Загадки детства и молодости М. Шолохова

Фото из интернета: М.А. Шолохов с матерью А.Д. Черниковой (в девичестве)

Часть1. Загадки рождения.

                          С самого первого прочтения романа «Тихий Дон» еще в молодости я «заразился» Донской тематикой, казачеством. Интерес подогревали семейные рассказы моей бабушки. У нее было две сестры и два брата. В гражданскую войну один брат был врачом в Красной Армии (умер от тифа в 1920 г), а другой после окончания в 1914г. Киевского военного училища, подпоручиком ушел воевать на германский фронт. Был ранен, травился газом, награжден и в конце 1917 г. записался в Добровольческую Армию под командованием Л.Корнилова. Позже, рассказывала бабушка, он воевал против большевиков в первом офицерском полку, жил среди казаков в Новочеркасске и был даже приписан к Войску Донскому*. Он повторил весь горький путь белой армии до Новороссийска, потом Турция, Франция и, наконец, Югославия, где он и скончался в 60-х годах. Бабушка с дедом в анкетах не писали, что имеют родственников за границей – боялись, что их могут «посадить» за брата – белого офицера.


                     *С 1917-1920 г. (Годы возрожденной независимости на Дону)
                     право казачьего гражданства могли иметь по желанию все лица,
                     сражавшиеся в рядах казаков за казачью идею. Приписывали по
                     решению войскового круга, но  они не имели прав коренных
                     казаков и считались «приписанными». В документах должны были
                     указывать, из какого сословия прибыли.


                          «Тихий Дон» поразил меня трагизмом ситуации. Сначала патриархальная основательная довоенная жизнь казаков хутора, которой нельзя не восторгаться. Удивительный казачий быт, расцвеченная речь с донским диалектом. И, конечно, страсть и любовь. Григорий и Аксинья! Любовь бесстыдная и такой силы, что я не знаю ни одного литературного произведения, которое могло бы, не то, что сравниться – подойти хотя бы к такому чувству!
                          В юности все мы увлекались любовными, эротическими сценами из Золя, Мопассана и других писателей, но безумная страсть Аксиньи, доходящая до порока, перечеркивающая напрочь все земные законы и христианские правила поведения потрясает до глубины души! Причем эта «срамная связь», с точки зрения хуторских казаков выглядит настолько чистой и такой необыкновенной силы, что можно, только позавидовать такой любви! Повторюсь, что нет, по-моему, такого грандиозного описания страсти в мировой литературе, как страсть Аксиньи и Григория. Меня она заставила пересмотреть все свои представления об отношениях между мужчиной и женщиной.

                          Потом раздрай, метания казачества. На чьей стороне автор и казачество не вызывает ни малейшего сомнения, однако он сочувствует и другой части полуграмотных вояк, оболваненных большевистской пропагандой наивно веривших, что советская власть решит их проблемы и, наконец они будут жить свободно и счастливо на своем Дону. А когда столкнулись с геноцидом казачества, когда очухались – было поздно.

                         А ведь был переломный момент, когда вождь пролетариата со своим правительством готовились вновь к нелегальному положению.
Но на стороне красных были легендарные 1-я и 2-я конные армии, корпуса Думенко и других. Возглавляли эти соединения талантливые стратеги – рубаки Миронов и Буденный, герои России, полные георгиевские кавалеры, пользующиеся любовью казачества. Много было и таких, как Григорий Мелехов, которые хотели просто жить и работать на Донской земле, растить детей, были патриотами своей земли, которую защищали ценой собственной крови, но на беду свою не смогли разобраться где свои, а где чужие.
                          Использование казаков в полицейских целях царским правительством вызвало бурю недовольства среди казачества и поселило вражду между мужиком, горожанами и казаком. Путаница в головах, сладкие речи красных агитаторов смутили их и не имеющие твердой политической платформы под ногами они шатались из стороны в сторону. Всех их ждала трагическая участь, и тех, которые были красные и тех которые были белые…

                          Вся эта эпическая грандиозная книга всколыхнула мир, не говоря уже об СССР. "Тихий Дон" Шолохова сравнивали с Гомером, Толстым. Но дело совсем в другом. Эта глыба, несмотря на красные заплаты на белом фоне, была не советской в советском государстве! Да еще написана с такой колоссальной художественной силой, что не могла оставить равнодушными никого. Недаром белая эмиграция восприняла «Тихий Дон» на ура! А потом был фильм Герасимова с Глебовым и Быстрицкой. И, несмотря на то, что сам Шолохов отнесся к фильму с прохладцей (ему нравился первый фильм, снятый в 1930 г. режиссерами Ольгой Преображенской и Иваном Правовым, а Эмму Цесарскую считал лучшей Аксиньей), фильм Герасимова триумфально прошел во всем мире. Фильм получился таким же гениальным как и роман и Эвелина Быстрицкая стала самой казачьей казачкой на всем Дону, чтобы об этом не думал Шолохов.


                          Так сложилась моя жизнь, что двадцать лет я прожил в Ростове на Дону и трижды бывал в станице Вешенская по делам и, сказать знаком, как-то язык не поворачивается, но встречался пару раз с М.А.Шолоховым и его секретарем  А.А. Зимовновым. Кроме этого был знаком с руководством станицы. Мне даже был подарен двухтомник в белой суперобложке «Тихого Дона» на мелованной бумаге с автографом самого Шолохова.
                          Думаю, что теперь понятен мой интерес ко всему, что окружает «Тихий Дон».
                          Не имея филологического образования, а главное полного отсутствия времени ввиду достаточно ответственной работы, ничем параллельно с основной деятельностью заниматься не мог. Поэтому только после выхода на пенсию смог вернуться к этой теме. Теперь я имею время, но не имею возможности, кроме чтения и компьютера.
                          И вот, что меня поразило – можете проверить, набрав фразу «автобиография Шолохова», получите 129 тыс. ответов! Конечно, потом оказалось, что там не только автобиографии, а просто биографии, но и это мне показалось чересчур!
                          Дело в том, что нет большей загадки, чем биография  М. Шолохова. Все без исключения отмечают этот факт. Она обросла легендами, слухами, сплетнями. Можно, конечно взять автобиографию – чего проще! И дополнить ее сведениями из других источников. Не тут-то было! Сплошная тень на плетень. В этом очерке я взял только две, самые путанные на мой взгляд истории: Семья Шолохова и история с его осуждением во времена продналога.

                          Во многих, прочитанных мной биографиях, они начинаются словами: «Несмотря на…(перечисляются заслуги и регалии) научно обоснованной биографии М. Шолохова до сих пор не написано».
                          Так и хочется воскликнуть: - Да кто же мешает? Советский классик литературы! Нобелевский лауреат! Издания по всему миру! Страна отпраздновала 105-летие со дня рождения великого писателя. Сотни диссертаций, исследований, книг и до сих пор нет научно обоснованной биографии!

                          Практически во всех биографиях рассказанные выше события в семье Шолоховых освещаются очень просто и округло: «Отец писателя, Александр Михайлович (1865-1925), был выходец из Рязанской губернии, неоднократно менял профессии: «Был последовательно «шибаем» (скупщиком скота), сеял хлеб на покупной казачьей земле, служил приказчиком в коммерческом предприятии хуторского масштаба, был управляющим паровой мельницы и т.д.
                          Мать, Анастасия Даниловна (1871-1942), «полуказачка (!), полукрестьянка (!)», служила горничной. В молодости она была против воли выдана замуж за казака-атаманца С. Кузнецова, но, сойдясь с А. М. Шолоховым, оставила его. Будущий писатель появился на свет незаконнорожденным и до 1912 года носил фамилию первого мужа матери, при этом имел все казачьи привилегии. Только когда Александр Михайлович и Анастасия Даниловна обвенчались, и отец усыновил его, Шолохов обрел свою настоящую фамилию, утратив при этом принадлежность к казачьему сословию, как сын мещанина, то есть «иногороднего».

                          В таких биографиях больше вопросов, чем ответов. Из этого сверхдипломатического текста «ослиные уши» лезут из всех щелей.
                          Что значит «полуказачка» , «полукрестьянка»? Полуказачек не бывает. Иногородняя женщина становилась казачкой только через замужество, поэтому мать Шолохова выйдя замуж за атаманца** Кузнецова, становилась казачкой, приобретала  все юридические права, а главное могла иметь вдовий пай в случае потери кормильца. Но в казачьей среде такая казачка до конца своих дней истинной казачкой не считалась. Ей могли простить и незнание обычаев, что для коренной казачки было недопустимо.


                          **атаманцы – так называли казаков служивших в одном из
                          казачьих полков лейб-гвардии (в Российском государстве
                          до 1917 г.). Офицеры на форме имели серебряное шитьё, а
                          казаки щеголяли в  шароварах без лампасов и выпушки, то
                          есть без канта. Носили белые нагрудные ремни.


                          Рожденный в таком браке Миша Шолохов – болдырь, так назывались дети от смешанных браков, должен был проходить обряд принятия в казаки. Он заключался в том, что на сходе (на Кругу) 5-7-летнего мальчишку старики спрашивали знает ли он молитвы и обычаи, затем он стоя на одном колене целовал обнаженный наполовину клинок шашки, Евангелие и крест, после чего ему дарилась фуражка и он считался казаком «по корню» (rkb.vrn/ru>Kasak). До совершеннолетия (у казаков возраст полноправия равнялся 21 году), такой казачонок  был наделен правами малолетки, а вдова имела полпая земли.  Шолохов такой обряд не проходил.

                           Теперь о таинственном замужестве и истории рождения М. Шолохова. Наиболее полную историю рождения М.Шолохова Дает краевед Г.Я. Сивоволов, который ссылается на убедительные доказательства. Об этом пишет и Вячеслав Румянцев (runmuseum.ru).
                           Мать Шолохова – Анастасия Даниловна в девичестве Черникова – из Черниговских крестьян с восточной кровью. Ее родителей, крепостных крестьян в далекие времена вывез на Дон помещик Е.И.Попов и они прижились в его имении. На хуторе их звали татарами или татарчуками. До замужества Анастасия проживала со своей вдовой матерью в поместье Ясенево казачьих помещиков Поповых  в нескольких верстах от хутора Кружилина, расположенного между реками Доном и Чиром.
                           Анастасия работала по найму горничной в богатом доме вдовы войскового старшины (в армии соответствует чину подполковника) Евграфа Ивановича Попова - Анны Захаровны Поповой, которая проживала в поместье вместе со своим  взрослым сыном Дмитрием, состоящим в чине коллежского регистратора. Он заглядывался на яркую брюнетку Анастасию - она была весела и хороша собой. Когда она забеременела от Дмитрия, его мать Анна Захаровна Попова, чтобы не вызывать ненужных пересудов и прикрыть от них своего сына  через знакомых нашла ей мужа  в Еланской станице. Это был пожилой вдовец - зажиточный казак-атаманец Стефан Кузнецов, который увидев ее согласился взять в жены.


                     Вскоре Анастасия родила дочь. Пошли разговоры, насмешки – их отношения быстро портились, муж стал поколачивать Анастасию. Дочь умерла в возрасте шести месяцев и Анастасия ушла от мужа и вернулась в Ясеневку к Поповой на прежнее место. Сын Поповой Дмитрий к тому времени женился и Анастасия опять стала горничной в барском доме.
                           Прочитав эти сведения, я искал подтерждение их в других источниках и нашел: в литературно-художественном альманахе Юга России «Дон и Кубань». (Гл. редактор В.Н.Богза) молодой автор историк А. Гаврилов в очерке «Букановец Шолохов» пишет:
                           «Из автобиографии Шолохова видно, как много не рассказал в ней Шолохов, а чего-то, видимо, и сам не знал. Например, Михаил Александрович уверяет, что у него не было ни сестер, ни братьев, хотя у него была старшая сводная сестра, которая трагически умерла еще в младенчестве, звали ее Олей, а отцом ее был Стефан Кузнецов (отцом Оли Кузнецов не мог быть потому, что  Анастасию Черникову выдали замуж беременной и отец Оли был Дмитрий Попов. Ред. моя.) Естественно, Шолохов ее не видел, а родители не рассказывали ему о таких трагических подробностях. Мать Михаила Александровича — Анастасия Даниловна об этом призналась лишь однажды, своей дочери Светлане Михайловне». Вот такая история, которая дальше получила тоже не простое развитие.


                           Александр Михайлович Шолохов – отец Михаила Шолохова (1865-1925гг.) родом из Зарайских купцов Рязанской губернии. Дед – купец 3-гильдии приехал в Станицу Вешенская вместе с  богатым купцом Моховым, женился на его дочери Марии и они объединили свои капиталы, после чего перешел во 2-ю гильдию. Даже по общероссийским понятиям, а не по Вешенским – это весьма значительный статус. Имели мануфактурные магазины и лавки. Отец Шолохова закончил торговое училище и получил звание классного приказчика, но особого рвения к делам не проявлял, некоторые источники пишут, что любил выпить. По торговым делам довольно часто приезжал в имение Ясеновка к Поповым, где любил проводить вечера за беседой с Дмитрием Евграфовичем. Там познакомился с Анастасией.

                           Снял комнату в соседнем хуторе Чукарине для встреч с нею. Поповы охотно отпускали ее. После того, как она забеременела от него – увез ее в дом родителей под видом экономки, так как богатые и добродетельные родители не хотели сыну такого союза. Так появился на свет Михаил Шолохов, который до смерти Стефана Кузнецова в 1912 году носил его фамилию и «числился  сыном казака – получил надел земли». (В ковычки я взял эту фразу потому, что она присутствует во многих биографиях. Она верна наполовину, потому, что пай у казаков выделялся не при рождении, а по совершеннолетию. Ред. моя.) Во всех своих автобиографиях Шолохов называет дату своего рождения: 11 (24) мая 1905 года. (По этому поводу есть разные мнения и спекуляции. Ред. моя.)
                     Незаконнорожденных детей, каким в глазах хутора являлся Миша Кузнецов (Шолохов), на Дону называли нахаленками. Их дразнили, обижали, казачата дрались с ними.

                     «Легкое» поведение женского населения на Дону не поощрялось, но измены и «загулы» конечно, имело место, как впрочем, и везде, особенно этим отличались естественно вдовы и жалмерки – так называли жен казаков, находящихся на  четырехлетней царевой службе, но за их поведением следили родные мужа и вся станица. Если возникала молва – мазали дегтем ворота, не говоря уже об угрозе возвращения мужа. В таком случае били смертным боем. Об этой ситуации здорово написано в повести большого донского писателя Ф.Д. Крюкова «Казачка», где в  финале рассказа  жалмерка кончает жизнь самоубийством – вешается в коровнике на базу.

                     Исходя из этого, можно догадываться какое отношение было к семье Шолоховых и к маленькому «нахаленку» Мише со стороны взрослых казаков и их казачат, особенно учитывая неприязненное отношение к иногородним и купцам.
                           Казаки, по своему сословию занимались тяжелым крестьянским трудом и имели обязательную, особую воинскую повинность, которая заставляла их по первому требованию являться со своим конем, справой и холодным оружием, а все иногородние были низшим сословием, не имевшим земельного надела и других казачьих привилегий, которые и делали казака казаком на своей родине «Тихом Дону».
                           Прочтите в "Тихом Доне" рассуждения офицера – автономиста Ефима Изварина в романе на эту тему. Так, что надо понимать, сказка о маленьком «казачке» Мише Шолохове, сыне иногороднего и хохлушки (так казаки величали украинцев. Ред. моя), да еще и нахаленке, который мирно играл с казачатами – не более, как вымысел. Никогда казаки не любили иногородних – только вынужденно терпели, а их дети, естественно, все переносили в свои игры.


                           В разные игрушки играли дети хутора, и разные ценности у них были. Казака в пять лет сажали «на конь» и воспитывали соответственно. Приучали к тяжелому крестьянскому труду и военному делу и, говорить, что Шолохов впитал с молоком матери казачий быт и его идеологию просто не корректно. Воспитывался он в торговой среде (не зря стал впоследствии торговым работником), а в детстве скорее завистливо наблюдал из окна своего купеческого дома за вольницей ребят, их военные игры, а они норовили обидеть его – иногороднего нахаленка.
                           Один из биографов Шолохова пишет, что определенные пересуды в станице и особое отношение детей казачков послужили еще одной причиной отправки Миши на учебу подальше в Москву, где он проходил лечение в глазной клинике.


                     Дата его рождения некоторыми биографами берется под сомнение потому, что все церковные книги пропали при разрушении церкви большевиками, хотя совершенно непонятно, что кроме церковных записей более поздних документов не существовало? Разные источники называют  дату рождения - 1904 г. Возникает простой вопрос, почему до сих пор нельзя было утрясти эти даты – ведь сам факт рождения происходил не на луне? И такой ли это важный вопрос? Что он может изменить? Этот неуклюжий разнобой происходит от самого Шолохова и имеет свою историю, на которой я ниже остановлюсь более подробно.

