Душа моя...

Благодарю Андрея Я. за идею
и  материалы, использованные в рассказе…

     Сегодня у Леонида Андреевича был один из счастливых дней его жизни. Издательство выпустило в свет его исторический роман, выхода которого он так давно ждал. Написание этой книги он долго вынашивал в своём сознании и всё же решился на этот шаг только тогда, когда внутренние силы ему подсказали: пора! Он считал, что жизнь каждого человека есть частица
истории страны, и, поэтому был уверен, что обязан, больше
того, должен донести эту частицу до широких масс, для того, чтобы она, эта частица, осталась в истории. Не один десяток лет он преподавал и заведовал исторической кафедрой в университете, имел научные труды и учёные степени, его память сохранила много интересных моментов из истории страны, которые, как он надеялся, будут поучительны и востребованы читателями разных поколений.

     Он вошёл в вагон электрички, время было дневное, и в вагоне было много свободных мест. Леонид Андреевич устроился у окна, и достал из портфеля своё сокровище, ещё пахнувшее типографской краской.  Ехать ему предстояло около двух часов, которые он решил посвятить чтению своего произведения.

    Вот уже более десяти лет, он жил в деревне. Как только овдовев, он принял решение поселиться за городом, там, на месте старого родительского дома Леонид Андреевич отстроил новый современный особняк, и, уволившись на пенсию, уединился вдали от городской суеты, от детей, внуков, где и работал над романом.

     Он увлечённо читал свою книгу, и даже сразу не заметил, как на одной из станций, напротив него села молодая, довольно симпатичная женщина. Почувствовав аромат духов он оторвался от книги, и внимательно посмотрел на соседку.  Она была молода, хороша собой и была похожа на его бывших  студенток.

     Он был большим почитателем женщин, он их боготворил, в каждой умел найти то особенное, что привлекало, и долго не отпускало. Он часто сравнивал женщин с цветами – одних с застенчивым лесным ландышем, других с яркими розами, третьих с гордыми ирисами, четвёртых с простыми полевыми цветами, он считал, что каждая прекрасна по-своему. Вот и сейчас, Леонид Андреевич не мог оторвать от женщины глаз. Разглядев её поближе, он определил, что ей немного за тридцать. Она смотрела в окно, но почувствовав на себе пристальный взгляд пожилого мужчины, тоже внимательно оглядела его с ног до головы, и остановила свой взгляд на книге в его руках.

- Простите, а что вы так увлечённо читаете? – неожиданно спросила она. И Леонид Андреевич, как настоящий джентльмен, сразу же сделал вывод, что женщина ждёт, чтобы ей оказали внимание, и закрыл книгу, а потом признался, что автором произведения является он сам, и, выдержав паузу, наблюдал за её реакцией.

- Неужели? – удивилась она. - Впервые еду рядом с настоящим писателем.
- Ну что вы, милая, я совсем не считаю себя писателем, - с наигранной скромностью сказал он.

- А как же тогда вы написали эту книгу? – продолжала расспрашивать его незнакомка.   
- Каждый человек проживает ту жизнь, которая отпущена ему судьбой, только ему одному. Но нельзя отдаваться лишь воле судьбы, плыть по её волнам
совершенно неуправляемо, как плывёт древесная щепка, гонимая
потоком воды. Да, судьба играет человеком. И возносит его высоко, и
бросает человека в бездну, но не без его активности или его
пассивности, - почувствовав интерес молодой особы, Леонид Андреевич снова представил себя преподавателем.

- Ой, вы так интересно рассказываете, - прервав его на полуслове, сказала попутчица, - а вы не дадите почитать вашу книгу? – спросила она. Этим вопросом она застала писателя врасплох. Он ненадолго задумался, но в этот момент любовь к своему детищу перевесила любовь к молоденьким девушкам, потому что он мечтал сегодня заснуть со своей книгой в руках, но и расставаться с незнакомкой ему тоже не хотелось.

