Рукопожатие маршала Г. К. Жукова

                                                               Памяти Юрия Васильева
                                 ( Из цикла «Памятные встречи»)
         Помню, какое неизгладимое впечатление на меня произвела встреча юного Пети Ростова с
легендарным полководцем М.И.Кутузовым в романе Л.Н.Толстого «Война и мир». Я был молод, и мне  это казалось просто невообразимым. Но пройдет несколько лет, и судьба  подарит мне  встречу с прославленным полководцем нашего времени, маршалом Победы, Георгием Константиновичем Жуковым.

   1957 год  Истекает срок моей армейской службы. За несколько месяцев до демобилизации мне удается поступить в Симферопольское музыкальное училище и к началу учебного года демобилизоваться. А служил я в это время в Севастополе в Ансамбле песни и пляски «Севастопольвоенморстроя»  С моим другом и партнером Юрием Васильевым мы активно работали в жанре сатиры и юмора, являясь авторами большинства текстов куплетов на злободневные темы. Наши многочисленные концертные выступления в воинских частях, на кораблях, в домах офицеров, матросских клубах и городских Домах культуры проходили с неизменным успехом …
   18 августа после традиционного прощального застолья друзья-сослуживцы провожают меня на автостанцию. Мы все «слегка навеселе". На площади Ушакова нас встречает старший лейтенант Буянов, зав. культмассовым сектором Севастопольского Матросского клуба:
       - Куда это Вы, честная компания, направляетесь такие веселые с чемоданом?
       - Все, Владимир Степанович, - отвечаю ему, - Нет больше юмористической пары Бекман-Васильев. Была и сплыла .Остался один Васильев без партнера. Хотите, он Вас возьмет в партнеры? Будете теперь Вы с ним петь: « Ой, ты Галя, Галя молодая» Ха- ха-ха!
       - Что за шутки? Не понимаю!
       - Да какие шутки, Владимир Степанович,- Юра Васильев кривит губы, имитируя слезы.
          Демобилизовался наш Золя Бекман .Сейчас посадим на автобус и тю-тю в Симферополь.
       - Как демобилизовался?- Буянов  побледнел, и его красивое лицо покрылось испариной,- завтра в Матросском клубе запланирован большой концерт флотской самодеятельности.В зале будут присутствовать Министр Обороны маршал Жуков и  Командующий Черноморским флотом адмирал Касатонов. Программу концерта утверждал сам Начальник Политуправления флота капитан первого ранга Павлов и лично вписал ваш номер и матросскую пляску вашего ансамбля. Я звонил в Ваш Политотдел .Сейчас разберусь почему вас не известили.
       -   Товарищ старший лейтенант, - перебил я его, - может Вы опять, вешаете нам лапшу на уши. Сколько раз Вы нас предупреждали, что на концерте будет присутствовать Хрущев, Жуков и один раз, даже Сукарно( в то время Президент Индонезии) и ни разу никого из них не было. Разве не так, Владимир Степанович?
       -  Я вам сейчас покажу лапшу,- вышел из себя Буянов, - Вызову сейчас патруль и все кажетесь в комендатуре, тем более не по форме одетые и выпившие. Давно не встречались полковником Голубом, комендантом гарнизона? Так я вам напомню. И ты, Бекман, вместо автобуса загудишь на гауптвахту.
       -Ладно, успокойтесь Владимир Степанович ,- вмешался Юра,- Мы все поняли и, обратившись ко мне добавил:
        - Значит, нам суждено еще раз вместе выступить, чему я, если откровенно, очень рад, думаю ты тоже.
        -  Ну. вот и ладненько, - с облегчением вздохнул Буянов,- Приведите себя в порядок и завтра,чтобы прибыли, как огурчики. А после концерта, Бекман, я тоже выпью вместе с вами отходную, если, конечно, пригласите…
   Назавтра, за полтора часа до начала концерта, мы вместе с нашим неизменным аккомпаниатором-баянистом Славой Каплан, в отведенной для нас комнате, прогоняем свои концертные номера.
  Во время репетиции открывается дверь, и какой-то матрос в сопровождении  Буянова приносит несколько комплектов флотского обмундирования. Буянов требует, чтобы мы переоделись во флотскую форму, т.к нам предстоит представлять самодеятельность флотских талантов. Неохотно переодеваемся и,глядя друг на друга, начинаем хохотать. Выглядим в форме с чужого плеча неуклюже .Она нас сковывает и мы отказываемся в ней выступать и быстро начинаем переодеваться в свою родную армейскую концертную форму, состоящую из офицерской формы времен войны: гимнастерки, сшитой из добротной тонкошерстной ткани цвета хаки, темно-синих шерстяных галифе, офицерских фуражек и хромовых  сапог. Главное, они подогнаны и чувствуем мы себя в ней уютно и комфортно. Буянов  готов с нами согласиться, но в это время входит в комнату офицер Политотдела Флота подполковник Барышев,с которым нам уже много раз доводилось сталкиваться. Увидев нас в армейской форме, он, с налета, начинает кричать своим писклявым голосом:
     - Почему  не переоделись во флотскую форму,- и было не понятно, на кого он больше кричит на нас  или Буянова. Буянов ему начал объяснять, что форма не подогнана и, что мы отказываемся в ней выступать .Барышев ещё больше распалился и набросился на Буянова:
    -  Товарищ старший лейтенант, вы должны были заранее позвботиться,чтобы подобрали нужные размеры. Неожиданно открывается дверь и на пороге комнаты появляется  Начальник
Политуправления Черноморского Флота капитан первого ранга Павлов. Мы все вытягиваемся по стойке смирно.
     - Что у вас здесь за шум, подполковник?
     - Наши « артисты» отказываются переодеваться во флотскую форму,- в голосе Барышева слышится ирония. Павлов внимательно  осмотрел нас троих и, глядя на Барышева, спросил:
      - А зачем им переодеваться? Посмотрите, как они  ладно выглядят. Разве маршал Жуков не знает, что на Флоте есть общевойсковые соединения. К тому же Бекман и Васильев будут представлять  строительные части. Ну, что ребята, успеха вам. Мы на вас надеемся! Сомненья нет. В зале, действительно маршал Жуков .Как всегда испытываем перед выходом на сцену волнение, сегодня особенно. Наш номер предпоследний. После нас  матросский танец. Наконец, наш выход. Под звуки баяна, который начинает звучать еще за кулисами, мы, как всегда, выскакиваем на сцену. Зал встречает нас дружными аплодисментами .Фонари и софиты слепят глаза. Юра мизинцем правой руки держит мизинец моей левой руки и это первый признак его необычного волнения. Слава уже второй раз играет вступление, а  Юра, который первым начинает петь, никак не может открыть рта. Я незаметно отрываю свою руку. Отработанным для таких случаев приемом, вместе с баянистом обыгрываю Юрину заминку. Зал  хохочет. Все! Мы в своей стихии. Нас долго не отпускают со сцены И только когда закрылся занавес и мы в последний раз вышли  с поклоном на авансцену, то где-то в первых рядах  партера, увидели Жукова и Касатонова, которые аплодировали нам вместе с залом. 
  После своего выступления мы побежали в фойе Матросского клуба, чтобы поближе увидеть маршала Жукова, выходящим  из зала. Постепенно фойе заполнили матросы и офицеры. Когда он появился в фойе в сопровождении Касатонова и группы  высших офицеров Флота, раздались дружные аплодисменты. Георгий Константинович шел, улыбаясь, коренастый, широкоплечий, немного выше среднего роста, уверенной походкой и, как мне показалось, типично для кавалериста, на чуть присогнутых ногах. На левой стороне кителя над огромным количеством орденских  колодок возвышалось четыре Золотых звезды Героя Советского Союза.
    Когда мы попали в поле его зрения, он направился в нашу сторону. То ли потому, что среди   матросской массы, мы были единственными в армейской форме, а может, он  запомнил нас .Скорее всего и то и другое .Подойдя к нам вплотную, он пожал нам с Юрой руки, похлопал по плечу и сказал:
   - Молодцы, солдаты! Настоящие артисты! Благодарю Вас.- И тут же, повернувшись, пожал руку какому-то матросу, не имевшему отношения к концерту.
После Георгия Константиновича нам пожимали руки Касатонов и другие, какие-то офицеры. Репортеры щелкали затворами фотоаппаратов.Подошедший Барышев, сделал нам замечание:
    - Что вы должны были сказать маршалу, когда он вас благодарил? Забыли? Забыли устав!- Стоявший рядом, капитан третьего ранга отпарировал ему:
     - Оставьте ребят в покое, они же не на полигоне, Просто растерялись. Не каждый день маршалы пожимают солдатам руки.
 
                                                     Послесловие
  На другой день во всех центральных и областных газетах Советского Союза появилась информация о пребывании в Севастополе Члена Президиума ЦК КПСС, Министра Обороны маршала Г.К.Жукова и о концерте флотской самодеятельности в Севастопольском Матросском клубе, на котором он присутствовал.
    Газетный фрагмент, который помещен вначале рассказа, я уже более полувека храню, как дорогую и памятную реликвию.


   
      

               
         
       
       ,
         
         
         
 

             


                                                
                                                   

            , .
         



 
         

               
         
       
       ,
         
         
         
 

             


Рецензии
Замечательные у Вас мемуары! Полностью погрузилась в атмосферу любимого Севастополя и как будто побывала на том прекрасном концерте, где присутствовал легендарный Г.К. Жуков. Произойди подобное со мной, я бы также запомнила это на всю жизнь. Огромное Вам спасибо за это произведение! Творческих Вам успехов!
С уважением,
Людмила

Людмила Горишняя   05.09.2017 20:51     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила, за то, что прочли и откликнулись добрым словом.
С уважением

Зиновий Бекман   05.09.2017 22:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.