                           После смерти Стефана Кузнецова, Александр Михайлович Шолохов на следующий год обвенчался в Покровской церкви хутора Каргина с Анастасией и усыновил Михаила, который в связи с этим перешел в сословие мещан и потерял право на казачий пай.


                           Со времен Екатерины у казаков существовало общинное землевладение. По положению о поземельном устройстве казачества от 1869г. Земля закреплялась за казачьем войском, то есть за казачьими общинами: станицами и хуторами. Каждый казак получал из общинной земли «пай», в среднем 30 десятин с 17 лет. Казачьи вдовы и сироты получали 0,5 пая. Остальная земля составляла войсковой запас, откуда и получали пай новые родившиеся казаки. Поэтому в романе «Тихий Дон» отец Григория после ответа на вопрос кто родился «казак иль девка», сожалеющее махнул рукой у колыбели. Казак имел право ношения холодного оружия и казачьей формы. С 18 лет казаки должны были нести военную службу 20 лет, из которых 4 года в строю, остальное время в запасе с периодическими сборами. Шефом казачьих войск был наследник российского престола. Не казаки, то есть иногородние или пришлые не имели казачьих привилегий, а главное права на землю, которую  могли только арендовать ее у казаков или общины.


                            Это желание биографов "приклеить" М.А.Шолохова и его родителей к казачьему сословью выглядит нелепо.
                            Когда это отец Шолохова сеял хлеб на покупной казачьей земле? (По закону не мог купить). Всю свою жизнь он торговал и при старом режиме и при Советской власти. В советское время  заведовал Каргинской заготконторой Донпромкома и его заведование кончилось бесславно. Ниже я напишу как.
                            Да, родился будущий писатель на Дону и жил там иногородним сыном купца, но ни «казачком» ни тем более казаком он никогда не являлся, хотя, как писал Ф.Кузнецов в монографии о Шолохове  "появился он в Москве в кубанке*** и москвичи его величали казаком".

                           ***В ковычки я взял эту фразу потому, что  кубанку он
                           носить никак не мог. Это головной убор кубанских
                           казаков. Донские казаки носили папаху. Если есть
                           воспоминания, что это так и есть - мне они неизвестны,
                           то Шолохов в Москве был ряженым "донским казаком".


                            Что означает фраза во многих биографиях о его матери «против воли выдана замуж»? Кто этот всесильный, кто против воли выдал замуж сироту? Да и сирота ли она была? Есть рассказы, что в Букановский период жизни Шолохов приезжал к  бабушке в Ясенево. Значит, еще была жива мать Анастасии. Хотя это единственное свидетельство. Больше негде я не встречал ее присутствие. Никакого насилия в ее замужестве не усматривается. Наоборот, как говорят в народе, чтобы скрыть позор нагуленного ребенка, ей барыня Попова оказала услугу, правда одновременно и прикрыла от ненужных пересудов своего сына-барчука.
                            Уговаривать Анастасию, видимо долго не пришлось: жить в нормальной семье в добротном доме зажиточного казака-атаманца, растить ребенка, которому будет дана фамилия мужа, стать казачкой (по казачьему уложению венчанная жена казака переходит в казачье сословие) и после смерти мужа получит половину казачьева пая, кто же от этого откажется в таком пиковом положении? Вообще, должен сказать, что вокруг Шолохова до смерти плелись всякие небылицы. Непонятно и противно все это. Такой роман как "Тихий Дон", если бы был написан даже отъявленным мерзавцем – от этого  хуже он бы не стал.

 
                            О юности Шолохова при его жизни распространялись многочисленные легенды, которые ничем не подтверждены, противоречали историческим фактам и элементарной логике, но писатель, надо отметить, их сам никогда не опровергал. Почему? То, что его «рядили» под казака – понятно: советским критикам хотелось подогнать образ писателя под роман! А если бы он, например, писал бы о летчиках?
                            Жизнь на Дону у Шолохова, конечно, была богата впечатлениями. Был он любознательным юношей, обладал хорошей памятью и, тем не менее, как отмечал Рой Медведев, что «молодой Шолохов ни в детские годы, ни в первые годы самостоятельной службы никогда не работал на земле, не пахал, не сеял, не косил сено, не собирал урожай, не ухаживал за скотом и конями, не проходил казачье военное обучение. Да и позднее, став известным писателем, Шолохов не пристрастился ни к садоводству, ни к огородничеству. Многие из его посетителей и друзей писали позднее о пристрастии Шолохова к рыбной ловле и охоте, но никто не видел его за возделыванием собственного сада или огорода.
                            Значительная часть его окруженной высоким забором усадьбы просто заасфальтирована. Поэтому рядить его в казаки незачем, несмотря на горячее желание официальной советской науки.


                            Создание клише  советского классика происходило с его непосредственным участием на фоне обвинений в плагиате, которые начались с момента выхода из печати в 1928 г. романа «Тихий Дон».  Эти обвинения волнообразно разгораются и затухают. Накал страстей вокруг этого никак не ослабевает. К началу 1929г вопрос авторства Михаила Шолохова встал настолько остро, что сам Шолохов по совету А. Серафимовича обратился в газету «Правда», в которой под эгидой сестры Ленина Марии Ульяновой была создана специальная комиссия Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП) для рассмотрения волнующего всех вопроса. Председателем комиссии был назначен сам Серафимович, который состоял в дружеских отношениях с М.Ульяновой.
                            По результатам работы комиссии, которой Шолохов предъявил рукописи двух первых книг и план третьей, было сделано заключение, что автор Шолохов, а все остальное клевета.


                    Однако слухи о плагиате не унялись. Пик их падает на 1937-38 годы, когда в Ростове на Дону, а потом и по всей стране развернулась новая компания нападок на Шолохова. По словам казачьева  писателя Д. Петрова-Бирюка лично ему, а так же в газету «Молот» и Ростовский обком партии стали поступать письма казаков с обвинением Шолохова в плагиате. Во многих письмах утверждалось, что настоящим автором «Т.Д.» является известный казачий писатель, депутат 1-ой государственной думы от Войска Донского, статский советник, кавалер орденов св. Станислава и Анны 2 степени, офицер (полковник), участник Белого движения  Федор Дмитриевич Крюков», а рукописи «Т.Д.» после его смерти от тифа в 1920г. во время отступления белой армии попали к тестю Шолохова – бывшему станичному атаману П.Я. Громославскому.
                            Затем масла в огонь подлил А.И. Солженицин. В 1974 г. в Париже в издательстве Paris, Ymca-Press,  под псевдонимом «Д» и предисловием Солженицина вышла книга И.Н.Медведевой – Томашевской «Стремя Тихого Дона. Загадки романа» Книга – исследование начиналась эпиграфом:
                            «Стремнину реки, ее течение, донцы именуют стременем: стремя понесло его покачивая, норовя повернуть боком». («Тихий Дон», кн.1, часть1, гл 11)


                            Несмотря на риск существенно увеличить размер  и без того большого очерка, приведу авторский текст. А. Солженицин пишет в предисловии:
- «С самого появления своего в 1928 году “Тихий Дон” протянул цепь загадок, не объясненных и по сей день. Перед читающей публикой проступил случай небывалый в мировой литературе. 23-х летний дебютант создал произведение на материале, далеко превосходящем свой жизненный опыт и свой уровень образованности (4-х классный).

                            Юный продкомиссар, затем московский чернорабочий и делопроизводитель домоуправления на Красной Пресне опубликовал труд, который мог быть подготовлен только долгим общением со многими слоями дореволюционного донского общества, более всего поражал именно вжитостью в быт и психологию тех слоев. Сам происхождением и биографией “иногородний”, молодой автор направил пафос романа против чуждой “иногородности”, губящей донские устои, родную Донщину, — чего, однако, никогда не повторил в жизни, в живом высказывании, до сегодня оставшись верен психологии продотрядов и ЧОНа. Автор с живостью и знанием описал мировую войну, на которой не бывал по своему десятилетнему возрасту, и гражданскую войну, оконченную, когда ему исполнилось 14 лет.
                            Критика сразу отметила, что начинающий писатель весьма искушен в литературе, “владеет богатым запасом наблюдений, не скупится на расточение этих богатств” («Жизнь искусства», 1928, № 51; и др.). Книга удалась такой художественной силы, которая достижима лишь после многих проб опытного мастера, — но лучший первый том, начатый в 1926 году, подан готовым в редакцию в 1927 году; через год же за первым томом был готов и великолепный второй; и даже менее года за вторым подан и третий, и только пролетарской цензурой задержан этот ошеломительный ход. Тогда — несравненный гений? Но последующей 45-летней жизнью никогда не были подтверждены и повторены ни эта высота, ни этот темп».


                            Оспаривание авторства М Шолохова – это не тема моего очерка. Она, развивается самостоятельно, подключая все новых и новых исследователей,  и никого не оставляет равнодушным. Ей уже занимаются филологи, юристы, математики, историки и др. Тема, конечно, увлекательна,  и носит местами просто детективный характер, но я позволю себе напомнить читателю, что мной рассматриваются только некоторые вопросы биографии М. Шолохова. Возникает вопрос, зачем тогда я вытащил проблему авторства? Да потому, что от нее никуда не спрячешься.  Именно в биографии писателя кроется отгадка на главный вопрос: «мог или не мог»?

                            Вслед за публикацией работы Д. «Стремя  «Тихого Дона, летом 1975 г. выходит книга Роя Медведева «Загадки творческой биографии Михаила Шолохова». «Книга представляет собой серьезное исследование такой запутанной темы, как авторство «Тихого Дона», - пишет известный в мире шолоховед, профессор Принстонского университета США Ф.Г.Ермолаев, - Р.Медведев как исследователь и историк отличается большой тщательностью, осторожностью и непредвзятостью. Он приводит ранее не опубликованные или редкие документы и сведения.
                            В своем исследовании Медведев убежден, что всякое крупное литературное произведение содержит характерные биографические, идеологические и художественные черты, отражающие личность автора во время написания произведения. Образ автора, встающий со страниц «Тихого Дона», имеет в глазах Медведева, мало общего с юным Шолоховым, не-казаком по крови и по воспитанию, не участвовавшим  ни в мировой, ни в гражданской войне».


                            Вот мне и хотелось найти в опубликованных биографиях М. Шолохова эти черты, о которых говорит Рой Медведев, отделить «зерна от плевел». Именно события жизни молодого  Шолохова помогут понять, что и как влияло на формирование его личности, накопление каких событий вошли в его багаж жизненного опыта, под каким воздействием складывалось его мировоззрение? И могло ли оно сложиться у Шолохова к девятнадцати годам – времени начала работы над романом? Почему он скрывает и специально запутывает многие события своей жизни? Не потому ли, что они не соответствуют его словам о том, что «его судьба – в его книгах». А может быть все-таки  чужая судьба?
                            «Несравненный гений», как выразился Солженицин, должен в чем-то проявляться – он не может выскочить как прыщ! Как  говорят каббалисты, надо прожить не одну жизнь, чтобы достичь понимания законов мироздания! Может быть, Шолохов по законам реоркарнации «в ранее прожитой жизни» был Сократом или Толстым! А Толстой взял и продолжил в Шолохове свое предназначение!


                            Вернемся к жизнеописанию писателя. Недавно я наткнулся на совсем уже анекдотический вариант. В портале Litra/ RU Лучшие биографии к 105- летию со дня рождения писателя в библиографическом альманахе напечатано: «Шолохов Михаил Александрович – великий русский писатель, крупнейший русский прозаик, классик русской советской литературы, академик АН СССР, дважды Герой Социалистического Труда, полковник запаса, лауреат Нобелевской и Сталинской и государственной премий.
                            Родился 11 (24) мая 1905 года на хуторе Кружилинском казачьей станицы Вёшенская Войска Донского (ныне Шолоховского района Ростовской области), на юге России. Шолохов – внебрачный сын украинки, вдовы донского казака, А. Д. Кузнецовой (1871-1942) и богатого приказчика, сеющего хлеб на арендованной казачьей земле, (выделение мое)   управляющего паровой мельницы (сына купца, из Рязанской губернии) А. М. Шолохова (1865-1925). В раннем детстве носил фамилию Кузнецов, получил надел земли как «сын казачий». В 1913 году, после усыновления родным отцом, потерял казачьи привилегии, став «сыном мещанина».

                            Рос в атмосфере явной двусмысленности, что, очевидно, породило в характере Шолохова тягу к правде и справедливости, но и одновременно привычку скрывать о себе по возможности все.

                            Юный Шолохов не имел страсти к накопительству (как и его герой, сын богатого казака Макар Нагульнов) и принял сторону победившей силы, установившей хотя бы относительный мир, в 1918 г. вступил в Красную Армию – и это несмотря на то, что многие донские казаки присоединились к белой армии, боровшейся против большевиков.
                            Будущий писатель сначала служил в отряде тылового обеспечения, а затем стал пулеметчиком и участвовал в кровопролитных боях на Дону, служил в продотряде, но самовольно снижал обложение людей своего круга; был осужден условно на 1 год». Как говорится комментарии излишни!


                           Никогда в жизни отец Шолохова ничего не сеял. Я неоднократно бывал в доме семьи Шолоховых на хуторе Кружилинском.  Во дворе дома устроен земляной склад зерна, то есть часть помещения склада длиной метров десять – пятнадцать находится ниже поверхности земли, а к входу сооружение возвышается над нулевой отметкой метра на два и имеет двустворчатые ворота. Сверху выступающую верхнюю часть склада покрывает слой земли, с дерном на ней.

                           А. Шолохов скупал у казаков зерно и хранил его на складе с целью последующей его перепродажи.
                           И вообще по воспоминаниям к работе особого рвения не имел, чем немало огорчал своих родственников. Имел склонность к пьянству и в конце жизни спился в конец. Закончил он свою трудовую деятельность совсем уж бесславно. В советское время он заведовал Каргинской заготконторой Донпромкома и «завалил» там всю работу. Сохранился его рапорт Донпродкомиссару Миллеру, который дает пищу для размышлений:

Донпродкомиссару тов. Миллеру.

                           От заведующего Заготовительной конторой 32 «Донпродкома» А.М.Шолохова.
12 июня сего года на окружном съезде Верхне-Донского округа я помимо моей воли и согласия бывшим окрпродкомиссаром тов. Кучеренко был назначен на должность заведующего Заготовительной конторой в ст. Каргиновскую. Все мои мотивы и доводы на неспособность, как старика 63-летнего возраста и отсутствие навыка и опыта в продовольственном, (!) так точно и в административно-технических делах оказались бесполезными. Съездив в Ростов на продсовещание, я почувствовал по своей дряхлости (это в 62 г!) слабость и болезненное состояние. (Пил много. Ред. моя.) 16 сего сентября я обратился к местному медицинскому врачу для осмотра и оказания помощи. Врач осмотром установил нервное состояние на почве психического расстройства с галлюцинациями (!) и что службу нести, не способен. Вследствие чего я 20 сентября впредь до особого вашего распоряжения заведывание конторой передал своему помощнику и политкому конторы тов. Менькову Василию Андреевичу.
  .
  1921 г. 21. IХ.
  Зав. Заготконторой 32 Александр Шолохов".

                           Конечно, биография родителей, их  жизнь просто подвела М. Шолохова, а потом еще и тесть – бывший станичный атаман! Они никак не вписывались в необходимую власти легенду о советском классике, бытописателе Донского казачества, которое, решило строить коммунистический рай у себя в станицах. Поэтому и требовали от Шолохова, чтобы он оторвался от общества своих контрреволюционных родственников и переехал бы в Москву (известен доклад специально назначенной комиссии по рассмотрению условий творчества и бытовой среды Шолохова под председательством бывшего комиссара и ЧКиста генрального секретаря С.П. В.П. Ставского Сталину).

                           РАППовцы и вся писательская общественность с яростью критиковала Шолохова за освещение борьбы на Дону с позиции белогвардейцев и требовали, чтобы в четвертой книге «Т.Д» Григорий Мелехов окончательно перековался, «покраснел» и активно стал  строить с красными казаками свое  светлое будущее! От Серафимовича, Фадеева и Горького до самого Сталина ему настойчиво «советовали», чтобы главный герой политически определился и окончательно стал на позиции марксизма-лененизма, а он кочевряжился и роман получил неопределенное окончание.


                           Почему Сталин «спустил» ему непослушание остается загадкой, над которой еще предстоит поломать голову!


                           А про «пулеметчика» Шолохова, который чуть ли не Котовский, слава Богу, пишут немногие.  А что же сам Шолохов пишет о себе?
                           Известны четыре его автобиографии, написанные по определенным случаям в жизни. Это биографии 1931 г; 10 марта 1934 г; 4 марта 1937 г; и, наконец 5 апреля 1949 г. Если их объединить в одну, то получится следующая картина:
                           «Родился 11 мая (24 по н. ст.) 1905 г в хуторе Кружилинском, станицы Вешенская, бывшей Донской области (б. область Войска Донского). Отец – разночинец, выходец из Рязанской губернии, до самой смерти (1925г.) менял профессии. Был последовательно шибаем (местн.скупщик скота), сеял хлеб на покупной казачьей земле, служил приказчиком в коммерческом предприятии хуторского масштаба, управляющим паровой мельницей и т. д.
Мать – полуказачка, полукрестьянка. До 1912 года и она и я имели землю: она как вдова казака, а я как сын казачий, но отец мой усыновил меня и я стал числится сыном мещанина.

