Тяжелое время курса

AUDIO: http://yourlisten.com/channel/content/16906786/HardWork

Принцип армейского обучения – это спираль. Почти каждый день повторяется, что учили до этого, и добавляется немного новой информации. Лекции чередуются с тренировками и всякими нормативами, типа кросса, пресса, троса, стресса. Еще парочка отсеялась, ведь такая жизнь, как коробка шоколадных конфет: у жирных быстро заканчивается. Они стараются, страдают, разочаровываются в себе и пессимистично смотрят на мир, видя даже в своем обеде депрессивную картошку, так как и она сильно подавлена. Их кредо – главное, верить в себя – теряет силу, доказывая, что этот девиз лучше всего подойдет лишь Господу Богу. И они чувствуют, что оставшись на курсе, в ближайшее время смогут сами ему это сказать.

Люди покрепче физически нервничают и срываются по малейшему поводу. Один начал орать на меня по какому-то пустяку. Схватив его за горло одной рукой, я сказал, что сейчас запихаю все сказанное назад, чтобы на земле тише стало. К несчастью, это увидел командир и устроил мне разборки по поводу внеуставных физических контактов. В этот же день другой пацан возомнил себя самым крутым в группе и начал показывать каратинские... карантинские... кретинские... ну приемы из карате. Я ему:
- Медленно делаешь, в поединке неэффективно. Да и неустойчиво как-то...
- Чтоб ты понимал в этом, – отвечает он мне, – как ты вообще можешь драться, если носишь очки!

Вот умник, а, может, я сначала внимательно смотрю, а потом херачу по памяти: левый-коронный, правый-похоронный. И вообще, ты на кого шуршишь, пакетик – на добро, которое всегда побеждает зло, если его как следует разозлить? Мне лично Заратустра позволяет.
- Ладно, говорю, давай попробуй меня достать своим "маваси гэри"*.

Конечно же, это было дурачество, а не наезд, чтобы "помахаться" и изменить взгляды оппонента точным ударом в глаз. Но тут всегда надо помнить простую истину: следи за собой, так как за тобой следят. Как на зло наш обмен боевого опыта увидел тот же командир, запаливший меня утром. Все, привет проблемы, я вас ждал – заходите, чё как не родные-то. В армии с драками очень строго, тем более на приличных курсах. Так что без разговоров нас обоих послали на суд к майору.

- Дмитрий, что с тобой сегодня? – удивился майор, узнав от командира, что лучший ученик за один день дважды провоцировал свой свободный вылет с медкурса.
Мы в два голоса, чуть ли не крестясь Звездой Давида, начали доказывать, что просто "прокачивали" друг дружке навык и делились "экспириенсем", а так мы друзья не разлей вода, и ни один "HP" не пострадал.** Пожали руки, обнялись, похлопали по плечам, словно самые близкие люди, встретившиеся после многолетней разлуки. Дело с отчислением замяли, но обоим впаяли четыре закрытых субботы, чтобы дружба наша еще больше окрепла, и мы не так скучали друг по другу.

Интересное разнообразие внесли тренировочные маневры с суками из "Океца"*** и их собаками. Нам рассказали, как реанимировать псин методом рот в нос, пожаловались, что четвероногих сук кормят лучше, чем двуногих, и дали поиграть в "найди-покорми-зажал-хлеба-умри". Вообще, эти комочки купленной за валюту любви обожают, когда их кормят хлебом – просто хлебом не корми – хлебом покорми. Мы кормили, гладили, улыбались ртами и потели задницами под беспощадным солнцем. А те, в свою очередь, ели, ластились, потели языками и улыбались хвостами. Словом, посмотрели, пообщались – обычные собаки.

