Джулия

Жила-была модница по имени Джулия. Она одевалась с невероятной фантазией и обожала всё необычное, приводящее в восторг и недоумение. Форма её нарисованных бровей была невероятная, глаза – бирюзовые и непостижимые, улыбка – загадочно-пленительная, а носик – любопытный и, честно говоря, длинненький такой. А иначе, как же уследить за всеми новинками в мире моды, не упустить ни единой сезонной распродажи, и не выудить из горы уценённых акриловых шарфиков шаль ручной работы из натурального мериноса?
Настроения Джул, как и цвет её волос, были переменчивы, словно погода, а всё своё постоянство она сконцентрировала в заветной мечте – встретить того самого, единственного мужчину и провести медовый месяц на Фиджи.
Её завораживало название «Фи-джи-ии…», произнося которое, она представляла роскошную спальню, плывущую по океану… с белым роялем, с синим небосводом и рассеянным сквозь тюль облаков солнечным светом.
 
Однажды, под Новый год, Джулия решила полностью обновить гардероб. А поскольку, в платяном шкафу не было даже мало-мальски свободного просвета от спрессованной одежды, то стало ясно, что без покупки нового шкафа-купе, метров пяти-шести в длину, с зеркальными дверками и подсветкой из дюжины лампочек, не обойтись.
- Джоуль, дорогой, - сказала она шарообразному белому коту, облизывающему искрящую электрическую розетку, - завтра же выбросим старый шифоньер, а одёжки отправим в благотворительные организации! Кстати, ушко тебе проколем, это сейчас модно! И прекрати пускать слюни в розетку, тебя же опять током ударит!
Джулия набросила шубку и заторопилась на показ зимней коллекции в Дом Моделей.
 
Как только за ней захлопнулась дверь, шкаф заскрипел:
- Вот вам и Новый год! Жестокая штука – жизнь!
Колготки сморщились от досады, перчатки развели ладонями, а свитер так разволновался, что его вязаные косы в области груди стали вздыматься от учащённого дыхания.
Спортивный костюм произнёс:
- Мне так нравилось с Джулией кувыркаться, у неё отличный пресс!
- А я в восторге от линии её бёдер, - добавил купальник.
- Мне тоже есть, что вспомнить, - прошептал кружевной бюстгальтер.
- Заткнитесь, трепачи, - буркнул элегантный жакет, - наша Джул – просто прелесть! Мой долг был согревать её в непогоду, я старался обнимать её крепче, но она вечно сердилась, называя меня горячим ватником, а я, между прочим, сшит из высококачественной английской шерсти... не мыслю без неё своего существования!
- Я знаю, что делать, - джинсовый комбинезон клацнул пряжкой на поясе, - мы не станем ждать, пока нас отправят в утиль, мы уйдём из дома сами! Сегодня, в новогоднюю ночь, мы почувствуем настоящую свободу и порадуемся жизни сполна! Давайте надеваться друг на дружку до тех пор, пока…
Он не успел договорить, как с полок с восторгом полетела одежда. В бюстгальтер туго набились носовые платочки, поверх него наделись футболки и блузки, потом - кофточки, потом – свитера. Полсотни колготок и дюжина махровых носков сформировали ножки, на которые натянулись не менее десяти пар брюк. Одёжное туловище втиснулось в комбинезон, надело сверху жакет и пуховик. Из множества разноцветных перчаток образовались руки, вокруг воротника обмотались шарфики, закрыв несуществующее лицо почти до глаз, чуть выше - темные очки, на месте лба – вязаная шапочка. В заключение, сверху оказался капюшон, а снизу - сапожки!
– Одобряю! - скрипнул шкаф. - А кто разговаривать будет, если придётся!
- Мы, - звякнули молнии, - з-зззапросто!
- Ну, ступай, Одёжа, - шкаф прослезился от умиления, - веселись, встречай Новый год!
 
Неуверенной походкой «франкенштейн» вышел из подъезда. Заснеженные улицы сверкали паетками огней, ёлки в окнах мигали гирляндами, звучала музыка, а
на ледяной горке было настоящее веселье. Дети с визгом съезжали на санях, на надувных бассейнах и даже на кусках линолеума.
Одёжа тоже отважилась съехать на забытом кем-то автомобильном коврике. Правда, на полпути она, словно огородное пугало, завалилась набок и врезалась в вереницу санок, на них упали гогочущие старшеклассники, а сверху - спаниель, сорвавшийся с поводка.
Это был восторг! Под пуховиком сотрясались от смеха колготки, футболки и прочие одёжные слои, а панталоны назидательно твердили:
- Благодаря мне мы мягко приземлились!
Возле кондитерской Одёжа вдохнула запах ароматной выпечки, полюбовалась выставленными на витрину тортами и пирожными, словно снегом, покрытыми белым шоколадом и воздушными кремами. Во дворе она помогла детям слепить Снеговика, а переходя шаткой походкой через дорогу, вовремя подхватила поскользнувшуюся старушку.
- Спасибо, дорогуша, – поблагодарила та, - счастья тебе в Новом году!
- З-зззз, не ззза что! - прозвенели змейки из глубины одёжного туловища.
А потом была завораживающая поездка в троллейбусе – вдоль праздничных проспектов, мимо задумчивых скверов и уютных белоснежных улочек, а ещё - костюмированное представление уличного театра, каток на городской площади и выставка ледяных скульптур, фейерверки, грохот петард и много-много сияющих и приветливых лиц!
 