                           В биографии 1934г им указано: Отец смолоду работал по найму. И все.
                           В биографии 1937г  об отце сказано: до 1917 г. отец был торговослужащим. В 1917 г. жил в хуторе Плешаковым Еланской станицы, будучи управляющим на паровой мельнице. Умер в 1925г. в ст. Каргинской.
                           В биографии 1949г : Отец – торговослужащий до революции, после продработник».
                           Фраза Шолохова «на покупной казачьей земле» или неосторожная описка или незнание казачьих законов: казачья земля не могла быть продана не родовому казаку, не то, что иногороднему. Аренда разрешалась, но не более. О казачьих паях я так же упоминал выше. Повторяю: не землю имел мальчик Миша а право на пай, которое потерял после усыновления родным отцом.   

 
                           По законам казачества пай мог быть выделен ребёнку в исключительных случаях: если они «брались под шинель». Это означало наделение Казачьим Кругом правами главы семьи старшего несовершеннолетнего сына, если убит кормилец. В этом случае казачек не моложе 10 лет становится на табурет и  на его плечи набрасывалась шинель, полами которой он накрывал мать и младших братьев и сестер. Атаман касался его плеча перначом, объявлял решение Круга о взятии его под шинель, дарил подарки. С этого момента казаки обращались к нему по имени отчеству. Он получал полный пай. Ему не имели право отказать в приеме в артельную работу и обязаны были платить полную плату.

                           Миша Шолохов был один в семье, поэтому, даже если бы и был казаком, до совершеннолетия никакой земли не получил бы.


                           Хотелось бы кратко пояснить, что в Полном собрании законов Российской империи казачество являлось военно-служивым сословием. Если говорить юридическим языком оно по отношению к великорусскому этносу являлось субэтносом. Не хочется влезать в научные посиделки, откуда родом казаки, но в России в народе почему-то считается, что казаки – это беглые люди, осевшие на Дону. Были и такие, кстати их не раз  отлавливали, посылая для этого регулярные войска, потому, что казаки не выдавали бежавших.

                           Как это происходило можно прочитать у донского писателя Ф.Д.Крюкова «Шульгинская расправа», но у Донских казаков была своя признанная царем и правительством государственность, которая образовалась в течении 1520-1546 г, так что они имели все основания считать себя отдельной национальностью. Все остальные, пришлые считались иногородними. У казаков были свои законы, которые действовали внутри границ Войска Донского. (При всем том, что мы все - восточные славяне и происходим от одного корня. Первый официальный документ об образовании Войска Донского – грамота Ивана Грозного от 3 янв.1570 г).


                           Практически во всех жизнеописаниях отмечается противоречивость и крайняя скрытность Шолохова. Многие отмечают отличную память писателя. Тем более непонятна его «забывчивость» по отдельным вехам биографии.
 
                           С учебой М.А. Шолохова не меньше темных пятен. Все биографы говорят об окончании  двуклассного приходского училища и четырех годах обучения в гимназиях - затем самообразование. Посмотрим, как он сам пишет о своих годах учебы в 1931 г.: «Учился в разных гимназиях (Москва, Богучар, Вешенская)» и все…
В автобиографии от 10 марта 1934г. он вообще даже не упоминает о своем образовании.
                           Автобиография от 4 марта 1937 г. выглядит так: «не имел, не принимал, не служил, в Красной Армии не был. В партию вступил в 1930 кандидатом и в 1932 «переведен» (Ред. Шолохова) в члены партии. В других партиях не состоял». Об учебе упоминаний нет.
В автобиографии от 5 апреля 1949 г. пишет: «учился в начальной школе, затем в мужской гимназии. Окончил 4 класса в 1918 г, а с 1923 г – писатель».Вот и все.

                           С учебой у него, как говорят в народе: то понос, то золотуха! Он стремился учиться, однако то революция, то подход немецких войск к Богучару, то восстание казаков на верхнем Дону. При советской власти не принимали на рабфак из-за того, что не был комсомольцем и имел, прямо сказать, непролетарское происхождение.
                           В связи с поднятой проблемой авторства Тихого Дона, отсутствие образования являлось еще одним фактором вкупе с молодостью, порождением законных сомнений. Поэтому биографы цеплялись даже за эти два в приходском, и четыре в гимназиях, однако даже поверхностный взгляд говорит, что и здесь не все ладно. Кроме скупых слов в двух автобиографиях, шолоховеды часто приводят такие его собственные слова: -«учился в Москве года два-три». Так, где и сколько он учился? Для того, чтобы ответить на этот вопрос – надо посидеть в архивах, попытаться найти его одноклассников, поговорить с местным населением в Богучаре и Вешенской: может быть остались потомки его учителей и т. д.

 
                           Известно, что отец Шолохова  весной 1911 г. нанимал учителя Т.Т. Мрыхина для подготовки сына Миши во второй класс Каргинского мужского училища и в 1912г он туда и поступил сразу во 2 класс, год учился и закончил его.
                           После этого в 1914 г. отец везет его в Москву по поводу лечения глаз в глазной клинике доктора Снегирева. Во время лечения Миша Шолохов посещает приготовительный, а не учебный класс  платной Московской гимназии имени Г. Шелапутина. Об этом событии в архиве гимназии есть запись, а в 1915 году, не начав учится в московской гимназии, его отправляют в Богучар продолжить образование, так как московская гимназия стоила дорого и была не по карману Шолоховым.


                           М.Т.Мезенцев в очерке «Молодой Шолохов» описал проблемы с учебой в Донских гимназиях. Перед отцом Михаила стояли определенные проблемы.

                           «Дело в том, что Верхнедонские казаки отдавали своих детей в Усть-Медведицкую гимназию, где учились А.Серафимович, Ф. Крюков, Ф.Миронов, Р Кумов и многие видные казаки Дона. Гимназия давала знания не только по государственной программе. Атмосфера, царившая там, прививала юным воспитанникам неистребимую любовь к родному краю, к традициям казачества. Во многих случаях воспитательная работа велась с перехлестом: казакоманствующие выпускники Усть-Медведицкой гимназии не являлись редкостью. Но каждый из них великолепно знал историю своего края, всех его великих представителей.

                           В гимназии с юных лет прививался вкус к исследовательской работе, поискам документальных свидетельств о событиях на Тихом Дону. Такая атмосфера не могла не сказаться и на отношении к гимназистам. Изредка встречавшиеся там дети иногородних подвергались постоянным насмешкам со стороны не только товарищей, но и учителей, которые не скрывали своего презрительного отношения к неказакам. С детства разделяла жителей Дона сословная грань".

 
                            Во всех официальных документах самого М. А. Шолохова  после революции в графе «социальное происхождение» значилось - «мещанин». Однако уже в анкете М. А. Шолохова, делегата Всесоюзного съезда пролетарских писателей, заполненной им в начале 30-х годов, в той же графе читаем: «крестьянин».

                            Родители понимали, что в Усть-Медведицкой гимназии сыну придется туго. Но к 1915 году, когда М. А. Шолохову пришло время продолжать образование, в огромной области Войска Донского насчитывалось всего 7 мужских гимназий. Выбора не оставалось. Тогда созрело решение ехать в соседнюю Воронежскую губернию. Ближе всего находился город Богучар, куда и определили Михаила. Он начал учиться в первом классе Богучарской гимназии в сентябре 1915 года. Конечно, бытовые трудности возрастали во много раз. Хутор Каргин, где тогда жила семья Шолоховых, находился к Усть-Медведицкой значительно ближе, чем Богучар, кроме того, с последним отсутствовали традиционные транспортные связи, приходилось ехать кружным путем. Но условия учебы Михаила в Богучаре определялись перечисленными выше причинами.


                            В 1917 году Шолохов закончил два класса гимназии. В сентябре приступил к учебе в третьем классе. Однако в начале 1918 года, в связи с наступлением немецких войск, приближавшихся к Богучару, он уехал в Каргин. Таким образом, он учился в гимназии 2,5 года, имея соответствующее образование 2,5 класса, что нашло справедливое отражение во всех послереволюционных документах М. А. Шолохова. В графе «образование» в 1922 году у него значилось - «низшее». Однако в цитировавшейся выше анкете он пишет в графе «образование»: «среднее». В анкете, заполненной М. А. Шолоховым 20 января 1949 года, читаем: «незаконченное среднее»».


                            В Вешенской смешанной гимназии, куда биографы отправили М. Шолохова в 1918г. никаких свидетельств учебы Шолохова нет. Больше того нет и каких-либо воспоминаний по совместной учебе от предполагаемых одноклассников, а у такого знаменитого и обласканного властью писателя должно было быть втрое больше одноклассников, чем списочный состав всей гимназии. О времени учебы и говорить нечего. Если Шолохов чисто теоретически как-то инкогнито поступил в Вешенскую гимназию в сентябре 1918 г, то он мог проучится только до марта 1919 г, потому, что Вешенское восстание качества произошло в ночь с 10 на 11 марта 1919 года и учеба в гимназии была приостановлена. Так, что некоторый так называемые антишолоховцы его образование оценивают как 2,5 класса, например, Ю.Кувалдин. Мне кажется, что вопрос где, как и сколько учился Шолохов не труден для исследователей, как и следующий вопрос: когда писатель родился.

                            Ранее я отмечал, что во всех биографиях указано, что родился писатель 11 (24) мая 1905 г, однако почти везде упоминается, что эта дата требует уточнения. Интересно то, что сам Шолохов этого никогда не требовал. Предположение, что он родился в 1904 или даже в 1903 году связано с его деятельностью в период работы продовольственным инспектором по станице Букановской.
                            За превышение власти молодой Шолохов был судим.  Особым совещанием ревтрибунала «за преступление по должности» был приговорен к расстрелу, который потом заменили на два года (в других указан один год) условно по малолетству. Именно тогда по рассказам биографов он и уменьшил свой возраст, указав 1905 год. История эта с расстрелом требует расследования или хотя бы объяснения и не только в связи с датой рождения.


                            О своей деятельности в юности Шолохов писал: «Долго был продработником. Гонялся за бандами, властвовавшими на Дону до 1922 года, а банды гонялись за нами. Все шло как положено. Приходилось бывать в разных переплетах,  но за нынешними днями это забывается». Таким образом, сам Шолохов утверждал, что до 1922 года долго работал продработником. А кем же он еще мог работать? Иначе его бы не послали учится на продинспектора. Все эти события ниже рассмотрим подробнее.
                            Только однажды – в автобиографии от 5 апреля 1949 г. Шолохов написал: «В 1922 г. был осужден, будучи продкомиссаром, за превышение власти: 1 год условно».
                            Во многих его биографиях этот факт не замалчивается, но указывается как-то перманентно. И потом один год условно или два?  Неужели приговаривали к расстрелу? За что? Как можно заменить расстрел на год условно или два? Что-то из области фантастики!

 
                       Вообще надо сказать, что путаней его биографий, наверное не сыскать.  В одной говорится, что Шолохов в 1920 году добровольно вступил в продотряд и занимался продразверсткой, (что впрочем, многими официальными биографами отрицается), в другой пишется, что он записался в Красную Армию и бил беляков. (!) Станицу Букановскую, где он работал, называют Вукановской. Еще в одной, (luras.ru/index.biographia-sholohov), сообщается: - «К началу 1920 года имея за плечами опыт продкомиссара, сочинителя агитпьес, работника ревкома – с таким багажом приехал в Москву. (Как известно из документов Шолохов приехал покорять  Москву в октябре 1922 года, а не 1920-го).

                             Вот, например, как об этом пишет автор монографии в 800 страниц «Тихий Дон: судьба и правда великого романа» (М, 2005г.) исследователь жизни и деятельности Шолохова – действительный член Российской академии наук Ф.Ф.Кузнецов: - «Парень в серой кубанке явился на Малую Бронную улицу, на биржу труда. На вопрос о специальности он ответил: «продовольственный комиссар». Должен заметить, что о кубанке я уже говорил выше. Кубанку  казаки пОдняли бы на смех.

                             Слова «комиссар», «комиссарил», продразверстка мелькают везде как у самого Шолохова, так и у его биографов. Так что же было на самом деле? О каких «переплетах» говорит сам Шолохов? За какими бандитами он гонялся и кто гонялся за ним самим? За что его приговорили к расстрелу?


Часть вторая. Встречи с батькой Махно. Налоговый комиссар.

 
                     Ф.Ф.Кузнецов  пишет в монографии: "Хлеб в голодающей России был самой настоящей политикой. За него и из-за него убивали. Красной армии к тому времени на Дону уже не было, милиция малочисленной, а потому работникам продовольственных органов приходилось защищать себя самим. Вот почему нет преувеличения в словах из автобиографии Шолохова: "с 1920 года служил и мыкался по Донской земле. Долго был продработником, гонялся за бандами, властвовавшими на Дону до 1922 года, и банды гонялись за нами. Все шло, как положено… В другой автобиографии Шолохов пишет, что ему «приходилось бывать в разных переплетах".

                    И действительно, - вещает Кузнецов дальше, -  "Судя по рассказам его земляков и по его собственным свидетельствам, будущий писатель в юности попадал в лапы и к Махно, и к Фомину, не раз оказывался на краю гибели».


                            Ну, прямо герой революции! Так что же было на самом деле? О каких «переплетах» говорил сам Шолохов? В какие «лапы» он попадал? За какими бандитами он гонялся и кто гонялся за ним самим?
                            Вот что пишет Василий Афанасьевич Воронов, ростовский писатель и биограф Шолохова: - «Официально, в документах, нигде не зафиксировано ни одного упоминания о «разных переплетах», в которых якобы бывал Шолохов».


                            Банды действительно орудовали на Донской земле. Они появились прежде всего как следствие проводимой политики продразверстки в стране.
Вспомним продразверстку во времена юношества Шолохова.

                            Что такое продразверстка становится ясно из слов нашего вождя пролетариата В.И. Ленина: продразверстка - «это был превосходный план массового движения с пулеметами за хлебом», а главный комиссар продармии Г.Н. Зусманович просил Ленина разрешить доукомплектовать продотряды артиллерией и конницей. Уже из этого становится ясно, что такое продразверстка!

                            В мае 1918 года Ленин призвал провести «террористическую борьбу и войну против крестьянской и иной буржуазии, удерживающей излишки хлеба. Деревне был нанесен страшный удар – введены чрезвычайные меры. Всех, имеющих «излишки» хлеба и не сдающие их, объявляют врагами народа. Им грозило – тюремное заключение не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества. Создаются на местах КОМБЕДы, члены которых за премиальный даровой хлеб помогают продотрядовцам грабить своих же односельчан. Крестьяне, а казаки тем более, яростно сопротивлялись. Насилие, убийства стали рядовыми явлениями.  Население ответило адекватно.


                            На Дону возникли банды Фомина, Кондратьева, Дмитрия Шибалка и др., совершавшие регулярные налеты на мирные хутора и станицы. Охотились, прежде всего, за советскими и продовольственными работниками. Заниматься любой продовольственной работой стало опасно, в советские органы стали поступать десятки заявлений об уходе с продовольственной работы, а именно в это время, в июне 1921 года, Александр Михайлович Шолохов, отец писателя стал заведующим каргинской Заготконторы № 32.

                            15 июля 1921 года банда Фомина произвела налет на его Заготконтору. Но встреченный комсомольской каргинской боевой дружиной, засевшей за кирпичной церковной оградой и на колокольне, Фомин отступил, успев разгромить исполком и Заготконтору, куда свозили реквизированное зерно. Шолохов комсомольцем не был, и участвовать в бою не мог. Не комсомольцам оружие не доверяли, потому и не выдавали. Он в это время как отмечает Кузнецов «дежурил на колокольне, а потом хоронился в камышах или прятался в терновниках слободки!  То есть  жил теми же тревогами, как и все»! То есть комсомольцы оборонялись, а Шолохов сидел в камышах!


                             Именно в это время создавались части особого назначения (ЧОН). В биографической литературе о Шолохове возник спор: был ли Шолохов «чоновцем». Краевед Г.Я. Сивоволов, не обнаружив имени Шолохова в списках Вешенской роты ЧОНа, пришел к выводу, что, Михаил Шолохов в Красной армии не служил, а значит, и не мог быть продармейцем и «ЧОНовцем». Действительно ЧОНовцем Шолохов даже по малолетству быть не мог. Вот его двоюродный брат Евгений действительно служил в ЧОНе и «занимался» продразверсткой в качестве рядового продармейца (есть документы), но были в те времена и добровольцы продотрядовцы, куда Шолохова вполне могли принять, тем более, что реквизированное зерно свозилось в заготконтору, которую возглавлял его отец. Ведь он об этом  не только везде говорил, но и гордился этой своей деятельностью.
                              Везде, где только мог писал, что круто комиссарил! Хотя вполне может быть, что он имел в виду те самые камыши и  терновник. У разных исследователей есть разные точки зрения по этому поводу, тем более, что документов не сохранилось или они пока не найдены.

