Первые немцы

                                                   Первые немцы

       Шел 1944 год.  Я и мои товарищи были учащимися  ленинградского  ремесленного училища № 53.. Мы все были ровесниками, возраста 14-15 лет. Нас объединяла  также одинаковая  судьба детей военных лет. Мы пережили блокаду с ее голодом, холодом, бомбежками и обстрелами, потеряли близких.  Осиротев в 10-11 лет, прошли детские дома, с которыми были эвакуированы в ярославскую область.  Там мы прожили два года, продолжая голодать, и получать сведения о гибели родных нам людей.

     С апреля по октябрь работали на колхозных полях, выполняя и перевыполняя взрослую норму. У всех были родственники, либо воюющие на фронте, либо уже погибшие. Мы на своей шкуре знали о том, что немцы ворвались в нашу мирную жизнь, а также о последующей их жестокости  на собственном опыте, по рассказам фронтовиков, по рассказам детей побывавших в оккупации. Многие бежали от немецкой оккупации в июне – сентябре 1941 года, и чудом остались живы при  бомбежках фашистскими летчиками железнодорожных составов, наполненных бегущими от них женщинами с детьми.

        В печати широко освещалась жестокость врага к мирным жителям, к военнопленным, к узникам концлагерей.  Наша ненависть к ним не знала границ. Летом этого года нам исполнилось по 14 лет, и по законам того времени мы были выпущены из детских домов и направлены в ремесленные училища, где встали к станкам. Нам особенно повезло, нас, как воспитанников ленинградских детских домов, направили в разблокированный Ленинград.  В те военные годы все работали на пределе возможностей, то же относилось и нам – подросткам. 

       В перерывах между учебными часами, нас направляли на всякие строительные работы. Для  нас, в те  времена, основным местом нашей дополнительной работы была площадь у Финляндского вокзала, где мы переносили в носилках землю, с места на место, осуществляя планировку территории.

Мы прошли все тяготы военного времени, но, ни разу, не видели, ни одного живого виновника всей трагедии нашей жизни, и жизни всей нашей страны, то есть немца. 

      И вдруг, во время работы один из нас, посмотрев вдаль на набережную Невы, крикнул - «немцев везут»!  Мы бросили лопаты и носилки, и стали ждать приближения грузовиков с пленными немцами. Вся наша ненависть к ним вспыхнула с новой силой. Каждый взял по камню, чтобы  размозжить подлую харю  немецкого убийцы.. Мы ведь не сомневались,  что все немцы, оказавшиеся на нашей земле, убийцы. И мы считали, что это будет нашим маленьким и справедливым актом возмездия.   

Между тем вереница грузовиков с открытыми кузовами приближалась. Когда они оказались совсем близко от нас, мы увидели их лица.  Немецкие военнопленные стояли вплотную друг к другу и смотрели на нас. У них даже не было возможности увернуться от нашего камня. Они были абсолютно беспомощны, и эта обреченность отражалось на их лицах.

        Вереница грузовиков двигалась медленно, что создало нам условия для метких бросков.  Но мы уронили подготовленные нами камни на землю. Ни один камень не полетел туда, куда он должен был полететь. А мы были не ангелы – мы были хулиганами, драчунами, голодными, озлобленными и распущенными  подростками.


Рецензии
Добрый день, Артём! В ответ на твой отзыв по моему рассказу "Дети войны". Еще раз пытаюсь оживить память, помню осуждающие взгляды горожан, наблюдавших за колонной пленных немцев. Трудно сказать, что было в это время на душе этих людей. Наверное было и сострадание. Но никто не посмел бы демонстрировать это в открытую. Вместе с тем помню, что на следующий день кое-кто из моих друзей того времени жаловались, что матери устроили им дома "выволочку" за бросание камней в пленных немцев, иным даже досталось ремнем по заднице. Это тоже правда.
С уважением В. Бахмутов

Владимир Бахмутов Красноярский   04.06.2018 19:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.