Мой пионерский галстук

                                          

      Шел 1951 год. Я – ученица третьего класса начальной школы в селе Тунгусово. Как-то весной пришли в класс девочки-вожатые. Красные галстуки ярко горели на их груди и привораживали взгляды "третьеклашек". «Сегодня будем учить Торжественное обещание, скоро будет приём в пионеры. Пионер – всем ребятам пример!  Кто хочет стать пионером, поднять руки!?» - обратилась вожатая к ребятам. Мы изъявили такое желание, и все подняли вверх руку.

   Несколько дней приходили к нам вожатые, и мы учили Торжественное обещание. Наша учительница, Татьяна Андреевна, сказала нам, что сначала примут только пять пионеров, так как для всех нет пока галстуков. Я в эту пятерку не вошла. «Сначала примем в пионеры лучших по успеваемости и поведению учащихся», - добавила она.

   Я считала себя лучшей ученицей. Неделю назад учили дома стихотворение - «1 Мая». Когда я рассказывала его наизусть на уроке, все одноклассники смотрели на меня, сидели не шелохнувшись, и в классе было так тихо, только мой голос звучал в полной  тишине.  И учительница удивленно повернула голову в мою сторону, в это время я распростерла руки, заканчивая стихотворение.  От этой тишины и внимания детей у меня внутри впервые появилась чувство страха перед одноклассниками.  Я подумала, что больше не буду так хорошо рассказывать, потому что не очень-то и приятно, когда все смотрят так внимательно.
 -  Садись на место, Аля, «пять», - сказала Татьяна Андреевна и вызвала очередного ученика к доске.

   Но меня не включили в эту пятерку. Огорченная таким решением учительницы, я уныло брела после уроков домой. «А почему меня не назвали лучшей? Это, наверное, из-за моего плохого поведения на уроке арифметики», - подумала я.  Вспомнила, как в школьном дворе взрослые весной соорудили качели. В первый день около них было много учеников, все хотели покачаться. Очередь нарушали ребята из старших классов. Забравшись на качели, они раскачивались до небес и уступали место только ребятам старше чем они. Здесь господствовала сила кулака.

   Я стояла в стороне и с замиранием сердца смотрела на мальчиков, которые улетали ввысь. Девочек на качелях не было. Уже три перемены прошло, а мне не удалось покачаться. Прозвенел звонок на четвёртый урок. Школьный двор опустел, ученики разбежались по своим классным комнатам.

   Молоденькая учительница - Татьяна Андреевна стояла у доски спиной к классу, объясняла что-то, стуча мелом. Мои мысли были далеко. «После четвертого урока будет подходить вторая смена учеников. А это старшеклассники. Они вообще не подпустят меня до качелей», - думала я.

   Желание взлететь вверх, чуть ли не до облаков, было таким сильным, и я начала придумывать, что сделать такого нехорошего, чтобы учительница выгнала меня из класса. Я сидела  в раздумье на последней парте, у стены, а Татьяна Андреевна продолжала объяснять материал, не поворачиваясь к классу.

 Когда вдруг послышалось робкое - «бя-я-я» (как будто вдали блеял ягненок),
 учительница повернула голову, обвела глазами ребят, затем продолжила объяснять решение примера. Опять послышалось уже громкое - «бя-я-я». И тут она быстро  повернулась и громко сказала: «Иванова, выйди из класса!» Иванова - это была я.

   Быстро выбралась со своего места и бегом побежала по школьному коридору. Уже с крыльца я увидела, что качели  не заняты. Радость-то какая! Сердце моё от радости гулко забилось. - Вот, наконец-то, я накачаюсь вдоволь!

  Только взялась крепко руками за веревки, поставила уже одну ногу на доску, но  не успела оттолкнуться от земли другой ногой, как услышала грозный голос Татьяны Андреевны: «Аля, сейчас же вернись в класс!»

  А после урока рядом с качелями стояла толпа школьников. Ясно было, что мальчики не уступят свою очередь. Утром следующего дня я пришла в школу раньше всех, но увидела, что  в школьном дворе было пусто и качелей уже не было. Так мне и не удалось взлететь вверх.

  После уроков, да после разучивания Торжественного обещания, я одна шагала по улице домой и огорчённо рассуждала, почему я не вошла в пятёрку лучших учеников. Мне очень хотелось стать пионеркой и носить красный галстук, какой носят пионеры меня постарше. «Наверное, меня наказала учительница за плохое поведение. Или всё-таки потому что у неё было только пять красных галстуков? На всех детей не хватило. Где же взять мне красный галстук?»

   Решение проблемы с красным галстуком пришло как-то само, когда я подходила уже к дому. Мама была на работе. Я нашла белую простынь, отрезала от неё угол, натерла свеклу на тёрке, окунула уголок материи в свекольную массу и подержала его некоторое время в ней.  До прихода мамы материал просох. Вечером, когда топили буржуйку, я нагрела тяжелый железный утюг на железной печке, когда мама пошла в сарай, чтобы подоить корову, я погладила галстук и спрятала его в холщовую сумку между книг. Каждый день я носила галстук в сумке, конечно же, он стал похож на гармошку.

   И вот наступил этот день. 19 мая – это был ДЕНЬ ПИОНЕРИИ, нас  повели вожатые в самый большой класс, где на скамейках уже сидели пионеры, учителя и несколько родителей. Учеников нашего класса  посадили на первый ряд. Впереди встали пять моих одноклассников. На согнутую в локте руку вожатые повесили им красные галстуки. Дети приготовились давать Торжественное обещание.

 Я сидела на скамейке. Очень хотелось встать в эту шеренгу. Да и «красный галстук» лежал у меня в сумке. Поёрзав на скамейке, оглянулась по сторонам, достала свой галстук, пыталась разгладить, повесила его себе на руку, вскочила на ноги, быстро прошла вперёд и встала в шеренгу отличников.

  Учителя, глядя на эту картину, переглянулись, заулыбались, зашептались, а отрядная вожатая заволновались, не зная, что должна со мной делать. Татьяна Андреевна подала ей знак  - оставить меня среди ребят, которые вступали в пионеры в этот день. Вожатая называла слова Торжественного обещания, мы повторяли их за ней, называя свое имя и фамилию. Повязывая галстуки на шеи вновь вступивших пионеров, она долго возилась с узлом на моем свекольно-красном галстуке. На призыв вожатой - «Будьте готовы!», шесть рук взметнулись вверх в салюте, и одновременно прозвучало - «Всегда готовы!»

   Так я стала пионеркой. Это была для меня большая радость. Дома я сняла галстук и спрятала. Только утром завязала его в школе сама. Учительница зашла в класс с новым галстуком в руке, повязала его мне на шею. Остальных ребят приняли в пионеры позднее. А самодельный мой галстук мама потом долго отстирывала от бордового цвета для того, чтобы отрезанный угол простыни пришить на место. В послевоенные годы материал был в большом дефиците, да и денег не было на покупку новой простыни. Еще долго этот розовый угол на простыне напоминал мне о приеме  меня  в пионеры.

Фото Александра Федорченко.

 


Рецензии
Трогательный рассказ.

Любовь Ковалева   19.05.2017 09:53     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание, за отзыв. Здоровья Вам и успехов!

Алифтина Павловна Попова   19.05.2017 17:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.