Также видели, как те ловко находят взрывчатые вещества, а заодно и раненых, которые до этого тоже нашли взрывчатку методом "тык-бабах". Вот нюх у скотины – "non penis canina". "Интересно," – подумалось мне: "А если собака по кличке Новость в самом деле найдет настоящую бомбу в каком-нибудь мусульманском поселении, то эта Новость быстро разлетится по всей деревне?" Но я не стал спрашивать о навыках обезвреживания детонирующих устройств методом перегрызания красного провода. Посиделки закончились глубоко после отбоя, и, пожелав Ночи "спокойной ночи", я отправился спать до своего дежурства.

Будильник зазвонил, но я не ответил. Какая гадость – эта ваша пять утра! Тот, кто сказал, что человек треть жизни проводит во сне, забыл добавить, что оставшиеся две трети он мечтает выспаться. Не разлепляя глаз, я по запаху попытался найти свои носки, но, в отличие от вчерашних собак, нос не отличал своих от чужих.
"Этот предмет одежды по характеру сроден девушкам, которых трудно найти, но легко потерять," – рассуждал сонный Интеллект, стараясь прийти в себя: "По запаху свою пассию от чужой тоже не всегда отличишь, но хотя бы от носков они все же отличаются. Так давайте же, вы никогда не будете терять друг друга..."
Ну все, если Интеллект уже с носками договаривается, то надо срочно взбодриться.
"Да!" – вяло заликовал тот в ответ на эту идею: "Пойду-ка выпью из кофе весь кофеин или из какао весь... этот, как его там..."

Но фарт был не на моей стороне: внезапно появившийся не по-здоровому бодрый командир потащил меня на "развод" перед дежурным домиком. С этого утра, начатого без жидкого горячего энергетика, я вовсе перестал высыпаться. Если взрослому льву требуется двадцать часов на отдых каждый день, то определенно, я – взрослый лев. Теоретическая учеба давалась легко, так как последнее время мы занимались исключительно повторением пройденного материала. Но дни были так похожи один на другой, что на возмущение инструктора: "Как ты не помнишь, что мы проходили на прошлом занятии", – хотелось ответить: "Чувак, я даже не помню, что ел сегодня на завтрак". Однако, практическая часть выматывала и душевно, и физически.

Мы играли в куклы, мяли их на симуляциях, засовывая внутрь чуть ли не все причиндалы из рюкзака военного медика. Потом то же самое делали друг на друге, как бы это ни звучало. Но у манекенов не было вен. И, чтобы хоть как-то обезопасить свои очень умелые ручки от чужих оч.умелых рук, я предложил для начала тренироваться на трубках от капельниц. Стандартная практика, но идея не возымела успеха у этих садистов. Особенно бесила методика "солнышко" – это когда игла, проткнувшая вену насквозь, немного возвращается назад и устремляется под другим углом.

Сегодня мне в пару достался умелец, который не остановился, пока не описал полный круг пронзающими плоть лучами. И так хожу с гематомами в районе предплечья, как заядлый нарик, так еще и это наказание мне на вены, в которых течет лень и мечта выспаться. Неумелый напарник с ледяными пальцами практиковал членовредительство похлеще иудаизма и ислама. А еще говорят, что у людей с холодными руками тёплое сердце. Фигня, у этого – либо вегетососудистая дистония, либо его покусал вампир, и теперь он сам стал... Да какой там вампир, тут половину группы покусало стадо баранов. "Ладно," – думал я, глядя на реки собственной венозной крови: "Еще не все потеряно." "Еще терять и терять," – услужливо подсказала Логика, когда наконец-то попавший в цель придурок нечаянно выдернул венфлон, забыв его закрепить.

Началась последняя неделя усиленных тренировок на практике перед последней неделей, усиленной учебой в теории перед распоследними неделями экзаменов и зачетов, перед... Да когда же кончится этот курс!

