Переделкино. Повесть. Первая глава Виктория

  Не бойся врагов -
  в худшем случае они могут тебя убить.
  Не бойся друзей -
  в худшем случае они могут тебя предать.
  Бойся равнодушных -
  они не убивают и не предают,
  но только с их молчаливого согласия
  существует на земле
  предательство и убийство.
            Бруно Ясенский


    - А-а-а: Кто-ни-бу-удь: Спаси-и-и-те: Убива-а-а-а-а-ют: - разрезал многоголосую вечернюю благодать дачи отчаянный женский крик: Тотчас за;молкли за окнами голоса и звуки, один за другим погасли за ними огни, захлопнулись веками шторы, и жуткая знобящая тишина и тьма, как на дне колодца, опустилась на неостывшую от знойного дня землю.

                            ПЕРЕДЕЛКИНО 
                      Сюжет для размышлений
                           Глава первая
                             Виктория    
   
 В Переделкино живут не только писатели и поэты, но и простые смертные. Одни на своих кровных или казённых дачах, другие снимают за изрядную плату на сезон. Именно на такой, одной и той же каждый год, снимаемой летом в поднаём, и обретались друзья Виктории - супруги-журналисты.Лето было на исходе. Отчаянные дожди и грозы перемежались редкими солнечными днями, в которые Переделкино заполнялось замотанными за неделю москвичами, искрящимися от перенапряжения. Они тотчас же растворялись среди импозантных собственников роскошных машин и сказочных дач.

   В один из таких дней, после многократных обещаний, Вика, наконец, собралась и приехала в Переделкино, предвкушая чудо общения с природой. Она бывала здесь и прежде, иногда по несколько дней кряду, и теперь вспоминала с наслаждением, как ходила босиком по траве, носила воду из колодца и купалась на дне оврага в обжигающей ледяной воде сладкозвучной речушки. Затем, выбрав укромное местечко, загорала без купальника, а ночью спала среди благоуханья трав, стрёкота кузнечиков и долго смотрела в ультрамариновое небо с влажными мерцающими звёздами. Становились разрешимыми неразрешимые проблемы, блекли в сознании лица назойливых друзей и верных врагов, пропадало ощущение плоти и времени, наступало таинственное состояние освобождения, неизъяснимого счастья.
  - Кто я? Где? Просто частичка Вселенной...

               Синий ветер

          Сыграй мне, синий ветер,
          Сегодня песню моря
          И серенаду листьев,
          О радости и горе.
          И буду каждый вечер -
          Я флюгером на крыше
          Играть в пятнашки с ветром
          И песни петь неслышно...

      Проснувшись наутро отдохнувшей и посвежевшей, Вика надолго сохраняла состояние светлого покоя и душевного равновесия.Её жизнь с самого рождения отнюдь не была усыпана розами, посему требовала постоянного мужества и героизма, зато щедро наградила красотой, талантами и оптимизмом, что вовсе не облегчало жизнь и не способствовало удаче и счастью, но научила терпению и мужеству. Поглощенная радужными мыслями, она добежала от электрички до желанной дачи, преодолев пешком значительное расстояние, и обнаружила на еле заметной в зелени калитке замок, но не слишком огорчилась и решила забежать в магазин, перекусить перед дорогой и ехать до станции местным автобусом.

    Дома её ждала неоконченная работа для издательства - иллюстрация детской книги. В расписании электричек оказался перерыв на два часа, и спешить стало некуда. Дойдя до остановки, Виктория присела на ближайшую лавочку. Проходящие мимо мужчины одаряли её знойными взглядами, к которым она была равнодушна. Рядом остановились две женщины и,посудачив, вскоре разошлись.

    Сердце Вики учащенно забилось, потому что одна из них чем-то необъяснимым напоминала покойную мать. Виктория вспомнила, что скоро день рождения мамы, добрее, умнее и прекрасней которой человека она не встречала, что пора пойти на кладбище и посадить её любимые цветы. Удивилась, как много лет прошло со дня её смерти, после которой Вика осталась никому ненужной сиротой, выброшенной в самостоятельную жизнь, как слепой кутёнок в речку. Теперь, будто во сне, помимо её воли, перед взором замелькали сцены похорон мамы и признание черноволосой, черноглазой женщины, перевернувшее её жизнь!
Всё время похорон незнакомка не отходила от неё. Она заметно волновалась и трудно дышала. Обеспокоенная Вика негромко спросила:

   - Может быть, вам принести воды или сердечные капли?
   - Нет, не надо, детка! Это от твоего голоса. Его совершенно невозможно отличить от голоса твоей мамы. Тебе говорили об этом?

