Но на вашем месте, я бы от них избавился.
- Это ещё почему?
- Дело в том, что у них есть одна особенность, о которой вам вероятно не известно.
- И что это за особенность такая, из-за которой я должна избавляться от улик.
- Это не совсем обычно. Вернее, это совсем необычно. В какой-то момент носить их стало модно, ведь они говорили о том, что их владелец был на волосок от смерти. И тогда появились подделки. Их стало возможным приобрести на интернет-аукционах. Стоили они не дешево, и нарваться на копию, не имеющую в известном вам смысле ценности, было довольно легко. Но те, кто приложил руку к организации игры, как будто заранее знали, что так всё повернётся. Можно конечно было присвоить им определённый серийный номер, или нанести скрытые надписи, видные лишь при определённом освещении, но они пошли дальше. Для того чтобы отличить оригинал от копии, вам понадобится счётчик Гейгера, ведь каждый из смайликов искусственно облучён, - тут он пристально посмотрел на женщину, наблюдая за тем, как она отреагирует на его слова, а затем добавил:
- Доза радиации лишь слегка превышает норму, но я не советовал бы вам таскать этот мешок с собой.
Молодой человек забавно гундосил, чему способствовали ватные тампоны, помещённые в его нос. Лицо его было расцарапано, вероятно, о подушку безопасности, а голова забинтована, как это обычно делают при сотрясении.
- А нормально ты башкой ударился, - немного обдумав его слова, констатировала женщина. – Если ты думаешь, что я на это поведусь, то ты ещё больший дебил, чем я о тебе думала.
Столь категоричная критика никак не повлияла на эмоциональное состояние молодого человека, который, несмотря на все его травмы, выглядел почему-то абсолютно счастливым. Он не стал ничего доказывать, приводя аргументы в подтверждение своих слов. Он лишь молчал, не сводя глаз с вернувшегося к своему хозяину предмета, брошенного ему так небрежно.
- Мне пока нечего тебе предъявить. И скорей всего я так ничего и не смогу сделать, потому что ты всего лишь подопытная мышь. Но ты мог бы спасти не одну жизнь, если бы только захотел.
Убедившись, что её слушают, она продолжала:
- За последние девять месяцев, прошедших с того момента, как в моей руке впервые оказался такой значок, ты первый, кто нацепив его, умудрился выжить. По крайней мере, ты единственный, о ком нам известно. Хотя, я полагаю, что таких людей гораздо больше. Остальные же были не так удачливы. Вот лишь некоторые эпизоды, - и, достав из внутреннего кармана пальто блокнот, она принялась перечислять:
- Один, пытался перебежать через восьмиполосную оживлённую дорогу в центре города. И всё бы ничего, если бы на его голове не было тряпичного мешка, через который он ни хрена не видел. Я думаю, ты сам понимаешь, чем всё закончилось. Среди его личных вещей и был найден первый значок из этой коллекции, - и она указала на пакет. – Руки его были свободны, и в любой момент он мог сорвать с головы мешок, но не сделал этого. В памяти его мобильника находилось видеообращение, в котором он просит никого в случившемся не винить.
Она сверлила взглядом жизнерадостного пострадавшего, который в свою очередь продолжал любоваться предметом круглой формы.
- Другой недоумок пришёл на главпочтамт и, приставив револьвер к голове, спустил курок. Очевидцы утверждали, что перед тем как это сделать, он несколько раз от души крутанул барабан. Патроны были вставлены через один, но это не помешало его мозгам разлететься, окропив некоторых посетителей. Кстати, одна из пожилых женщин, стоявших в очереди, скончалась на месте от сердечного приступа, - тут она не выдержала такого безразличия к своему рассказу со стороны молодого человека и, вплотную подойдя к его кровати и нагнувшись к нему так, что почувствовала запах стерильных бинтов, добавила:
- Угадай, что мы нашли в его телефоне?
- То же, что и нашли бы в моём, - наконец отвлёкся он от своей игрушки.
- Я уже просмотрела эту запись, - и она бросила ему на грудь мобильный телефон, а затем, добавила, - Камера тебя полнит.
