Просто воспоминания 3...

   Вообще-то, я намеренно пишу в этаком рваном ритме, больше напоминающем самый обычный разговор с перерывами на «заварить чайку». Опять рискую нарваться на насмешку, но чай нынче «не тот». И вкус, и запах – ничего общего с индийским семидесятых. Были еще «экстра» - мелкий, черный и «№36» в бело-зеленой пачке – хорошие, наши. Наверное, и сегодня есть хорошие сорта, но вряд ли они продаются по цене всяких «принцесс» - ценители поймут, о чем я… Так вот, отхлебнем крепкого чая и продолжим. Неспешный разговор – он и есть разговор, без «литературных красивостей». Красивости оставим для более «серьезных дел».

   Чтобы уж совсем разобраться с темой «что и как мы ели в прошлом», кратенько расскажу…
Летом главной едой была картошка отварная с хлебом, а в придачу к ней «батУшки». Что за зверь? Да известная всем окрошка-холодник, куда клали огурец, свеклу, лук зеленый и все, что попадало под руку. Колбаса вареная по два двадцать «попадала под руку» нечасто – по большим праздникам. Копченая – еще реже. Зимой – та же картошка, только с салом и квашеной капустой. Кстати, в деревне до середины семидесятых была своя пекарня. Черный хлеб, выпеченный местными мастерицами, свиньи ели очень неохотно, а вот белый был замечательным – даже люди из города с превеликой охотой брали, проезжая мимо наших магазинов. Загадка – ведь тесто и для того, и для другого замешивали и в печь ставили одни и те же руки… А вот на целине на трудодни (кроме приличной зарплаты) механизаторам выдавали зерно, которое возили молоть на мельницу, а уж потом дома каждая семья пекла свой хлеб. Настоящий пшеничный. Готовый, в магазине, продавали лишь служащим.
Когда-нибудь проходили мимо пекарни в минуты, когда рабочие вот-вот должны вынимать из печей готовый, горячий хлеб? Тогда про запах не буду – и без того, думается, вздохнули мечтательно… Как там Паниковский про гуся – вы не знаете, что такое хлеб! Корочка…

   Сейчас скажете: ну вот, начал про книжки, а сам опять во вкусности забрался. Так ведь и я про что – со вкусностями-то книга лучше, слаще идет, чем без них! Например, «Питер Пэна» я читал во втором классе и под рукой шуршала пачка кукурузных хлопьев – желтенько-золотых, пузатеньких и хрустящих (недостаток – ну очень уж воздушные, в пачке всего-то 200 гр). А вот когда читал «Кондратия Булавина», то в ход пошел торговый квас – тоже ничего штука. Пить пришлось из ковшика – казаки-то в книжке именно так хлебали хмельные меды и горилку. Вот она, волшебная сила искусства: ну кому придет в голову пить квас из ковшика, если под рукой есть кружки-стаканы? А может быть, в книжках и истоки нашей истинно русской слабости прятались, а? Например, как у Дюма Атос с напарником винный погребок уничтожили до капли. Одно хорошо: в те годы я так и не нашел ни книг Мельникова-Печерского, ни рассказов Гиляровского о старой Москве – иначе страшно и предположить, что бы могло сложиться. Хватит и того, что один «Тиль» Костера заставил страдать, облизываясь над описаниями «колбас, окороков и прочих подливок»…

   Чтобы уж совсем закрыть тему «продуктовую», замечу, что в начале семидесятых даже в сельском магазине можно было купить масло - как простое, так и шоколадное. Пиво-лимонад в колхозной столовой не переводились. Иногда в автолавке можно было ухватить колбасы или сарделек – сосиски были вещью «московской», почти мифической. Да, позднее стало хуже – ни масла, ни колбасы в сельских магазинах конца семидесятых уже не было. Пряники-хлеб, селедка-консервы рыбные, сахар-крупа в тех же «подарочных» пакетах, повидло в огромных банках и маргарин. Чай, курево, вино-водка. В промтоварном – всякое барахло вроде телогреек, кирзово-резиновой обувки и прочей галантереи-бижутерии. О, в бижутерии были ослепительно красивые рубины, изумруды и алмазы размером с копеечную монетку – чудная вещь для «пиратских кладов»! Некоторым мальчишкам везло: их мамы то теряли одну из сережек, то новые покупали, а «настоящий изумруд» из старых сережек становился «вещью»…


Рецензии
Здравствуйте, Александр!
Кстати, о чае - недавно муж привёз из города пачку чая - "Азер". Азербайджанский.Замечательный чай. Напомнил по вкусу и запаху тот, из советских времён - настоящий.
Порылась в памяти... ну, не нашла пристрастий в еде, потому, наверное, что всегда еда была в достатке и разнообразии. Богато не жили, но питались хорошо. Как-то родители выходили из положения. А вот у мужа воспоминаний о том, чего ему очень хотелось в детстве!!! не переслушать. Читал на печке с фонариком(вот и посадил зрение), на всю жизнь сохранил пристрастие к галетам и китайскому рису - белому, рассыпчатому. Хотя, почему - галеты, если его мама пекла та-а-кие лепёшки на топлёном масле?! Уж, к нашему приезду - обязательно, я ими просто насытиться не могла и каша пшённая из печки!!! Какой там рис!!! Но галеты покупаю специально для него, пусть радуется и чувствует себя путешественником... и морским, и сухопутным.))))
Добрых воспоминаний Вам!

Ольга Постникова   02.10.2017 17:26     Заявить о нарушении
День добрый, Ольга!
Чай - это напиток богов. Кофе когда-то любил, но потом пришлось с этим делом расстаться. А насчет галет... Подозреваю, Ваш муж пристрастился к ним, когда читал "Морского волчонка" Майн Рида... "Покупаю специально для него" - спасибо Вам за эту заботу от имени всех "мальчишек-путешественников - и морских, и сухопутных"!
Всего самого-самого Вам! С улыбкой А.Т.

Александр Терентьев   03.10.2017 10:04   Заявить о нарушении
Совершенно верно, Александр. И Майн Рид, и Диккенс, и Джек Лондон, и Фенимор Купер и всё, что было в их деревенской библиотеке.

Ольга Постникова   03.10.2017 10:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.