В сердце пора листопадная

Казалось бы, нынче совсем не поэтическое время. Если уж Цветаева и Пастернак стоят на книжных полках мертвым грузом, то что говорить о наших современниках. Авторов много, а созвучных читательскому спросу найти трудно. Может быть, именно поэтому ценители Большой поэзии и перечитывают классику прошлых веков. А книги поэтов, живущих рядом с нами, остаются без внимания.
Но на мой взгляд, это неправильно. Порой и у мало известного и редко  публикуемого в столице провинциального автора могут оказаться такие берущие за душу стихи, что прочитав их однажды, с ними не захочется  расставаться всю жизнь.
Под занавес 2011 года в московском издательском доме "Золотое перо"  вышел сборник стихов ярославского поэта и священника Александра Авдеева «Долгожданный день».
«Поэзия Авдеева представляется мне значительным человеческим документом, записью душевной биографии, - написал в отзыве  на его первый сборник Евгений Рейн. - Она отрадно отличается от иных экстремальных вывертов. Она сохраняет драгоценность кардиограмм – пути от сердца к сердцу». С этим трудно не согласиться.
В стихах Александра Авдеева действительно мало придуманного, зато много увиденного, в казалось бы, бесцветных буднях повседневности. Причем, именно того, чего другие не увидели, пройдя мимо. Отдадим должное, но Александр Авдеев как поэт ценен именно своей наблюдательностью и связью с окружающим миром. Его стихи всегда реальны, емки и точны в деталях, образны. По сути это и есть наша поэтически переработанная жизнь:

Время печали моей -
В сердце пора листопадная.
Светит услада лампадная
В дымке воскресших церквей.

Писать о книге, пусть и хорошо знакомого автора, всегда сложно. И не только потому, что это обязывает искать какие-то особенные, главные слова о представляемом сборнике стихов, а еще и из-за того, что вместе с автором ты берешь на себя смелость претендовать на читательское время, которым тот мог бы распорядиться по своему усмотрению. «Долгожданный день» стоит того, чтобы убежать от житейской суеты с вечной нехваткой денег, семейными неурядицами и проблемами, уединиться и почитать. Например, о детстве:

Внезапно комната темнела.
Сор подоконника с цветком
Вписался в дом оцепенело
И зазвенел в серванте гром...

Или о школе:

Ведром уборщица гремела.
Валялись корки дневника.
Я слышал стук о доску мела,
И беспощадный звон звонка...

А может об осени:

Закружилось небо, закаркало.
Доклевали луну грачи.
Задремав над холодною аркою,
Околело лето в ночи...

Согласитесь, насколько образно, точно и самое главное — доверительно Александр Авдеев делится с читателем пережитым. Все узнаваемо. Ничего лишнего. 
Александр Авдеев родился в 1966 году в Ярославле, в многодетной семье пятым ребенком. Помимо него в семье было пять сестер и два брата. Отец, работавший киномехаником, умер в сорок шесть лет, и мать, рабочая обувной фабрики «Североход», тянула многочисленное семейство вдвоем с бабушкой.
Жили Авдеевы в спальном районе - Брагино. И маленькому Саньке очень нравилось смотреть на звездное небо – ибо чувствовалось в нем что-то загадочное и необъяснимое для детского восприятия. Он таскал из библиотеки книги по астрономии, пытаясь разобраться в мироздании, и до безумия любил футбол. С десяти лет тренировался в группе подготовки футбольного клуба «Шинник», а в четырнадцать получил травму позвоночника, и на два года вышел из активных занятий спортом. Потом, правда, его взяли в заводскую команду «Торпедо», и через два года он играл во взрослом составе. Но, как часто бывает у футболистов, вновь получил травму, от которой уже долго не мог оправиться. Со временем Александр пришел к выводу, что таким образом Господь отводил его от футбола.
В 19 лет – довольно зрелом для начинающего автора возрасте Авдеев безнадежно заболел поэзией. Посещал занятия литературного  объединения при Ярославском моторном заводе, которым руководил Артур Вороненко, публиковался в газетах «Заводская жизнь» и «Юность». А в 25 лет по совету все того же Артура Исааковича решил поступить в Литературный институт имени Горького. Послал рукописи на творческий конкурс сразу на заочное и дневное отделения. Вскоре с заочного пришел отказ, а вот на очном - стихами Александра Авдеева заинтересовались руководители поэтического семинара Евгений Долматовский и Юрий Кузнецов. В 1993 году Александра зачислили студентом Литературного института. И с тех пор стихи стали для него жизнью, а жизнь — бесконечной вереницей сюжетов для стихов.
Например, стихотворение «Невидимая птица», давшее название первому сборнику стихов, Алексадр Авдеев написал, вспомнив пережитое от жесткой  мальчишеской забавы. Тогда дворовые ребята любили «усыплять» друг друга, перекрывая дыхание и давя на грудную клетку, чтобы остановить сердце. Саньке надавили коленкой так, что он потерял сознание и увидел перед собой огромное небо, с которого слышалось дивное пение, и белую-белую птицу. Очнувшись от обморока, он рассказал об увиденном ребятам. Но никому из них во время последующих «усыплений» такая птица уже не явилась.