- А знаете, что, душа моя, если вы дадите мне свой номер телефона, то мы с вами договоримся о встрече, и я подарю вам книгу, - ласковым голосом, как кот, заигрывающий с мышью, проговорил Леонид Андреевич. Женщина открыла сумочку, и, достав оттуда записную книжку начала писать цифры номера, Леонид Андреевич следил только за тем, как она выводила красивым почерком заветные цифры, и в его голове тут же родились радужные перспективы железнодорожного знакомства, а вот выражения глаз женщины, вспыхнувшим азартным огоньком, он не заметил. Она вырвала листок из записной книжки, и, протягивая его Леониду Андреевичу, сказала, что её зовут Валентина. Он, принимая листок с номером, поцеловал руку женщине и назвал ей своё имя. В это время поезд подошёл к его станции, и, попрощавшись, и заверив попутчицу, что обязательно ей позвонит, Леонид Андреевич покинул вагон. Оказавшись дома, он тут же прошёл в беседку, окружённую со всех сторон цветами, которыми у него был засажен каждый свободный клочок земли, он продолжил чтение своей книги, но теперь он её читал уже не с тем вниманием, как в самом начале. Перед его глазами то и дело вставал образ новой знакомой. Во время поцелуя руки он обратил внимание, что на безымянном пальце нет обручального кольца. Он почувствовал возбуждение, и его воображение нарисовало приятные картины продолжения  знакомства. Свою попутчицу он сравнил с розой. На ней была ярко-красная блуза, она-то и подтолкнула мужчину к такому сравнению, с этого дня, иначе, как «роза», он свою знакомую в мыслях не называл.

     После случайного знакомства прошло несколько дней, и Леонид Андреевич решил, что выдержал достаточное время и теперь можно позвонить Валентине.

- Здравствуйте, Валюшенька, - после того, как услышал её «алло», ласково проговорил он.
- Да, я вас слушаю, - строго ответила женщина.
- Душа моя, возможно вы меня не узнали? – вкрадчиво спросил он.- Это Леонид Андреевич, мы договаривались с вами о книге, - уточнил он.
-Ах, да, Леонид Андреевич, - совсем другим тоном ответила Валентина, - извините, я думала, что звонят по работе, - извинилась она.
- Вам не за что извиняться, милая, ведь мы с вами ещё ни разу не говорили по телефону, поэтому, вы не могли узнать мой голос, - ласково произнёс Леонид Андреевич. - Душа моя, я думаю, нам надо встретиться, чтобы я смог подарить вам книгу, - предложил он.
- Да, Леонид Андреевич, когда вам будет удобно? – спросила женщина.
- А вы когда в следующий раз будете ехать на электричке, мы могли бы встретиться именно там? - спросил он.
- Вы знаете, я там оказалась совершенно случайно, в тот день у меня сломалась машина, и по делам мне пришлось ехать в ваши края на электричке,  теперь я не скоро туда поеду, - ответила Валентина.
- Как жаль, - с сожалением произнёс мужчина.- А ведь я в город редко выезжаю, я постоянно живу на даче.
- Так это же прекрасно! - воскликнула она. – У меня своя машина, и я с удовольствием приеду к вам в выходной день! Леонид Андреевич как-то сразу растерялся, он не ожидал такого быстрого согласия на свидание, он был очень рад, что женщина сама предложила такой вариант.
- Да-да, прекрасно, - подтвердил он, и, условившись о времени приезда, Леонид Андреевич подробно описал маршрут и адрес дачи.  Закончив разговор, он разволновался, так как с самого знакомства был уверен, что эта прелестная молодая женщина, влюблена в него, ведь не зря она изъявила желание приехать к нему на дачу. Ведь почти сто километров на своей машине за книгой, это только предлог, чтобы увидеться с ним! Он готов был прыгать от радости! Ему хотелось петь, танцевать и он уже в мечтах ласкал это милое создание, и осыпал букетами цветов.

     В назначенное время к воротам дома подкатила иномарка. Из неё вышла Валентина, в этот день она показалась Леониду Андреевичу ещё неотразимей, чем была в момент их знакомства. Он хотел открыть ворота, но женщина через открытое окно крикнула, что она ненадолго, и не стоит утруждаться. Леонид Андреевич поначалу расстроился, но потом решил действовать по обстоятельствам, подумав, что дама кокетничает.

- Милая моя, здравствуй! Я так рад тебя видеть,  проходи, будь как дома, - поприветствовал, и сразу перешёл на «ты», Леонид Андреевич.
- Спасибо, - ответила Валентина, и решительным шагом направилась к дому.