   - Да. Родные иногда называют меня её именем. Вы знали мою маму?
   - Прекрасно! Мы с ней дружили много лет. Звать меня Лючия. Я прилетела из Болгарии на похороны, чтобы встретиться с тобой, и открыть правду твоего рождения, как ей обещала. Прошу тебя выслушай меня и постарайся не волноваться! Они уединились, и монолог продолжился:

    - Я подруга твоей мамы! Мы учились в институте в одной группе. Жили в общежитии в одной комнате, обе лишь на стипендию. Родителей не было в живых, и помогать было некому. Покойную Сонечку теперь невозможно узнать. А была она первой красавицей на факультете, с роскошной косой, которой оборачивала голову и носила как корону. Все парни заглядывались на её прекрасные глаза и ладную фигуру! Когда вернулся из ссылки мой брат, я познакомила их. Они полюбили друг друга. Это был твой родной отец! Но, увы! Были проблемы с его документами и гражданством, и брак не смогли своевременно оформить.

    - Я догадывалась об этом, хотя мама всё решительно отрицала!
    - Его звали Виктор. В честь него тебя назвали Викторией. Ссылка подорвала его здоровье, и он скоропостижно скончался от инсульта до твоего рождения. Был он старше Сонечки на 10 лет, по национальности болгарин, и был похож на красавца-болгарина Филиппа Киркорова. Говорят, что дети от таких браков рождаются умные и талантливые! Скоро я вернусь на родину и теперь могу умереть спокойно! У меня нет детей, нет в живых никого из близких. Благодарю Господа, что есть ты, и род наш не исчезнет бесследно! Я знаю, что ты прекрасно рисуешь, сочиняешь стихи и имеешь актёрский талант! Я слежу за тобой с самого твоего рождения!

   Вика не раз встречалась с тётей до её отъезда и получила на память её фотографию с мамой и фотографию отца, на которого, оказывается, была очень похожа и внешностью, и характером.Он был архитектором, прекрасным художником и сочинял стихи. Двухметрового роста, статный, черноволосый и черноглазый весельчак и хохотун, Виктор прожил одиноким бобылём на острове Муйнак 10 лет, куда был сослан после расстрела родителей в 37 году за "стремление свергнуть Советскую власть", как сын "врага народа". Находясь в ссылке, он избегал любых знакомств и общений, дабы не подвергать никого репрессиям и не усложнять жизнь.

    Климат на острове был суровый. Большую часть года стояла невыносимая жара, зимой изматывали трескучие морозы. Питьевая вода была только на улице в водопроводном кране. Вдоль берега зеленели заросли камыша, в которых водились шакалы. В песках рос сухой кряжистый саксаул, на котором жители готовили еду, а зимой обогревали жилища. Добрые и гостеприимные каракалпаки жили в юртах, в которых зимой было тепло, а летом прохладно. В своих кирпичных домах они держали скот, поэтому из распахнутых окон и дверей выглядывали жующие блеющие козы и мычащие коровы. Роль транспорта выполняли ослы и верблюды, которым жара была нипочём.
      Дворов не было. Верблюдов держали на улице. Виктор привязался к соседскому верблюжонку, заботился о нём, регулярно навещал и подкармливал. Это было единственное существо, которое без малейшего риска для жизни и свободы могло отвечать ему взаимностью. Сосланные не общались, их не содержали и не охраняли. Бежать было некуда. Пароход приходил редко. Окон и дверей в посёлке не запирали. Мысленно вернувшись к рассказу тёти Лючии, Вика, по ассоциации, вспомнила верблюжонка, которого не раз рисовала на практике в зоопарке. Это было прелестное ласковое существо, пушистое, большеглазое и длинноногое, с колокольчиком на шее, и Вика сочинила о нём историю с добрым концом:

