Сквер влюбленных и Славик Бес

    Поздно вечером, манит  сквер влюбленных  не разбитыми фонарями. Нигде их больше не осталось, вымерли в хулиганском сафари, превратились в трофейные зарубки на травматических пистолетах. А в "сквере влюбленных" еще случаются. Работают через один, убаюкивают лавки для романтических домогательств.

     Все есть в "сквере влюбленных":  воображаемый снег падает хлопьями,  одушевленные тени изгибаются в таинственном порно, а с дальних аллей целится в тебя  саксофонист-невидимка пронзительной мелодией. Тут тебе и  обманчивый свет, и деревянные седалища, горячие от чужих прикосновений, и скрип покинутых скворечников, и стремление к продолжению рода. Нет в "сквере влюбленных" только самих влюбленных…

    Бродит по скверу Славик Бес гопником-динозавром, мешает любить.  На лице шрам как знак качества, на шее следы от укусов. Правое ухо свернуто конвертом и заколото серьгой-шпагой. В одной руке бейсбольная бита, в другой кастет. Улыбается Славик выбитыми зубами, ищет жертву. В глазах обида за ушедшее детство, на ботинках металлические носки. Предпочитает  научных работников с красными портфелями, но не брезгует и простыми прохожими. Выплывет к незнакомцам навстречу ржавым буксиром, протрубит  три раза, оглушит намерением. Ценностей в карманах не заметит, переступит через падшее тело, пойдет дальше. Влюбленных принципиально не трогает - чтит поцелуи как собственную маму. Зато, внешним видом пугает, из-за деревьев выглядывает, подмигивает будто маньяк.  Да и темпераментные звуки ударов в кустах не вдохновляют на чистосердечные признания.

    Покинули влюбленные тихую заводь паническим бегством, перебрались под окна РОВД. Из них тоже свет - стелется сквозь решетки уютным покрывалом. Стоят теперь в свободно падающих лучах, обнимаются смело, мечтают о сексуальных наручниках. Вокруг желтые «бобики» и перекошенные от ночного дежурства патрули. 

    Гремит начальник РОВД по столу женской рукой, требует убрать парочки с полицейской территории. Они вгоняют личный состав в возбуждающий ступор, мешают работать. Как тут людей сажать, когда под окнами, каждую ночь, планируют свадьбы,  детей и брачные контракты.

    - Верните влюбленных в сквер, положите обратно на лавки, - лютует начальник. – Выловите, наконец, Славика, отберите у него кастет.
    - Не можем мы Славика поймать, Тамара Александровна. Сколько не пытались, все впустую, - оправдываются подчиненные. – Не отдает его ангел-хранитель. Сквозь сети проводит, на ловушки указывает. И облавы на Славика делали, и засады устраивали, а он словно в решете родился.
    - Ничего, и на его ангела-хранителя управу найдем. Сами живем, без разных там мистификаций, и другим не позволим. Готовьте передовые отряды. Переоденьте их в научных работников, замаскируйте циничные глаза очками. Выдайте каждому по красному портфелю и электрошокеру. Заполните  сквер, спровоцируйте Славика. Как поймаете, так бейте не сильно - я с ним сама разберусь…

    Гонит начальник РОВД подчиненных из кабинета. Сама подходит к окну, смотрит вниз: там как обычно - поцелуи и петтинг. Морщится Тамара Александровна одиноко, вздыхает тоскливо. Под кителем лифчик поправляет,  созвездия на погонах ладонью гладит. Затем подводит губы помадой и целует стекло…
 
    Иду я по скверу, срезаю путь домой. Вхожу в освещенные круги, выпускаю тень на свободу. Навстречу Славик. По привычке крадется, но особо не прячется. Подходит вплотную, игриво меня оценивает, узнает.  Разочарованно  рукой машет, плюет за пределы видимости и протягивает мне леденец. Я немного нервничаю, но угощение беру. Пока разворачиваю обертку, Славик уже далеко - стучит битой по асфальту , ходит кругами.

