Инквизитор

      
                                                                           
      
     Пожалуй, мне надо  успокоиться. Но я ничего не мог поделать с собой. Дёргал и дёргал ожесточённо дверь, пока, наконец, не догадался толкнуть её от себя. «Нет, так не пойдет! Надо успокоиться!» –  сказал  я себе и прошёл в больничную палату.

     Вот она, лежит с безучастным видом на кровати. Вперила свой пустой взгляд в потолок. Да, голубушка! Натворила ты дел!

     У её кровати я увидел молодого человека в накинутом на плечи белом халате. Сначала я подумал, что это её брат. Такой же рыжий и с такими же веснушками на лице, невысокий, коренастый парень.

      Со страдальческим выражением лица он держал её нежную ручку в своей руке и не отрывал  взгляда от лица девушки. Парень мне сразу не понравился. Он как клещом  вцепился в эту девушку! Я видел, что она то и дело пыталась высвободить руку из его лап. Но он, казалось бы, нежно, но настойчиво вновь ловил её ручку и удерживал, поглаживая её тонкие пальчики. Девушка отворачивала  лицо к стене, но он тихо и также настойчиво звал её по имени.   
     Словно это ему сейчас предстояло, а не мне, добиться определённо истины от этой девушки.

     – Молодой человек! – сказал я,– оставьте нас наедине! Молодой человек!

     Но парень, казалось, не слышал меня.

     – Люба! Любушка! – повторял он, не отпуская ее руку.
 
     Вот змей!

    – Вон! –  заорал я.

   Парень удалился, не поднимая на меня глаз.

    – Но не уходите далеко! – бросил я ему вслед. – Я ещё поговорю с вами как следует!

    – Это ваш друг? – спросил я у девушки.

    Девушка не ответила. Она словно спрашивала себя, прежде чем мне ответить, а друг ли он ей?

     – Никакой он вам не друг! – ответил я за неё. И тут же пояснил:

     – Вся загвоздка в том, Любушка, дружочек, что это благодаря именно ему на сегодняшний день вы у меня самая главная подозреваемая.

     Девушка лежала под одеялом, накинутым на неё почти до подбородка. Она  сжалась, словно желая целиком спрятаться под одеяло от моих хлёстких слов.  И только её взгляд как маятник, бросался то в одну сторону, то в другую.

      – Постараюсь объяснить, в чём тут дело, – сказал я, пытаясь поймать её бегающий взгляд. Я не мог говорить, не чувствуя  душевного контакта с допрашиваемой.
 
      Молодая, незамужняя. Двадцать два года девчонке. Если сказать, что я ей сочувствовал, значит, ничего не сказать. Даже затрудняюсь подобрать слово, чтобы оно смогло выразить моё к ней отношение. Не сочувствие, нет. И не сопереживание. Я к ней относился так, как будто от неё зависит всё мое будущее. Ну, в какой-то степени, пожалуй, что и так. Точнее, моё будущее зависит от результатов этого следствия.

      Круглолицая, зеленоглазая, с  волосами цвета меди – красивая женщина. Колдунья, да и только!  На её щечках ещё виднелись выцветающие веснушки. В детстве, наверное, конопушки доставляли ей массу хлопот, а сейчас они придавали её бледному лицу необыкновенную нежность. 

     – Начнём с того, – сказал я, – что вы просто-напросто не были психологически готовы к рождению ребёнка. Ведь так?

     Я обошел кругом кровать, на которой лежала роженица.

    – Так, – я сам же и ответил на свой вопрос.

     – Вы не были готовы к появлению ребенка,– продолжал я, меряя шагами просторную палату. Когда-то здесь, видимо, был школьный класс. Парты убрали, сделали ремонт, и вот вам – совсем неплохой для маленького городишки роддом. – Далее. Вы не готовы были стать матерью. Что из этого следует? – я повернулся к девушке и чуть, было, не упёрся взглядом в зеркало, висевшее на стене рядом с кроватью.

     А вот это зря! Зря не завесили зеркало!

     Кто-то может верить или не верить, а я-то доподлинно знаю, что зеркало может втянуть твою душу в лабиринты отживших своё миров, и тогда твоя судьба предрешена.

     Девушка еще дальше натянула на себя одеяло. Теперь были видны только её растерянные, а скорее даже, испуганные глаза.
     Я подумал: « А ведь из неё хорошая  могла получиться  мать!». Свою нежность к любимому мужчине она могла обратить и на ребёнка.

      – Из этого следует, что для вас на первом месте была страсть к мужчине. Вы ни о чем не думали, когда отдавались ему.

     Я остановился рядом с кроватью так, чтобы девушка не могла спрятаться от моих глаз. Но она, упорно не желая встречаться со мной взглядом, отвернулась и смотрела в стену.