                              Об одном из «переплетов» Шолохов сам рассказал в одном из интервью 1943 года:
                              - «Мне помнится, как во время Гражданской войны, когда мне было 14 лет (Шолохов вспоминает 1919 г – период Вешенского восстания под командованием П.Кудинова. Ред. моя.) в нашу станицу ворвались белые казаки. Они искали меня как большевика. «Я не знаю где сын, - твердила мать». Тогда казак, привстав на стременах, с силой ударил ее плетью по спине. Она застонала, но повторяла падая: - «Не знаю, сыночек, ничего не знаю…»

                      Интересно, зачем это белые казаки искали подростка - большевика, который и большевиком-то не был? Какие секреты хотели у него выведать? Прямо Мальчиш-Кибальчиш! Он даже комсомольцем не был – мешало купеческое происхождение! И чего это казаки ворвались? Белыми  в то время был занят весь верхний Дон, они там дислоцировались и врываться им не было никакой нужды – они там просто жили.  Терпению  бесчинств  красных  пришел  конец  и они восстали.

                              В публикациях того времени упоминается насильственная мобилизация в Белую армию  на Дону и уклонение от нее. Может быть, Шолохова искали по этому поводу? Ростовский краевед Г.Я.Сивоволов  отмечал, что именно в это время атаман Каргинской станицы есаул Лиховидов по приказу войскового атамана Африкана Богаевского проводил поголовную мобилизацию.

                             Каков был минимальный возраст при проведении мобилизации?  Она не касалась 14-летних пацанов. И если даже это так, то зачем было  напускать «тумана» и рассказывать  прямо христианскую историю про мать, которую бьет плетью свирепый казак, а она его «сыночком» величает!  Найти Мишу Шолохова не составляло труда – ведь они жили в станице! Абсолютно непонятны мотивы таких рассказов! Хотя догадаться можно.


                     Вторая история касается встреч Шолохова с Махно, который поймал его, хотел повесить, но пожалел мальчишку!  В. А. Воронов об этом пишет следующее:
                             - «К. Потапов, (житель станицы) близко знавший Шолохова, живший подолгу в Вешенской и лично расспрашивавший писателя, рассказывает: «пятнадцатилетний Шолохов, служащий ревкома, добровольно вступил в продотряд, сначала рядовым продармейцем, потом пулеметчиком, инспектором. (Что это за пулеметчик - инспектор? Никаких пулемётов у продармейцев не существовало.) «Во время боя под хутором Коньковом подросток Шолохов был схвачен махновцами, допрошен самим Махно и не был расстрелян только по малости лет. Махно посулил ему, в случае повторной встречи, виселицу».


                      Встречу пятнадцатилетнего Шолохова с Махно описывают многие биографы. Это  В. Гура, В. Петелин, Л. Якименко, К. Прийма и другие. Источниками такой информации якобы служили рассказы, воспоминания станичников. Может быть и сам писатель «подбрасывал жареные» сюжеты или кто-то с его ведома? Во всяком случае, опровержений по этому поводу от Шолохова не поступало.
                      Чаще всего пишут, что Шолохова взяли в плен во время боя, а историк Прийма вообще нарисовал героическую картину поведения юного продармейца в духе Зои Космодемьянской: «Продработник Каргинского ревкома М. Шолохов вел обоз с хлебом. (совершенно непонятно: он что один что ли вел обоз? Ред. моя) Его перехватила разведка  махновцев и подвели к батьке Махно. На его вопрос, где хранится овес?  Юный Шолохов ответил: - Ты что, на Дону хочешь, не севши, жати? А знаешь поговорку: поехал за шерстью, гляди, вернешься остриженным! (какая смелость - сказка и только!) Махно рассвирепел, но после уговоров толпы казаков, смилостивился и пообещал, что при второй встрече – повесит»!


                     Есть и другие версии. Одна другой фантастичнее. Один автор, описывая эту встречу, отправляет Шолохова и Махно на берег Днепра,  другой рассказывает, что Махно в станице смотрел «самодеятельный спектакль с участием Шолохова, а потом долго беседовал с ним о политике, государстве и даже о масонах»! Видимо ему, бедному, не с кем было..., словом перекинуться.

                             Редактор Вешенской газеты и помощник Шолохова по депутатским делам П.Е.Чукарин, не один год, проработавший с ним, пишет о том, что махновцы в Боковской порубали 290 красноармейцев, после чего заскочили в Каргинскую и там взяли в плен отряд ЧОНовцев. В их числе был молодой школьный учитель М. Шолохов. Махно пожалел юного интеллигента и крикнул:
                    -«Каретник!**** Садись на коня и сопроводи гражданина  учителя к его мамке. Да живым! Пусть батьку Махно добрым словом вспоминает»!


                         Каретник**** - экипажный мастер, починявший в армии
                         Махно тачанки.


                            А конвоир попался злой как черт и порол Мишу плетью до самого дома, а в хате еще перетянул мать через всю спину, съел горку намасленных блинов и умчался!
                   Вот такая история. Вряд ли Чукарин сам придумал эту историю! – Восклицает автор книги «Михаил Шолохов – больше, чем писатель» - младший научный сотрудник Вешенского музея Александр Жбанников, который пишет об этих и других историях в главе «Михаил Шолохов и Нестор Махно: "а была  ли встреча".

                           Его исследование вопроса очень убедительно. Особенно интересно участие самого  Шолохова в создании легенд о нем. Вот некоторые из них, описанные А.Жбанниковым: «30 января 1980 года в разговоре с М.А. Шолоховым в его доме в станице Вешенской Н.А. Булавин (в те годы – первый секретарь Вешенского райкома партии, прим А.Ж.) спросил писателя, приходилось ли ему встречаться с Махно. – Как же, – отметил Михаил Александрович. – Допрашивал меня… – Какое впечатление он произвел на вас?
                           Шолохов усмехнулся, пригладил усы. Пыхнул сигаретой.
                           – Невзрачная личность. Любил окружать себя анархами интеллигентствующими…
                           – Какая же у него цель была?
 
                           – Никакой. Оргии. Кружили тут по хуторам, лавчонки сельповские грабили… Какое войско у него было? – Хорошо вооруженное. Рейды совершали по всем правилам. Впереди разведка. Конница, пехота. Передвигались на ходах…» Этот рассказ Шолохова не дает нам никаких сведений о реальной встрече писателя с Махно, в нем звучит ирония и повторение общеизвестных истин о банде. Более того, нужно ли было с таким вооружением и силами идти грабить сельповские лавчонки, в которых в то время и взять-то было нечего - кругом разруха.


                            А вот, как реагировал Шолохов на трактовку Воронова его встречи с Махно, передает бывший первый секретарь Вешенского района П.Маяцкий в своей книге «Колокола памяти» :
                            - «Донской писатель Василий Воронов, не раз, бывавший у М.А. Шолохова в последние годы его жизни, рассказывал об одной из поездок в очерке «Зимний день в Вешенской».
                            – «Читал твой очерк в «Огоньке», – Михаил Александрович повернулся ко мне, медленно, с растяжкой произнося слова, точно взвешивая и выверяя точность каждого из них, – Понравился… Написал свежо, с юношеской непосредственностью. Но там есть ошибка одна. Боя с махновцами под хутором Коньковым не было. Нас без боя в плен взяли. Пятьсот человек. Разоружили, и сразу митинг был, через тридцать минут. К себе вербовали. Почти весь полк перешел…»


                            Но и тут не ясно, что делал Михаил Шолохов в 14 лет в полку? С кем он остался: с махновцами или с теми, кто не перешел? Да и что это был за полк? О нем никому ничего неизвестно. Летучий голландец! И почему в своей биографии писатель никогда не коснулся этого эпизода? Где «сослуживцы» Шолохова по полку, почему никто ни разу не откликнулся и не рассказал о пленении будущего великого писателя?
                            Документы, которые приводит Жбанников говорят о том, что «конные разведчики отряда Махно впервые появились на границе Верхнее-Донского округа в сентябре 1920 г, а  20 сентября была занята станица Краснокутская.


                            Для их блокирования в район станицы Боковской был срочно выдвинут отряд вешенской красной милиции. 21 сентября банда вошла в соприкосновение с разведотрядом милиции и 204-м Сердобским полком 1-й Донской дивизии близ станицы Боковской. В коротком бою полк красных был разгромлен.
                            Оставшихся в живых пленных красноармейцев махновцы построили и зарубили шашками.
                            С часу на час ждали появления Махно в станице Каргинской. Накануне с утра в исполкоме отбирали наиболее ценные и важные документы, папками увязывали в мешки и уносили – закапывали во дворе, несли в камыши на другой берег Чира...

                            22 сентября Махно занял станицу Каргинскую. Прибытие в станицу банды, несмотря на то, что ее ждали, вызвало настоящий переполох. Станичный исполком, станичную милицию как ветром сдуло. Председатель Федор Чукарин, исполкомовцы, продработники, комсомольцы бросились за Чир в левады и непроходимые терновники в слободке...»
                            По сведениям краеведа Г. Я. Сивоволова, «банда Махно не чинила в Каргинской ни стрельбы, ни насилия. Под Боковской махновцы потеряли атамана Гаркушу, сраженного красноармейской пулей, в Каргинской его хоронили: На второй день махновцы плотным кольцом из пулеметных тачанок и всадников оцепили кладбище. Сам Нестор Махно приехал на тачанке и, пока могилу не засыпали землей, хмуро смотрел вниз; с тачанки не слезал, но и не уезжал. На кладбище собралось много зевак, молодых и старых. (Может быть среди них был и Миша Шолохов? Ред. моя) Всякое видавшие на своем веку казаки были потрясены, увидав, как у Гаркушева коня, стоявшего у края могилы под седлом и покрытого до земли черным бархатом, слезились глаза».


                     Что же касается Шолоховых, то с установлением Советской власти на Дону, семья переехала в Каргинскую в феврале  1920 года. Михаилу Шолохову исполнилось 15 лет, и по его собственным воспоминаниям он пошел работать учителем по ликвидации безграмотности на хуторе Латышева, где и работал по сентябрь 1920 г. Но документов об этом я не нашел – одни рассказы. Зато есть достоверные сведения, что Шолохов просто замещал два месяца учителя начальной школы Василия Кочина, уехавшего на курсы учителей и был рад случайному заработку. Этот факт отмечает в своей книге и Кузнецов.
                             Первые записи о работе М. Шолохова сохранились, только начиная со 2 декабря 1921 г, когда его приняли конторщиком (помощником бухгалтера) продовольственной заготконторы №32  (приказ по конторе №48 от 2 дек.1921г.), а 2 –го января его переводят на должность делопроизводителя, инспектора бюро.
                             С сентября по декабрь 1920г.   он теоретически мог  находиться в продотряде добровольцем, о чем и свидетельствовал местный житель К. Потапов.


                     Так, что опять же теоретически, он мог жить в станице и быть в продотряде во время наскока банды и в течение суток видеть самого Махно, но вряд ли последнего мог чем-то заинтересовать подросток Шолохов. Во всяком случае, документы или свидетели этого отсутствуют. А. Жбанников из этого делает такие выводы:
                      - «Михаил Шолохов не мог одновременно быть и учителем, и продотрядовцем, и бойцом отряда, разбитого под хутором Коньковым, и артистом. Тем более одному подростку не доверили бы в столь сложное время, когда вокруг банды, а их на Верхнем Дону в то время был не один десяток, везти целый обоз с хлебом. Да и как он мог один управлять сразу несколькими подводами? И куда он его вез и откуда? Где сам продотряд? Документов по этому поводу не обнаружено.

                    Рассказы о рейдах банды Махно и ее жертвах еще долго обсуждались станичниками и среди этих рассказов подросток-продотрядовец или юный учитель, чудом спасшийся по воле сердобольного Махно, не упоминался. И наоборот, людская молва рассказывала о том, как махновцы расправлялись с продовольственными агентами, партийными и советскими работниками.

                            Подросток Миша Шолохов мог видеть «кругом цветное море голов, гул, конское ржанье» при налете банды Махно на станицу Каргинскую, слышать слова местных коммунистов о том, что «порубили махновцы ребят из ячейки». Это не могло не отложиться в памяти подростка. И было взято за основу при написании повести «Путь-дороженька» и его устных воспоминаний о том времени в различные периоды его жизни».

                            Про эту фантастическую встречу с Махно Иван Петрович Громославский, брат Марии Петровны Шолоховой, жены писателя говорил незадолго до своей смерти:
                            «Написал Шолохов в биографии, что банды за ним гонялись, да не подумал, что «обрастать» начнут эти слова»».


                            Это «обрастание» инициировалось самим Шолоховым, создавая героический эпос. А потом эти сказки перекочевали на страницы его биографий. Так что за бандами без Шолохова было кому гоняться, да и он сам никому не был нужен.  Встреча Шолохова с Махно – чистый блеф. Что же касается встреч с Фоминым – То Миша Шолохов мог его видеть только из камышей: да, и то мало вероятно. Это просто фантазии Ф.Кузнецова.


                            В это непростое время Михаил Шолохов начал свою трудовую деятельность. Работает делопроизводителем в заготконторе и 8 февраля распоряжением Доноблпродкома №1852 М.Шолохов, как хорошо зарекомендовавший себя на продработе, после собеседования с окружным продкомиссаром В.М. Богдановым был командирован на курсы продработников в Ростов на Дону.
                           Как можно было зарекомендовать себя за три месяца работы на двух должностях? Значит, я думаю, помог отец, заведовавший заготконторой, а может быть ему зачли  возможное добровольное даже кратковременное участие в продотряде, но документального подтверждения этому нет.


                           Двухмесячные курсы продработников в Ростове на Дону были успешно завершены, сданы экзамены, Шолохов получил диплом специалиста по продовольственной работе на селе — налогового инспектора.

                           27 апреля 1922 года Николай Погодин, будущий знаменитый драматург, побывав на экзаменах и торжественном собрании курсов, писал, что «то негромкое, будто неважное событие, между тем имеет колоссальное значение в хозяйственной жизни Дона»: «От этих выпущенных на работу ста двадцати работников зависит «завтра» Донской области», «им вручается, как непосредственным работникам на местах, хозяйство каждого отдельного сельского работника — им вручается сельское хозяйство Дона» («Трудовой Дон». 1922. 28 апреля).


                           Дальше не дуя в фанфары про заботу Советской власти о хлеборобах Дона надо напомнить современному читателю, что представлял собой продналог и как он взимался. По закону налог устанавливался в два раза меньше разверстки. Его размеры доводились до начала весеннего сева. Оставшиеся излишки хлеба и других продуктов должны были оставаться у крестьян. На проданные излишки они получили возможность купить необходимые товары и инвентарь. Вроде бы задумано правильно, однако закупочные цены на сельхозпродукцию государство устанавливало запредельно низкие и, отдавая свой хлеб за бесценок, крестьяне опять не могли купить инвентарь и другие товары, так как  цены на эти товары были специально завышены во много раз. На практике продналог мало чем отличался от продразверстки.

                           Например, в Московской губернии по отчетам размер налогового задания даже превышал продразверстку!

                           Налоговые задания повсеместно завышались. Введенный для стимуляции хозяйственной деятельности крестьян, он выколачивался теми же силовыми методами. Дополнительным раздражителем являлось то, что в течение 1922 г. помимо единого натурального налога ввели два общегражданских налога, подворно - денежный налог и трудгужналог. Денег у землепашцев и так не хватало на самое необходимое, а тут еще отнимали лошадь вместе с ее хозяином! Невыносимо больно ударял трудгужналог – когда в самый разгар сельхозработ. Советская власть требовала на свои нужды (для грабежа своих же казаков. Ред. моя)   казака вместе с лошадью и повозкой.

                           В информационных сводках ВЧК информировала: «повсеместно продналоговая компания вызывала от раздражения и недовольства до прямого отказа платить продналог. Среди крестьян наблюдается недовольство Советской властью и РКП, вследствие налоговых обложений. На Дону сопротивление переходит чуть ли не в войну». Уже в октябре 1921 года к населению повсеместно начали применять репрессивные меры. Начались аресты, заработали суды и ревтрибуналы.
                           В опубликованной 1 июня 1921 года «Инструкции старшим и разъездным налоговым инспекторам», кем теперь являлся Шолохов, определялось, что они являются составной частью продорганов и не только составляют списки налогоплательщиков и объемы продналога, но и обязаны контролировать полноту и своевременность его уплаты. (Выделено мной, потому, что везде просоветские литераторы упорно пишут, что налоговый инспектор имел дело только со списками налогоплательщиков и в репрессиях не участвовал. Это совсем не так! Ред. моя.) И, получившие огромную власть, они бросились во все тяжкие.


