Дефект речи

 
                                            ДЕФЕКТ  РЕЧИ


  В раннем детстве у многих людей возникают проблемы с произношением буквы ЭР
  Кто-то до самой школы в разговоре букву ЭР заменяет буквой ЭЛ и только вмешательство логопеда помогает избавиться от этого изъяна речи. Другие, особенно интеллигенты, всю жизнь грассируют на французский манер, а люди попроще элементарно просто картавят, хотя в сущности это одно и то же. Избавиться от этого, если его можно так считать, недостатка речи, очень трудно, а в некоторых случаях  - невозможно. Я  сильно картавил лет до 14 и очень из-за этого страдал. Во-первых, меня постоянно дразнили сверстники.  Во-вторых, мне так хотелось публично читать со сцены стихи, которых я знал наизусть огромное количество. Но я стеснялся. И в-третьих, мне было  до слез обидно, что среди моих близких и друзей, кроме дедушки Абрама и меня, никто не картавил. Я завидовал бабушке Розе, которая, созывая наших кур, пасущихся в соседней с домом балке для кормления или ночевки, после традиционного оклика: 
    -Ципа, ципа, Цип, цип, цип,- добавляла длинную руладу, подобную трели- тр-р-р-р-р-р  И,поразительно, что именно наши куры, стремглав мчались во двор к её ногам.
    Я пытался воспроизвести эту руладу, но у меня ничего не получалось. Бабушка много лет терпеливо, как логопед, занималась со мной, объясняла, что при произношении буквы ЭР должен активно работать язычок, а не гортань. Подкладывала мне под язык  чайную ложечку и просила произносить букву ЭР. Учила со мной скороговорки:
  - На  го-Ре  А-Ра-Рат  Рас-тет  кРуп-ный   кРас-ный  ви-ног-Рад. 
    Но все её и усилия и мои попытки были тщетными:-  На  гоХе  АХаХат Хастет  кХупный сладкий виногХат.
    Проходили годы, в 13- 14 лет у меня началась мутация ( ломка) голоса. Я стал привыкать к своему, на мой взгляд, дефекту речи. В этот период, во время летних школьных каникул, после окончания сенокоса и уборочной кампании, мой дедушка Абрам, который работал колхозным конюхом, взял меня с собой в ночное.
     Ночное- это выпас лошадей ночью в летнее время .Все деревенские мальчишки мечтали о том, чтобы попасть в ночное. Я до сих пор помню эти ночи: после изнуряющего дневного зноя, типичная для Крыма легкая прохлада, звенящая тишина, изредка прерывающаяся редким стрекотанием сверчков и посапыванием лошадей. Кстати, ночью не услышишь  их громкого ржания. А над головой бездонное и безбрежное звездное небо. Неповторимое крымское небо! И дурманящий пряный запах скошенных трав…
  В небольшом колхозном табуне  был конь темно-буланой масти, с которым у меня были особые дружеские отношения. Это был молодой, недавно объезженный, жеребец по кличке Мальчик. Я помню, как он появился на свет: с продолговатыми глазами, торчащими ушами и гнущимися высокими ногами.
    - Жеребенок,- увидев его, сказал дедушка и уточнил для меня:
    - Мальчик. 
    Впоследствии по моей просьбе это и стало его кличкой.
    Я каждый день навещал его. Когда он подрос, я его кормил и чистил его круп специальным скребком и щеткой. Он всегда очень приветливо меня встречал, терся головой о мое плечо, охотно слизывал овес прямо из моих ладоней, ему нравилось, когда я гладил его длинную шею и рукой трепал  гриву. Больше всего он не любил, когда его седлали, и неохотно принимал седоков, закусив удила, начинал громко ржать и топтаться на месте. Когда же я вскакивал  на его спину, он всегда благодушно поворачивал голову в мою сторону и даже, мне казалось, пригибался, чтобы мне легче было на него взобраться.
    Почувствовав на своих боках мои босые пятки, он готов был выполнять все мои команды.
    Всегда очень мягко, плавно переходил с медленного шага на иноходь и, лишь, ощутив мою уверенность, пускался вскачь галопом, при котором, слившись воедино в одно целое, казалось,  что мы парим в воздухе…  Сколько раз во время летнего полуденного зноя, прискакав к колодцу, я наливал в корыто чистой студеной воды и, наклонившись,пил  ее рядом с ним прямо из корыта и он, скосив глаза, благодарно смотрел на меня и мне, казалось улыбался. Дедушка меня ругал за это, боясь, что могу заразиться лошадиным сапом…
    В ту ночь, вскоре после полуночи, увидев, что у меня слипаются глаза, дедушка предложил мне немного поспать в копне сена. Незадолго до рассвета, он меня разбудил и сказал, что надо съездить в село и привезти завтрак, который приготовила бабушка.. Он расстреножил Мальчика, одел ему на голову уздечку с поводьями и взнуздал его, затем помог мне сесть на него.
    - Скачи осторожно ,- сказал дедушка,- На дороге  много рытвин, если лошадь споткнется – ты можешь упасть, так что не спеши. Туда и обратно не больше четырех километров, к утру вернешься.
     С балки, на которой после покоса паслись кони, я направил Мальчика на поле, на котором недавно скосили пшеницу и ещё не успели убрать  спрессованные валки соломы. Под его ногами хрустела стерня. В конце поля начиналась проселочная дорога, которая вела в наше село. Мальчик шел медленным шагом, вглядываясь, в предрассветную мглу. Когда до дороги оставалось буквально несколько сот метров, под его ногами, шумно вспорхнула какая-то птица. От неожиданности, он резко отскочил в сторону так, что я едва не свалился с него. Затем, почти вздыбившись, с места понесся вскачь. Я знал, что перепугавшуюся лошадь, очень трудно остановить.
   Боясь упасть с него и разбиться, я с силой натянул поводья и своим картавым голосом
подавал команду остановиться:
     -  Пх- пх – пх-  пх – пх- пх- пх…, - кричал я почти в отчаянии.
     Но Мальчик продолжал нестись вскачь.
      - Пх- пх -пх –пх, - кричал я, ещё сильнее натягивая поводья, а он закусив удила, продолжал скакать. 
      - Пх- пх- пх, - и вдруг со рта моего отчетливо вырвалось:
      -  Прр – прр- пррррррррррррррррррр!
     Мальчик сбавил бег, удивленно повернул голову и остановился. Мы оба не могли придти в себя. Я не сразу сообразил, что произошло, а когда понял, то очень осторожно начал вспоминать вслух:
     -  На го-ре  А-ра-рат рас-тет круп-ный крас-ный вино-град…
     Я был счастлив.!.
     Пришпорив пятками коня и, пустив  его  вскачь, я на всем скаку влетел в наш двор, распугав кур и гусей и, к удивлению бабашки Розы, начал описывать вокруг неё круги, выкрикивая:
     - Бабушка, пррр, бабушка, пррррр.  Трррррррррррррррррррр....
 