                Тимтилимчик
       На далёком полустанке верблюжонок малый
       Жил в пустыне Каракумы с папою и мамой.
       Что ему песок горячий? Не боясь ни крошки,
       Бегал быстро и не падал он на длинных ножках!
       "Тим-тилим",- звенит бубенчик. Это верблюжонок
       По пескам гуляет утром, не ленясь спросонок!
       Потому его назвали Тимтилимчик дружно
       И по звону находили, если было нужно!
       Папа с мамой в путь далёкий вместе с караваном
       Понесли вино и фрукты самым разным странам!
       Заскучал без них детёныш, не смыкая глаз.
       Тут пришли к нему юннаты в гости в самый раз!
       Повезли его ребята в зоопарк Столичный,
       Чтобы там, в тени деревьев, жил малыш отлично!
       Он на станции Зелёной вышел из вагона,
       Увидал вдали барханы, глянув вдоль перрона
       И ушёл домой по шпалам, попрощавшись сразу,
       А о клетке в зоопарке - ни жалел, ни разу!

    Её отец тоже рисовал верблюжонка и сочинял стихи. Свою жизнь он описал в дневниках, которые передала Вике тётя Лючия. Все остальные записи, рисунки и стихи канули в архивах КГБ. Над посёлком возвышался рыбозавод, на котором работало всё трудоспособное население, имелись школа, милиция и почта с единственным телефоном.

   Однажды на почте приключилась жуткая история, которая изменила жизнь Виктора. Начальника почты застрелил его помощник на почве ревности, а потом застрелился сам. Работать на почте стало некому. Служить на ней весь срок назначили Виктора. Работа без отпусков с 8 утра до 8 вечера, кроме воскресенья.
Давно нет Аральского моря. Оно высохло! Нет острова Муйнак. Он исчез! Нет СССР. Он распался на отдельные государства! Тётя Лючия продолжила свой скорбный рассказ:

    - До года ты росла в спартанских условиях в общежитии Пединститута, где училась на втором курсе мама. Спала в ванночке. Когда мама уходила на занятия, за тобой присматривали её подруги. Ты была хороша, как редкая драгоценная кукла, и все решили, что ты станешь, как модная тогда актриса Лия де-Путти, знаменитой на весь мир кинозвездой!

   - Тётя Лючия, а почему вы рассказываете мне это только теперь? Где же вы были раньше? Почему ни разу не посетили маму за время болезни?
- Мне позвонили из больницы в Болгарию. Сонечка перед смертью просила их об этом. Когда тебе исполнился год, мама вышла замуж за однокурсника, которого звали тоже Виктор. Небольшого роста скуластый симпатичный парень, из татарской деревни, он был очень сильным, мускулистым и отчаянно смелым. Единственный парень в группе, он лихо играл на баяне, а учиться приехал по направлению из Казани, где окончил школу с золотой медалью. Все девчонки его боготворили.

     Виктор был страстно влюблён в Сонечку с первого курса. Она являлась "матерью-одиночкой", поэтому согласилась выйти за него замуж, ради тебя. Он удочерил тебя. Ты носишь его фамилию, отчество и национальность, а родилась ты в другой день декабря, и в другом городе! Чтобы скрыть усыновление, так записали в метрике! Никто об этом не знает! Мне запретили встречаться с тобой, опасаясь, что я открою тебе правду. На третьем курсе я переехала в Ташкент, где закончила Пединститут и уехала в Болгарию. Больше Сонечку я никогда не видела. Но мы с ней все годы тайно переписывались и обменивались фотографиями.

     Весь этот разговор врезался в память Вики и долго не оставлял в покое, изматывая вновь и вновь. Со временем она научилась держать себя в руках и относиться философски к неизбежному, имеющему быть, как к погоде и временам года. Кроме родителей, в семье Вики были братишки 10 и 12 лет, такие же драчуны и крепыши, как отец, и его пожилые родители: маленький седобородый голубоглазый дедушка, похожий на Льва Толстого, и круглая белолицая, как сдобная булочка, ворчливая бабушка. Они нередко обижали и унижали неродную внучку, а, уходя, запирали еду. После бесконечных жалоб стариков на девочку, когда матери не было дома, отчим бил Вику широким солдатским ремнём "за гордость и упрямство", она же, стиснув зубы, молчала, что бесило его ещё больше. Это воспитало в ней на всю жизнь стремление к свободе и независимости, стало сутью жизни и творчества. Вика спрашивала не раз:

    - Мама, это мой родной отец или нет? Я чувствую, что чужая в семье!
    - Что ты, детка! Это тебе кажется! Просто отцам всегда ближе сыновья, не более! Сохраняя достоинство, Вика терпела любые напасти, чтобы ещё больше не усугублять жизнь матери. Ведь кроме мамы, до неё не было никому никакого дела. Поэтому Вика целыми днями пропадала в библиотеке, где читала запоем русскую и зарубежную классику, а запрещенных поэтов ей тайно давала читать учительница литературы. Во Дворце Пионеров Вика посещала кружок по рисованию, занималась гимнастикой, прилично играла в шахматы и в настольный теннис.