                           Чтобы не быть голословным, приведу опять слова В. Ленина в заключительном слове доклада о замене разверстки натурналогом:
«…Затем, ряд продовольственных работников был расстрелян за порки, пытки, изнасилования и другие уголовные преступления… Нужно видеть в этом проявления прямо уже уголовные безобразия, как  и обстановке, в которой происходит продовольственная работа, требует кары свыше обыкновенной… В. Ульянов-Ленин».

                          Приведу еще одну короткую выписку из доклада органов ВЧК Губпрокурору: «…Основными преступлениями на местах продработников являются: пьянство, физическое насилие, истязания, изнасилование женщин, превышение власти, дискредитация власти, насильственное заключение под арест в холодные амбары, вымогательство». Вот в какую компанию «вляпался» будущий писатель М. Шолохов. И ничего героического в этой работе не было.


                           «В составе группы инспекторов Михаил Шолохов в начале мая 1922 года прибыл в Вешенскую. У него был мандат, денежно-вещевые, продуктовые аттестаты. В мандате особо указывалось, что «все учреждения, как гражданские, так и военные, обязаны оказывать Шолохову М. А. всемерное содействие к исполнению возложенных на него обязанностей. Лица, не выполнившие его законных требований, будут привлечены к судебной ответственности», - пишет в своей книге «Букановский период в жизни М.А.Шолохова» молодой историк Александр Гаврилов, презентация которой состоялась в Вешенской 25 мая 2009г.
                           Он путем опросов местных жителей и поисков в архивах «накопал» много новых интереснейших  фактов  из биографии молодого налогового инспектора Михаила Шолохова, который уже 12 мая 1922г. был в расположении окрпродкома. На должности продовольственных налоговых инспекторов по станицам Донской области было направлено более 100 человек. В том числе Мазанов И. Г., Мигинев Д. В., Кондратюк Г. Е. и другие — в станицу Вешенскую.


                            По возвращении домой, между Михаилом и его отцом произошел разговор о будущем. Вот как об этом рассказывает писатель А.В. Воронцов в своем романе «Огонь в степи», построенном во многом на биографических сведениях: «Когда Михаил вернулся в конце апреля 22-го в  Каргинскую, отец, даром что под хмельком, сказал ему с купеческой рассудительностью:— Ты, Миша, стал через меня для этой власти меченый. А она, эта власть, по всему видать, надолго. Тебе, может быть, всю жизнь при ней жить. Мне что, - я свою отжил, могу сидеть в хате и свое горе  заливать. А тебе это не годится. И если уж выбился ты, хоть в небольшие начальники, надо стараться изо всех сил, чтобы тебе поверили. Службу ты себе нашел, прямо скажем, дрянную: будешь высматривать, что бы отобрать у казаков из заработанного тяжким трудом».

                            Друг Шолохова поэт Анатолий Вениаминович Калинин посвятил  ему стихи об этом героическом времени, фрагмент которых и привожу:


Рукой невидимой ковала
Молва к звену еще звено,
И вот уже она прислала
На баз чужой искать зерно.

На край казачий голод адский
Уже вплотную наступал,
И Кремль на поиск ям кулацких
Народ со щупами поднял.

Молва перстом укажет точно
Где всем назло и сыт и пьян,
На всю округу свадьбу дочке
Сварганил бывший атаман.       


                             Думаю Калинин оказал медвежью услугу рассказывая в стихах, как Шолохов на чужом базу зерно искал при казачьем «адском» голоде! Да еще ткнул пальцем в своего тестя,  бывшего атамана П.Громославского, который устраивал свадьбу Шолохова со своей старшей дочкой Марией.
Окружной продовольственный комиссар С.К. Шаповалов назначил Михаила Шолохова налоговым инспектором в станицу Букановскую Хоперского округа, в народе их все звали продкомиссарами, видимо потому, что они были прямыми представителями власти.


                             С 25 июля 1922 года все продовольственные работники были объявлены военнослужащими, а вся продовольственная работа милитаризована. Шолохов получил военное обмундирование, в станице была организована тройка с его участием... Этой станичной тройке подчинялись хуторские тройки, а хуторским тройкам подчинялись члены хуторских Советов, ответственные за десятидворки. А все станичные тройки подчинялись окружной оперативно-продовольственной тройке. Вся эта система была выстроена для сбора Единого продовольственного налога...

                             С тех пор Михаил Шолохов чаще всего появлялся на людях в военной форме с оружием — гимнастерка, галифе, сапоги, шинель в холодную пору.
                             Есть и вторая версия появления Шолохова в станице Букановская. Ее озвучил в своем очерке «Букановский период в жизни М. Шолохова»  Ростовский историк Александр Гаврилов:
                             «В станицу Букановскую Шолохова пригласил Андрей Миронович Тарасов - председатель районного реввоенсовета по борьбе с бандитизмом, комиссар Букановской, Слащевской и Федосеевской станиц, который  знал Михаила через своего брата. Он ранее работал с Шолоховым в Каргинском исполкоме. Однако Биографы ставят это под сомнение и  склоняются к первой версии».


                             Так это или иначе, Михаил Шолохов начал свою трудовую деятельность в качестве налогового инспектора в станице Букановская. Здесь он впервые встретился с Петром Яковлевичем Громославским и его семьей. Фигура Громославского для Шолохова является знаковой, наиважнейшей, и не только потому, что он женат на его дочери, но и потому, что он впоследствии став тестем оказал Шолохову неоценимую материальную и творческую помощь, переоценить которую просто невозможно. Думаю, что и «Дон» не был бы таким «Тихим», если бы, не П.Я.Громославский.
                        
                             Родился он в 1870г, в семье священнослужителя. Получил хорошее образование в Усть-Медведицком епархиальном училище. Получил звание дьячка или псаломщика. Работал в станице Букановской дьячком. У него был лучший в станице дом.

 
                             До 1915 года Пётр Яковлевич три раза подряд избирался атаманом станицы   Букановской. Вообще случаи выбора атамана «на терем» из духовенства были редки, значит, уважали и доверяли. Ведь атаман выбирался сроком на три года! Таким образом, Громославский правил станицей почти 9 лет. Третий срок атаманства закончить ему не дали. Он был замечен в разных махинациях и на него в станице писали доносы. Некоторые биографы Шолохова отмечают, что это были наветы, но документы говорят о другом.

                             В жалобах станичников Громославский обвинялся в получении взяток – и это было лишь частью обвинений. Вообще он использовал и мошейничество, и подкуп, подпаивал нужных ему лиц, вымогал лишние паи, денежное содержание. Когда нарушения переполнили терпение окружного атамана Хоперского округа полковника Черкасова, он был снят. Положительным было, то, что станица, по воспоминаниям казаков при Громославском приняла зажиточный и даже богатый вид. Был он хорошим хозяином, но себя и своих родичей не забывал никогда.
 
                             Донской писатель Ф.Д.Крюков, который был почетным секретарем Круга (парламента Войска Донского) и потому через него проходили жалобы станичников, публично выступил с разоблачениями Громославского 22 октября 1913 году,  в газете "Русское знамя" – «Вестник союзов русского народа».

 
                             В течении 1913-1915г. Ф. Крюков в нескольких номерах газеты писал: - «Героем нашей печальной повести является станичный атаман Букановской станицы коллежский регистратор Громославский П.Я. В 1908 году Громославский был выбран станичным атаманом, поскольку обещал выхлопотать прибавку земли и войскового леса. (Это очень важная позиция для станицы, потому, что если нет резервов земли в общине, то при рождении нового казака ему выделяется пай за счет сокращения паев станичных казаков. К началу 1900 года уже почти повсеместно все резервы казачьей земли были исчерпаны. Ред. моя.) Обещания эти остаются ожидающими их выполнения, а за время управления станицей Громославским по его адресу сложилось мнение о нем, как о ловком и неуловимым дельце». И в таком духе и дальше по тексту. Ясно, что после этого Громославский Крюкова не жаловал!


                             Ф.Ф.Кузнецов в статье «Крах Крюковедения» (Email:sebriakjv@yandex.ru) написал: - «Не существует ни одного свидетельства, ни одного документального подтверждения, что Громославский был дружен с Крюковым, сопровождал его при отступлении, был рядом во время смерти Крюкова, а потом «пригрел» сумку с рукописями «Тихого Дона»!
                     Прямо шапка горит! Разве дело только в том есть ли документы или нет? По – моему, не надо и доказывать, что не был дружен! И так понятно, но почему отсутствие документов не мешает рассказывать о Шолохове легенды и создавать мифы? Настоящие ученые мифов не создают – они занимаются исследованиями и работают с первичными документами, а не переписывают у собратьев по перу! У меня другая тема очерка, но мне неприятно, когда Шолохов заявляет, что не знаком с творчеством Ф.Д.Крюкова и сразу возникает вопрос: почему он открещивается от очевидного факта, который доказан многими филологами. В конце концов, не знаком, так не знаком. Это не делает чести писателю. Однако Петр Яковлевич Громославский, его тесть был даже очень знаком.

                     После своего ухода из атаманства в 1915 г. он опять пошел работать псаломщиком и помогал своей жене Марии Федоровне в девичестве Шорниковой (из богатой семьи купцов из станицы Чернышевской. Ред. моя) держать станичную почту.
                             За годы атаманства Пётр Яковлевич разбогател. Держали три пары почтовых лошадей, ямщиков нанимали. В доме была богатая мебель и обширная библиотека. Он был образованным и начитанным человеком. У него было три сына и четыре дочери, которые все получили образование, были хорошо одеты, имели золотые часы на цепочке, а дочери – кольца и украшения старинной работы. Деньги в семье имелись. Дома были и в станице Букановской, и в Новочеркасске.


                             На казачьей службе Громославский был писарем казачьего полка. Имел унтер-офицерский чин. В 1918 — 1919 годы он принимал посильное участие в белоказачьем движении». Печатался в газетах и журналах. Вспоминали, что он был посредственным, но умелым литератором.
                             За высокие успехи пожалован потомственным почетным гражданином (из 286 тыс. жителей Хоперского округа на 1908 г. Было 25 почетных граждан).
                             Человек изощренный, быстрый и умный он не только мог извлекать из всего свою выгоду, главное он сумел просчитать политическую ситуацию на Дону и во время Вешенского восстания с двумя сыновьями ушел к красным. (Он вступил в красную Слащевско-Кумылженскую дружину). В одном из боев попал в плен и был приговорен военно-полевым судом Деникинской армии к 8 годам каторжных работ. Из Новочеркасской тюрьмы его освободили 7 января 1920 года отряды кавалерийского корпуса Думенко. Так, по крайней мере, записано во всех биографиях. Документов об этом событии тоже нет.

                             А вот сидел он в тюрьме или нет вопрос спорный, потому, что жители станицы Букановской утверждали, что Петр Яковлевич вернулся домой уже вскоре после ареста, никуда из станицы потом не уезжал и все время находился дома! Возможно, что про свою «отсидку» он сам сочинял басни так, как ему необходимо было представить, что он «пострадал» от белых, что он чуть ли не мученик! И добился ведь! Бывшие атаманы стояли первыми в расстрельных списках во времена расказачивания, а ему как пострадавшему от белых  даже разрешили работать в  красном исполкоме и возглавить самый хлебный земельный комитет.

                            Громославский при любой власти устраивался наивыгоднейшим образом! Впоследствии он будет содержать семью Шолоховых, которые нигде не работали и дохода не имели, купит им большой дом в центре станицы Вешенской, будет собирать материал для романа, пользуясь своим авторитетом у казаков, будет подолгу просиживать над текстами и корректировать написанное. О роли Петра Яковлевича в судьбе Шолохова  упоминает Л.Е. Колодный в монографии «Кто написал «Тихий Дон». Я говорю о нем потому, что без краткого описания «кто есть П. Громославский» было не обойтись – будет непонятно его присутствие в эпизоде с осуждением Шолохова.


                            К моменту начала работы Шолохова налоговым инспектором, Петр Яковлевич уже два года заведовал земельным отделом станичного исполкома, сотрудничал с ним. А. Гаврилов в своем очерке «Букановец М.А. Шолохов» сообщает: - «Можно сделать вывод, что Громославский в 1920 г уже был членом партии РКП (б), за что и был взят на работу в станичный исполком заведующим земельным отделом».

                            Не знаю, на каком основании Гаврилов делает такой вывод, но кроме крайнего удивления он не вызывает. Громославский  чудом спасся от расстрела как бывший атаман. В расстрельных списках комиссара Малкина он стоял вместе со своими сыновьями первыми. Его сын Василий со страха покончил с собой, и вдруг бывшего дьячка, атамана, который исключительно благодаря своей ловкости остался на плаву принимают в партию! Чудеса, да и только!  А вот П.Кудинова – белого офицера, возглавившего восстание в 1919 г, КГБ отловил в 1945г. аж в Болгарии через 26 лет после Вешенского восстания и отправил на 10 лет валить тайгу, а после полной отсидки, 70-летнему старику не разрешили даже умереть на Дону – выслали назад в Болгарию. Только в 1961 г. наконец, закрыли его дело, а тут такая милость к бывшему! В партию! Да их в период расказачивания расстреливали пачками вместе со священнослужителями. Шолохова в комсомол не принимали как сына купца! А тут в партию!

                            Ловок был Громославский и создал себе образ мученика и пострадавшего от белых – поэтому и пролез в станичный исполком. На него и там писали наветы и поклепы. Ревкомовские комиссии работали постоянно. Громославский жаловался председателю Верхнее-Донского окрисполкома Мошкарову, который встал на его защиту. (Кстати непонятно почему? Ред моя.) Имеется решение, которое опубликовано в газете «Верхнее-Донская правда» от 4 авг. 1920 г: «М. Бородину и Ф. Шашлову, давшим ложные показания на гр. Громославского, как честного советского работника, показавшего себя борцом за трудовой народ еще в дни владычества здесь белой армии, выносится порицание…»

                            А в 1924г. Громославский опять был осужден за скрытие налога, но потом опять оправдан. Так, что ни в какой партии он не состоял.Членов партии не судили. Сначала должны были исключить. (документы об этом отсутствуют.)

                            Однажды Михаил Александрович попросил порекомендовать ему работника на должность статиста, и Громославский предложил ему свою старшую дочь, которая тогда работала учителем в букановской школе второй ступени. С этого начались отношения Шолохова с Марией Громославской. Это наиболее вероятная версия. Есть и другие, основанные на воспоминаниях станичников и самой Марии Петровны. По одной они познакомились при случайной встрече, когда Мария и ее сестра Лидия шли домой с бахчи, по другой, когда Шолохов приходил к ним домой по налогообложению.


Часть3. Расстрельная статья.


                            Приступив к работе, Шолохов проводил обход станицы, вел подсчеты продукции и сырья. Целью служило установление размера налога на домохозяйство (твердозаданца – местное  выражение, означающее твердое задание по налогу на курень. Ред. моя.).
                            Официальная сахарно-паточная точка зрения советских шолоховедов по этому вопросу наиболее полно, на мой взгляд, выражена в книге Виктора Петелина «Михаил Александрович Шолохов. Энциклопедия» (после просмотра книги я должен отметить, что название книги, на мой взгляд, никак не соответствует определению «энциклопедия». Никаких энциклопедических сведений о жизни Шолохова там нет. Одни вопросы. Ред. моя):

                            «Сначала Шолохов ретиво взялся за исполнение своих обязанночтей  и вскоре подготовил доклад Окрпродкомиссару, который сохранился в документах архива (ГАРО; Ф760; оп1; д209, л 13-14):

«Окрпродкомиссару Верхнее-Донского округа тов.Шаповалову.

Букановского станичного налогового инспектора Шолохова Михаила.

Доклад о ходе работы по ст. Букановской с 17-го мая с/г. по 17-е июня.
С момента назначения меня Букановским станналоговым инспектором и с приездом своим к месту службы, мною был немедленно в 2-х дневный срок созван съезд хут. советов совместно с мобилизованными к тому времени статистиками, на котором были выяснены взаимоотношения со статистиками и хут. Советами и те обязанности, кои возлагаются как на тех, так и на других. На следующий же день по всем хуторам ст. Букановской уже шла работа по проведению объектов обложения. С самого начала работы твердо помня то, что все действия хут. Советов и статистиков должны проходить под неусыпным наблюдением и контролем инспектора, я немедленно отправился по своему району, собирая собрания граждан по хуторам, разъясняя сущность Единого налога и убеждая таковых давать правдивые и точные показания. Во избежание того, чтобы не было злонамеренных укрытий; постоянно следил за тем, чтобы для записи в поселенные списки, статистик находился обязательно в хут. Совете, в присутствии хут. председателя и членов Совета и чтоб домохозяева являлись для дачи сведений не по одиночке, а группами по десять человек и давали сведения за круговой порукой.


