Запах полыни. Глава вторая. Вечер. Поход в кино

Вечером, когда родители пришли домой, мы  наперебой рассказывали маме, как искали Женьку и Андрюшку, как придумали спектакль, и как собрались репетировать, но нам нужны старые вещи для спектакля.
А мама жарила камбалу, которую тогда называли «гидрокурицей»; обваливала её в муке, слушала и смеялась. Комната быстро наполнилась чадом, камбала воняла ужасно, и я убежал «нагуливать аппетит». Но детей во дворе не было – все ужинали, а когда я вернулся домой, на блюде была внушительная горка румяной, с поджаристой корочкой, рыбы. И все с аппетитом ели, обсасывая каждый кусочек, аккуратно выбирая кости. Рыба на вкус была ничего так, не то, что на запах.
Но мы толком поесть не успели: в окно постучала Надя – подружка сестёр, которая стала звать девчонок в кино на последний сеанс.
«И меня, и меня возьмите с собой!» - заскулил я.
«Куда? На последний сеанс. Не поздновато ли?» - сомневалась мама. – Темно уже будет!
«Тётя Лена, нас много пойдёт!.. И Вовка с Толькой, и Люся, и Нина!»
«А если он ночью спать не будет? Кино-то, говорят страшное…»
Всё-таки, меня отпустили в кино со старшими. Так поздно я ещё никогда не ходил. Фильм назывался «Вий»…
Нас  человек семь-восемь собралось в кино. И, кажется чья-то бабушка, потому-то родители всех отпустили без опаски.
Идти к кинотеатру «Салют» минут 12-15 по заросшим зелёным улочкам из жилых бараков и деревянных домов, мимо палисадников, огородов и пустырей.
Кинотеатром «Салют» назвать трудно. Скорее, это добротный деревянный сарай с ровным заасфальтированным полом, человек на триста. Я всегда волновался: удастся попасть на первый ряд или нет; если впереди будут высокие зрители, ничего толком не разглядишь. И вот фильм начался. Сколько раз я замирал от страха: то слезинка кровавая выкатится из глаз паночки, то кошки неожиданно выскочат в церкви. Я уж не говорю о самой ведьме, особенно в первую ночь… Страшный лик на иконе в церкви пугал не меньше, а, пожалуй, даже больше, чем все вурдалаки, упыри, и сам Вий.
Но ещё одно место, вовсе не страшное, а какое-то пронзительно-жалостливое, запомнилось на всю жизнь. Это горе отца-сотника у гроба дочери, его глаза, его лицо. Его слова: «Если б я только мог знать, кто…»
Я услышал шёпот взрослых за спиной: «Конечно, она ведь ему дочь, а не ведьма. Он может и не знает…»
Как это страшно, наверное, потерять близкого человека, ребёнка. Как жалко погибших детей. И меня буду жалеть, если что…
Фильм кончился плохо, но вот странно - неприятного осадка не осталось.
Мы вышли из зала, когда было уже темно.
- Ух, жуть!.. Жаль Хому, не надо было ему в церкви табак нюхать. Может и заступился бы за него бог.
- Ты думаешь?..
- Да, ему просто не повезло. Он ведь упал за круг, который сам и очертил. А немного бы продержался, и всё обошлось.
Интересно послушать, что говорят об этом старшие.
- А вы знаете, что Гоголь с ума сошёл? От страха!
- Да ну!?
- Заперся у себя в доме, закрыл ставни и начал сочинять что-то новое, страшное-престрашное. Ещё страшнее «Вия»!..
- А ты откуда знаешь?
- У Тольки Васнецова тётя завуч в 156-й школе. Она ещё и литературу преподаёт. Так вот, она маме Толика рассказывала всё-всё про Гоголя, что в школе не говорят. Для детей это всё секретно, а им, учителям, известно!
За разговорами мы двигались к дому. Было уже темно; только свет зажжённых окон  освещал нам дорогу. Мы вышли к узкой тропинке между двумя глухими заборами чужих домов, и чтобы не толкаться, мальчишки Вова и Толик,  убежали вперёд, а я и все девчонки, и чья-то бабушка немного отстали.
Когда до «задней» калитки нашего двора осталось метров двадцать, в кустах сирени кто-то завыл страшным голосом…
Я вздрогнул от страха; девчонки завизжали на разные голоса, но все тут же поняли, что это наши Вовка и Толик спрятались в кустах, чтобы нас пугать; они выдали себя смехом. Правда, бабушке, которая шла сзади всех, было не до шуток: одного из «фулюганов» она, не шутя, огрела своей палочкой. Было жутко и весело.
На следующий день разговоров об этом было не меньше, чем о фильме.
Ночь я спал спокойно. Да и как могло быть по-другому, если наша маленькая однокомнатная квартирка напичкана людьми. В одной комнате ночевали мама, папа и я, а на кухне бабушка и две моих сестры. Сопение и храп родных прекрасно убаюкивали. Как мы все там помещались?..


Рецензии
Да, Виктор! Как хочется окунуться туда, где уютно свернулось наше счастье - в прошлое... "Запах Полыни" - какое точное название вещи, читаю вторую главу, и ловлю себя на том, что горьковато-пряные запахи детства никогда не выветриваются из наших душ, заставляя вдыхать их по мере взросления всё чаще и чаще.

С уважением и благодарностью

Дарина

Дарина Сибирцева   23.01.2012 09:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Дарина! Именно это желание заставляет вновь и вновь возвращаться к повести, которую начал ещё в 2008 году.

Виктор Слободчиков   23.01.2012 15:51   Заявить о нарушении