Последнее дежурство

После утреннего рапорта Андрей заглянул в кабинет заведующего отделением. Тот сидя за столом неторопливо перебирал тощую стопку историй болезни выписанных пациентов. Андрей нарочито громко постучал по внутренней поверхности двери.
- Дорогой Семен Маркович! Я очень рад, что...Понимаю, что...Хочу вас заверить, что...немедля ни минуты приступаю к дежурству в качестве пахана неотложной хирургической бригады! А завтра убываю в очередной отпуск! Кстати, вам привезти на Южный Урал сувенир с Северного Кавказа?
- Себя привези, - обреченно вздохнул заведующий, лысый крепыш с трогательной ямочкой на массивном подбородке, - а то, помнишь как в прошлом году, Понькин вышел утром из квартиры в трениках сигарет купить? А жена его через две недели привезла уже из совсем другого города…
- Думаю, там просто была очередь и злая тетка в ларьке. Слова Понькина «мне только спросить» не прокатили! Я же могу вас успокоить, гражданин начальник, мое скромное бытие не позволяет планировать экстремальные виды отдыха…Короче говоря, еду с женой! Ужоосс...прям!!!
- Тогда, другой коленкор, - с удовлетворением качнул лысиной Семен Маркович, - возврат гарантирован. Отдыхать надо с родными, а не тусоваться в одиночку по непонятным общинам.
- А также носить ветвистые рога и их усердно полировать, как же это мило неискушенному сердцу обывателя, - поддакнул Андрей, - Кстати, желательно уточнить состав  моей бригады потрошителей. 
- Андрюха, ты разговариваешь, прям, как инопланетянин, ей бо…Калякай нормально, а то весь свой запас адеквата поистратишь. Народ тебе сегодня попался вполне приличный. Работаешь с Инессой, Захаровым и двумя клиническими ординаторами – Шальневым и Пузанской. У Инны – тоже последнее дежурство. Ты в курсе ее семейной трагедии?
- В общих чертах, - отозвался Андрей и присел на диванчик, - несчастный случай с ребенком… 
- Игорек, малолетка Иннин недавно погиб…Глупо все как-то случилось! Поехали она в выходной к знакомой на дачу, Инесса сидит с подругой на веранде, чай пьет, а сын с хозяйской дочкой играет в саду. Вдруг девчонка прибегает и кричит, что  Игорьку стало плохо! Мамаши – бегом во двор, а мальчишка уже и не дышит…Остановка сердца! Оказывается, под листьями валялся обрывок электрического кабеля, находившегося под напряжением! Столько лет никто об этом даже не подозревал! Малыш схватил руками оголенный провод и получил смертельный удар электротоком…Какая-то черная полоса у Инессы в последнее время идет! Год назад муж умер, теперь – сына потеряла...Мне главврач предложил пока отправить ее куда-нибудь учиться, чтоб от  шока оправилась. Дали ей путевку на тематическое усовершенствование по фитотерапии. По Москве погуляет, музеям там, театрам…отвлечется маленько от материнского горя. Так, что ты сегодня за ней, как мамуля за несмышленышем, присматривай. Беречь должен наш ценный кадр и типа того…лелеять! Сам увидишь, не в себе пока бедняжка, хотя конечно виду не подает, держится.
- Вас понял, я должен по мере возможности опекать Инку от всяческих козней, - взял под козырек Андрей, - тогда я потопал к приданным мне сослуживцам?
- К пустой голове руку не прикладывают! Вали служивый, да передай всем палатным докторам, пусть выписывают еще человек десять! Куда поступающих будем класть, опять на коридорные кушетки? Оперированных трогать не заставляю, а всякие там колики-шмолики после снятия приступа – на амбулаторное лечение! Вопросы есть?
- Какой-то вы, шеф, неинтересный стали, без изысков! Меня уже практически нет, - поклонился Андрей, - спасибо за вашу дружественную помощь в создании стратегического резерва коечного фонда!...
- Вы, уважаемый, излишне уверенно воспринимаете себя, как венец эволюции. Пошел к черту, - махнул шерстистой рукой заведующий, - и думай о коечном фонде тем предметом, что растет выше плеч…Никогда окопному капитану не бывать штабным майором...
- Спасибо на добром слове! С чертом, оно, бесспорно интереснее и веселее, а если его там нет, продолжу по заданному маршруту идти дальше, - с поклоном удалился Андрей.