* * *
Белобородый толстяк в стёганой телогрейке и красном колпаке сидел у монитора. Он просмотрел уже несколько сотен веб-камер по всему миру и каждому, попавшему в поле его зрения, послал новогодний подарок. Одним - долгожданное письмо, другим – долгожданный автомобиль. Влюблённым – невероятные признания, малышам – игрушки, матерям – спокойствие за своих детей, а старикам – жизненную энергию и уважение.
Когда же он увидел неприкаянную Одёжу, бредущую ватной походкой по парку, то решительно стукнул ледяным посохом о пол и громогласно воскликнул:
- Здесь без волшебства - никак! Чудо, свершись!
 
Метель, повинуясь ему, тотчас же закружила по городу, а лихой ветер подхватил Одёжу и в одно мгновение перенёс в Дом Моделей, на показ зимней коллекции.
Рядом оказалась модница Джулия – с невероятной формой нарисованных бровей, с бирюзовыми, восторженными глазами, с загадочной улыбкой и любопытным длинным носом, который был всё-таки очень даже миленьким. Известный кутюрье глядел на неё масляным взглядом и снисходительно слушал её сбивчивую речь о потрясающем сочетании гипюра и мешковины, о сногсшибательных атласных оборках на шапке-ушанке, и о том, что Фиджи – её мечта! Модельер улыбался ослепительно-фарфоровой улыбкой, а его рука плавно скользила по бедру Джулии всё ниже, и ниже.
 
И тут произошло непредвиденное. Странная фигура в пуховике, тёмных очках и надвинутой на пол лица шапке, вдруг подскочила и двинула кутюрье кулаком промеж глаз. Тот отшатнулся и схватил незнакомца за шею – шарфик развязался и упал, за ним – второй, потом – третий. Пуховик расстегнулся и оттуда, как чёрт из табакерки, выскочил разъярённый жакет из настоящей английской шерсти! Фигура разваливалась на части, на глазах у целой толпы зевак. Вот свитера всех цветов радуги выпорхнули из неё, полетели блузы, размахивая рукавами… закружили колготки, носки… брюки стали по очереди поддавать модельеру пониже спины, панталоны хохотали, а перчатки отпускали ему подзатыльники.
Джулия прислонила пальцы к вискам и закрыла глаза. Её лицо было белее снега, который стал сыпаться с потолка, вместе со штукатуркой. Она сползла по стене на пол и пролепетала: «Пить!»
 
- Вам лучше? – над ней склонился незнакомец. - Сделайте ещё глоток, это минеральная вода!
Лицо Джулии осветилось загадочной улыбкой. Она приподняла одну из своих невероятных бровей:
- Благодарю… как Вас зовут?
- Жакет, - ответил парень, - Джакет… э-ээ, Джекет… можно Джек… я родом из Англии, у моего отца небольшая суконная фабрика, а я представляю наши ткани в Доме Моделей! Вам не холодно? Такой снегопад, откуда не возьмись… пока я рядом, мой долг - согревать вас в непогоду, я буду стараться обнимать Вас крепче, не сердитесь…
- Ну, что Вы, Джек… я не сержусь, хотя мы с Вами совершенно не знакомы и Вы горячий, словно ватник, во всяком случае, Ваши руки!
- А ведь до Нового года осталось совсем немного!
- Если не возражаете, я Вас приглашаю к себе, у меня есть кот Джоуль - он лижет все неисправные розетки в доме и иногда его бьёт током, но это ему нравится…
- Я не возражаю, - Джек улыбнулся, - мой гостиничный номер такой неуютный… мне кажется, я знаю, где Вы живёте… рядом с Вашим домом - ледяная горка! Эх, на чём только народ не съезжает по ней, даже на автомобильных ковриках!
- Правда?
- Правда…
- А я люблю всё необычное!
- А я люблю Вас... с первого взгляда и, в то же время, очень-очень давно...
 
* * *
Чудесная новогодняя ночь растаяла, уступив место чудесному новогоднему утру.
- Знаешь, Джек, а ведь я всегда мечтала о Фиджи!
- Джулия, Джоуль и Джек - три-Джи, почти Фи-джи.
- А ещё я мечтала о белом рояле в спальне!
- Это проще простого, здесь недалеко есть замечательная кондитерская, мы закажем торт в форме рояля, залитый белым шоколадом и съедим его в спальне, это будет очень даже экстравагантно, да?
- Да, очень! – задумчиво произнесла Джулия, облачённая в золотистую паутину супермодного кружевного пеньюара. – Всё в нашей жизни имеет альтернативу, даже мечты!
В её бирюзовых, непостижимых глазах светилось счастье, а улыбка, как всегда была загадочной, но не пленительной, а пленённой… ведь быть пленницей Любви – настоящее счастье, особенно при таких невероятных обстоятельствах!
 
* * *
Белобородый румяный старик повесил на свой волшебный посох красный колпак и, укрывшись огромной овчинной шубой, прилёг на кушетку. Изображения на всех его веб-камерах не могли не радовать: новогодняя ночь удалась на славу! Он прикрыл глаза и, улыбаясь в усы, задремал. Из динамика тихо лилась мелодия зимней сказки, а на мониторе светилась надпись: «С Новым годом! С Новым счастьем!»


Рецензии
Очень необычно, Виктория. И фантазии Вам не занимать. Понравилось. Успеха и здоровья. Д-р А. Киселев

Александр Киселев 6   17.03.2018 09:31     Заявить о нарушении
Спасибо за добрый отзыв, Александр!
Удачи Вам во всём!

С уважением,

Виктория Вирджиния Лукина   17.03.2018 22:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.