    Мама допоздна преподавала историю искусств в институте, который окончила сама, а ночами готовилась к урокам. Почасовая оплата вынуждала её брать побольше уроков, чтобы прокормить семью, от чего она очень уставала и часто болела. Отчим устроился на стройку прорабом, но вскоре стал пропивать и проигрывать зарплату в карты. Умерла мама в 43 года от рака печени, промучившись год по больницам, где её лечили от водянки.

                  Белые стихи
        Белая - радость, и белая зависть,
        Белое - одиночество.
        Белое с частье, и белые лебеди,
        Белой фаты - непорочность!
        Чистой страницы, холста ожидание -
        Может, окно в бесконечность?
        Белого савана и упокоя-
        Самая белая вечность!

   Через несколько дней после похорон Вика спросила у отчима, не знает ли он случайно, где могила её родного отца? Был он, как всегда, заметно пьян, злобно обматерил её и ПОПЫТАЛСЯ ИЗНАСИЛОВАТЬ!Вика вырвалась и бежала в халате и тапочках на босу ногу. Дело было в октябре. Уже выпал снег. Домой она не вернулась. БЫЛО ЕЙ 15 ЛЕТ!
                Верю

       Загляни, загляни мне в глаза,
       В чёрный омут горячих зрачков,
       В них застыла печаль навсегда,
       Как в глазницах сожженных домов!
       В них увидишь, увидишь тогда
       Боль за тех, кто был всуе жесток.
       Я по терниям жизни, скорбя,
       Не ищу проторённых дорог!
       Доброта и талант - это крест,
       Что всю жизнь, расточаясь, нести,
       И пройдя круги ада, я вновь
       Верю в силу добра и любовь!

   Без документов, денег и крыши над головой началась самостоятельная жизнь Виктории! Несколько недель она скиталась по сердобольным соседям, которые, как смогли, одели сироту, и устроили ученицей-копировщицей в проектный институт. Ночевала Вика на работе, где её запирала на ночь секретарь, а рано утром поила из термоса сладким чаем с белым хлебом. Случалось, что это была единственная еда за сутки, в течение многих дней! Особенно тяжело и безвыходно было в выходные, когда, зачастую, переночевать было негде и нередко приходилось коротать ночи на вокзалах. С тех пор ночь стала для неё самой жестокой частью суток, неким одушевлённым Чудовищем:

                      Ночи

       В ночи скитаний, без крова и хлеба,
       Пасынком стыну, седея в висках,
       Тычусь телёнком в свои наважденья
       И оживаю - в стихов родниках!

    На работе ей помогли получить документы и устроиться в вечернюю школу. Затем Вика трудилась на авиационном заводе художником, где числилась то ли токарем, то ли слесарем, и жила в заводском общежитии.Сирота, романтик, интеллектуалка, Вика выглядела "белой вороной" в среде заводской молодёжи. Её первые наивные девичьи увлечения разбивались вдребезги, сталкиваясь с грубой прозой жизни, с полным равнодушием к её духовному миру, с откровенными домогательствами и цинизмом, что обратилось навсегда в патологическое отвращение к сексу - как к проявлению низменных животных инстинктов!

                   Белая ворона

           Называют меня "Чудачкой",
           величают "Белой вороной",
           Щудро жалуют "деловые" -
           шутовскою расхожей короной!
           Непонятно им, почему-то,
           Что мой дом без углов и крыши -
           Вся Москва, и того больше,
           И люблю я её - без корысти!
           И сиротство моё - на благо, -
           сохранив в чистоте чувства,
           Лепестками души весенней
           Одаряю всех безыскусно!