Через несколько месяцев на праздничном концерте в колхозном клубе я читал со сцены  мое любимое в то время стихотворение Константина Симонова  “Сын артиллериста”
                
                    Был у майора Деева – товарищ
                    Майор Петров.
                    Дружили ещё с гражданской,
                    Ещё с двадцатых годов.
                    Вместе рубали белых
                    Шашками на скаку
                    Вместе потом служили
                    В артиллерийском полку.
                    А у майора Петрова
                    Был Ленька- любимый сын.
                    Без матери, при казарме,
                    Рос мальчишка один...
                    - - - - - - - - - - - -
 

    Я читал его, как мне казалось, с большим чувством и выражением, четко произнося  многочисленные в  нем  “ЭР”, преисполненный гордости,  удовлетворения и благодарности  МАЛЬЧИКУ.


Рецензии
Прекрасный рассказ!
Чувства добрые он пробуждает.
А это: "Сколько раз во время летнего полуденного зноя, прискакав к колодцу, я наливал в корыто чистой студеной воды и, наклонившись,пил ее рядом с ним прямо из корыта и он, скосив глаза, благодарно смотрел на меня и мне казалось улыбался", - подробность, которую можно найти только в русской классике.
Спасибо, Зиновий!
Радости Вам и здоровья!
С уважением,
Виорэль.

Виорэль Ломов   19.06.2016 13:05     Заявить о нарушении
Дорогой Виорель!
Одновременно тронут и смущен Вашим отзывом о рассказе. Он мне самому очень дорог,
потому что связан с воспоминаниями детства, дорогих бабушки и дедушки, отчим домом, колоритом и ароматом родного села и необыкновенной дружбой с "Мальчиком".

Мне очень приятно, что этот рассказ и Ваш, удивительно теплый и сердечный, рассказ "Красота" опубликованы в одном альманахе.

С наилучшими пожеланиями здоровья и радости творчества.
С уважением, Зиновий

Зиновий Бекман   21.06.2016 23:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.