     Окинув участок и дом цепким взглядом, женщина осталась довольна увиденным.

- Леонид Андреевич, а покажите мне ваши владения, - попросила она.
- Да-да, Валюшенька, конечно, пойдём, - пытаясь взять женщину под руку, предложил хозяин. Валентина сославшись на то, что на узкой дорожке рядом идти неудобно, пошла впереди хозяина. По ходу осмотра она задавала ему много вопросов о стройматериалах из которых выстроен дом, о времени постройки, о том, кто является владельцем дачи, и Леонид Андреевич, будучи человеком доброжелательным всё ей подробно рассказывал. Он не мог нарадоваться тому, какую хозяйственную и основательную женщину, настоящую хозяйку встретил на склоне лет.

- Душа моя, если ты будешь благосклонна ко мне, и более приветлива, этот дом может стать твоим, - ласковым голосом, заглядывая в глаза Валентине, лукаво проговорил Леонид Андреевич.
- Это правда, Леонид Андреевич? – с интересом спросила женщина.
- Да, роза моя, открой своё сердце для любви, и я буду у твоих ног, - высокопарно заявил мужчина.
- Да что вы, Леонид Андреевич, вы, наверное, шутите, - с кокетством спрашивала Валентина, а в глазах её можно было прочесть заинтересованность и холодный расчёт.
- Валюшенька, и не называй меня по отчеству, мы должны общаться с тобой на равных, и забудем о разнице в возрасте, после знакомства с тобой я вообще забыл о том, сколько мне лет! – воскликнул мужчина, и попытался обнять Валентину, но она, тут же остановила все его попытки, и сказала, что ей пора уезжать.
- Ну что ты, душа моя, я приготовил стол, надеялся, что мы выпьем вина, и ты останешься у меня на ночь, - расстроился хозяин.
- Нет-нет, в другой раз, и вино, и всё остальное, - заверила она мужчину и направилась к выходу.
- Душа моя, но без цветов я тебя не отпущу, - крикнул ей вслед Леонид Андреевич, и, взяв секатор, принялся срезать астры. Нарезав большой букет, он подошёл к машине. Валентина уже сидела за рулём, и выходить не собиралась.
- Вот, Валюшенька, чтобы этот букет напоминал тебе обо мне, протягивая цветы, сказал он. Женщина взяла цветы и, уложила их на пассажирское кресло.

- Спасибо, Леонид Андреевич…Леонид, до свидания, - сказала она, и взялась за ручку дверцы, чтобы захлопнуть её, но тут же Леонид Андреевич схватил её руку и начал жадно целовать её пальцы и ладонь. Валентина сморщилась, и, вытащив руку из его пальцев, всё-таки закрыла дверцу, и, сказав, что позвонит ему, тронулась с места. Леонид Андреевич с мечтательной улыбкой смотрел вслед отъезжающей машине, которая вскоре скрылась из вида.

     Отъехав от дачи, Валентина с брезгливостью выбросила букет в придорожные кусты. Ей казалось, что эти осенние цветы пахнут старостью так же, как и сам мужчина, вырастивший их.

    Леонид Андреевич вернулся в дом, и тут же вспомнил, что так и не подарил Валентине книгу. Решив, что она умышленно не вспомнила о книге, чтобы приехать к нему ещё раз, остался доволен сообразительностью молодой женщины. С сожалением посмотрев на нетронутый стол с закусками, он налил себе бокал вина. Леонид Андреевич усевшись в кресло-качалку, пил вино маленькими глотками и мечтал. Перед его глазами была Валентина. Он представлял, как в следующий приезд уговорит её остаться у него на ночь, и  будет любить её страстно, и так сладко, что испробовав его горячие поцелуи и ласки, она отречётся от любого мужчины. Ну а то, что разница в возрасте у них была более тридцати лет, он даже не задумывался, ощущая себя молодым и бодрым не по годам.

     Он строил планы на будущее, и представлял, как Валентина войдёт в этот дом хозяйкой, и как его сверстники будут завидовать ему, увидев их пару во время прогулок перед сном.