     С детства Вика решала, кем быть: киноактрисой, как Лия де-Путти? Поэтом? Художником? От мысли стать звездой экрана ей пришлось отказаться в первую очередь, потому что мама категорически заявила:

    - Только через мой труп! Тебя ждёт богемная жизнь без семьи, зависимость от режиссеров и любовников, бедность, постоянные гастроли. Против литературного творчества мама тоже активно возражала:

  - При жизни писатели никому не нужны! Они бедствуют, умирают в забвении, нередко заканчивают жизнь самоубийством! Примеры? Изволь: Хемингуэй! Есенин! Цветаева! Маяковский! Фадеев! Достаточно?

   Прежде у каждого писателя была профессия! Кстати, она не только кормила, но и была основой творчества! Шекспир был драматургом. Гёте - министром. Тютчев - тайным советником. Грибоедов - послом. Лечили больных Чехов и Булгаков. Был пилотом Экзюпери. Достоевский закончил Высшую инженерную Академию. Евгений Замятин - инженер кораблестроитель ледоколов. УВЫ! МИР ИСКУССТВА БЕЗЖАЛОСТЕН И ЖЕСТОК! ОН КАРАЕТ ЗА ТАЛАНТ И СЛАВУ!

    Вика два года усердно посещала подготовительные курсы в художественном училище. Она выполнила волю матери и, преодолев немыслимый конкурс, поступила в Художественный институт и все годы учёбы жила в общежитии. Вика посещала драмкружок, и литературное объединение.

    Работы Виктории отличались жизнерадостным колоритом, оригинальной композицией, завидным профессионализмом, и с получением заказов не было проблем.
К тому же Вика обладала лёгким коммуникабельным характером и безоглядной добротой, которая, как известно, наказуема! Зато Вика не прощала подлости, хамства, сексуальной распущенности, руководствуясь собственными незыблемыми принципами: принимать другого таковым, каков он есть, пока это возможно и терпимо, либо обрывать отношения, не хлопая дверью. Глядя на недостойное поведение другого, никогда никому не делать замечаний, не осуждать, а запомнить, как будешь выглядеть сама, если поступишь аналогично. И еще: всегда сохранять достоинство и уважение к себе, если хочешь, чтобы тебя уважали другие!

     Окончив с отличием институт, как художник книги, она получила направление на работу в престижное издательство и квартиру в Беляево. Однажды Вике представили художника с романтической внешностью. Он походил на Тургеневского героя и имел вид благородного молодого барина. Высокого роста, с густыми тёмно-русыми волосами до плеч, с причёской "а-ля-Н.В.Гоголь", с дивными, печальными глазами на бледном продолговатом лице, он произвёл на Вику отрадное впечатление!

    - Прошу любить и жаловать: Николай Васильевич Прохоров! Художник из глубинки, намерен, ни много, ни мало, покорить Москву!
    - Вы преувеличиваете мои стремления и возможности. Прошу прощения! Это вовсе не так.
    - Николай смутился и покраснел. Его большие загадочные светло-серые глаза таинственно светились под размашистыми бровями, проникая в душу, волновал негромкий трепетный голос.

    Всегда в длинном чёрном пальто и берете, деликатный и молчаливый, он безумно влюбился в Викторию и сопровождал её всюду, как тень. Его немногословие, несуетливость и некую замедленную реакцию на всё происходящее она приняла за скромность и изысканный ум!

    Через год, движимая, главным образом, чувством сострадания и приязни, она вышла за него замуж. Одинокий неприкаянный художник из далёкой провинции, без жилья и прописки, он неоднократно пытался поступать в Художественный институт, отчаянно бедствовал, казался ей светлым, доверчивым, не испорченным цивилизацией, совершенно неприспособленным к жизни, большим ребёнком, хотя был несколько старше неё.

    Вика прописала Николая, устроила на работу в типографию мастером и в Заочный Университет искусств на факультет живописи и рисунка, в котором очные занятия проходили по выходным. Вике приходилось делать за него большую часть рисунков, потому что с домашним заданием он не справлялся.Их интеллектуальная несовместимость была всем очевидна! Постепенно Николай превратил её жизнь в невыносимый кошмар. Ничем не спровоцированные скандалы перемежались сценами ревности и неприкрытой ненавистью к её творческим успехам, проявилось дремучее невежество и инфантильность!

   - У тебя глаза блудницы! На тебя все мужики оборачиваются! Ведьма! Вертихвостка! Чёртова цыганка! - закипал он.