     – Смотрите на меня! – крикнул я. – На меня смотрите!

     Но чертовка, закусив нижнюю губу, упрямо смотрела в стену справа от себя.  Кажется,  у неё из уголка глаза на подушку скатилась слеза! Нет, это мне только показалось. Рано, пока еще, до слёз.

     – Хорошо, – сказал я, – продолжим.

     – Этот парень, – я кивнул на дверь, – этот ваш любовник, ведь он не хотел ребёнка, верно? Верно. Во-первых, потому что он уже женатый. Во-вторых, голубушка, вы ему интересны, пока он не чувствует перед вами каких бы то ни было обязательств.

     Слеза? Скатилась слеза! Нет! Опять показалось.

     Я не вёл никакого протокола. Мне это ни к чему. Для меня было главным получить ответ только на один вопрос. На все остальные – у меня уже был ответ. Но процесс есть процесс. Поэтому я должен был задать подозреваемой все полагающееся в этой ситуации вопросы.

     – Итак, продолжим, – сказал я,  не переставая ходить из одного угла палаты в другой. Что поделать, не мог я спокойно ни сидеть, ни стоять.

     – Вы не сразу поняли, что беременны. Вам просто было не до этого. Вы любили мужчину! Да и матери боялись сказать. Она ведь у вас такая. Чуть что не по ней – сразу дверь укажет. Верно? Верно!  Далее. Когда спохватились – было поздно. Срок беременности большой. Что мы делаем? Что? Да ничего! Ничего мы не делаем, а ходим дальше и встречаемся со своим любовником, пока не начались у вас схватки. Благо, комплекция позволяла скрыть беременность.  Ведь вы боялись, что любимый бросит вас, как только узнает о беременности.

     – Что дальше? Вас привезли в больницу, где вы благополучно разрешились здоровым, крепеньким,  превосходным, я бы сказал, восхитительным мальчиком!

     Я замолчал. Волнение охватило меня, и я какое-то время просто ходил взад-вперед по палате, и не смотрел на роженицу.

     – И что же вы сделали?

     Я замолчал, ожидая ответа.

     Но девушка по-прежнему молчала, отвернувшись к стене. Её душевное смятение выдавали только руки, теребившие край одеяла.

     – Что же вы сделали?! – закричал я и, схватив с тумбочки стакан, разбил его об пол. Но рыжая бестия даже не шелохнулась и не посмотрела на меня.

      – Вы задушили его подушкой,  – я произнёс эти слова так, словно сам только что осознал это. Тихо и с ужасом в голосе. Какое- то время я стоял и молча смотрел на неё, прекрасную, добрую женщину. Она могла быть моей матерью! Любящей, заботливой, мудрой матерью!

     Подойдя ближе, я в бессильной ярости стал трясти спинку кровати.

     – Убийца! – закричал я.

     И тут я увидел, как из её глаза выкатилась  слеза! Это была мутная слеза жалости к себе. Шанса жить здесь ребенку не было и больше не будет.

     Отойдя к  широкому, чуть ли не на всю стену окну, я бросил взгляд на расстилающиеся внизу железные, красные от ржавчины крыши.  Я не стал выходить, как зашёл – через дверь. Сейчас я решил воспользоваться окном.

     Я бежал, перескакивая с одной крыши на другую. И мне казалось, что я слышу, как железо под моими  ногами гремит  как первый майский гром – оглушительно и неожиданно. Кошки выгибали свои спины и становились круглыми мохнатыми чудовищами. А собаки со всей округи заливались испуганным лаем и жались к жилищам своих хозяев. Следствие закончено! Я поставил перед своей матерью, задушившей меня, все полагающиеся в таких случаях вопросы и получил самый главный ответ. Любви здесь не было. Шанс родиться в этой вселенной снова мне представится только через тысячу лет и уже никогда на этой планете.

 
 


Рецензии
Николай Николаевич, вы прежде мистик, а потом криминалист. С жанром вы уж точно определились. Не удивлюсь если вы ещё и скорпион. Просто чудесно у вас переплетается реальность и нереальность. Как вам удаётся найти эту тонкую , красную линию?!

Касабланка 2   30.01.2018 21:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Нелли! По знаку Зодиака я Рыба, может быть, немного Стрелец. Хотя, думаю, каждому из нас в те или иные периоды жизни больше соответствуют некоторые свойства, присущие разным знакам. Этот рассказик задумывался как обычный очерк из моей криминальной практики. Но потом неожиданно,сюжет принял мистический окрас. Из своей же криминальной практики усвоил, что больше веришь человеку, когда он свои выдумки хорошенько приправляет правдой:)

Николай Николаевич Николаев   31.01.2018 08:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.