     Через некоторое время он позвонил Валентине снова.
- Душа моя, ты так торопилась, что я забыл подарить тебе книгу, - с сожалением сказал он.
- Да, Леонид, я действительно торопилась, но зато у меня будет причина ещё раз навестить вас, - вкрадчивым голосом проговорила она.
- Да-да, я буду этому очень рад! – радостно воскликнул он.- Я буду ждать тебя в любое время дня и ночи.
- Я приеду в следующие выходные, - пообещала она. И Леонид Андреевич считал дни и часы до её приезда. Он ходил по саду с мечтательной улыбкой, ухаживал за цветами, перебирал нераспустившиеся бутоны, а перед его слезящимися глазами стоял образ его «яркой розы».

     В следующий приезд повторилось всё сначала, только на этот раз Леонид Андреевич всё-таки подарил Валентине книгу, и опять нарвав букет цветов, проводил её до машины.

     Леонид Андреевич влюбился! Он чувствовал прилив сил, вдохновения, ему казалось, что к нему вернулась молодость, и он снова, как в те далёкие годы, был бодр и энергичен. Он решил писать новую книгу, но на этот раз это должен был быть любовный роман. В душе Леонида Андреевича было столько нерастраченных, скопившихся чувств, которые он хотел выплеснуть  на бумагу и преподнести Валюше в подарок с посвящением и автографом автора.

     Он совсем перестал общаться с детьми и внуками, ссылаясь на то, что пишет новую книгу, и ему необходимо побыть одному. Он часто звонил Валентине, и, получив от общения с ней новый творческий заряд, писал, прерываясь только на сон и еду.

     Заканчивая очередную главу, Леонид Андреевич звонил Валюше и просил её приехать, чтобы она смогла прослушать то, что он уже написал. В ближайший выходной Валентина приезжала, привозила с собой дорогие гостинцы, вино, рыбные и мясные деликатесы. Он придавал особое значение её подаркам, считая эти жесты показателем её любви к нему.

     Выгрузив пакеты из багажника, она, к великому разочарованию Леонида Андреевича, предупреждала, что приехала ненадолго. Расположившись в беседке, Валентина пила душистый травяной чай и слушала очередной всплеск любви и нежности.

- Много любви  и ласки, как и денег, для женщины не бывает, да и мужчина не прочь получить взаимно, когда чувствует свою потребность, - начал читать очередной отрывок своего романа Леонид Андреевич. - Женщинам присуще чаще любить разумом, а мужчины должны этого добиваться, и потому, они чаще теряют рассудок перед красотой - и внешней и душевной, милых женщин. В такие моменты надо видеть ее огненный взгляд, слышать  бой и трепетание ее сердца, её желание и зов "приди же ты, обними меня, согрей своим мужским теплом!"  Вот почему мужчина должен любить не умом, а сердцем. Он даст женщине добро, ласку, наслаждение, которого она долго ждала, но не могла просить. Дай ей это наслаждение! Дай ей возможность раскрыть все свои женские прелести и насытить тебя же! – театрально произнёс он последнюю фразу.

     После прочтения Леонид Андреевич ждал ответной реакции от молодой женщины, но она продолжала вести себя сдержанно.

- Душа моя, не надо скрывать свои чувства, пойдём в дом, я приготовил чистую постель, - предпринимал очередную попытку склонить Валентину к близости писатель.
- Нет, Лёня, в другой раз, я устала, и хочу побыть на свежем воздухе, - вновь отвечала отказом Валентина и шла к гамаку, где в зарослях малины, наслаждаясь ароматами летнего сада, засыпала, мечтая о том, что может стать хозяйкой этого райского уголка. 

     Каждый раз, с сожалением провожая Валентину в город, Леонид Андреевич не уставал спрашивать её, когда же она решится остаться у него на несколько дней. Но она всегда отвечала, что сотрудники фирмы, которую она возглавляет, никак не могут обойтись без её присутствия, и, приняв очередной букет цветов, уезжала.

     Леонид Андреевич снова оставался один. Он был влюблён, как юнец, и был уверен, что Валентина увлечена им так же, только пока боится признаться ему в своих чувствах. Жизнь приобрела для него новый смысл, он мечтал, у него был творческий подъём, в перерывах между главами романа, он начал писать стихи, которые посвящал своей любимой женщине, своей душе, своей розе.