На этот раз обидные слова дошли до адресата. Увидев это, женщина принялась расхаживать по палате из стороны в сторону, продолжая озвучивать записи в своём блокноте:
- Ещё одна курица нажралась парацетамола. Сколько именно таблеток она проглотила – не известно. Однако же этого хватило чтобы у неё отказала печень, и жизнь её стала зависеть от того, есть ли в наличии донорский орган того же назначения. Чего, конечно же, не произошло, потому, как желающих на такой подарок судьбы хоть отбавляй. Интересно и то, что сделала она это неподалёку от заведения, подобного этому, - и она развела в воздухе руками, обозначая предмет своих слов. - Вероятно, умышленно. И в обращении на её мобильнике, в единственном случае из всех, звучали слова о том, что она доверяет свою судьбу случаю, а не о том, что она хочет покинуть этот мир, столь экстремальным способом…
- Ещё, мне нравится парнишка, у которого при себе было сразу две гранаты, одна из которых была учебной. В безлюдном переулке, он дёрнул за кольцо одной из них, и проиграл.
Тут она принялась спешно перелистывать страницы блокнота, отыскивая, видимо, очередной приглянувшийся ей случай.
- Ах, да! Чуть не пропустила, - и она вернулась на пару страниц назад. – Ещё меня порадовал один безработный, который прыгнул с моста, с привязанным к ногам канатом, как это делают любители острых ощущений. И это тоже уникальный случай, потому что при нём не было ни телефона, ни даже записки. А юмор весь заключался в том, что каната было два, и концы обоих были заведены под мост так, чтобы не было видно, какой из них крепится к мосту, а какой нет. Да и время было позднее. И никого, кто бы мог ему помешать, рядом тоже не оказалось. Короче, было ему суждено той ночью превратиться в красное пятно, расползающееся по январскому льду.
Здесь она остановилась и вместо воображаемой аудитории, обратилась уже непосредственно к слушателю, занимающему горизонтальное положение:
- И это только мои любимые. А вообще - двадцать три трупа! – и она снова указала на пакет. – И одному Богу известно, сколько их будет ещё. В связи с чем, у тебя два варианта: первый – ты мне всё рассказываешь, и я теряю к тебе интерес, и второй – ты отказываешься сотрудничать, и я выкидываю тебя в окно. Предсмертное послание…, - и она вновь вернула себе электронное вещественное доказательство, положив его в карман, - …у нас есть. Так что не надо думать, что я всё это не всерьёз. И тот бугай за дверью, уверяю тебя, с удовольствием мне поможет.
Безмятежность и покой, наконец, сошли с лица молодого человека. Он сомкнул ладонь со значком и, вытащив из носа тампоны, сказал:
- Я всё вам расскажу. Но не потому, что испугался, а потому, что частью задания было, в случае если я останусь жив, рассказать всё тому, кто будет задавать вопросы, - и он, вновь улыбнувшись, уставился на женщину.
- Когда я закончу с этим делом, меня ждёт перевод в столицу, - и она затушила вторую сигарету в той же “пепельнице”. – Я наконец-то смогу свалить из этого Богом забытого места. И этот грёбаный город перестанет быть моей проблемой. И ты себе не представляешь, мой помятый друг, насколько мне не хочется упустить эту возможность. В связи с чем, лучшего слушателя тебе не найти, - и поставив один из имевшихся в палате пластиковых стульев поближе к кровати, она устроилась на нём, закинув ногу на ногу, со словами:
- Так в чём же заключается эта чудная игра?
Молодой человек посмотрел на неё, как будто оценивая и внешний вид, и манеру держаться. Он не стеснялся пялиться на человека, чья откровенность его похоже забавляла, а человек этот, в свою очередь, не делал попыток прервать этот процесс.
- Я не знаю когда и с чего всё это началось, - заговорил он вдруг, прервав цепь известных одному ему размышлений. - И никто, я думаю, не знает. Да это и не важно, в сущности. Как вы уже успели заметить, я вёл довольно праздный образ жизни. Я многое повидал, многое попробовал, и на многом обжёгся. Я действительно ни в чём себе не отказывал, но у этой медали есть и другая сторона. В какой-то момент, вседозволенность и вседоступность, приводят к тому, что в жизни не остаётся вещей, способных каким-либо образом тронуть. Удивить, или вызвать восторг. Я перестал испытывать новые ощущения, и осознание этого, доложу я вам, довольно паскудно и прискорбно.
- Я щас расплачусь.
