Право на выстрел

(Данный рассказ имеется также в аудиформате. Прослушать его можно на сайте "авторским голосом"
 
                                                    

     - Спи, спи, моя милая, - тихонько шепчу жене.

     Воспалённые веки её раз, раз… раз, слипаются. Она выпускает мою руку из своей, заострившееся лицо её с облегчением расслабляется. Запредельная доза болеутоляющего наконец-то подействовала.

     - Вот и хорошо, спи.

     Перевожу взгляд на револьвер в моей руке. Револьвер старый, отцовский, один из самых надёжных моделей. Таким он и должен быть, чтоб без осечки. Осечку потом доказывай. Кладу его на тумбочку у изголовья кровати рядом с красным яблоком. Знатный получился натюрморт: вазочка с цветами, стакан с водой, яблоко и револьвер с одним патроном.

     Больше патронов и не нужно, достаточно одного. Да у меня больше и нет. Один единственный. Выдали мне его 25 лет назад, как и каждому у нас по достижении тридцатилетнего возраста. Имя владельца выбито на пуле с четырех сторон. Случись экспертизе, оно должно читаться.

     Кажется, жена шевельнулась? Нет, показалось.

     - Поспи, поспи пока.

     Перевожу взгляд на свои руки, растопыриваю пальцы. Не дрожат. Это хорошо. Не хватало ещё промахнуться. Я имею право только на один выстрел. Почему именно я? Ну, да, в такой момент думаешь только о себе. А ведь у нас все мужчины после 30-ти имеют право на выстрел. Туристы всё удивляются: «Как это у вас такое узаконено? Какая дикость!» На себя бы поглядели. А заставлять женщину ходить в парандже – не дикость? А разрешать однополые браки – не дикость? И если мужчине раз в жизни можно выстрелить – ничего в этом ужасного нет.  Зато у нас меньше всего подлецов на душу населения. Потому что мужчина у нас – мужчина, а женщина – женщина. И женщины наши никогда в семейных скандалах не переступают черту. Разве это плохо? Какая страна может этим похвастаться? И насильников у нас почти не бывает. А если и случается подобное, то не выживают они.

     Кто-то мудрый узаконил за нашими мужчинами право на один-единственный выстрел. Больше нельзя, больше – это уже преступление. За него карают. А за один выстрел тебе ничего не будет. Кто-то осудит, кто-то поймёт и оценит, но перед законом ты чист. И воспользоваться своим выстрелом ты имеешь право лишь раз в жизни. Можешь спьяну пальнуть по бутылкам, а можешь приберечь его на самый главный момент в своей жизни.

     - И если при этом кого-то убьют, стрелявшему ничего не будет? – уточняют туристы, не доверяя путеводителям по нашему краю.

      А, для чего, спрашивается, всё затевалось? Каждый имеет право постоять за свою честь. Потому-то у нас меньше всего уродов, воров и жуликов. Ваш, забугорный закон защищает подобных от расправы, а у нас всё по-простому, заслужил – получи.

     - И стрелявшего не наказывают? – переспрашивают туристы-мужчины и когда в ответ получают очередное «нет», оглядываются на своих спутниц, - Наверное, стоило бы переселиться сюда.

     Туристок же всегда волнует один и тот же вопрос:
     - А почему только за мужчинами закреплено такое право? Почему  женщинам такого не позволено?

     Вариантов ответа множество, от философских, до утрированно школьных. В народе популярна байка об одном гиде, которого туристы достали этим вопросом. Отдегустировав вместе с экскурсией местных вин, он заявил:

     - Мужчине богом дано право на выстрел дарующий жизнь. И право на выстрел, обрывающий её должно оставаться за ним.

     Не всем же туристам рассказывать, что есть женщины, которые умело направляют руку мужчины во время выстрела. Была у нас одна такая. От, штучка, пятерых развела на нужную ей стрельбу. Поклонники, мужья, любовники, перестреляли друг друга, оставив её недосягаемо богатой. Только вот попользовалась она богатством недолго. Детектив, что не смог доказать её причастность в цепочке убийств, воспользовался своим правом выстрела и наказал ускользающую от правосудия преступницу. Он, конечно, официально объяснил свой поступок, хотя, по закону мог бы этого и не делать. Ходили слухи, что она и самого детектива водила за нос. Видел я её портрет в газетах. Такая любого между ног уложит. Только я не верю в это. Детектив нормальный мужик был, правильный, наговаривают на него.