     Каждое утро, проснувшись, Леонид Андреевич вспоминал о своём цветочке, о своей красавице, ему в голову тут же приходили строки стихов, и он сразу же набирал заветные цифры телефонного номера.

- Душа моя, доброе утро, послушай, - услышав её разнеженное после сна «алло», шептал он.

Просыпайся, мой друг! Новый день наступил!
К нам синичка в окно постучала...
Просыпайся, мой друг, посмотри-ка в окно,
Чтобы сердце любовью дышало...
Обниму тебя нежно, поглажу рукой,
Поцелуй подарю тебе, Валя.
Никогда я не думал, того не гадал,
Что  ты станешь теперь, как родная.

     Сказав «спасибо» она отключалась, и видимо, продолжала спать. В такие моменты Леонид Андреевич не мог найти себе места. Набрать номер повторно, ему не позволял врождённый такт, но безудержное желание вновь услышать её томное «алло» не давало покоя, и он, промучившись час или два, звонил снова, извинялся, что разбудил свою розу, но услышав, что она на него не сердится, готов был прыгать от счастья и читал следующее посвящение своей богине.

Обниму тебя, Валюша,
И к груди своей прижму.
То, что будет между нами
Никому не расскажу.

- Лёнечка, когда же ты сам приедешь в город, и мы пойдём к нотариусу? - выслушав очередное творение Леонида Андреевича, спрашивала Валентина.
- Душа моя, ты же знаешь, я пишу книгу, и не могу прерывать творческий процесс обыденными делами, но как книга будет готова, и ты подаришь мне своё расположение, так сразу и поедем к нотариусу, - обещал он.

     Валентина понимала, что старик не так прост, как хочет казаться, но вступать с ним в близкие отношения в её планы не входило.

     В каждый приезд гостьи Леонид Андреевич упрашивал, умолял, уговаривал Валентину о близости, но каждый раз, она находила причины для отказа, ссылаясь на усталость, на плохое настроение или головную боль.

 - Хорошо, душа моя, в следующий раз, я подожду, сколько скажешь, столько и буду ждать. Мне главное знать, что кроме меня у тебя никого нет, - с сожалением соглашался он.
- Ну, конечно же, никого нет. Лёнечка, ты у меня единственный мужчина, - закатив глазки, отвечала Валюша, и протягивала руку для поцелуя. Леонид Андреевич осторожно, словно ему доверили драгоценный сосуд, и, боясь, чтобы он не разбился, подносил её руку к своим губам и целовал каждый наманикюренный пальчик в отдельности. Он даже и не догадывался, чего стоило ей терпеть его нежности.
- Душа моя, но когда же ты позволишь прикоснуться к твоему телу? – который раз спрашивал он свою возлюбленную.
- Лёнечка, ну разве тебе не хватает того, что я рядом с тобой? – уходила от ответа на мучивший его вопрос Валентина.
- Милая моя, женщина не должна заниматься только работой  и домашними делами, ты должна получать наслаждение от того, кто тебе хочет дать это наслаждение.
- Лёнечка, я ещё не готова, - капризно отвечала Валентина. – Позволь, я отдохну, а ты можешь идти писать свой роман, я не буду тебе мешать.
- Ну, хорошо, душа моя, отдохни, - соглашался Леонид Андреевич и уходил в дом, где в тишине кабинета писал своё произведение.

     Дописав главу, он направился в сад, где в гамаке отдыхала Валентина. По пути он срезал несколько самых пушистых астр, и уже почти подойдя к ней,  услышал, что она говорит с кем-то по телефону. 

- Нет, мой старичок ничего не слышит, он сейчас в доме, пишет свой бред, или скачет вокруг своих цветочков, зайка-попрыгайка, - с сарказмом говорила Валентина. Его Валюша, его роза, его душа. Он ушам своим не верил, что за глаза она называет его старичком.