    Считая виноватой лишь себя, она молчала, так как ослеплённая поначалу состраданием, с опозданием обнаружила его низкий интеллект, полное отсутствие чувства юмора и убогий словарный запас! Рос Николай и учился в интернате, так как родители-алкоголики были лишены родительских прав. После окончания интерната он получил комнату в коммуналке. Виктория стала брать его с собой всюду, приобщая к миру творчества, регулярно водила по театрам, выставкам, заставляла читать в каждую свободную минуту, надеясь привить ему некие навыки культуры. После очередного публичного скандала мужа, философски отвечала возмущенным подругам:

    - Считайте, что меня укусила собака. Если вас укусит или облает собака, вы не укусите её в ответ? Не облаете, встав на четвереньки? Просто перестанете ходить по той дороге! Видимо, и мне предстоит это!

    Неприспособленный к жизни, Николай не имел к учёбе ни малейших способностей! Посему, все усилия Вики в течение трёх лет не привели к улучшению ситуации. Из замкнутого круга жизнь представила ей жестокий выход. Однажды субботним вечером, не найдя в сумочке ключи от квартиры, она поспешила на занятия к Николаю за его ключами. Обычно он возвращался с уроков в 22 часа. Словоохотливая дежурная сообщила, что занятия заканчиваются в 7 вечера, а Николай, как всегда, ушёл с невестой! Так обнаружилось, что он открыто, без всякого зазрения совести, давно ей изменяет. Дома состоялся короткий жёсткий разговор:
- Эта женщина свободна? Есть ли у неё жильё, прописка, ребёнок?

   - Теперь ребёнок будет! Она влюблена в меня, как кошка, а живёт в общежитии. Девушка приехала из деревни, окончила полиграфический техникум и отрабатывает по направлению в нашем печатном цехе. Она не то, что ты, проще, моложе, лучше готовит и МЕЧТАЕТ ИМЕТЬ ОТ МЕНЯ РЕБЁНКА! Не бойся, она не претендует ни на замужество, ни на московскую прописку, ни на алименты. Почему не осчастливить человека? Для меня это лишь приключение. Ты меня не осудишь, я знаю! Ты же добрая и благородная, и считаешь каждого человека свободным!

   - Отнюдь! Это называется иначе!
    На этом инцидент был исчерпан: Вика оставила мужу квартиру со всем нажитым скарбом, и подала на развод. Тотчас объявились его родичи, не обременённые, как и он, ни культурой, ни интеллектом, желающие, по случаю, прописаться в Москве.

   Вика срочно уволилась с работы, долго скиталась по квартирам, знакомым, мастерским, перетаскивая с места на место книги и чемоданы с одеждой. Она долго бедствовала и всегда мучительно хотела есть. Вику особенно поразил факт, что в трудный период жизни к ней потеряли всякий интерес друзья, знакомые, подруги, и сделала вывод, что самое главное в жизни - своя крыша над головой! Любая! Хоть коммуналка, хоть старая мастерская! Без этого ты ничто! Просто - БОМЖ!

                Как совесть обожженная, сквозь жуть
                Махровой пошлости, убогой и трескучей,
                Стихов, речей и философий муть -
                Глаза в глаза я с правдою горючей!

       После долгих мытарств Вика нашла работу с ведомственной жилой площадью, а со временем выкупила небольшую кооперативную квартиру издательства и обжилась всем необходимым. Развод длился год. На суды она не ходила, избегая встреч с родителями-алкоголиками и родственниками Николая. Её, в конце-концов, развели без личного присутствия. Руководствуясь законами морали и этики, Вика долго не могла понять и простить произошедшее, затем, без сожаления, вычеркнула Николая из своей жизни, не встречала и не вспоминала его никогда.

                 Тебе - вместо письма
                            
               Дорогой, дорогой дальнею
               Развело нас, разметало!
               Чередою - чувства чванство
               Исходилось, истрепалось!
               Безнадёжность - безыскусна,
               Без белил и суеты,
               Суть солёная, нагая,
               Да сожженные мосты.
               И чем дальше горизонта
               Быстротечная черта,
               Тем вернее отдаляет
               Отчужденья пустота!
               Нет тебя! Ты будто небыл!
               Чей-то сон рассказан вслух!
               Одуванчиком лукавым -
               Разлетелся зыбкий пух!