Чтобы мы не сильно скучали по жаре и усталости, вернувшись с выходных под кондиционер классной комнаты, нас гоняли, пока хотя бы половина группы не выдохнется окончательно. А чтобы было еще интереснее, разбили на группы и устроили соревнования с засеченным временем, зачетными очками и именами команд. Наша, кстати, называлась "волки", наверное, потому что в этой пустыне мы, как санитары леса: врага порвем, а больных и раненых... ну не съедим, конечно, но замучаем до смерти своими попытками спасти им жизнь. Может, командирам и был интересен этот балаган, особенно, если они делали ставки, но мне уже порядком надоел. Было плевать на какой-то рекорд базы, который мы сможем побить впервые за последние двадцать лет. Да мне даже в книгу Гиннесса попасть – миллион раз плюнуть. В смысле, совершенно не интересуюсь – видимо, не хватает азарта.

Но и этого командованию показалось мало. Во второй половине дня решено было раздать противогазы, и потрепанные в тренировках волки стали похожи на слоников. Артем лихо от этого отвертелся, сказав, что его очередь быть дежурным по казарме, и свалил сидеть в прохладном помещении. А мы вяло разбирали намордники, стараясь как следует подобрать точно по размеру, словно презерватив – ведь в нем наша жизнь. Собственно, называя резиновый самоспасатель гандоном (ну или хЕромантией, если более возвышено о каучуковом одеянии в виде контрацептива), я имею в виду надежность, целостность и тонкий банановый аромат, который используется для проверки его герметичности. Еще бы одежда не пропитывалась этим тошнотворным запахом, после которого бананы с неделю мерещатся в каждом блюде.

В конце утомительного дня голова начала противно ныть, и командир, сжалившись, отпустил меня пораньше отлежаться в комнате перед ужином. Поднявшись на третий этаж казармы, первое, что я увидел – это дрыхнущего Артемку на столе мордой в конспектах. Во время охраны казармы нам разрешают учиться, чтобы не спать, но от этого занятия вздремнуть хочется еще больше. Чтобы не палить друга, я прикрыл его голову армейской панамой и направился в комнату. И тут взгляд упал на ящик с пустыми баночками из под прохладительных напитков, которые мы собираем всем отрядом с целью на вырученные средства заказать всем спецмайки в конце курса.

Взяв одну из жестянок, я с улыбкой водрузил ее на головной убор спящего. Баночка прочно стояла, словно на ровном столе. Я поставил еще парочку рядом и, давя смешки, направился в свою комнату. Но, не дойдя до пункта назначения, вернулся и начал обстраивать покоящуюся в забытье голову сослуживца. Оказалось, за какие-то полчаса можно построить внушительный замок в десяток этажей, но сдерживаемый смех душил до головокружения. Каждая новая деталь моего творчества давалась все тяжелее, потому что беззвучный ржач скручивал все сильнее, не давая выпрямиться и ходить по прямой.

Понимая, что сдерживаться больше не смогу, на цыпочках я направился к лестничному пролету и только сейчас заметил, как в абсолютной тишине отряд во главе с командиром стоит на полэтажа ниже и, задрав головы, офигело смотрит на то, что я творю. Взрыв моего смеха заставил содрогнуться стены казармы, подкинуть в воздух тело Артема, а уж замок вообще фейерверком разлетелся от подскока выспавшегося солдата. Целому отряду медиков не доводилось лечить смеховую истерику, тем более, что мои катания по полу с повизгиванием и хриплыми попытками глотнуть хоть немного воздуха заражали всех, видевших это дело. В этот день я искренне поверил, что можно реально помереть со смеху.


* "маваси гэри" - в карате круговой удар ногой
** игровая терминология: прокачка - повышение/улучшение, experience - опыт (англ.), "HP" (Hit Points\Health Power) - очки здоровья.
*** Окец (ивр. "жало") - специальное кинологическое подразделение, собаки закупаются в Голландии

Учеба на курсе ховшим: http://www.proza.ru/2010/11/22/910


Рецензии
СУПЕР!!! Заразительно интересно написано и с таким юмором на серость дней и занятий!!! Очень- ОЧЕНЬ!!!!Круто!!!

Ольга Карнаухова   09.02.2017 14:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.