                              Работа под моим наблюдением и контролем была налажена и пошла быстрым ходом. К 26 мая, т. е. через пять дней работа уже была окончена. За это время я проехал хутора своей станицы два раза. После того, как были представлены списки, пересмотрев их совместно с станисполкомом, выяснилось, что несмотря на все ранее принятые меры, граждане чуть ли не поголовно скрыли посев; работа уж оконченная шла насмарку. Из окружкома не было решительно никаких распоряжений, бумаги, посланные оттуда, доходят самое меньшее в две или полторы недели. Приходилось под свою личную ответственность принимать какие-либо решительные меры по борьбе с массовым сокрытием посева. До получения Вашего распоряжения и организации стан. проверочной комиссии комиссия была мною организована, в состав которой вошли предстанисполкома, станинспектор, завстанземпродокомом (?), член Станисполкома. 27 мая я с остальными членами комиссии вновь выехал по всем хуторам своего района. Работа по проверке объектов обложения и точного установления действительного посева, продолжалась до 7-го июня.

                              Приходилось прибегать к различным мерам и применять самые разнообразные подходы, для того чтобы установить правильное количество засева. Скрытие наблюдалось исключительно в посеве, в скоте были лишь единичные случаи. Путем агитации в одном случае, путем обмера в другом и наконец путем того, что при даче показаний и опросе относительно посева; местный, хуторской пролетариат сопротивопоставлялся с более зажиточным классом-посевщиков; но по окончании проверки результаты были получены более чем блестящие. Количество фактического посева увеличилось чуть ли не в два раза, против прежнего. Встречались такие случаи, когда после проведения собрания и внушения гражданам, что укрытый соседом посев ложится не на кого иного как на вас же; под давлением соседей и сородичей гражданин вместо показанных ранее 2 десятин, исправлял на 12 десятин и т. д. Из общего количества домохозяев исправили цифру посева приблизительно 97%.

                             Прежде сделанные списки пришлось переделывать вновь. С получением Вашего распоряжения об организации стат. провер. комиссии работа таковой уже приходила к концу. С 7-го июня по 14-е были лишь частичные случаи обмера пашни. После чего были окончательно проверены полученные данные и составлены списки.
                             Теперь я смогу с твердой уверенностью сказать, что в моей станице укрытого посева нет, а если и есть, то в таком минимальном размере, что не поддается учету. Если же цифра задания обязательного посева на ст-цу Букановскую слишком резко расходится с настоящим фактическим посевом, то на это можно сказать только одно, что ст. Букановская, по сравнению с другими станицами округа, в экономически-материальном положении стоит самой последней. Семена на посев никем не получались, а прошлогодний урожай, как это Вам известно, дал выжженные, песчаные степи. В настоящее время смертность, на почве голода по станице и хуторам, особенно пораженных прошлогодним недородом, доходит до колоссальных размеров.


                            Ежедневно умирают десятки людей. Съедены все коренья и единственным предметом питания является трава и древесная кора. Вот та причина, благодаря которой задание не сходится с цифрой фактического посева.
Списки на Временный налог окончены без особых затруднений, так как скрытие молочного скота было лишь в единичных случаях, которые... (нрзб) обнаружились.
Все имеющиеся промышленные предприятия мною обследованы и взяты на учет, составлены надлежащие акты технического обследования, на предмет обложения промысловым сбором.
                           Заканчивая свой доклад, что единственным тормозом в работе является несвоевременное поступление Ваших распоряжений и распоряжений Заготконторы № 14. Все бумаги слишком задерживаются в пути, приходят с сильным запозданием, что впоследствии может повлечь за собою какое-либо недоразумение, единственной причиной которого будет служить только лишь вышеизложенное.
Букановский станичный налоговой инспектор М. Шолохов.
17 июня 1922 года. Ст. Букановская».
                           Думаю комментарии излишни.


                           19 июня, прочитав докладную записку, окружной продкомиссар Шаповалов вполне был удовлетворен работой налогового инспектора в станице Букановской: «Считать работу удовлетворительной. Инспекторскому отделу изыскать средства избежать тормоза в задержке передачи наших распоряжений и доложить мне для их проведения». Старший инспектор, получив такую резолюцию от начальника, сделал и свое замечание на той же записке: «Написать в Окружной исполком, что телеграф по 2 недели не действует»».


                           «А на работе постепенно пришло прозрение, пишет Виктор Петелин, -  Шолохов со слезами на глазах видел, как ежедневно умирали десятки людей, питались древесной корой. При виде безмерных страданий, которые открывались перед ним в каждом курене, при виде голодных стариков и детей, при виде бессильных что-либо сделать для своей семьи взрослых казаков сердце юного Шолохова наполнялось трагическими переживаниями... Иногда он заходил в дома, где голодным детям совершенно ничего не было есть, в некоторых подворьях практически не получили урожая в виду отсутствия семян и земледельческого инвентаря. Поэтому Михаил Александрович начал изменять цифры в общей документации налогообложения: где-то он приписывал единицу, где-то стирал».

                           «Действительно, станичный налоговый инспектор М. Шолохов, - Вторит Петелину Кузнецов, -  «Превысил власть», чтобы спасти от голода своих земляков».
                           Очень коротко напомню читателю, что первая волна голода в России началась именно после гражданской войны в 20-е годы, а то как-то привыкли говорить о голоде 30-х годов и  в основном сразу вспоминают Поволжье. Недавно Украина вытащила на свет голодомор и геноцид, которого там как раз и не было. Был голод и такой же страшный, как и везде. А вот о Доне никто и не вспоминает. А там как раз и был самый настоящий геноцид казачества.

                           На Дону наложились засуха, неурожай, последствие Гражданской войны на политику расказачивания.  Директивой ЦК РКП(б) от 29 января 1919 г. за подписью председателя ВЦИК Я.Свердлова предусматривалось проведение массового террора среди казаков, участвовавших  в борьбе с Советской властью, а поскольку разъяснений по поводу участия не было, то можно было всех стричь под одну гребенку! То есть поголовно. Что и делали.

                           Физически уничтожали казачество под корень! Вторым пунктом была  конфискация хлеба и других продуктов питания. И, наконец сдача оружия, с которым казаки не привыкли расставаться. За несдачу – расстрел! И если другим областям помогали справиться с голодом  (и государство и заграница), то про Дон специально забыли. Поели все. Были случаи людоедства, прокатилась волна самоубийств.
                           Вот в такой обстановке трудились новоиспеченные налоговые инспектора.


                           - «В связи с искажениями  данных по налогообложению, начались новые налоговые проверки станичников, пишет А. Гаврилов,— А в их подготовке Шолохову помогала не только Мария, но и Петр Яковлевич. К этому времени Шолохов стал званым гостем в семье Громославских, многие вечера молодой Шолохов проводил за беседами с Громославским и его сыном Иваном. Михаил стал доверять Петру Яковлевичу, особенно в деле подсчета посевных площадей.

                           В списке налогоплательщиков, который был отправлен Шолоховым окрпродкомиссару Шаповалову, стояли цифры, написанные рукой Громославского. (Выделено мной. Ред). Ответа от Шаповалова не последовало, Шаповалов назвал этот отчет филькиной грамотой и потребовал от Шолохова самостоятельно проверить все итоги подсчетов». Это ситуацию выразительно описал писатель А.В. Воронцов.:
                          « — Как же так, — чесал в макушке разочарованный Михаил, — ведь круговая порука?

                          — Круговая порука бывает разная — и такая, и этакая, — туманно пояснил заведующий земельным отделом Букановского исполкома Петр Яковлевич Громославский, бывший станичный атаман». (На русском языке это называется словоблудием. Ред. моя.)

                  Наконец, мы добрались до истории судимости М. Шолохова. Существуют несколько версий, за что Шолохов был арестован и отдан под суд трибунала. И как всегда истина находится где-то посередине.
Версия первая, официальная:


                          В чем же заключалось превышение власти, о котором пишет и говорит сам Шолохов? – вопрошают официальные биографы. И сами отвечают: - «По воспоминаниям старожилов (документы судебного разбирательства почему-то принято считать не сохранившимися, а это далеко не так. Ред. моя.), оно заключалось в том, что налог на домохозяйство твердозаданца  определял налоговый инспектор.
                          Изучая материальное положение, Шолохов видел, что хлебороб с семьей в 6—8 человек не может выполнить продналог в полном объеме, даже если у него под метлу из амбара выгрести все зерно. В таких случаях по информации официальных биографов он самостоятельно уменьшал размер налога, а это, естественно, влияло на общие показатели десятидворок и на хутор в целом. (Из его отчета этого не видно! Наоборот, создается впечатление, что был очень старательным инспектором Ред. моя.)


                    О самовольных действиях Шолохова, состоящих в «искривлении и преступном отношении к политике налогообложения», по доносу стало известно окрпродкомиссару Шаповалову и  31 августа 1922 года по приказу Верхнедонского окрпродкома Шолохов М.А. был отстранен от занимаемой должности. М.А. Шолохов и статистик А.Д.Солдатов были арестованы и их дело передано в суд».
                    Документы тех лет и правда, свидетельствуют, что  за превышение власти по освобождению или уменьшению натурналога были случаи привлечения к судебной ответственности некоторых налоговых инспекторов, однако никого за это к расстрелу не приговаривали.

                    Вынесенное судом наказание — год условно, свидетельствует о том, что серьезного состава преступления в действиях Шолохова суд не нашел – можно и так озвучить эти события. Тут еще надо учитывать суровое время тех лет:  условный срок в те времена, если уровнять с нынешними, наверное, равнялся бы минимальному штрафу!

                  Остальные официальные версии крутятся вокруг совестливого и доброго налогового инспектора Михаила Шолохова, который спасал казаков от голода: - «Люди при встрече полушепотом говорили уже тогда: Миша, ты нас спас...» (Жуков И. Рука судьбы: Правда и ложь о Михаиле Шолохове и Александре Фадееве. М., 1994. С. 14)».

                  Живут и другие версии этой истории. Одна другой невероятней. По одной он выбивал налог у твердозаданца наганом и переусердствовал, по другой его судили за обмен быков на жеребца, о которой слышали от старожилов станицы Букановской (эту версию приводят М. Мезенцев и А. Гаврилов):

                     
                          «Старожилы станицы Букановской Иван Семенович Маноцков и Петр Трофимович Шапров припоминают случай, который также мог стать причиной ареста Шолохова. Так, Шапров говорит: «Я сам букановец. Увезли Шолохова (в смысле арестовали. Ред. моя) за жеребца в Кумылженскую станицу. Был у моего дяди жеребец, серый, в яблоках… вот и позавидовал на него Шолохов. Придя к дядьке, говорит: «Давай поменяемся — я тебе пару быков, а ты мне коня своего. Дядя не будь дураком и согласился: быки-то  нужнее… Кто-то  про это шукнул в милицию. Шолохова цап-царап и увезли, а он оттуда записку дяде — коня верни, быков поставь обратно. Шолохов-то ведь, как чисто все обставил». Но его все равно обсудили».


                         Эту болтовню подвыпивших станичников в своем очерке я привел не потому, что считаю ее возможной, а для того, чтобы показать насколько вздорные версии просачиваются в печать. Шолоховеды их тиражируют. Какие быки могли быть у Шолохова? Зачем они ему? А если бы были – в чем состав преступления? При чем тут должность налогового инспектора? Все это возможно потому, что до сих пор нет научной  биографии.
                         Откуда же взялся расстрел и год или два условно? Этот  эпизод из жизни Шолохова волновал и других биографов, критиков и исследователей, но вместо того, чтобы сидеть в архивах, они переписывали друг у друга всякие басни, а Иван Жуков, работая над книгой о Шолохове, вместо того, чтобы копаться в пыльных бумагах, спросил Марию Петровну, его жену (теперь вам понятно, кто является главным свидетелем в этом запутанном деле?!!) действительно ли Шолохов был «перегибщиком», «шибко комиссарил», как он пишет в одном из писем Левицкой. (Евгения Григорьевна Левицкая 1880-1961г. была видным деятелем революции. Работала в ЦК и МК партии. С 1928г. познакомившись с Шолоховым стала его близким другом. Ее он ласково называл «Мамуней». Защищала Шолохова от многих неприятностей. Ред. моя.)


                         — «Напридумал это Михаил, — Ответила Мария Петровна, — Он же такой был выдумщик. Никогда и ничего он не превышал. (А эту фразу как понимать? Так превышал все-таки или не превышал? Ред. моя.). Я же с ним ходила по дворам. И не раз. Зайдем в курень, а там ребятишек, как цыплят, мал-мала меньше. Он, не раздумывая, говорил сразу же: «Тут брать нечего. Пойдем дальше. Пока прощевайте, казачата».
                         Ходили с девушкой по дворам, нарушая все инструкции. Для чего были созданы «тройки»? Прямо Робин Гуд, да и только! Ведь знал, чем такие дела кончаются! Под ЧК-ой ходили! На его глазах привлекались его коллеги инспектора, правда, не расстреливались, а тут прямо расстрел! За что? По его рассказам в течение двух суток он ждал неминуемой смерти, но судьбе было угодно пощадить Шолохова. Вот как об этом рассказывал сам Шолохов:

                         - «Я вел крутую линию, да и время было крутое; шибко я комиссарил, был судим ревтрибуналом за превышение власти. Два дня ждал смерти, а потом пришли и выпустили, жить очень хотелось».

 
                         Именно тогда, когда его арестовали, он и указал, по мнению его биографов, дату своего рождения  не 1904-й, а 1905г, чтобы скрыть свой настоящий возраст и выдать себя за несовершеннолетнего. Поэтому за малолетство вроде бы, расстрел был заменен годом условно. (Как будто трибунал верил всем на слово. Ред. моя).
                         Трудно судить и гадать, что там происходило на самом деле, но с трудом верится, что Шолохов саботировал решения Советской власти, тем более, что они неплохо контролировались, да и доносчиков было сколько угодно.


                         Приписывал он себе другую дату рождения или нет? Что, никаких документов следствие, вынесшее расстрельный приговор не потребовало? Судя по другим делам трибунала, дела велись тщательно, об этом говорят протоколы судебных заседаний. Некоторые дела велись и не закрывались десятилетиями! По детским годам его усыновления дата рождения 1905 г. очевидна. А что, Шолохов не имел никаких документов до 1922 г. подтверждающих дату рождения? Он что, не писал никаких заявлений и т.п. где указывалась дата его рождения? Какие основания утверждать, что он старше? Кроме конечно ареста. Значит, он знал еще ребенком, что его поведут на расстрел! Или, может быть имело место подделка каких-то документов?
                         Уж если говорить о необходимости сделать себя моложе на один год – то она возникала , прежде всего в связи с мобилизацией. Однако его не взяли при поголовном ее проведении. Сказки, что его не смогли найти совершенно неубедительны.
                         А не потому ли Шолоховцы хотят увеличить возраст писателя, который уже в 14 лет собирал материал на «Тихий Дон»? А так получается в 15! Тоже молод, но все-таки! Думается, что незачем хитрить с датой его рождения – это ничего не дает и ничего не объясняет. Родился он в 1905 г. И эта дата самим Шолоховым никогда не оспаривалась. Именно от ней исчислялись его торжественные даты, юбилеи и т.п. Ниже я вернусь еще раз к этой теме.


                         Стан антишолоховцев, по поводу его судимости, имеет другую точку зрения: например, член С.П. писатель Юрий Александрович Кувалдин в своем эссе «Что такое Шолохов» пишет:
                         - «Техника работы со списками налогового станичного инспектора М. А. Шолохова была такова. Например, напротив фамилии П. Я. Громославского (будущий тесть Шолохова, станичный атаман) значился процент взимаемого налога, который реально и объективно отражал события - 18 процентов. Шолохов к "единичке" приписывал той же ручкой, какой составлялся список, "полпалочки", получалась цифра "4". Операция не для слабонервных: между цифрами 4 и 8 он ставил запятую. Получалось, что с Громославского следует взыскать не 18, а 4,8 процента налога. Более чем в три раза меньше. Постепенно навыки совершенствовались, а круг «приближенных» лиц, которым подобным образом снижался налог, расширялся. В 1922 году за регулярные искажения "поселенных списков" и вступление в неформальные отношения со станичниками Шолохов попал под арест.

                         На суде в марте 1923 года как-то убавил себе два года, стал с 1905 года рождения, и избежал расстрела или тюрьмы как несовершеннолетний».
                         В этой версии Ю. Кувалдин прямо обвиняет Шолохова в том, что он занижал налоги не для бедноты и голодающих казачат, а для определенного, причем обеспеченного  круга лиц, в чем он был лично заинтересован, как например, с бывшим Букановским атаманом Петром Яковлевичем Громославским, за дочерью которого он в те времена ухаживал и со временем она стала его женой. И с женитьбой у Шолохова произошла история, которая оставляет вопросы: изначально Михаил Александрович посватался к  младшей сестре Марии – Лидии. Но отец девушек, бывший казачий атаман, посоветовал жениху присмотреться к старшей, за что  пообещал сделать из Шолохова человека. Вняв настоятельной «рекомендации» Михаил женился на старшей, тем более, что к тому времени Мария уже работала статисткой под руководством будущего мужа.