- Нет, нет. Я говорю это абсолютно серьёзно. Хотя, возможно, подобного рода ситуации возникают далеко не у всех. Однако же все остальные волнуют меня ещё меньше, чем вас, в данный момент, волнуют мои проблемы.
- Тут ты прав. Какие у тебя могут быть проблемы? Разве что в выборе ночного клуба. Ведь их так немало.
- Как бы там ни было, но многое в жизни мне приелось. И знаете, какая-то меланхолия начала меня пожирать изнутри, постепенно лишая интереса ко всему происходящему вокруг. Как будто я какой-нибудь грёбаный ЭМО, или вроде того. Как будто кризис среднего возраста начался в двадцать один год.
Тут он шмыгнул носом, из которого всё ещё сочилась кровь.
- Был у меня в ту пору один знакомый. Я говорю «был» не потому, что он отправился к праотцам, просто он покинул пределы нашей необъятной родины. Виделись мы с ним не часто, да и, слава Богу, потому что, сколько я его знал, столько он и ныл о том, как всё его достало и как никто его не понимает, и так далее. Вечный нытик с депрессивными наклонностями. Таких навалом. И вот однажды встретились мы случайно в одной забегаловке. И я его не сразу узнал. Передо мной стоял совершенно другой человек. И речь его, и манера держаться, и внешний вид, и круг интересов – всё было другим. На него совсем не похожим. Всю жизнь я был убеждён, что люди не меняются, а тут на тебе. Он просто сиял жизнелюбием, и это его “сияние”, казалось, передавалось окружающим. Само собой я поинтересовался, в чём дело, на что он ткнул пальцем в значок на своей груди со словами «Всё дело в нём», а затем, назвал его «ключом к новой жизни».
- Всё это безумно интересно, но нельзя ли ближе к делу?
- Да, да. Я просто решил, что неплохо бы придать рассказу некое подобие аудио книги, показать динамику сюжета, его развитие, эмоциональную эволюцию главного героя, приведшую к переосмыслению им собственной системы ценностей, и так далее…, - и он улыбнулся, наблюдая за реакцией собеседника на свой тонкий юмор.
- Я недавно человеку пол-лица отстрелила, - такова была её реакция. – До того, как это произошло, он тоже думал, что у него неплохое чувство юмора. А самое забавное то, что этот ублюдок выжил, и теперь пытается меня засудить. Как тебе такой юморок?
Приняв во внимание и тонкий намёк, и настроение человека напротив, молодой человек, по просьбе радиослушателей, решил перейти к сути повествования:
- Доводилось ли вам когда-нибудь пробовать наркотики?.. Нет, не так. Какой наркотик самый лучший?.. Это тоже не то…. Есть люди, которые не разделяют, наряду с другими, мнение о том, что сама жизнь и есть лучший наркотик. Вот. Они, по ряду причин, утратили способность объективной оценки в этом вопросе. И таких людей не мало. Людей, обременённых самим фактом своего существования. И поэтому не мудрено, что на такой почве могут появляться различного рода социальные явления, вроде игры без названия.
- Социальное явление? Неплохо. Философский факультет оказал на тебя своё воздействие, но меня интересуют детали. Ты плёл тут что-то про какие-то задания.
- Каждый участник знает, на что он идёт, но не знает, с чем ему придётся столкнуться. Это не ему решать, и эта особенность является одним из основных условий. Что же касается самих заданий, то они должны представлять опасность для жизни участника лишь пятьдесят на пятьдесят, в процентном соотношении. При этом, угрозы для жизни и здоровья других людей, быть не должно. Гуманно, не правда ли?
- Да уж. Уровень человеколюбия зашкаливает. Дело можно закрывать.
- Никакого дела нет. Игра основана на добровольных началах.
- А как же инициаторы? Ведь кто-то же всё организовал.
- Да пёс его знает, кто был инициатором. Собрались какие-нибудь студенты торчки да пораскинули мозгами, кто насколько смог. Результат вам известен. А может быть, всё это дело рук продавцов значков. Придумывают же всякие праздники продавцы конфет, цветов и открыток. Или нет, всё это дело рук врачей. Так они решили пополнить запасы донорских органов.
- Да, да, да. Знаменитые конфетно-цветочно-открыточный заговор и донорский план. Как же, знаю. Но я сейчас не об этом. Меня интересует пастух.
- Пастух?