     Вообще, глупо думать, что все вокруг кровожадные убийцы. Никто у нас почём зря не палит, и за косой взгляд ты в ответ не заработаешь пулю. Любая смерть подобного рода – ЧП, обсуждаемое неделями. Хотя правом своим пользуются абсолютно все. Но при этом не обязательно лишать кого-то жизни. Видели колокол на нашей церкви? Если подняться на саму колокольню, то видно, что весь он исщерблен от выстрелов. Считается почётным на старости лет стрельнуть и попасть в колокол. Это стало традицией. Время от времени колокол звенит, извещая округу о том, что ещё один человек прожил достойную жизнь. Его уважали, что не дали повода выстрелить в другого. И сам он дожил до старости не совершая непростительных поступков.

     Мне же такого случая не представится. Моё право выстрела свершится здесь, в больничной палате. В дверь заглянул сын, оглядел комнату, кровать, тумбочку с пистолетом, встретился глазами со мной, понимающе кивнул и скрылся. 21 год, а всё понимает, мужчина, бросил занятия в университете, приехал. Дочь не пришла, дома готовится. На ней теперь останется всё.

     Перевожу взгляд на жену. Спит. Есть ещё время. Пока она спит, она отдыхает. Не стоит торопить минуты. Какая коварная штука время. Мы никогда не ценим часы, минуты, секунды. Казалось, нам отмеряна вечность. Я, безбожник, пьяница и поэт по всем канонам должен был уйти раньше её, оставив о себе воспоминания. А судьбе угодно усадить  меня у её кровати с пистолетом в руках.

     Болезнь свалилась на неё лет пять назад. Врачи одни, врачи другие и третьи. Хоть десятые – болезнь не излечима и съела ей изнутри. За что? Почему? Ответа нет, и не будет. Библейский Иов пострадал из-за обычного спора высших на небе. Из-за чего умирает моя жена? Каждая секунда её пребывания здесь наполнена болью. Она отдыхает лишь во сне, накачанная обезболивающими без меры. Сердце обычного человека давно бы остановилось, а её всё стучит и стучит. Зачем? Для чего? Чью волю она исполняет? И сил её уже нет выносить боль. Она сама попросила принести в больницу револьвер. Я понимаю её и не могу отказать. У самого как-то три дня болели зубы. О! А она с болью больше года.

     Тянусь за револьвером. Впервые оружие не будоражит кровь. Медлю, пока она спит, боли нет. Ещё, ещё чуть-чуть поспи. Не буду обрывать вот так. А вдруг тебе снится что-то хорошее. Например, как мы впервые прошлись рука об руку? Был май, запах черёмухи дурманил. Выпускной класс, экзамены. Потом три года моих мотыляний и опять встреча под цветущей черёмухой. Из школьного платья ты выросла и надела каблуки. Я был пьян и весел. А ты терпела меня дурака и даже давала шарить по своим грудям. А потом, спустя много лет, помнишь, я приревновал тебя к начальнику, после какого-то вашего корпоративчика, и даже хватался за этот же самый револьвер. Слава богу, что тогда я был настолько пьян и стакан, собственноручно налитый тобой, обездвижил меня в тот вечер. Начальника же пристрелил другой муж, в другой раз, видать было за что. Не зря чуяло моё сердце. А твоя подружка следующим днём уверила меня, что в тот день они задержались, потому, что где-то случилась авария, и их трамвай простоял в пробке часа полтора. Они заболтались и времени не заметили. Подружке можно верить, она никогда не пыталась занять твоё место. Так, разок хватила кусочек с праздничного пирога нашей жизни, и всё, больше ни-ни. И, ни она, ни я никогда не признаемся в этом, тем более, сейчас...

     Зрачки жены начинают двигаться под веками. На часах четыре ночи. Беру в руки револьвер. Пора!


Рецензии
Нам бы такие законы!
Хороший рассказ.

Виктор Квашин   23.01.2016 07:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.