Рабочий день неспешно близился к окончанию. Андрей, завершая занятие со студентками медучилища, собирал на стол истрепанные наглядные пособия по теме отморожений.
- Для закрепления пройденного материала предлагаю пообщаться с пациентом, перенесшим  холодовую травму, и определить степень её тяжести.
Перевязочная медсестра привела в аудиторию хмурого мужика в мятой пижаме. Руки у него были забинтованы по самые локти. Сестра с привычной ловкостью снята повязки. Левая кисть мужчины практически полностью почернела, правая – отличалась багрово-синюшной окраской. Андрей громко обратился к пострадавшему:
- Согласны, Сидоров, на операцию? Левую кисть, однако, придется ампутировать…
- Не дам, - пробурчал мужик, - я ею могу сейчас даже пошевелить! Глядите, доктор...
Он согнул и разогнул черные пальцы перед хирургом.
- Вы, Сидоров, конечно можете сомневаться в умственных способностях людей, имеющих мнение отличное от вашего, но….гибель кисти - доказанный факт. Поймите, это просто мышцы предплечья тянут своими сухожилиями, как веревками, кости мертвых пальцев. Вот посмотрите внимательно!
Андрей взял  у медсестры скальпель и проткнул лезвием обмороженную кисть руки.
- Вы чувствуете хоть какую-нибудь боль?
- Нет…Совсем ничего не чувствую, - вдруг всхлипнул несчастный Сидоров, - хрен с ней! Режьте!
Когда медсестра увела больного, Андрей рассказал слушателям его печальную историю. Парень заснул бесчувственно пьяным прямо во дворе дома. Пока прохожие его не растолкали, он успел пролежать на морозе несколько часов . Правая кисть была в меховой рукавице, а левая оказалась почему-то открытой.
- Левую кисть уже невозможно спасти. Тотальный некроз всех тканей! Если нет вопросов, все – могут быть свободны!
 Студентки шумной стайкой потянулись к выходу. Андрей с плакатами под мышкой направился в сторону ординаторской. Хирурги толпились вокруг дивана, на котором за шахматной доской в задумчивости сидели очередные соперники.
- Вот что товарищи эскулапы, - подошел к игрокам Андрей, - погнали наши городских! Домой…домой…домой! Не жгите служебный кислород в лечебном помещении!
В дверь заглянула постовая сестра Роза, похожая на цыганку  смуглая брюнетка:
- Андрей Евгеньевич, звонили из приемного, у них новое обращение.