    На лавке, одинокая фигура кутается в плащ. Сажусь рядом, угощаю сигаретой. Моя расшалившаяся тень посягает на фонарный столб с недобрыми намерениями.
    - Устал я, - произносит вдруг лавочный сосед. – Что со Славиком делать ума не приложу…
    Рассматриваю его с интересом. Под плащом заметны перья, свитер мохеровый и носки без ботинок.
    - Трудно мне, - продолжает лавочный сосед. – Старею, теряю нюх. Все сложнее мне хранить и спасать…

      Со стороны визгливых трамвайных путей возвращается Славик. Очередной круг завершил, никого не встретил. Еще раз глянул на меня с надеждой, и снова узнал. Скривился инфантильно, на лбу пот, перебитый нос не дышит от насморка.
    - Погуляй еще немного, и пойдем, - внушает лавочный сосед Славику, - Вечером облава намечается, но до десяти время есть.
    Лоб его платком промокает, заставляет высморкаться.
     -  К научным работникам с красными портфелями, сегодня не подходи. Все засланные, у всех электрошокеры. Ступай лучше к главному выходу, там всегда кто-нибудь есть…
    Назидательно по спине Славика хлопает, отправляет в заданном направлении. Просит еще одну сигарету и требует сочувствия:
    - Я этот сквер ненавижу. Сижу на одном месте, закостенел весь. Славик – дегенерат, никакой фантазии. Сотрудники РОВД – такие же. А мне просторов хочется, мир посмотреть, Славика показать.  Не могу я больше одни и те же рожи в засаде видеть…
   
    Что ему подсказать, чем обнадежить. Указать Славику на источник вдохновения, так у всех он разный. Разбудить фантазию новыми впечатлениями, да где их найдешь в опостылевшем сквере… Смотрю на часы – пора домой. Поздно уже, да и со Славиком  третий раз встречаться не хочется - может, в конце концов, и не узнать. Встаю, подзываю свистом тень, соединяюсь с ней подошвами. Жму руку новому знакомому, выдергиваю незаметно перо как доказательство.  Напоследок  задерживаюсь ненадолго и все-таки даю совет:
    - Подумайте о гастролях. Тур по Европе: Амстердам, Лиссабон и Брюссель. Красота. И Славику должно понравиться .Никто его там не знает, одни незнакомые лица…

    Лавочный сосед смотрит на меня озадаченно, но быстро осознает перспективы.
    - Верно. Здорово. Ну конечно. Гастроли. Европа. Шикарные города. Исторические скверы, - говорит он скороговоркой. – Славик, а ну иди сюда, паршивец!

    Плащ скидывает ловким движением, растет надо мной эксгибиционистом в перьях. Крылья расправляет, нестриженые ногти сквозь носки демонстрирует. Вышедшего из тьмы Славика ногами подхватывает, к себе ремнями вяжет. Славик не сопротивляется, ему интересно. Виснет парашютистом, бейсбольную биту из рук не выпускает.

     - Эх, люблю я летать! – кричит на прощание ангел-хранитель.- Жаль, редко приходится...
    Превращается в ангела-перевозчика и устремляется в небо. Крыльями отталкивается, окунает Славика в воздушные ямы. По дороге, то ли случайно, то ли для прикрытия, разбивает все фонари.

     Я неожиданно слепну. Понимаю, домой на ощупь не доберусь. Ложусь на лавку и готовлюсь ко сну. Где-то рядом, ругаются матом «научные работники». Спотыкаются друг о друга, красные портфели побросали, освещают дорогу электрошокерами. Я зажмуриваюсь - темнота вокруг, темнота внутри.  А где-то в небе, судя по утробным звукам, Славика бурно тошнит от резко набранной высоты.


Рецензии
Вчера видела, Славик-бес со своим ангелом-хранителем, пролетая над парком одной евопейской столицы, перепугали пару лебедей ! В Ваших рассказах можно купаться: на поверхности красота и очень увлекательно, а уж если нырнуть в глубины... какие захватывающие картины ! И почему молчит наука - рассказы лечат ! Спасибо, з д о р о в о ! Вы - уникальный. Удачи.

Ирина Манырина   26.09.2017 10:44     Заявить о нарушении
Да уж, Славик, он такой, залетит куда угодно)
Спасибо, Ирина, за отзыв!
Рад Вас видеть.

Саша Кметт   28.09.2017 06:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 135 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.