- Да откуда я знаю, небось, опять нарвёт сейчас веник из своих астр, и притащит к ногам, - продолжала с улыбкой на лице говорить в трубку Валентина. У него подкосились ноги. И букет из его любимых цветов выпал из разжавшихся пальцев, на землю. Он попытался взять себя в руки, и так же незаметно, ушёл к дому. Несмотря на душевную доброту, воспитанность и интеллигентность, в настоящий момент в его душе полыхал огонь, он готов был растерзать эту плутовку, растоптать её ногами и вырвать из своего сердца. Собравшись с духом, он снова пошёл к Валентине, на этот раз, он не осторожничал, а вышел прямо к ней.

-Да устала уже выслушивать от него сладостные речи и намёки, неужели, старый не понимает, что меня от него тошнит. Так хотелось дачку заполучить, ведь обещал дарственную написать, да видно, терпения не хватит дожидаться, но не укладываться же к нему в постель, в самом деле…, - не договорив фразу, Валентина увидела Леонида Андреевича. Глаза её расширились от ужаса, когда она поняла, что он всё слышал.

- Знаешь что, душа моя! – закричал, на сколько хватало его сил, Леонид Андреевич! – Вот оказывается, какую змею хотел на груди пригреть! Дрянь! Вон отсюда! Чтобы ноги твоей здесь больше не было! – продолжал кричать он. Валентина соскочила из гамака и подошла к Леониду Андреевичу.
- Лёнечка, ты всё неправильно понял! Речь вообще не о тебе, ну как ты мог подумать! Ведь я люблю тебя! – пыталась успокоить и взять его за руки, Валентина.

     Леонид Андреевич отмахивался от неё, ещё продолжал кричать и выгонять её, но вдруг, лицо его побледнело, губы искривились, и он начал оседать на землю, цепляясь руками за ограждение беседки, глаза у него закрылись, и казалось, что он заснул. Женщина наклонилась над ним, потрясла за плечо, но увидев, что он не реагирует, достала из кармана брюк телефон.

- Ну что ж, мерзкий старик, всё, что я могу для тебя сделать, так это вызвать неотложку, - зло проговорила она, и набрала номер экстренной связи.

     Леонид Андреевич лежал в палате интенсивной терапии. Благодаря тому, что машина «скорой помощи» прибыла быстро, и он был доставлен в больницу вовремя, все мероприятия, проведённые медиками, привели к положительному результату. Через несколько дней его перевели в отдельную палату. Хоть он и был ещё слишком слаб, но с помощью детей и внуков, которые постоянно находились рядом, пытался вставать. Иногда во время общения с кем-нибудь из родных, мысли его уносились далеко, и он начинал бормотать сначала шёпотом: «Душа моя, мой цветок, моя роза», а потом голос его становился всё громче и громче, и он продолжал:

«Не стесняйтесь любви,
Поцелуев и ласки,
Все, что Богом дано,
Принимайте, как сказку».

- Ну как наш дедушка? – входя в палату, спросила одна из дочерей Леонида Андреевича, пришедшая сменить своего сына, который провёл ночь в палате с дедом.
- Да всё дУшу какую-то зовёт, - ответил молодой человек.
- Неужели он скоро нас оставит? – грустно спросила она.
- Да нет, мама, не похоже, - с улыбкой ответил сын. И словно в подтверждение его слов, Леонид Андреевич открыл глаза, и, устремив свой лучистый взгляд мимо родных людей, начал читать стихи:

«Душа моя, ты рядом, у кровати,
Тебя целую в губы, в шею, в грудь,
Надеюсь, вспомнишь ты об этом
Когда-нибудь, когда-нибудь…
Рукою глажу твоё тело…
Как будто злата клад ищу,
И словно током ударяет!
Я от желания дрожу!»

   
 


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна!

Бедный и наивный старичок!(
В этом возрасте люди ранимы, как дети.
Мысль о старости бывает трудно принять,
особенно, когда они волюблены и чувствуют
себя молодыми. Валентина решила воспользоваться
этим беззащитным состоянием.
Много алчных людей, увы!
Интересный и поучительный рассказ, Татьяна!

Творческого вдохновения!
С теплом,

Рина Филатова   06.09.2017 11:40     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Рина!
Я написала эту историю так, как увидела ситуацию... герой же со мной в корне не согласился, искренне веря в чувства женщины...
Спасибо Вам за понимание и единомыслие!
С добрыми пожеланиями, Т.

Татьяна Микулич   17.09.2017 12:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 48 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.