Дежурный фельдшер приемного покоя Полина, рыжеволосая маленькая бестия с невозмутимым лицом порхала по врачебным кабинетам с пачкой направлений и анализов в маленьких ручках. Одарив Андрея фирменной улыбкой, она разложила бумажки веером  перед ним на столе.
- Вначале заходят те, у кого болит живот, - объявила Полина в дверь короткой очереди, томящейся в коридоре.
Двух девушек с подозрением на острый аппендицит Андрей велел сразу готовить в операционную. Полупьяного мужчину с ножевым ранением в живот такие же пьяные родственники внесли на руках и положили на кушетку. Хирург задрал его окровавленную рубашку, из резаной раны передней стенки живота сочилась кровь и торчал желтый жир.
- Этого драчуна тоже оформляй, - бросил Полине Андрей, - а остальным, кто с кишечными и почечными коликами, вколи в задницы но-шпу с анальгином да отправь на обзорный рентген брюшной полости. Их я приду глянуть попозжее...
Он вышел в коридор и, заметив приоткрытую дверь кабинета заведующей приемником Ольги Васильевны Гридневой, тихонько толкнул ее плечом. Гриднева, холеная крашеная блондинка с нарисованными бровями, мучилась у окна за составлением графика дежурств сотрудников покоя.
- Понаписали-то, понаписали пожеланий, - ворчала она, перебирая листки с цифрами дат, - всем надо праздники и выходные, чтоб двойной тариф был! Молорики!
- Ольга Васильевна! Зашел нижайше просить выделить мне из ваших неприкосновенных запасов одну баночку томатов, замаринованных по вашему старинному рецепту! Они всегда просто великолепны!
- Какой же вы, ласкуша, Андрей Евгеньевич! Умеете обращаться с женщинами, - запела традиционную песню разведенки Гриднева. Она достала из тумбочки стеклянную банку с помидорами и протянула хирургу:
- Возьмите на дежурство! Потом скажете, как вам…А то заходите ко мне изредка!
Андрей нагнувшись страстно прошептал в ее маленькое розовое ушко:
- Замануха...Если бы вы знали, Ольга Васильевна, темную тайну мужского сердца!  Хорошие мужики тоже иногда поступают плохо...Жаль - редко! А ваще вы правы, лучше ходить по бабам, чем - под себя! Короче, мы, как преданные веруны и сектанты, завсегда – ваши...
И он, бережно прижимая к груди банку, покинул кабинет Гридневой.
- Знаем мы про ваши тайны кобелиные, - хихикнула вслед ему заведующая.
Еще раз заглянув к Полине, Андрей отпустил домой пациентов со снятыми приступами болей и подошел к открытому окну. Напротив, рядом со скамейкой для посетителей на газоне вяло шевелился мужик.
- Хочу полюбопытствовать, так сказать, в плане получения инфы...Давно этот гражданин ползает по нашей территории?
- С утра лежит алкаш, - ответила Полина, - он здесь часто бродит.
- Чего же не уходит? Верная чуйка подсказывает - очень странно...Вели-ка, моя хорошая, санитарам тащить пластуна на дознание с пристрастием!
После короткого осмотра Андрей попросил Полину соединить его с Захаровым.
- Борисыч! Я из приемника базарю. Пару аппендицитов, проникающее ножевое ранение живота и, кажется, прободение язвы с начинающимся перитонитом. Дык живот у него уже как доска! Короче! Ты Инессу пока не тереби…запрягай клинордов. Помогут тебе ревизию брюха сделать…Потом оставь их вдвоем на аппендиксах, пущай шашками вдвоем машут! Я пока сбегаю в реанимацию. Инна с тобой рядом? Дай ей трубку, будь добр! Инка, ты чем сейчас собираешься заняться? Кофею выпить...Айда со мной в реанимацию, наших прикомандированных проведаем, чтоб их тамошние лепилы сильно не щемили…Ничё...ниче! Кофе у реаниматологов допьешь. Они знаешь как готовят! Это не твое растворимое пойло!…Тогда, я уже пошел!
Андрей решил сократить свой путь и пройти через отделение анестезиологии, так как оно было соединено с реанимацией металлической дверью на случай пожарной эвакуации. Дубликат ключа сделал Андрею завхоз в обмен на периодические лечебные услуги. У перегородки возле двух завязанных мешков копошился анестезиолог Гера Гуллих.
- Что дают? - с любопытством спросил коллегу Андрей. Гуллих обернулся:
- Привет Андрюх! У нас в отделении завтра намечен пикник, надо кое-что прикупить...Вот в биндюжке старшей медсестры собрал стеклотару. Чтобы завершить логическую цепь событий хочу сдать сие бесхозное имущество в аптеку кожвендиспасера. Фармацевты давно ноют, что для всяких болтушек им посуды не хватает. Обещали заплатить чистоганом...за счет любителей триппера.
- Здоровы же вы пить, братцы-наркотизёры, - с завистью вздохнул хирург, - титановые, видать, у вас печень и селезень!
- Во всем нужна тренировка, - беспечно заметил Гера, - не первый раз на свете живём! Слушай, говорят у вашей Инны дитё погибло? Правда, штоль?
- Верно, такая вот беда приключилась...
- Погодь маненько, - Гуллих шмыгнул обратно в подсобку и спустя пару минут вышел оттуда с округлым камнем величиной с гусиное яйцо, - на, держи! Помнишь в позапрошлом году, я с рентгенологами сплавлялся по горной реке на байдарках? В таежном посёлке случайно познакомился с местной шаманкой. Поинтересовался у неё спецификой профессии...то да сё...Бабуся после дружеской беседы и подарила мне ихний оберег из белого нефрита на память. Сказала, что злых духов отгоняет! Инке его и передай! Скажи, лично ей от потомственной ведуньи...
Отполированный до блеска минерал приятно холодил ладони Андрея, в свете коридорных ламп гладкая поверхность сверкала голубыми искорками.   
- Респект! Однако если у тебя грызь от этих мешков вдруг вылезет, Герман, приходи на реабилитацию, - помахал рукой Андрей и, с трудом открыв тяжеленную дверь, пролез в реанимацию.