                          Я не знаю, где черпал свою доказательную базу Кувалдин, но скорее всего у М.Т. Мезенцева (1938-1994г, филолог, доцент Ростовского университета) автор книги «Судьба романов», очерка «Молодой Шолохов» и других публикаций о М.А. Шолохове. У него первого я прочитал рассказ Анатолия Даниловича Солдатова, (этот же материал приведен в очерке А.Гаврилова «Букановец Шолохов» в альманахе «Дон и Кубань». Ред. моя.) который работал статистиком  вместе с Шолоховым в станичном исполкоме и проходил по делу ревтрибунала, но был оправдан (извиняюсь за повтор – хотел показать, что текст идентичен, как говорят один в один):

                          - «Сам ли Шолохов или совместно с Громославским изменил базу его налогообложения с 18% на 4,8, приписав, к единице палочку и поставил запятую между 4-кой и 8-ой, с тем, чтобы получилось  4,8%». Постепенно навыки совершенствовались, а круг лиц, которым подобным образом снижался налог, расширялся. Делалось все не бескорыстно». Так, что, видимо, источники были одни и те же и им приходится верить.

                          М. Мезенцев пишет, что «На многих «поселенных списках» подчистки и исправления обнаруживаются почти в каждой строчке». Он же упоминает о  неполном включении в списки налогообложения двух мельниц. Вот как об этом вспоминают станичники Букановской:

                          - "Судили его, Шолохова-то... Как же, было! Допустил промашку, когда работал налоговым инспектором. Мельницы учитывал по хуторам, и у нас, в Пустовском, проглядел одну ветрянку. А Маша, то есть Мария Петровна по-нынешнему, тоже в продовольственной канцелярии работала, взревновала: дошли до нее слухи, якобы он сознательно скрыл мельницу у казака, потому что у того дочь дюже красивая. Ну, и написала она на него заявление. Был суд...» Слухи разрастались и множились.
                          Легенды о ревтрибунале и присуждение расстрела с последующей его нелепой замены условным заключением – плоды устного творчества самого Шолохова. Доказательством этого служит рассказ писателя Евгения Поповкина, который вспоминает, что однажды в совместной поездке писателей с Шолоховым они заночевали в одном из хуторов, а утром, почти не спавший Шолохов пригласил нас взглянуть на другие прихоперские места.

                          Этот рассказ приводит в своем очерке «Букановец Шолохов» А. Гаврилов:
                          -«На обратном пути он (Шолохов) попросил свернуть к небольшому хутору. Вызвал из хаты подвижного низкорослого казака:
                          «Садись, дело есть!... Ну-ка расскажи приезжим... Вел меня здесь?
                          — Вел.
                          — Куда?
                          — На расстрел.
                          — С винтовкой?
                          — А с чем же?! Не с цепком…
Шолохов довольно посмеивался, произведённым впечатлением.

                  Конвоировал Шолохова его друг, - Объяснял в очерке Гаврилов, - Валентин Иванович Ходунов. (Вместе проводили свободное время, рыбалили и др.) силу того, что Ходунов был очень маленького роста, винтовку-трехлинейку пришлось нести самому Шолохову. Вид у Ходунова был довольно комичный: в руке винтовка, которая выше его, на поясе привязана деревянная кобура для нагана, и на цепке (цепь) он ведет Михаила Александровича.

                          Шолохову пришлось идти под конвоем до станицы Вешенской. Путь был не близкий, как, никак — 56 километров. (!) До 19 августа 1922 года Шолохов находился под стражей в станице Вешенской. Причем его сразу обвинили и даже назначили расстрел, (!) после же длительных разбирательств было определено, что Шолохов будет находиться под арестом до решения суда. За это время его отец — Александр Михайлович смог доказать, что Михаил не 1904 года, а 1905 года рождения, а поэтому его должны освободить из-под ареста в виду того, что он несовершеннолетний».


                          Разберем все эти нелепости, навороченные друг на друга. Сначала зададим вопрос: для чего это было нужно Шолохову? То ли он хотел подшутить над делегацией писателей с участием Евгения Поповкина, то ли, скорее всего, с целью создания легенд о своей героической юности, о крутом и лихом «комиссарстве». То есть решил просто запустить «поплавать очередную утку» своей биографии (сейчас бы сказали пропиарить), но должен отметить – утка удалась на славу.
                          Она перекочевала практически во все биографии писателя, создала ореол таинственности и породила легенду о народном заступнике, пострадавшему за простых казаков! Сам же он только однажды написал, что был судим, за превышение прав по должности и получил год условно. Ранее рассказанная история с Махно и расстрел – это звенья одной цепи.


                   Для создания мифа  Шолохов задействовал своего лучшего друга В.И. Ходунова, с которым он проводил свое свободное время, ходил на любимую рыбалку. Тот мог бы нафантазировать, что он конвоировал Шолохова не 56 километров, а до самого Ростова на Дону и не только на цепи, но и в колодках! Сами посудите: всех остальных восьми обвиняемых везли в Вешенскую и только «злодея» Шолохова вели на цепке с винтарем конвоира на шее!

                   Затем цирк набрал обороты и сразу до судебного разбирательства «назначили» расстрел. Кто назначил? За что?  А потом вдруг «длительные разбирательства»! Это что за разбирательства? И кто их проводил и как?


                           Дальше Гаврилов приводит воспоминания жительницы станицы Каргинской Феи Константиновны Топольсковой:
 «Когда его (Шолохова) арестовали в Букановской в конце августа 1922 года, отец Шолохова добился, чтобы Михаила отдали ему под расписку на «поруки».
М.Т. Мезенцев  в публикации «Молодой Шолохов» пишет:
«До 19 сентября 1922 года Шолохов находился под стражей. Затем его отец, Александр Михайлович, пользуясь хорошим советом, стал утверждать, что его сын родился не в 1904, а в 1905 году и потому является несовершеннолетним, и к нему нельзя применять такие меры пресечения. Окрисполком признал претензии справедливыми». В доказательство Мезенцев приводит следующий документ из архива Шахтинского филиала ГАРО:

«Подписка».
«Дана настоящая граж. ст. Каргинской Шолоховым Александром Михайловичем В.-Донскому окрпродкому в том, что я, Шолохов, беря на поруки своего родного сына Михаила Шолохова, находящегося под судом... и по первому требованию окрпродкома... ДОРТА  (Донской отел революционного трибунала) или Бюро... доставит, куда будет указано, в противном случае отвечаю сам лично перед судом, как административным, равно и имущественным.
К сему гражд. ст. Каргинской Александр Шолохов
19.IX.1922».

                           - «Так Миша и жил тогда с родителями в Каргине до суда, - Продолжает Фея Константиновна Топольская. Накануне суда над Михаилом его отец Александр Михайлович пришел вечером к Чукарину (председатель станичного ревкома) и сказал:
                           — Стратоныч, выручай! Мы ведь с тобой уже родня.
Делать было нечего. Они помчались ночью в хутор Кружилин, нашли попа, заплатили ему и получили новую метрику, по которой Михаил стал 1905 года рождения, 24 мая». Тем самым отец Михаила сделал так, что на момент совершения преступления в 1922 году сыну было 17 лет. А вся эта проблема с возрастом Михаила Александровича была связана с одной ошибкой (!) в документе Донисполкома, - там значилось, что Шолохов 1904 года рождения.


                           В Шахтинском филиале ГАРО существует документ, доказывающий этот факт: «Список служащих Верхне-Донского окружпродкома» (этот список есть у М.Мезенцева, который работал в архиве, а потом его использовал для доказательства даты рождения и Ф.Кузнецов):

Фамилия, имя,        Год рождения       Занимаемая        Мотив возбуждения
отчество                                                  должность       ходатайства об отсрочке!
 
Шолохов                  1904                Делопроизводитель                  -
Михаил
Александрович

                         Список служащих, куда входило 29 человек, подписан Окружпродкомиссаром». В графе «Мотив возбуждения ходотайства об отсрочке» в отношении всех 29 служащих Окрпродкома сказано: «Оставшиеся по штату самое минимальное число сотрудников, все являются как незаменимыми работниками, ходотайствуем о закреплении таковых за Окрпродкомом. Зам. Окрпродкома – подпись 23.07.1922 г.
                     «Из 29 служащих у 6 человек даты рождения в списке не указаны, -пишет в своей книге Ф.Кузнецов, - Видимо, эти даты Окрпродкомиссару не были известны. Но дата рождения инспектора Верхнее-Донского окружпродкома М.А. Шолохова указана: 24 мая 1904 года, то есть на год раньше даты в паспорте».


                     И дальше Кузнецов продолжает: - «К сожалению, этот документ не является достаточным основанием для изменения официально принятой даты рождения писателя, хотя и содержит веские основания для этого. Имеется свидетельство человека, знавшего Шолохова с детства, работавшего с ним статистиком в Букановской продконторе, - Анатолия Даниловича Солдатова, с которым он так же проходил по одному и тому же «продналоговому» судебному делу. Солдатов сообщал, что «хорошо помнит, как летом 1904 года, когда было объявлено о рождении в царской семье наследника Алексея, маленький Миша Шолохов уже ходил по комнате в их доме. Это означает, что Михаил родился в 1903 году, а возраст был его изменен отцом, Александром Михайловичем, в 1922 году…» Изменение даты рождения хотя бы на год – с 1904 на 1905 – превращало М. Шолохова в несовершеннолетнего; в этом случае ему было 17 лет, что, как вспоминала жена писателя, и решило дело: «Принимая во внимание несовершеннолетие, дали год условно, таково было решение суда».


                     Список служащих Верхнее-Донского окружпродкома, где год рождения М.А. Шолохова указан 1904, составлялся 7 июля 1922 г, а Шолохов был отстранен от должности с передачей дела в суд 31августа1922г.
  Даты свидетельствуют в пользу предположения, что возраст М.А. Шолохова был уменьшен его отцом прямо перед началом судебного процесса».
Дальше Кузнецов раскрывает цели своих возрастных «исследований» вместе с существенными добавлениями:

                             - «Ходили слухи, что один из дотошных «шолоховедов» (И это ученый. Член кор! А шолоховед, конечно, безфамильный. Ред. моя.) разыскал все же гимназическое дело М.А. Шолохова. И сразу наткнулся на удивительную его странность: в графе «год рождения» указан не 1905 год, а 1903. «Шолоховеду», однако, посоветовали закрыть гимназическое дело и не пытаться разгадывать эту новую загадку шолоховской биографии…»


                            Странно: кому понадобилось «закрывать гимназическое дело» Шолохова? Ведь изменение даты рождения писателя с 1905 на 1904, тем более на 1903, смягчает «возрастные» упреки писателю» в плагиате. (Выделение мое. Ред.)
Прямо руки чешутся! Как хочется ответить ученому филологу от ученого технаря:
Начну с конца. Ученому не пристало пользоваться слухами, тем более публиковать их прямым текстом. Как гипотезу – пожалуйста. Во-вторых, если один неизвестный мог найти «гимназическое дело» Шолохова, значит оно доступно – это же не атомный секрет! Всего три учебных заведения!

                            Что же Кузнецов работая над книгой в должности директора литературного института и имея многочисленных помощников, которые могли быть командированы куда угодно и насколько угодно, под официальной «вывеской» не проверил такой важный, как он сам отмечает, фактор. Заодно прояснил бы запутанную историю с образованием Шолохова. «Смягчил бы возрастные упреки» писателю и нанес бы удар по гадкому племени антишолоховцев, которые не верят даже найденным рукописям! Все это происходит потому, что Кузнецов занят не исследованиями, а популярными оправданиями и лакированием советского классика!


                            Теперь разберем чехарду увязок возраста Шолохова и суда над ним и служащими станисполкома. Даже мне, не владеющим ничем, особенно возможностью передвижения, и то ясно, что надо начинать поиск с Шахтинского филиала Государственного архива Ростовской области. Именно там хранятся документы Верхне-Донского окружпродкома. Именно там и работал М. Мезенцев. Просматривая интернет, я обнаружил в Фундаментальной электронной библиотеке хронологию событий жизни Шолохова. Раздел Русская литература и фольклор feb-web.ru/feblsholokh/shl-abc/shl/shl-0151/htm. Так вот там есть указание на то, что документы суда над Шолоховым хранятся в ГАРО, Шахтинском филиале, ф.760, оп1, ед хр. 154, л 361; Копия в Фондах ГМЗШ// НВ-4322/2.

                            Раз я мог прочитать эти сведения, значит шолоховедам они были доступны. Почему их скрывают от нас? Ведь некоторые из 361 листа архивных докуменов опубликованы: например, доклад Шолохова Окрпродкомиссару от 17 июня 1922 г, во-вторых, так называемый, список служащих от 23  июля 1922 г. «Так называемым» этот документ я обозначил потому, что это не список, а извлечение из него и поэтому «звучит» у Кузнецова, как выдернутая цитата из текста.

 
                           Что это за документ? Где остальные 28 фамилий? Скорее всего, по смыслу последней графы (ходатайство от отсрочке) это была просьба Облпродкома об отсрочке армейской службы. Кстати М. Шолохов нигде не говорит о своем отношении к военной службе, кроме: «не служил» в автобиографии. Почему нет дат рождения 6 членов окружпродкома?

                           Почему бы Кузнецову не привести список полностью: тогда была бы возможность определить относится ли он к станисполкому (хотя вряд ли в нем работало 29 человек не считая женщин – они же не имели отношения к военной службе). Думается, что эти работники относились ко всему  Верхнее-Донскому окрпродкому. За какой период службы взяты фамилии этих 29 сотрудников? И почему список составлен так небрежно: отсутствуют даты рождений при определении воинской службы. Все эти неточности и ошибки в возрасте Шолохова историк А. Гаврилов объясняет тем, что «в первые годы Советской власти главной характеристикой этого учреждения была высокая безграмотность, многие ответственные должности занимали совершенно не образованные люди. И могли написать все, что угодно. Вот такой сотрудник и сделал ошибку, которая чуть не стоила жизни молодому налоговому инспектору.


                           Окрисполком разрешил освободить Шолохова при условии, что его отец возьмет на поруки. С этого времени дата рождения Михаила Александровича Шолохова уточнена как 24 мая 1905 года».
Мне осталось не ясным в объяснении Гаврилова, что послужило отправной точкой этой «ошибки»? Кроме того на этом ошибки не кончились:
В предлагаемом Кузнецовым списке от 23 июля 1922 г. занимаемая должность Шолохова обозначена как «Делопроизводитель, инспектор бюро». Я специально поднял в интернете все возможные документы того времени и везде должность, которую занимал Шолохов, обозначена как станичный налоговый инспектор, а не делопроизводитель! Это не менее серьезная ошибка. Можно, конечно сказать, что «девочка опять ошиблась», но дело все в том, что Шолохов действительно был делопроизводителем, инспектором бюро, но не Букановского Станисполкома, а заготконторы № 32 в станице Каргинская, и не 23 июля, а со 2 января 1922г. по 8 февраля того же года и с 12 мая 1922 г. он налоговый инспектор в станице Букановская.
                            Если бы список был приведен полностью, то можно было сравнить его  с составом Букановского станисполкома, большинство сотрудников которого известно. Думаю, что «девочка» просто не посмотрела куда надо и при составлении этого списка влепила совсем недавние, но прошлые  сведения. А Кузнецов на этом сделал далеко идущие выводы.


                            Осталось разобрать упомянутое им же свидетельство Анатолия Даниловича Солдатова. (Как оказалось впоследствии друга писателя Н.Островского. Сохранилась их переписка) Во-первых, Шолохов родился на хуторе Кружилинском, а Солдатов  уроженец Букановской станицы, которая от Кружилинского находится в 87 километрах и никаких контактов и даже точек соприкосновения семей Солдатова и Шолохова никогда не было. Более того известно, что Солдатов, позже, когда уже Шолохов был признанным и известным писателем пытался возобновить их контакты. Сохранилась их переписка  из трех писем. В первом из них Шолохов пишет об их «кратковременном трехмесячном знакомстве» в станице Букановской и об эпизоде с судом. Есть и свидетель их знакомства – Когда Шолохова назначили налогинспектором, то из Вешек в Букановскую его отвозил Евгений Павлович Оводов житель хутора Лебяжьего, отбывавшего гужевую повинность. С ним встречался и записал беседу М.Мезенцев в 1964 г.
                            Запись встречи он опубликовал в районной газете «Советский Дон». Именно он познакомил Шолохова с В.И.Ходуновым, впоследствии ставшим его другом и А.Д.Солдатовым. Таким образом, ранее Шолохов с Солдатовым знаком не был.


                            В их переписке сам Шолохов отвергает знакомство или их семей до Букановского периода. Больше того – ответ Шолохова написан явно без желания поддерживать дальнейшие отношения:
                            - «Я лично не склонен вспоминать о прошлом и о людях, с которыми был некогда связан..., - Пишет в ответ на первое письмо Шолохов Солдатову, - И далее, -  Почвы для общения не осталось».
 