- У любого стада должен быть пастух. Если оно конечно не совсем дикое.
- А-а-а. В этом смысле. Вам нужен “виновный”, - и пальцами одной руки, ввиду неподвижности второй, он показал в воздухе кавычки. – Но дела обстоят таким образом, что, неважно один ли это человек, или же это дело рук целого преступного сообщества, со своей иерархией, круговой порукой и дисциплиной. Даже если это целое стадо пастухов, вам до них не добраться.
- Хотелось бы знать, что придаёт уверенности твоим словам?
- То, как всё работает.
- И как же?
- Тот бывший нытик, о котором я упоминал, он то и ввёл меня в курс дела. Чтобы войти в игру, нужно сделать заявку. А это не то же самое, что пиццу заказать. Никто не ходит по улице и рекламных буклетов не раздаёт. Канал нужно искать самому. Один из каналов могут подбросить те или иные газетные издания. Каждый раз разные, и никогда не знаешь, какое именно и с какой периодичностью. Заходишь в колонку частных объявлений, и среди «Сниму венец безбрачия» или «Верну любимого» ищешь такое, в котором были бы слова вроде «Подарю новый взгляд на жизнь», или «Научу радоваться мелочам», или вроде того. Затем, на указанный номер, отправляешь сообщение в виде смайлика, и ждёшь. Звонить бесполезно. Сообщение и есть заявка, и через какое-то время, а это может быть десять минут, или несколько дней, уже на твой мобильник приходит сообщение с адресом электронной почты, на который ты должен отправить письмо, с подробным описанием того, почему решил войти в контакт, и зачем тебе вообще всё это нужно. Далее идёт период принятия решения по твоей заявке. Лично я думаю, что это нужно для того, чтобы “пробить” претендента. Ну и для того, чтобы ты и сам мог, как следует всё обдумать. Твой социальный статус и финансовое положение значения не имеют, ведь причины недолюбливать окружающую действительность могут найтись у кого угодно.
- И что потом?
- В случае, если кандидатура вызвала интерес, и не вызвала подозрений, на ваш телефон приходит новое сообщение, в котором указаны место и время. Как правило, минут за двадцать-тридцать до самого действия. Само собой, вышеупомянутые телефонные номера вам вряд ли удастся отследить, а даже если и удастся, то зарегистрированы они будут на людей, отношения к игре не имеющим.
- Дальше.
- Дальше, вы оказываетесь на месте, - молодой человек говорил, а слушательница его, закрыв глаза, живо, в деталях, представляла себе всё им сказанное. – Вы оказываетесь у входа в помещение, а это может быть и подвал, и заброшенный склад, и снятая на несколько часов квартира, хозяева которой вряд ли смогут рассказать о том, что там происходило, ввиду того, что понятия об этом не имеют. Да им это и не интересно, главное чтобы деньги платили. Хоть порнуху снимай… Стоит войти, нужно надеть маску, которую вы должны принести с собой.
- Какую маску?
- Да хоть бумажный пакет, лишь бы он скрывал лицо. Приглашения получают пятеро, и больше людей в помещении, кроме них, нет. На столе, или на полу, всё зависит от того, где всё происходит, находятся три ящика с цифрами на них. От одного до трёх, что указывает на определённый порядок действий. Всё начинается лишь тогда, когда все пятеро будут в сборе. Но никак не позже установленного таймером срока.
- А что будет, если кто-то из участников не появится?
- Это никак не повлияет на остальных. Игра в любом случае состоится в указанный срок, с ними, или без них. Когда время на таймере истекает, участники подходят к первому ящику и одновременно просовывают руки в имеющиеся на нём пять отверстий. Они берут то, что там лежит, и вытаскивают наружу. Ящик наполнен множеством небольших шаров белого цвета, среди которых лишь один чёрный. Процедура продолжается до тех пор, пока именно он не окажется в руке одного их участников. И именно этот человек станет тем, кто выполнит задание. Далее те, кто остался, переходят к ящику под номером два, в котором, в отличие от первого, отверстий на одно меньше. Они повторяют свои действия, пока один из них не вытащит красный шар. И только этот человек подходит к ящику под номером три и просовывает руку в единственное отверстие, наугад выбирая одну из нескольких имеющихся в нём капсул. Эту капсулу он передаёт человеку, вытащившему чёрный шар. Внутри тот находит значок и клочок бумаги с заданием. Он снимает свою маску и вслух читает то, что ему выпало сделать. Ну а то, что происходит дальше, вам известно. И, как я думаю, вы уже догадались о том, что даже если вам удастся внедрить своего человека в сам процесс, сделать его одним из участников – это ничего не даст.