Инесса с Андреем медленно шли мимо широких кроватей с больными. В палате царил полумрак, тихо шелестели аппараты искусственного дыхания, пищали мониторы круглосуточного наблюдения. Низко наклонившись над столом, дежурная медсестра переписывала в тетрадку врачебные назначения. Хирурги остановились возле маленькой девочки, оперированной накануне по поводу врожденной аномалии почки. Малышка еще находилась в медикаментозном сне, ее бледные ручонки обнимали забавного розового пупса. Инесса вдруг беззвучно заплакала и отошла к окну. Андрей мысленно обругал себя:
- Кретин...Сообразил, куда бедняжку притащить! Бадун, кажется, у меня крепчает, пора принять таблетки...
Он в растерянности подошел к Инне и неловко погладил вздрагивающие от плача плечи.
Она повернула к нему мокрое от слез лицо и выдохнула:
- Как мне плохо, Андрюша…Я жить больше не могу и не хочу…Сынок каждую ночь снится...Печальный такой…Наверно меня зовет...
- Инк, да ты  о чем! Выкинь бредовые мысли из головы! Всё образуется, вот увидишь! Думаешь о сыне, потому он и снится…Принцип доминанты, такова физиология человека. Получай презент от Генки Гуллиха, ауру твою чистить будет от негатива! Деталей не знаю, у него самого спросишь при встрече, но вещь раритетная...
Он вынул из кармана своего халата амулет и вложил женщине в узкую ладонь.
 Они вышли в коридор реанимации. Дверь в кабинет дежурного реаниматолога была распахнута настежь. В кресле сидел пунцовый от напряжения реаниматор Куликов и пожирал глазами тазик с водой, в котором плавал пластмассовый шарик. Андрей вежливо поинтересовался:
- Бог в помощь, Кирдык-Паша! Вы тут нашенских вперед ногами не выносите?
Куликов недовольный тем, что его занятие внезапно прервали, повернулся к вошедшим.
- А ты как хотел - поперек что ли? Некогда мне. Тренирую собственное биополе, коллега. Не всегда нужно беспрекословно доверяться новейшим технологиям. Это вам не топором махать в операционной! Тут, понимаешь, психокинез, дело весьма деликатное…
- Может, сначала на мышах попробуешь, а не на себе?! Мы, хирурги, все из народа и не голубых кровей...Люди неказистые. Это вам - лишь бы кого геройски вернуть из мира потустороннего в посюсторонний, независимо от желания больного. Инфаркт для вас - маленькая разминка, а дыхание Чейн-Стокса - настоящий праздник! Кстати, уверен, твой эксперимент откроет много интересного для медицины, - сделал серьезное лицо Андрей, - свет в конце тоннеля станет еще дальше!
- От себя двигаю, а обратно не выходит, - огорченно вздохнул потный Кульков, - садитесь, коли в гости пожаловали. К слову, недавно ходил на собрание областного общества экстрасенсов "Планета". Есть оказывается и такая контора! Наблюдал там, как одна малолетка подвесила кирпич на высоту около метра над уровнем пола и никто не смог его подвинуть! А барышня смотрит да посмеивается над нашими потугами...Что творится на белом свете! Теперь докладываю по существу дела...у вашего ограниченного контингента за время наблюдения динамика положительная. Ребры никому массажем сердца не ломаем, физиологические растворы внутривенно переливаем! Никому не заплохело! Потому можем спокойно выпить по маленькой чашке кофия.
- И на том спасибо! А то, как ни придешь в гости, вечно разводите свои реанимационные хороводы с бубнами! Не даете людям и помереть спокойно...Ты уж, Шурка, постарайся для Инессы фирменный турецкий сварить! У нее нынче трудный денек выдался…Только не наливай, пожалуйста, заговоренную воду из своего тазика! А то знаю я вас...Делаете тайно мертвую воду и пьете ее!
- Не трынди под руку...Если наши врачи не станут тут с пеной у рта скачки устраивать, то - сразу и сядут! Как минимум - условно. Нее...ну они же не все время...Так чисто на контроль мониторинга сходить там и все такое. Че сразу - бубен... Будь спокоен, товарищ грыжесек, Александер могет сварганить из натурального кофе божественный напиток. А для нашей хорошули Иннушки я засегда готов! Тока обратной связи от нее никак не могу добиться...Сейчас одним махом кофейку сгоношим!
- Знать, таков твой удел - отсутствие отклика! Хоть у шарика, хоть у дам...Учись долбежу у дятлов! Я - в смысле упорства...Между прочим, могу вам подарить валдайский бубенец. По непроверенным данным, колокольный звон напрочь убивает микробы!
Все трое несколько долгих приятных минут глотали обжигающий кофе из малюсеньких чашечек, блаженно закрывая глаза и втягивая ноздрями ароматный парок. Андрей поймал вопросительный взгляд Куликова, кивнул незаметно в сторону Инны и выразительно зажмурился. Куликов понимающе качнул головой.