Однажды снова упаду,
Сомкнутся влажные ресницы.
И вдруг увижу высоту,
Услышу пенье белой птицы.
И расстегнут на мне пальто
Пред «Скорой помощью» ревущей.
Но птицу
               надо мной
                                никто
Не сможет видеть из живущих.
А сам я слышал и видал,
Когда упал на землю с крыши.
Когда отец мой погибал
Я пенье этой птицы слышал.
Но «Скорой помощи» огни
Уперлись поздно в дверь подъезда…
Дрожали вымокшие дни –
Рыданье, пенье,
                           вой оркестра…
Мне тяжко будет и... легко.
Опустит руки фельдшерица.
Как близко ты, как далеко? –
Моя невидимая птица...

Еще учась в Литературном институте, Александр не мог спокойно проходить мимо столичных соборов и церквей, стал посещать богослужения, а вскоре устроился сторожем в храм при подворье Оптина Пустынь. Потом уже в храме Соловецкого подворья, поднявшись на звонницу, он попробовал позвонить в колокола – и, о чудо, у него получилось. Настоятель благословил его служить при храме звонарем. И после окончания института он уже точно знал, чем заняться и куда поехать.
Старец Илия в Оптиной Пустыни на вопрос: «Стоит ли ему писать стихи?» сказал: поступай в семинарию, а Бог даст и писать будешь. И он писал. И когда учился в Костромской Духовной семинарии, и когда стал пономарем в храме Похвалы Пресвятой Богородицы, и когда в качестве звонаря впервые поднялся на колокольню. И сегодня, получив сан иерея, и служа в одном из храмов Ярославля.
Кто, кто, кроме него сегодня помолится за умерших родных и близких? Кто перед Господом замолит их грехи? Молитва в алтаре считается ближе к Богу. А помолиться ему есть о ком. После того, как умерла одна из сестер Александра и ее муж – на попечение родственников осталось трое детишек.
Стихотворение «Сирота» Александр Авдеев посвятил своей племяннице Дашке Яруковой.

Обычный день за рамой канул…
Шалунья – ноги колесом,
Хлебала, чмокала сметану
Из банки, пачкая лицо.
Глоточков жидких было мало –
Глаза сияли на звезду.
Колготки бабушка стирала.
Кипело платьице в тазу.
Глаза зажмурила премило.
Сандальку сдернула с ноги.
Ах, молоко в ковше остыло!
Ах, раскрошила пироги!
А теплых булок – не хотела.
Умыться на ночь – не далась.
На подоконник снова села
И насмотрелась в небо всласть.
А в доме было вдоволь хлеба,
Вольготно с бабушкой житье.
Но всей душою звездной небо
Смотрело грустно на нее.

Выскажу, может быть, крамольную мысль. Но состоявшихся поэтов ставших священнослужителями сегодня единицы, тогда как клириков, пишущих стихи, судя по публикациям в Интернете, тысячи. И это большой плюс Александра Авдеева.
В представляемом сборнике мне особенно созвучным и родственным почему-то показалось следующее стихотворение:

Конечно, есть свой запах у стихов.
Не знаю, я какой сегодня в моде.
В домах, где запах водки и духов,
Могу я получить и дать по морде.
Но водка и духи еще не зло.
Я запах зла совсем не различаю.
И мне, на вид неслабому, везло
В компаниях, где мало склонны к чаю.
Сияла люстра, плавая в дыму,
Удары по столу звенели, шибки.
О чем-то, до сих пор и не пойму,
Все спорили и каждый без улыбки.
Устав напрасно голову ломать
Домой пришел нетвердыми шагами,
И сразу улыбнулся – в доме мать,
Поскольку с кухни пахло пирогами.

Это и есть Поэзия.
Стихи Александра Авдеева публиковались в «Литературной России»,   под рубрикой «Лирика русских поэтов» выходили в сборниках «Стихи о любви», «Стихи о лете», «Стихи о весне», «Стихи о родителях» столичного издательства «ЭКСМО». По первому сборнику «Невидимая птица» в 2004 году Александр Авдеев был принят в члены Союза российских писателей.


Рецензии