Миллиарды глаз

   Слепило яркое солнце, на обочинах съёживался и обречённо чернел уставший снег, по улицам тут и там ползли настырные ручейки, природа преображалась, весна вступала в свои права, открывая дорогу новой жизни. По одной из центральных улиц города на большой скорости нагло несся огромный черный автомобиль. Впереди на перекрёстке загорелся красный сигнал светофора, но несмотря на это автомобиль продолжал движение, не снижая скорости. По перпендикулярной дороге начал движение пассажирский автобус. Объехать выехавший на перекрёсток автобус водитель чёрного автомобиля не успел и задев его по касательной, вылетел на встречную полосу, где двигался тяжёлый грузовик. Почти лобовое столкновение. Суммарная скорость оказалась очень большой: огромная скорость джипа плюс скорость грузовика, который попав под зелёный свет не притормаживая, проезжал перекрёсток. Водитель джипа погиб на месте.

                                                                          * * *
 
   Сделав до обеда все свои «горящие» дела, Виктор, пребывал в отличном настроении. Купив по дороге кое-какие продукты, он направлялся к любовнице. Виктор не скрывал эту связь, не заботясь об унизительном положении своей супруги. Он считал, что ему, если не всё, то многое дозволено в этом мире. Ему доставляло особое удовольствие унижать окружающих его людей, вершить их судьбы и просто потешаться над ними.

   Автомобиль мчался на большой скорости, правила дорожного движения Виктор особо не соблюдал, да и блюстители порядка на дорогах его не тормозили — знали его машину, контакты с ними давно были налажены. До перекрёстка оставалось метров сто, когда загорелся желтый свет, пятьдесят, когда загорелся красный. Вдруг справа выехал желтый автобус.  «Куда ты прёшь”, - он крутанул руль влево. Перед ним вырос большой грузовик. «А-ааааа...». Виктор закрыл глаза и больно ударился грудью о «баранку».

   Движение продолжалось, Виктор открыл глаза — он ехал по дороге, крепко держась за руль, мимо мелькали автомобили. «Пронесло, надо сбавить скорость. А где грузовик». Ошеломлённый, он ещё некоторое время, не замечал ничего вокруг.

   Очнулся и увидел, что едет по безлюдной просёлочной дороге, которая вскоре упёрлась в реку. Моста нигде не было видно, он вышел из машины, посмотрел вокруг, отметив, что на улице почему-то уже лето, но размышлять над ответом ему не хотелось. Виктор почувствовал громадную усталость, вдруг навалившуюся на него. Шатаясь дошел до реки, присел на берег и провалился внутрь себя.
 
 - Витя, - раздался чей-то звенящий голос, как будто внутри черепной коробки. Он резко поднял голову с колен: перед ним на воде покачивалась лодка, в ней сидел человек с окладистой бородой, одетый в длинный холщовый плащ, на голове панама из такого же материала с опущенными полями.

 - Ты меня? - слова вначале прозвучали у него в голове, а уже потом с опозданием безмолвно зашевелились губы.

 - Тебя. Поехали, пора, - губы бородатого не шевелились, но Виктор отчетливо слышал его звенящий голос, где-то внутри себя.

   Он встал, подошел к воде, не напрягаясь, не ощущая своих движений - тело, как бы плыло само, послушно выполняя желания разума. Виктор потрогал рукой другую руку, голову, шею, ущипнул себя за нос: он не чувствовал прикосновения, не ощущал боли, тепла или холода. Не чувствовал дуновения ветерка, он только видел, как шевелятся листья на кустарнике, который рос на берегу реки слева от него. Вдруг он увидел, что куст полупрозрачный и за ним лежал большой камень, он просто перефокусировал зрение и увидел его. Посмотрел на старенькую деревянную лодку, на воду, на рыб, плывущих по дну, на ил, на камни под илом, глину. С другого берега доносилась мелодичная музыка.

 - Ты кто такой? - спросил Виктор надменно.

 - Я переправлю тебя на другой берег. Прыгай в лодку, - человек в плаще причалил к берегу.

 - Ты что больной? Зачем мне туда?

 - Тебе нельзя оставаться на этом берегу, нам надо на другой берег, - спокойно, не отвечая на вызывающий тон и оскорбление, сказал лодочник.

   Внезапно появился и всё окутал густой туман. Стало холодно, очень холодно, река и противоположный берег оставались ясными.