Дозвонилась Полина:
- Андрей Евгеньевич, мы вас уже ждем.
- Сейчас Инессу Палну пришлю, сам-то хочу в оперблок смотаться. Что там у тебя? Ребенок...Лады, иду! Инессе пока не звони...
В хирургической смотровой на кушетке сидел заплаканный мальчишка в окружении испуганных родителей. Заметив Андрея, он горестно всхлипнул:
- Дяденька! Моя пися сёдня болит…
- Сейчас вылечим твою писю, дружок! Снимай штанишки, я погляжу - улыбнулся Андрей. После обследования  он укоризненно обратился к родителям малыша:
- Мама и папа, объявляю вам выговор без занесения! Недостаточно следите за мужским хозяйством сынишки, надо регулярно делать туалет писульки. Оттого у ребенка и началось воспаление в этой области, даже спаечки уже появились.
Молодые родители виновато молчали.
- Значит, так! Мама держит сейчас чадо за бедра, папа - за руки, чтобы малец меня за пальцы не хватал, - бодро скомандовал Андрей.
Смазав пинцет эмульсией, он коротким круговым движением разорвал нежные сращения крайней плоти. Выделилось несколько капель крови, в воздухе на секунду повис детский визг и наступила тишина.
- Все, малыш, одевайся! Мама, завтра сами обработаете сынуле раненое место любой мазью с антисептиком. И так несколько дней подряд, тогда воспаление пройдет быстро. Папу подключайте, пусть свое детство вспомнит!
Отец, бледный и потный, молча кивнул головой. Сопровождаемый родителями мальчик пошел к выходу, обернулся и громко выпалил:
- Пасибо, дядька!
Андрей с удовольствием помахал рукой ему вслед:
- Каков мужичок! Орел! Счастливо оставаться, Полинария! Я побег в операционную…
У дверей оперблока ему встретилась каталка с больным, которого после сделанной операции вывозили санитарки. Увидев крохотную повязку на животе, Андрей нахмурился.
- Привет двум будущим светилам хирургии, - добродушно произнес он, подходя к операционному столу. Клинорды  устало переминались, изучая недавно удаленный у больного аппендикс.
- Какой длины разрез сделали? Сколько времени ушло на всю аппендэктомию? Что молчим?
Андрей повернулся к операционной сестре:
- Альфия, тогда ты мне ответь, пожалуйста, если молодые доктора дар речи потеряли из уважения ко мне.
Сестра, краснощекая толстушка ошеломленно заморгала и пролепетала:
- Разрез - два сантиметра…время операции - восемь...семь минут…
- Яду мне, яду дайте! Все сейчас дружно посмотрели на остальных! Не играйте в эту игру, господа, - зловещим шепотом продолжил Андрей, - еще раз попадетесь с подобной самодеятельностью, мордами по газону возить буду! И запомните, уберменши, старую хирургическую поговорку - «большой хирург – большой разрез»…Иначе ничего не поймете и ничему не научитесь! А теперь подробно расскажите мне про ваши остальные достижения.
Клинорд Шальнев, двухметровый курносый великан торопливо отрапортовал:
- Прободение язвы - Олег Борисович зашил перфорацию. Ножевое ранение - при ревизии брюшной полости признаков ранения других органов не обнаружено. Все!
- Валяйте дальше, кавалеристы, - смягчился Андрей, - а я пошел чаи гонять в отделение.