    В юности Вика, подобно многим барышням, писала стихи, а с пятого класса её с уважением величали "Поэтом". Как комсомолка и активная общественница, она безотказно и с удовольствием оформляла стенгазеты в школе и на работе своими рисункам и стихами.

    В самые невыносимые периоды жизни, как громоотвод, как предохранитель, ей всегда помогали выживать стихи, которые появлялись сами собой, где угодно и когда угодно, лишь только Вика испытывала тяжёлое чувство духовного напряжения.
В те трудные годы появился триптих её любимых стихов, которые в полной мере соответствуют сути и восприятию мира Викторией.

                        Утреннее
             
         Проснусь вместе с птицами,
         вместе с продрогшим светилом,
         А сонные волосы - ветром тотчас расчешу,
         И солнечным зайчиком - вдруг пробегу по перилам - 
         Будить вас и петь вам - пресветлую песню весны!
         Разглажу лучами я каждую вашу морщинку,
         Омою глаза - отраженьем румяной зори,
         В углах ваших губ я припрячу шальную смешинку
         И к солнцу навстречу - я за руку вас поведу!

                          Ночное

       Чудище-Ночь: одноглазо, капризно, ревниво,
       Принарядилось роскошными звёздами впрок,
       И разлеглось, заслоняя собою светило,
       Отчий порог, горечь дорог, в заданный срок!
       Ты огради одиноких от бед и напасти,
       И за сиротство им кров и покой ниспошли,
       Не истязай: ни любовью, ни местью, ни страстью,
       Мне же, впридачу, удачу - на счастье пошли!


                         Вечернее

       Стрессы замолкли, осыпались ржавчиной звуки,
       Землю укрыв париком, тишина растеклась,
       И покатились умытые росами звёзды -
       В водах плескаться и сказочных рыб целовать!
       Выросли запахи знойные роз и магнолий
       И целовала, ласкаясь, шальная река.
       Сквозь этажи и асфальт, и дверные затворы
       Матерь-Природа проведать нас в гости зашла!

     В результате драматических семейных потрясений Вика стала опасаться любых чувственных отношений. Избегая даже признаков ухаживания, она уверенно переводила их в товарищеские и деловые общения. Выставки, театры, литературные мероприятия, книги, помимо профессиональной работы, посещения бассейна, костров в Раздорах, заполнили без остатка её жизнь, делая её наполненной и счастливой!

                            Мольба

                Упаси меня, Бог, от любви,
                Непосильного - испытания,
                И дыханьем её - не сожги
                Все дороги Москвы в назидание!

     Как член Союза Художников, Вика регулярно посещала рисунок обнаженной модели в Доме  Художников, участвовала во всех выставках графики и многочисленных мероприятиях Союза Художников. Ею либо восхищались и любили, либо завидовали и жестоко ненавидели. Вика принимала это как факт, имевший быть, и не слишком убивалась, сталкиваясь с таким отношением, и даже с проявлениями национализма. Когда же очередная подлость и хамство сваливалась на её голову, и изматывали нервы, приказывала себе: ПИШИ - и всё пройдёт.

                Весёлый дождь
   
      Молнией - небо расколото вдребезги,
      Шалые струи фонтанами плещут,
      Завороженные дивной картиной,
      Окна восторженно им рукоплещут!
      И, разрывая дождя ожерелье,
      Мечется солнце, запутавшись в струях,
      Пеной шампанского брызнет веселье,
      По площадям дождь играет на струнах!
      Радугу в мокрый асфальт опрокинуло,
      Капли цветные - букетом в ладони,
      Злая Фортуна промокла и сгинула
      И торжествует в природе гармония!
      Будто на крыльях, мечтами обьятая,
      Словно и не было в жизни пороши,
      Годы слетают поблекшими листьями,
      Верю всегда безоглядно в хорошее!

     Думая о своём, Вика машинально разглядывала местных обывателей. Она удивлялась несоответствию духа места и окружающей банальности сытого равнодушия лиц. Каждый раз, бывая в Переделкино, Вика испытывала особое тайное наслаждение от сознания того, что здесь, на этой земле Обетованной, обретались гении и рождались литературные шедевры. Сам воздух казался ей напоённым возвышенной чистотой вдохновения! На пороге тяжелых драматических событий предчувствие напрочь отказало Вике, не удержало, не отвратило беду!

                 Продолжение следует


Рецензии