 - Прыгай, надо уходить отсюда. - человек в плаще удерживал лодку возле берега.

   Пронизывающий холод сковывал движения и казалось тормозил ход мыслей. Внезапно продрогнув, Виктор запрыгнул в лодку. На середине реки стало тепло, туман остался на берегу. Лодочник неловко опустил вёсла в воду и брызги попали Виктору в лицо.

 - Ты что недоумок аккуратней не можешь? Понабрали всяких. Почему у тебя лодка протекает?

   Лодочник не торопясь нажимал на весла, не обращая на слова никакого внимания. Виктор продолжал ругаться и оскорблять. Тем временем лодка уткнулась в противоположный берег.

 - Зачем ты меня сюда привёз? Давай вези обратно.

 - Не положено, - коротко ответил человек, выпрыгнул из лодки и начал привязывать её.

   На берегу появились два огромных мордоворота в красных рубашках с засученными рукавами, они решительно направлялись к лодке. Виктор, почуяв неладное заметался в лодке.

 - А ну поворачивай обратно, греби к другому берегу, - он пытался схватить лодочника за рукав.

 - Ты не бойся мы не хотим тебе зла, - сказали с берега.

   Виктор посмотрел на берег. Там стояли двое невысоких мужчин одетых в строгие костюмы и мило улыбались. Он сошел на землю и увидел двух гостеприимных хозяек в кружевных фартуках, сложивших руки на груди и готовых выполнить любую его прихоть. Виктор повернулся в другую сторону и увидел отряд вооружённых рыцарей, одетых в тяжёлые доспехи, слева от них пылал огромный костёр, и мрачный человек в капюшоне подбрасывал в него полена. Он увидел свою мать, которая держала в руках его любимый халат и домашние тапочки, но её загородили два мордоворота в красных рубашках с засученными рукавами. Ему стало не по себе, Виктор повернулся и побежал обратно к лодке. Выхватил весло у лодочника, замахнулся на него, но поскользнувшись упал в воду. Послышались крики и ругательства. Весь мокрый и грязный Виктор выполз на берег и начал биться в истерике и катаясь по земле. Обессилев он перевернулся на спину и увидел, что на него отовсюду смотрели лица, сотни, тысячи, миллионы, миллиарды глаз, весь мир смотрел на него. От стыда он закрыл лицо руками перевернулся и пополз, пока не уперся во что-то.
 
   Виктор открыл глаза, - это были ступни ног, больших ног. Он медленно поднял голову -  огромные: ноги, туловище, руки, голова. Лицо правильной формы, прямой нос, неподвижные губы, густые брови. На него смотрели строгие глаза.

   Вдруг Виктор зарыдал, тело забилось в судорогах. Он чувствовал себя, как нашкодивший котёнок, которому некуда спрятаться. Вспомнилось детство: отец объяснил ему, что он должен сделать, чтобы потом они вместе пошли на праздник, а Виктор не сделал. И он стоял тогда перед отцом, опустив голову, ему так было больно и стыдно за то, что на него возложили большие надежды, поручили ответственное дело, а он не выполнил его, не оправдал надежд. Он готов был провалиться сквозь землю, а тут ещё эти миллиарды глаз.

                                                                                                                                                              2012


Рецензии
Рассказ понравился. А отец небесный - нет. Какой-то карикатурный получился и неживой. "Лицо правильной формы, прямой нос, неподвижные губы, густые брови... На него смотрели строгие глаза, это был тяжёлый изучающий взгляд судьи". А он же живее всех живых. У него и с чувством юмора все хорошо должно быть, судя по тому, что можно наблюдать в жизни. Извините, если что не так. ))) У каждого свои представления о Всевышнем.
Всяческих успехов.

Ольга Костенко-Ясинецкая   18.04.2012 23:27     Заявить о нарушении
Мне кажется Отец Небесный: и строгий, и весёлый, и с чувством юмора, и другой - по ситуации. В описываемой ситуации он строгий. А вообще, правильно, Он живее всех живых. Спасибо. С уважением.

Константин Милованов   19.04.2012 03:56   Заявить о нарушении
а почему вы считаете, что это ОН? "Чистые сердцем Бога узрят", и "на Него чины ангельские не смеют взирати" Может это Ангел-Хранитель?

Сергей Александрович Ниночкин   19.05.2012 02:31   Заявить о нарушении