Возле лестницы он столкнулся с Инессой, которая в синем байковом халате и с укладкой инструментов в руке ожидала лифт.
- Вызвали в роддом, у них там – задержка мочи у родильницы, а на улице холодно уже, приоделась на всякий случай, - объяснила она свой необычный  внешний вид
- Сходим вместе, давно я к гинекологам не заходил, - предложил Андрей и взял сослуживицу под руку.
Родильное отделение находилось в двухстах метрах от хирургического корпуса, дул прохладный вечерний ветерок. Акушер-гинеколог лаконично  изложила ситуацию:
- Женщине сорок лет, сложные затяжные роды, задержка мочеиспускания, увеличенный мочевой пузырь прощупывается над лоном.
Инесса похлопала Андрея по плечу:
- Поболтай тут с милой докторшей, а я пока помогу женщине облегчиться.
 Врач роддома и правда была очень хороша собой. Длинные ноги, высокая грудь, красивое лицо с ямочками на щеках. Андрей не первый раз смотрел в эти озорные глаза! В больницах все со всеми флиртуют, это обычное дело. Пять лет назад они пересеклись на цикле усовершенствования врачей в Харькове. На семинаре Андрей познакомился с симпатичной слушательницей Светой из Оренбурга. Вечером они встретились на танцах в общежитии для курсантов и уже не расставались до глубокой ночи. Однако за два месяца служебный роман не продвинулся дальше цветов и поцелуев. Светлана не переступала опасной черты во взаимоотношениях, хотя сокурсники единодушно отмечали ее увлечение Андреем и беззлобно подшучивали над неразлучной парочкой. Закончилась учеба, доктора разъехались по домам. Расстались и Света с Андреем.
- Так ты уже здесь работаешь!? Не наскучило ещё чебурашек на белый свет вытаскивать? - улыбнулся он.
- Что ты, Андрюша! - рассмеялась гинеколог, - я же своих малюток обожаю! Готова их облизать, когда они на свет появляются!                  
- Понимаю...А я всё также в хирургии саблей машу.
- Вспоминаешь наши танцульки в общаге, - лукаво спросила Светлана, - я помню все до мельчайших подробностей! Как ты меня бережно кружил по залу! Все девчонки завидовали! Однако, к сожалению или к счастью, ты тогда не был достаточно настойчив…А я вот уже год, как перебралась из Оренбурга сюда за мужем-военным.
- Ясно, - развел руки Андрей, - Виноват! Но не мог же я тебя в наручники заковывать…У меня другой стиль общения с женщинами! Могла бы и намекнуть…
- Не переживай, милый эльф, а то корона спадет! Думаю, у тебя с другими дамочками давно все о,кей!
И Светлана слегка потрепала его по макушке. В дверь вошла разрумянившаяся Инесса, держа под мышкой сверток с укладкой.
- Функциональная задержка мочи. Поставила катетер в мочевой пузырь, завтра сами уберете. Женщина просто устала сильно. Пусть отдохнет, выспится. Все, думаю, нормализуется.
Хирурги вышли во двор, Андрей оглянулся и увидел в проеме окна фигуру Светланы. Она шутливо послала ему воздушный поцелуй.

В родной ординаторской Инна забралась с ногами на теплый диван,  зябко кутаясь в плед.
- Извини, Андрюша, продрогла немного.
- Да, ради бога! Грейся, а я тебе ящик врублю.
Он включил телевизор и прикрыл шторами окна, затем придвинул телефонный аппарат.
- Алло, Полина? Как дела на внутреннем фронте? Знакомый пришел? Понял, передай, что спускаюсь вниз…
В тусклом свете коридорчика нервно переминался с ноги на ногу поджарый молодой грузин с щеголеватой бородкой на горбоносом лице. Увидев врача, он радостно бросился ему навстречу.
- Вах, Андрэ Эвгэныч! Бэда! Вручай!
- Отари, - удивился Андрей, - толком говори, что случилось.
- Кров с мачой пашол! Выдна у мэна рак!
- Пошли в смотровую, будем разбираться.
В комнате веяло прохладой от кафеля стен. Отари, поеживаясь от холода и тревоги, опустил до волосатых колен джинсы и плавки. Пару минут спустя Андрей усмехаясь мыл руки:
- Электриком в общежитии университета продолжаешь подрабатывать? Ну, вот и результат…У тебя в канале члена вирусный полип образовался. Очередная подружка наверно подарила. Вот из него кровь и пошла…Надо этот полип прижечь.
- Прам сэчас!!
- Нет, сейчас невозможно. Надо электронож приготовить. Через неделю позвони, договоримся о встрече.
- Харош Андрэ Эвгэныч! Помощ нада, рады бох!
- А студенток прыщавых пока обходи стороной, ставь свой мужской прибор на профилактику… или предохраняйся презервативом!
- Дохтыр, у мэна ат гандон вабщэ нэт чувст! Я жэ рэзкы на жэншина!
- Как знаешь. Хлеб за брюхом не бегает. Кстати, о еде! В ординаторской меня ожидает врач, у которой сейчас по жизни все идет не по кайфу. Можешь организовать что-нибудь на ужин из вашей национальной кухни? Помню, твой брат в грузинском ресторане работал шеф-поваром.
- Андрэ Эвгэнэвыч, чётка красаучэг! Адын ног здэс – дрюгой там ужэ!
- Тогда буду ждать!