Немного поразмыслив, человек на стуле произнёс:
- Мне трудно поверить в то, что ни на одном из этапов, нет никакой агитации.
- А никого не нужно агитировать. Всё уже и так здесь, - и он несколько раз ткнул указательным пальцем в висок. – Те, у кого созрела в голове почва для подобного – сами ищут “игру”.
- Но зачем? Какова причина этого маразма?
- Что вы хотите от меня услышать? Логичный развёрнутый ответ? Это как спрашивать, зачем люди пьют, ширяются и занимаются другими интересными способами саморазрушения? Кто-то – ради новых ощущений. Кто-то – чтобы уйти от реальности. У кого-то другие причины. Здесь логические доводы мертвы. Разговоры бессмысленны. Или вам обязательно нужен мотив?
- Ну, на мой взгляд, чтобы рисковать собственной жизнью, нужно нечто большее, чем просто любовь к новым ощущениям. В этой больнице есть детское отделение. В нём содержатся дети с болячками, о существовании которых, придурки вроде тебя, даже не подозревают. Они умирают. Цепляются за жизнь, которая постепенно из них выходит. А ты и тебе подобные, вот так легко, забавы ради, готовы разбрасываться, как ты говоришь «донорскими органами».
- Вы пытаетесь уяснить для себя то, чего человек с вашим пониманием особенностей окружающей действительности, понять не в состоянии. И дело вовсе не в том, чьё мировоззрение правильное, а чьё - нет. Это как если бы в одной комнате заперли жизнерадостного оптимиста, депрессивного пессимиста, серийного убийцу и нимфоманку. Каждый из них, видел бы и присутствующих, и комнату эту, и ситуацию, в которой они оказались, иначе, нежели остальные. У каждого из них в голове своя, индивидуальная реальность. И получается, что в одной и той же комнате, в одно и то же время, существуют сразу четыре параллельные реальности. И стоит ли тратить время на то, чтобы понять, какими глазами смотрит на этот мир человек, сидящий рядом?
- Короче, отбросив всё лишнее, ты хочешь сказать, что моё желание разобраться в причинах происходящего, это тоже самое, что объяснять любителю панк-рока всю прелесть звучания классической музыки, и наоборот?
- Именно. У любого фильма найдется свой зритель, у любого чтива – свой читатель, и у любой религии – свои последователи.
- И каков стимул? Адреналиновая зависимость, - и она усмехнулась.
- Для кого-то, возможно. Но у каждого из участников свои причины. И я не берусь говорить за других. Любовь к жизни, неотделима от страха смерти. После такого, начинаешь смотреть на всё иначе. Если “до” – ты не веришь в чудеса, то “после” – всё вокруг, кажется тебе чудом.
- Надолго ли? – и в голосе её прозвучали нотки сомнения.
- Кто знает? Возможно, придёт время, и я снова окажусь в помещении с тремя ящиками. А может, полученного урока мне хватит до конца моих дней.
- Ты так легко относишься и к жизни, и к смерти. И у тебя есть весьма осмысленное представление о том, какими глазами нужно смотреть на этот мир. Но самое забавное то, что лет через пять, возможно, исключительно в силу взросления, твой взгляд на всё вокруг изменится, и ты не раз улыбнёшься самому себе теперешнему. И тогда тебе, как и мне сейчас, вся эта затея станет видна в несколько иных тонах. Ты поймёшь, что вся эта так называемая «игра», похожа больше на замаскированный капкан. Что это просто чья-то злая шутка, цель которой выкосить заплутавших в самих себе, подобно сорнякам. Что всё это чей-то безумный эксперимент, а вы слетаетесь на этот огонь, как безмозглые мотыльки.
- Указание на чужие пороки никого не делает праведником. Вот вы, смотрите на меня сверху вниз, смотрите взглядом человека, чья жизнь, по сравнению с моей, имеет какой-то смысл, некую необходимую упорядоченность и логичность. А между тем, сами не в полной мере осознаёте серьёзность собственного положения.