                            Свидетельство Солдатова, о том, что мальчик Шолохов бегал у него на глазах во время торжеств по случаю рождения наследника Алексея не выдерживает никакой критики. Наследник родился 12 августа 1904 года, когда самому Солдатову было 6 лет (родился в конце 1897 г и умер в 1990 г. в возрасте 93 лет), а Шолохову, даже если взять год рождения 1904 было 3 месяца от роду! Так что кто-то другой топал ножками у Солдатовых в Букановской. Год рождения 1903 я категорически отметаю. Нет ни одного упоминания или документа, даже сомнительного, который бы указывал на него.
                            И последнее: в воспоминаниях Солдатова, которые разыскал Гаврилов о суде – они приведены ниже по тексту, много неточностей, особенно в датах событий, происхождение которых, по моему, надо искать в почтенном возрасте свидетеля.

 
                            А теперь перейдем к наиболее вероятной версии, основанной на воспоминаниях участника событий, который вместе с Шолоховым  обвинялся в искажении сведений по налогообложению. Это опять тот же Солдатов Анактолий  Данилович – сотрудник земельного отдела станисполкома, которым руководил Громославский Петр Яковлевич. Рассказ А.Д. Солдатова я нашел в очерке А. Гаврилова:
                           «В конце июля или в начале августа 1922 года в станицу Букановскую по доносу приехал ревтрибунал (председатель Гончаров, секретарь Переверзев). Дело было в  обеденный перерыв, все сотрудники ушли домой обедать. В исполкоме оставались только мы с Шолоховым. И поэтому первый разговор Гончарова был с нами. После беседы Гончаров вызвал Громославских — Петра Яковлевича, бывшего станичного атамана, работавшего теперь в станисполкоме на двух должностях – зав. земотделом и завнаробразом, и его сына Ивана — младшего  делопроизводителя военного отдела станисполкома, и тут же приговорил их к трем годам  тюрьмы».


                           Вот ведь как лихо! Единолично и быстро! На самом деле. Громославский был осужден в 1924г. на три года за сокрытие налогов, но потом был оправдан и восстановлен в правах, а Солдатов по прошествии времени путает годы осуждения. Вот сын Иван Громославский – тот действительно попал под суд вместе с Шолоховым и Солдатовым. Но это не единственная путаница. Солдатов сначала говорит о приезде ревтрибунала, потом, что их судила особая сессия народного суда. Сам Шолохов утверждал, что судил его ревтрибунал за то, что «шибко комиссарил»!


                          В принципе это не меняет дела, но требует определенного пояснения: Дело в том, что положение о ревтрибунале, принятое ВЦИК 12 апреля 1919 г. допускало рассмотрение дел против лиц, которые пользуются своим служебным положением на госслужбе для нарушения декретов, постановлений, приказов Рабочее-крестьянского правительства. Расстрелы назначались только до конца 1919 года, а    в январе 1920 г. было вообще отменено применение смертной казни  органами ВЧК и ревтрибуналами, кроме военных трибуналов, поэтому приговорить к расстрелу Шолохова в 1922г. просто не могли по закону. Шолоховский расстрел не более, чем чепуха. Никто из его биографов не удосужился посмотреть компетенцию ревтрибуналов и применяемость видов наказаний.

                          Ревтрибунал за преступления тех лет мог назначить: денежный штраф, лишение свободы, удаление из столиц или РФ, объявление общественного порицания, объявление виновного врагом народа, лишение всех или некоторых политических прав, конфискация и даже общественные работы, но никак не расстрел. Никто из этих умников, которые рассказывают сказки в биографии Шолохова, не удосужились проверить эти сказки.


                          Кроме того ревтрибунал с 1918 г должен состоять из 3-х человек: председателя и двух выборных – один из которых из ЧК а не как у Солдатова из двух.
                          В феврале 1921г.  Народным комиссариатом юстиции РСФСР было издано постановление «Об усилении ответственности должностных лиц за преступления, совершаемые на продовольственной работе», поэтому дело Шолохова по создавшейся ситуации могло быть рассмотрено и  особой сессией народного суда, которые создавались в основном для рассмотрения дел с нарушениями закона о труде, которые преследовались в уголовном порядке. В этом случае председателем должен быть член президиума совета народных судей или уездного бюро юстиции при участии 2-х народных заседателей для рассмотрения наиболее важных дел, подсудных народному суду. (В рассказе Солдатова было 4 судьи и председатель. Ред. моя.)


                           Один заседатель из наркомата труда, другой от профсоюзной организации. Но и по решению особой сессии нарсуда Шолохова тоже не могли приговорить к расстрелу. Расстрел не назначался этим органом.


                           Был ли Шолохов арестован или нет неизвестно, но в в документах продовольственной работы по Верхне-Донскому окрпродкому значится: «Шолохов М. А. — станичный налоговый инспектор, отстранен от занимаемой должности. Приказ №45 от 31 августа 1922. Причина — нахождение под следствием суда за преступление по должности».

                           За какие же нарушения был снят с работы Шолохов и отдан под суд? А.Д.Солдатов поясняет, что когда арестовали П.Я. Громославского с сыном, дочь Маруся Громославская посчитала, что Шолохов с Солдатовым явились причиной беды с отцом и братом и написала донос про их упущения. (Несмотря на то, что Солдатов сам являлся участником событий он  опять смешал действительно происходившие события со своими фантазиями. Ред. моя.)

 
                           А вот дальше А. Гаврилов в своем очерке «Букановец М.Шолохов» приводит очень интересное и существенное  сообщение А.Д. Солдатова за что же судили Шолохова:
                           -«А упущения у нас были, и состояли они вот в чем: списки продналогоплательщиков, в которых были все работники исполкома, лежали в шкафу, который никогда не запирался. И вот однажды я случайно обнаружил, что у всех исполкомовцев (в том  числе и у Громославских) цифры продналога исправлены в сторону уменьшения. Я тотчас   же сообщил об этом Шолохову. Немного подумав, Михаил сказал:
                           — Да черт с ними, подумаешь эти исправления выражаются в 5-10 рублях…Надо заметить, что урожай в 22-м году был огромнейшим. И если весной, когда было еще неизвестно, каков выйдет урожай, пуд ржи стоит 200-500 рублей, то в конце лета – уже около рубля. И исправления, видимо, были внесены весной. Во время, когда я обнаружил «подделку», никто цифры исправлять уже не стал бы из-за легкости выполнения налога. Иное дело весной: у людей не было ни фунта хлеба, питались в основном картошкой и пшенной кашей — просо у людей еще было. Оно в 1921 году уродилось, а рожь и пшеницу погубил трехнедельный суховей.


                           Что было в доносе Маруси, я не знаю, но нас с Шолоховым арестовали. Однако вскоре из крайисполкома пришла телеграмма:
                           - «Ввиду удовлетворительного поступления продналога все уголовные дела, связанные с ним, изъять из ведения ревтрибуналов и передать их в ведение особых сессий нарсудов».
                     Ревтрибунал отбыл в станицу Слащевскую. Меня взяли на поруки родные, а Шолохов уехал по вызову из округа в Вешенскую. ( так уехал или его вели пешком под конвоем? Ред. моя.) В качестве обвиняемых перед судом предстали все сотрудники Букановского исполкома — от председателя до младших производителей и писцов. Продолжался суд два дня, было  четыре заседания — два утренних и два вечерних.
                           Приговором суда все были оправданы, за исключением Шолохова, который, как инспектор, должен был перекрыть доступ к спискам, но не сделал этого. Суд усмотрел проявление халатности со стороны продинспектора Шолохова.

 
                           На все заседания суда Миша провожал «под ручку» единственного свидетеля против нас, свою будущую супругу Машеньку…».
Довольно-таки язвительно описывает Анатолий Данилович эту сцену, ведь по большому счету он сам мог написать этот донос. Об этом упоминала впоследствии и дочь Шолохова Светлана Михайловна. Как известно, Солдатов был влюблен в Марию Петровну еще до того, как появился Михаил Александрович в Букановской, и понятно, что Солдатов мог «тихо ненавидеть» Шолохова, за то, что он начал отношения с Марией Петровной. Так что здесь мог иметь место и обычный житейский «треугольник»!
Солдатов продолжал вспоминать события суда:

                            - «Особая сессия народного суда заседала в Вешках под председательством моего однофамильца Солдатова и четырех судей из других волостей. Всех нас свезли в Вешки: председатель станисполкома Журавлев Георгий Семенович, Шашлов – военный отдел, Малахов Иван Спиридонович
– делопроизводитель, Хвастунов Иван Ермилович, Березнев Алексей жил у Никулина, фельдшера, вот он Никулину и исправил цифру посева.
                            — Кто вам переправил? – спрашивал судья у Никулина.
                            — Не знаю.
Судья опять:
                            — Ну, кому был в этом интерес?
                            — Вот вам крест – не знаю, — отвечал Березнев, и ему поверили. (Ведь крестился человек!)
Громославский Иван тоже кому-то переправил. А Мария Петровна была
в качестве свидетеля обвинения.


                    Память, у Солдатова местами выдавала такие подробности, что можно только удивляться. Он даже вспомнил речь Шолохова на суде.
В последнем слове Шолохов цитировал даже Ленина: «Граждане общественные судьи трудящихся! Вы видите, что перед вами не закоренелые преступники, а случайно, споткнувшиеся люди, которые по своей человеческой совести в других обстоятельствах были бы другие. В голод полпуда весило намного больше, чем на самом деле. Я обращаюсь к вам с просьбой: вы должны прислушаться к тому указанию, которое дал Владимир Ильич Ленин — в каждом отдельном случае надо разобраться — был ли умысел или случайность. Надеюсь, вы учтете ленинское указание и вынесете справедливое решение». На это даже адвокат Шолохова Семионов ничего на это не смог сказать! Сидел, раззявив рот!» Суд всех оправдал, только его, Шолохова, осудили к одному году условно за халатность. Такова история ареста и суда над Михаилом Александровичем».


                             Пора подвести итоги очерка. По возрасту М.Шолохова сомнений нет -    родился писатель 24 мая 1905 года. Кроме злополучного списка больше ни в одном документе нет указаний на возможную дату рождения 1904 г. Ко времени суда таких документов было предостаточно: это прежде всего документы усыновления, заявления о приеме на работу, направление Шолохова на учебу и др. Во всех этих документах стоит дата рождения 24 мая 1905 г.

                             Попал Шолохов под суд и был осужден к одному году условно за снижение задания по продналогу всему составу станичного исполкома. Корыстные мотивы, о которых говорил Солдатов, судом не доказаны. Были ли случаи занижения налогов бедноте – неизвестно, скорее нет, чем да, потому, что свидетелей таковых не обнаружено. Одни предположения шолоховедов и свидетельство жены Шолохова Марии Петровны Громославской.

                            Сам ли Шолохов занижал цифры задания или вместе с Громославским, или члены исполкома самостоятельно «рисовали» себе, что хотели в его книгах не имеет значения потому, что когда Шолохову стало об этом известно – он не исправил положение и данные отослал «наверх», то есть или сам исказил данные, или согласился участвовать в укрывательстве налогов.

                    Судили Шолохова за халатность. Думаю, что имел факт сговора с Громославским, а что касается остальных членов исполкома – его сослуживцев, скорее всего, было простое покрывательство своих коллег. Спасение казачьей бедноты от налогов – считаю из области мифов о доброте великого писателя.
                            Он был осужден по статье 106 УК РСФСР: «Превышение власти, то есть совершение должностным лицом действий,  выходящих за пределы предоставленных ему законом прав и полномочий, карается — наказаниями, предусмотренными 1-й и 2-й ч. 105-й статьи». 105 статьей предусматривалось следующие наказание: «лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года или увольнением от должности». Учитывая несовершеннолетний возраст, отсутствие до этого преступлений у подсудимого, можно сделать вывод, что Шолохова могли и должны были осудить не более 1 года условно с увольнением со службы.


                            После случившегося восстановить «комиссарскую» карьеру на Дону оказалось для Шолохова  невозможным, поэтому в конце весны 1923 года он уезжает в Москву.
В заключение остановлюсь на некоторых личных впечатлений от знакомства с опубликованными  материалами и исследованиями жизни и творчества М.А. Шолохова.
                   Любое упоминание имени Шолохова вызывают разговоры о плагиате, которые возникли сразу после издания романа в 1928 г. и не утихают по сей день. Исследования проблемы авторства становятся глубже и серьезнее.  Ей занимались и занимаются такие ученые и литераторы как Г. Ермолаев, Р. Магвайер, Г.Хьетсо, Р.А.Медведев, А.И.Солженицин, М.Т. Мезенцев, В.П. и Т.Г. Фоменко, А.Г. и С.Э. Макаровы, Зев Бар-Селла, А.В. Венков, Ф.Ф.Кузнецов, В. И. Самарин, Г.Я. Сивоволов, А.Ю. Чернов и многие, многие другие – всех даже не перечислить.


                           Мой очерк касается только обзора небольшой части юношеской биографии, которые я постарался собрать из имеющихся публикаций. Вы можете спросить, для чего я занялся темой, над которой работают серьезные исследователи? Дело в том, что кроме научных и около научных споров эта тема жива и на бытовом уровне и широко обсуждается в интернете и в печати, и просто «на кухнях». Обсуждаются с полным незнанием вопроса, но с огромным запалом. Я старался в своем очерке не касаться этой темы, но должен отметить, что никто, на мой взгляд, из руководства культурой России не заинтересован копать проблему авторства «Тихого Дона».

                           Вся борьба и взаимные оскорбления – а именно этим в большой степени занимаются сторонники обеих сторон до сих пор, не привели к искомому результату. Однако уже есть серьезные исследования в этой области, и думается, что настанет время, когда тайное станет явным.


                           Один мой друг спросил меня, так ли важно знать, кто написал роман века? Есть он, и слава Богу! Читайте, думайте, наслаждайтесь! Можно ответить вопросом на этот вопрос: Важно ли знать русскому человеку кто написал «Войну и мир» или «Евгений Онегин», «Преступление и наказание»?

                   Ярым защитникам авторства Шолохова хочется сказать единственное: - Успокойтесь господа, пока остается недоказанным, что кто-то иной является действительным автором «Тихого Дона», автором будет считаться М. Шолохов. У шолоховедов есть огромное преимущество: не они – претендент должен доказывать, что он это он! Или кто-то за него!


                           И конечно, надо издать полное собрание сочинений Ф.Д. Крюкова. Во-первых, он заслужил это своим творчеством и своей жизнью, а во-вторых: пусть филологи поработают. Ведь из всех возможных претендентов – он самый возможный и востребованный, кто бы, что не говорил.


Рецензии
ВАДИМ!

тема любопытная...по одной из версий за умершего от тифа мишу-сына шолоховых, выдан по сговору младший сын полковничихи поповой александр попов-воевавший на фронте и участвовавший в корниловском походе августа 17го на питер-но перешедший со своей ротой на сторону красных-а затем ставший чекистом...

личные впечатления...

язык и обороты донских рассказов-тихдона-поднцелины-они сражались... близки и читаются живо...

двухтомник фёдора крюкова читал лет 15 назад...так и не осилил-тяжёлый язык и обороты...

возможно тестю действительно попались черновики крюкова-но переработал их попов-шолохов явно своим языком-исходя из своего опыта и опыта тестя...

а скрытность может и вызвана тем что попов стал засланным казачком на дону и личным агентом сталина в тех местах-его участие в исправлении перегибов колхозного движения отмечено...

что касается национальности казак-это отрыжки сепаратизма...да процент и обрусевших хазар-казарва и готов и сармат и скифов возможен...но он действительно размыт напрочь беглыми и переселенцами...

1615 г -5 тыс реестровых донцов у воевод...
1640-20 тыс...
1680-40 тыс... примерно в 8 раз за полвека-тогда 1780-ок 600 тыс...1880-ок 9 млн!
но на деле нетв действительности после 1709 г и восстания кон булавина выдача обязательна... и соответственно 1914 г-1,2 млн...

знаем что после петра великого население увеличилось благодаря романовым раз в 20-значит в среднем 40 тыс х 20=800 тыс чел реестровых...1,2 млн явно за счёт пришлых 1861-1914 гг...да и за 17 век в 16 раз-это явно наплыв беглых...

кроме того нет национальности кирасир-гусар-лётчиков-моряков...форма и даже быт не определяют национальность...главное язык-внешность-вероисповедание-традиции...

так что это окраинные русские сильно обиженные кремлёвскими сионистами и коммуносионистами и либералсионистами как и украинские русские и как весь русский народ...но национальность одна-русские...русаки-русичи-русские славяне...

с покл нч!

Ник.Чарус   15.09.2017 12:13     Заявить о нарушении
Ник, если Вас интересует тема, почитайте отклики и мои ответы по этой публикации. Многое будет более понятным. Я этой темой занимался не один год, да и дед по женской линии был приписан к войску Донскому. Меня эта тема заинтересовала с 70-х годов. А что касаемо Ф.Д.Крюкова согласится не могу. Я читал всё, что было опубликовано. С уважением Вадим.

Вадим Гарин   15.09.2017 14:01   Заявить о нарушении
спасибо-крюкова перечитаю-мож пойдёт...

с покл нч!

Ник.Чарус   15.09.2017 20:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.