Через час обескураженная Инесса сидела за журнальным столиком в углу ординаторской. Вокруг бутылок шампанского и "Маджари" расположились гроздья сочного винограда, мандарины. Рядом с кукурузным хлебом благоухал шашлык из баранины. В глубоком блюде аппетитно дымился суп-харчо.
Роскошествуя Отари поставил в банку с водой букет белых роз.
- Это все кому, Андрюша? – испуганно спросила Инна
- Лично для тебя цветы! Остальное – поровну, - засмеялся Андрей, - Ну, Отари, дружбан, выручил! Мадлоба!
Довольный Отари бесшумно расставил бокалы и тарелки, затем прижал к сердцу большую ладонь:
- Мынэ пора, Андрэ Эвгэнэвыч, дэло эст! Всэго всэм харош! Убыжаю!
- А про разговор не забудь!
В комнату заглянул Захаров:
- По какому случаю гужбан в нашем царстве?
- Инессу отправляем на учебу в стольный град, - весело отозвался Андрей, - на травницу, завтра утром укатит! Садись, гостем будешь. Да, Борисыч, я на ночное время составил график бодрствования, каждому – по два часа. Полина в курсе, если кого привезут на скорой, позвонит. Да ты приземляйся, пожуй что бог послал…
- Не могу ребятки, только из столовки. Ваша раздатчица накормила до отвала! А клинорды там до сих пор чревоугодничают…Хотя пару мандаринок утащу для гармонии души и тела.
Захаров взял из чаши мандарины и закрыл за собой дверь ординаторской.
- Можно я немного покомандую, - оживился Андрей и энергично потер руки, - шампанское и фрукты заберешь с собой в командировку, В гостинице с коллегами отметите начало учебы. Сам ездил – знаю как оно на чужбине…без сугрева...

За окном неспешно текла ночь, стаканы и тарелки опустели. Инессу вдруг прорвало после долгого молчания:
-  У меня такое ощущение, что я стою на развилке трех дорог под названием – вера, надежда и любовь…Одна-одинёшенька и жду, когда мне путь верный укажут. Вроде и не было последних десяти лет жизни. В браке особой любви не случилось…С мужем начала встречаться на последнем курсе мединститута, мать просила диплом сперва получить. Я забеременела, он испугался и потащил в загс. Быстро сыграли студенческую свадебку. Через некоторое время произошел выкидыш, нельзя видимо было мне, беременной, много оперировать. Да кто же говорил! До меня, кулемы, дошло слишком поздно…Далее несколько лет безуспешно пытались зачать ребенка. Наконец родился сын. Муж постепенно отдалялся все больше и больше: рыбалка и охота, футбол и сауна. Начал пить, несколько раз кодировался. Однажды не пришел домой ночевать. Подумала, ушел к родителям, но утром позвонили из милиции. Наряд подобрал его труп на улице, а вскрытие показало, что в состоянии опьянения мой муж умер от остановки сердца, никакого криминала…А теперь судьба и сыночка решила прибрать! Такая жизнь сжигает дотла! - Инна глухо зарыдала, закрыв лицо ладонями.
- Жизнь потихоньку образуется, не плачь…И сына не тревожь переживаниями…Отпусти его. Вижу, фотку Игорька даже в кармане халата держишь. Время – лекарь, а ты – молодая женщина. Замуж выйдешь и родишь еще не раз!
Андрей отнес раскисшую Инессу на диван и укрыл пледом.
- Ты спи здесь, я пойду в ассистентскую.
Инна не выпускала из горячих ладоней пальцы Андрея:
- Не вижу сейчас смысла в жизни...Андрей, сделай мне мальчика…прошу тебя! Никто не узнает!
- Дуреха ты, Инка, хоть и кандидат медицинских наук. Смысл жизни индивидуален. Для одного - деньги, для другого - карьера, для третьего - наслаждения. Всеобщего смысла в жизни наверно нет.Тебе же ныне более полезен молодой здоровый мужик с нормальными генами, а не такой как я, самец второй свежести! Так что отваливай, дорогая гейша, и плавно начинай дрыхнуть…
Инесса ничего не ответила. Она уже спала. Андрей с хрустом выпрямился, несколько секунд смотрел на женское тело, распростертое на диване. Затем пробормотал себе под нос:
- Найдешь еще миленочка! Вона кака под тобой нога ходит!! А коли еще и разденешься до полной обнаженки, тогда ууу...Жизнь - одна-единственная и женщина не обязана проводить ее впроголодь!. Спать, кому сказал!



