Нецензурные места

 

                               “ Нецензурные  места”

   То, о чем я собираюсь рассказать, на мой взгляд, не мог придумать самый изощренный острослов сатирик-юморист или весёлый и очень находчивый КВНщик. Произошло это
в середине  шестидесятых прошлого века в подлинном месте и с реальными людьми. И по сему, если кто- то из них, вдруг прочтет  эти строки и вспомнит те события, наверняка, улыбнется вместе со мной.
    Итак, Симферопольская вечерняя музыкальная школа. Ей всего несколько лет. И педагоги тоже почти все молодые, в недавнем прошлом выпускники музыкальных училищ. Особняком – год назад принятый на работу, педагог по классу фортепиано Притуленко Владимир Антонович. При  его почти двухметровом росте, как ни странно, в манере поведения, походке, движениях рук и плеч и, даже, в  разговоре, преобладало женское начало. К ученикам, независимо от возраста, он обращался не иначе, как:
     - Милашка,- или  - Голубчик,-  Сейчас, наверное,  взяли бы под сомнение его
естественную  ориентацию, а тогда, честно признаюсь, это не приходило никому в голову. При этом он, что называется ,достал администрацию школы и весь коллектив своей неуёмной страстью писать по любому поводу письменные жалобы на имя директора и вышестоящих организаций, причем, не анонимно, а с открытым “забралом” и личной, размашистой на пол страницы, соответственно своему росту, подписи.
    В то время я работал завучем школы. 6 июня 1966, пополудни, мне позвонили из роддома и поздравили с рождением дочери. От счастья меня занесло на седьмое небо.
   -Шампанского! Шампанского! – пробасила директор школы Наталья Николаевна, молодая, склонная к полноте женщина, шумная и громогласная, на пол головы выше меня роcтом. Её призыв не повис в воздухе. Ровно через час с шестью бутылками Шампанского разных марок: от самого сухого “Бриз”  до “ Мускатного”, разлива лучших винзаводов Крыма и коробками шоколадных конфет,я появился в кабинете директора. Во время очередного перерыва между уроками все, работающие  педагоги и сотрудники, были приглашены  на пятиминутку в зал и, поздравляя меня,  с удовольствием подняли   бокалы с шампанским .Был среди них и Владимир Антонович, который  не только осушил свой бокал, но даже произнес тост. Естественно, ко мне подходили коллеги, чокались со мной, целовали, обнимали. И когда уже стали расходиться, подошла ко мне Наталья Николаевна. Поцеловав меня, по- дружески обняла и похлопала по плечу. В ответ я тоже машинально её похлопал. Но так как я на много меньше ростом, то не сложно догадаться по какому месту ниже плеча прошлась моя ладонь. И это не ускользнуло от бдительного ока Владимира Антоновича.
   Через пять дней в секретариате Областного Управления культуры, регистрируя письмо Притуленко В.А. все корчились от смеха и колики в животе. Вот его текст:
       “В Симферопольской вечерней музыкальной школе при попустительстве директора Вильдштейн Натальи Николаевны сложилась нездоровая обстановка, в рабочее время коллективно распивают спиртные напитки, имеются случаи аморального поведения. Я лично был свидетелем того, как  завуч при всех обнимал директора и трогал её за нецензурные места…”
   Начальник Управления Культуры Крымского Облисполкома Ивановский Георгий Васильевич, прочитав письмо, пригласил инспектора по школам Вениамина Сергеевича Вознесенского и,  улыбаясь сказал:
       - Нецензурные места Натальи Николаевны нас меньше всего должны волновать, а вот сигнал о коллективном пьянстве надо проверить. На другой день Вениамин Сергеевич в кабинете Натальи Николаевны, едва сдерживая смех, читает нам это письмо. Узнав, по какой причине пили шампанское, поздравил меня и намекнул, что с удовольствием бы за это тоже выпил, но чтобы не было кривотолков, лучше это делать не во время перерыва,а в конце рабочего дня. В управленческих кругах Вениамин Сергеевич слыл известным “трезвенником” и потому к этим вопросам относился весьма лояльно.
    Приглашенному в кабинет директора Притуленко, он сказал, не без чувства юмора, что для того, чтобы написать объективную справку по факту проверки его жалобы, он должен ответить на один вопрос:
   - Какие места у Натальи Николаевны Вы считаете нецензурными?
Владимир Антонович заерзал на стуле и покрылся испариной и, вдруг, в напряженной тишине, Наталья Николаевна, не сдержавшись, прыснула и зашлась громким смехом.


Рецензии
Выбор новеллы сделал по заголовку и не промахнулся,
от души посмеялся, уважаемый Зиновий, спасибо!
Здоровья, творчества, удачи, вам!
С добром,

Михайлов Юрий   14.10.2017 16:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Юрий!
Вы доставили мне удовольствие тем, что "не промахнулись и от души посмеялись"

Великий композитор Михаил Глинка говорил, что музыку создает народ, а композиторы её записывают. Наверное это можно отнести и к людям пера.
С уважением

Зиновий Бекман   16.10.2017 23:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.