- Поясни?
- Не так давно вы упомянули о том, с какой радостью покинули бы ненавистный вам город, а это говорит о многом.
- И о чём же это тебе говорит?
- О том, что это больше похоже на бегство, нежели на исполнение заветного желания.
Женщина усмехнулась:
- Хочешь поиграть в психоаналитика? – и она вновь закурила, слегка откинувшись на стуле и сложив ноги на кровать, - Так не стесняйся. Давай.
- Переезд означает разлуку с друзьями и близкими, но никакого сожаления, как я понимаю, у вас этот факт не вызывает. И это говорит о том, что в вашей жизни нет людей, разлука с которыми могла бы омрачить эти перемены. Ни близких, ни друзей. В этом городе нет никого, ради кого вы смогли бы отказаться от “побега”. Зато, видимо, полно тех, из-за кого идея о бегстве и посетила вашу голову. И нет человека, который бы вас любил, или которому, вы хотя бы могли доверять. Мне не известны причины этого, да и какая, в сущности, разница. Важен сам факт. Да ещё мечты о новой жизни на новом месте, вот-вот рухнут из-за проделок каких-то недоумков. Неутешительная картина, как на неё не взгляни. Есть от чего впасть в отчаяние. Того и гляди, и вы, окажетесь среди тех пятерых, желающих сыграть в игру без назва…, - но он не договорил.
Выражение лица его резко переменилось, и теперь отражало сильнейшее напряжение. Из носа пошла кровь, а сам он начал дёргаться в конвульсиях, широко раскрыв при этом глаза и не издавая ни звука. Смекнув, что дело плохо, женщина рванула к двери, и, вылетев наружу, сбив при этом с ног своего коллегу, принялась истошно звать врачей, которые, конечно же, не смотря на все свои попытки, ничего не смогли сделать…

И вот она снова курит, глядя на накрытое простынёй тело молодого человека, которое увозят прочь. Позади неё стоит тот самый верзила, которого она совсем недавно буквально смела со своего пути.
Слегка похлопав её по плечу, он сказал:
- Последствия сильного удара головой. Наверное, давление скакануло, и один из сосудов не выдержал. Такое бывает.
Женщина молча кивнула, в знак согласия с предложенной версией.
- В твоей коллекции прибыло, - и он передал ей тот самый значок, что не выпускал из рук тот, кого только что увезли.
Женщина внимательно посмотрела на улыбающуюся безделушку и произнесла:
- Что-то подсказывает мне, что это не в последний раз.
Человек за спиной ничего не ответил.
- Как думаешь, мы когда-нибудь найдём тех, кто всё это затеял?
- А зачем они нам? Пусть детишки развлекаются, - и он не спеша направился вслед за медицинскими работниками, - Пусть хоть все попередохнут.
Ночь была не из лёгких, со всеми её событиями, откровениями, и потрясениями, однако героиню этой истории в сон не бросало. Она смотрела вслед здоровяку, мысленно оценивая услышанное за последние пару часов. Она впервые за несколько лет находилась в некоторой растерянности, вызванной, несомненно, происходящим. То, что мы не в состоянии контролировать или осознать, даже если это ничем нам не грозить, порой, вызывает у нас неоднозначные чувства.
- Здесь нельзя курить, - сделала ей замечание молоденькая медсестра, подойдя вплотную, чем заставила её невольно вздрогнуть, оторвав от размышлений.
- Вы забыли ваш портфель, и это, - и она повыше подняла в руке прозрачный полиэтиленовый пакет.
На этот раз, женщина с пистолетом наперевес, не стала протестовать против больничных правил, и молча отдала медсестре свою сигарету, в обмен на свои вещи, как будто та её просила именно об этом, после чего невозмутимой походкой направилась в сторону выхода.
На улице её ждала старенькая иномарка, которую не мешало бы помыть. Закинув свои пожитки на заднее сиденье, женщина устроилась в водительском кресле, но ехать куда-либо, не торопилась. Она просидела так несколько минут, прежде чем заметила на переднем пассажирском сиденье что-то вроде конверта, изготовленного из плотной чёрной бумаги. Осторожно его открыв, она обнаружила там фотографию с чёрно-белым изображением смайлика, на обратной стороне которой была надпись:
«Жизнь – это игра. Игра без названия
Поиграем?»


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.