 В дверь ассистентской робко, но настойчиво стучали. Стряхивая с себя липкую дрему, он потянул за дверную ручку. В коридоре стояла сухонькая старушка в плптке и скороговоркой твердила:
- Доктор, моему деду очень плохо…доктор, ему недавно делали операцию…доктор, у него кровь из трубки течет… 
Идя к палате, Андрей вспомнил женщину. Семен Маркович вырезал у ее супруга опухоль мочевого пузыря и уже готовил к выписке из стационара. В полутемной палате мерцал ночник, на кровати тихо стонал грузный седой старик в тюбетейке. Повязка над лоном обильно промокла сукровицей. Увидев помрачневшее лицо Андрея, старушка прошептала ему на ухо:
- Семен Маркович просил вызвать его, если будут осложнения…Вы можете ему сообщить?
- Надо дедушку срочно оперировать! А заведующему отделением я, конечно, сейчас же позвоню…Ждите пока в палате.
В телефонной трубке послышался сонный голос шефа:
- По какому поводу?
- У твоего бабая началась тампонада мочевого пузыря. Родственники желают вас, шеф…Прислать к дому перевозку?
- Нет. На своей кастрюле приеду…


Снимая засохшие швы с раны, Семен Маркович грустно пошутил:
- Хотел завтра снять швы…Вот и снял!
- Жена говорит, муж кашлял сильно. Боялся курить после операции. Видимо тромб из артерии вылетел и насвистело кровушки…ИМХО.
- Говорил же ему, нельзя после операции резко бросать курение. Почему не слушают лечащего врача…
Из вскрытого мочевого пузыря полезли рыхлые сгустки крови. Хирурги спешно стали вычерпывать эти почти черные свертки, чтобы добраться до источника кровотечения.
- Вижу, Семен! Вот он кровоточащий сосуд…Из обрывка капсулы поддает…Беру на зажим!
- Прошиваю...перевязывай, Андрюха. Супер! Теперь узел точно не сорвется…
- К себе в кабинет пойдешь досыпать?
- Нет, поеду домой…Жена будет нервничать.


Утром Андрей вновь спустился в приемный покой. На гладком лице Полины никак не отразилось прошедшее дежурство. Кудрявые волосы пышной шапкой также возвышались над ее гордой головкой, полные губы ярко блестели свежей помадой.
Андрей округлил глаза, заметив на миниатюрных ножках фельдшерицы лабутены с высоченными шпильками:
- Совсем уже собралась отчалить? Неси тогда журнал отказов, нужно долги свои подчистить.
Полина положила на стол перед ним книгу регистрации отказов в госпитализации.
- Завидую, Полинка, твоему мужу. Никогда не ссоришься, вся такая рассудительная, довольная собой и жизнью. Он наверно тебя на руках носит!
- Ага. Носит, - невозмутимо согласилась Полина и унесла журнал в соседнюю комнату.
Когда Андрей поднялся в хирургию, Инесса уже ушла. У шкафа для одежды чертыхался сменщик Гадельшин.
- Андриян, привет! Может, ты мои нестираные носки видел?
- Не надо было их приклеивать к потолку, чтобы быстрее сохли! Скорее всего, нежный носик Инны не смог вынести крутой запах твоих фераа...монов... и она в трансе выкинула эти потные "бумеранги" в окно, - сочувственно отозвался Андрей, - те пообещали назавтра вернуться...
Затем добавил:
- Витек, к грузинам как относишься?
- Нормально…
- Молодца! Тогда  тебе от них гастрономический сюрприз в холодильнике лежит! Зацени!
- Ты пошел уже?
- Зайду вначале к начмеду по хирургии, отдам листок с отчетом о дежурстве. Дома мои девчонки ждут, обещал сводить в зоопарк. Пока. Счастливо отдежурить!


Рецензии
Замечательный рассказ.

Владимир Мисечко   16.03.2017 11:09     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир, за визит на страницу и Ваш комментарий! С уважением.

Валерий Сигитов   16.03.2017 14:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 54 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.