Просто воспоминания 2...

   Раз уж мы про Новый год… Иногда в нашей жизни случается и так, что некоторым очень не хочется вспоминать свое детство и праздники, которые у них никогда, по сути, Праздниками и не были. Жуткая нищета, пьющие родители, да мало ли что еще - что ж поделаешь, не повезло... Лучше забыть все и никогда не вспоминать... или придумать другое детство. Просто чуточку напрячь воображение и заменить "грустности" на "нормальности". И помощники найдутся: например, проверенные временем "Детство Никиты" Толстого и "Лето Господне" Шмелева - оно хоть и "Лето", но там есть изумительные описания старого Рождества и прочих Праздников... У них там и про тонкий морозец, от которого слипаются ресницы, и про галок в кронах осыпанных инеем раскидистых берез, и про длинные, медленные дымы из печных труб, и про стылое красное солнце, и про... про все! Стоит лишь зажмуриться покрепче и прислушаться... Вот-вот, слышите, как тоненько позванивают лучистые звезды в черном рождественском небе? Звенят... Это детство наше тихонько шепчет-напоминает: да здесь я, совсем рядом - ты только научись слушать...

   Подарки Дед Мороз раздавал в директорском кабинете – стандартные магазинные пакеты из серо-коричневой бумаги. Несколько шоколадных конфеток, пачка вафель или печенья, пара пригоршней карамелек, «сосучек» и тянучек вроде «Кис-кис». Могла быть и шоколадка – тогда пятидесятиграммовая стоила сущие копейки. Это после 73-го, когда в Южной Америке погибли плантации какао, цены взлетели вдвое, и шоколад стал стоить шестьдесят копеек за сто граммов, а растворимый кофе – аж целых шесть рублей. Это при цене-то на хлеб в 14-16 копеек…

   Что же съедалось в первую очередь? Нет, в первую очередь все это богатство раскладывалось и рассматривалось. Потом уже истреблялись шоколадные с «черной» начинкой. Потом с «белой». Через день-другой со вздохом добивались и простенькие подушечки… Собирать фантики считалось делом для мальчишки недостойным, «девчачьим», но… и собирались, и рассматривались. Ну просто не могу не сказать о конфетах сегодняшних! Фантики – сияние, блеск, мечта! Вместо игрушек на елку – да запросто. А вот вкус, увы, не тот. Секрет ведь в сырье – в семидесятые производители, угнетенные ГОСТами, клали в продукты то, «что положено». Если шоколад, то уж и вкус соответствующий, и запах. Вы помните, каким дразнящее-волнующим, теплым запахом радовал нас горький рот-фронтовский шоколад? Если нет, то и рассказывать нет ни малейшего смысла. Это было неким виртуальным путешествием в загадочно-далекие страны, где много солнца, голубого неба, зеленых мохнатых пальм и где мерно дышал огромный зеленовато-лазурный океан – туда, где когда-то побывали Колумб и прочие авантюристы вроде Кортеса и Писсаро…

   Кстати, об экзотике. Помню свой первый апельсин. Его привез из Ленинграда мальчонка на пару лет старше – он приезжал на лето к бабушке. Оранжевое чудо мы разделили по-братски – каждому досталось по паре долек. Он же угостил как-то и пластиком ананаса – это была уж и совсем невероятная штука! Тот пластик я приволок домой и мы уже с тетей Катей «вкусили буржуйского счастья». Счастье не обмануло - было терпким, сочным и одуряющее вкусно пахло земляникой…

   У зимних каникул был только один недостаток: короткие, заразы, всего двенадцать дней. Зато каких! У сельского клуба (опять-таки обычная бревенчатая изба, но большая), в котором проходили праздничные концерты и где «крутили» кино, была большая горка. Там во время новогодних каникул был тот самый «пуп Земли» - мальчишки и девчонки со всей деревни катались кто на лыжах, кто на санках, а частенько и просто по заледенелой полосе на подходящей картонке. Визгу-шума было в «плепорцию» - думаю, лошади на колхозной конюшне испуганно прядали ушами и слегка приседали на задние ноги. Домой, естественно, все заявлялись в заснеженной, наполовину обледеневшей одежде и, покорно выслушивая родительское «И сколько это можно дурниной носиться и одежу трепать!!», быстренько скидывали обувку-одежонку и забирались на печку, где можно было блаженно прижаться к горячим кирпичам и принюхиваться к вкусно-заманчивым запахам из кухни, где варилась в чугуне картошка для поросенка…

   Первые лыжи мои были самодельными – отец расколол березовый чурбак и выстрогал две замечательные лыжи. Желобка на подошве у них не было, но ездили они не один год. А однажды я лыжей перепоясал по «горбышине» своего драчливого соседа-мальчишку – так что и как оружие батькины самоделки были хороши. Следующие лыжи были куплены тетей Катей – замечательно красного цвета, с бамбуковыми палками. Жизнь им была суждена долгая – даже пару лет после Армии я на них километры наматывал… Что? Да, велосипед тоже, конечно, был. Тетя давала с зарплаты по два рубля, пока их не набралось целых сорок. И стальное чудо было куплено. Наверное, нет смысла рассказывать, как, укладываясь спать, я выбегал в коридор проверить: не исчез ли верный конь? Почему не купили «сразу», ведь могли? Да, могли. Но… Вот увидели вы девушку невероятной красоты, а она вдруг подходит к вам и заявляет: «Я согласна стать вашей женой – пойдем расписываться!» А где трепет, надежда, волнение, сладость первого похода в кино и первого робкого поцелуя?! Вот то-то и оно – счастье надо выстрадать, надо его дождаться. Позже поймешь, что ожидание счастья порой слаще его самого…


Рецензии
Ох, хорошо...
Первый абзац, последний - можно сто раз перечитывать и вздыхать. Все-то в них есть: настроение, ощущение праздника, счастье жить...
А мы из новогодних подарков первым делом вытаскивали мандарин. Если их было вдруг два - счастье... Главным был даже не вкус, а запах.
Ананас первый раз попробовала, наверное, в девяностых - и не понравился... Ну, совсем... Вспомнилось, как когда-то привезла домой баночку черной икры, а папа: "Да что это за ерунда. Вот кабачковую - я люблю". Только и вздохнула: той кабачковой, которую мама готовила, я больше никогда и ни у кого и не пробовала...
Спасибо, Александр. Читаю с удовольствием. Только, пожалуйста, не торопитесь убирать. А то знаю я вас...

Мария Купчинова   30.09.2017 20:02     Заявить о нарушении
День добрый, Мария!
Смеюсь: и ананас пару раз пробовал - фигня, и к икре всех цветов я равнодушен.
Да и в целом в еде абсолютно всеяден, не привередлив. По мне был бы чай -
остальное не принципиально. Был период, когда от язвы загибался - так мог по
целой неделе вообще ничего не есть. Да и сейчас могу лишь вечером спохватиться,
что не пообедал... Так что мне фигуру блюсти не очень трудно...
Спасибо и всего самого-самого доброго Вам! С уважением А.Т.

Александр Терентьев   02.10.2017 18:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.