Наследники Атлантиды

Наследники Атлантиды.


Лирическая драма в двух действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

        С о с е д и:
Валерка Грушин, 22 лет
Лариса Грушина, его мать
Катя Смелкова, 17 лет
Смелков Павел Сергеевич,  отец Кати, 50 лет, директор школы
Кира Марковна, бывшая учительница
Андрей, 40 лет, числится дизайнером, нигде не работает
Вера, жена Андрея, 50 лет, повар
Настя, 22 лет, очень красивая бывшая невеста Валерки
Жанна, мать Насти   

Ромка,  23 лет, студент, нынешний жених Насти
Макс, одноклассник и друг Кати Смелковой, 18 лет
Бельский, 25 лет сын хозяина бара
Милиционеры
Отдыхающие, бармен, охранники в баре

         


                                      Действие первое

Большой общий двор, залитый солнечным светом. На заднем плане белый дом галерейного типа.  На перилах яркие пятна огромных пляжных полотенец. Справа, под деревом деревянный стол, окружённый скамейками – место сбора жильцов дома. Это их излюбленное место, которым они ещё распоряжаются, так как почти все квартиры сданы курортникам.  Сами хозяева  ютятся в сараях, выстроенных в ряд с правой стороны. На них написаны номера квартир. Почти все двери  открыты настежь, а на лавочке почти всегда находятся одинокая пенсионерка Кира Марковна и Андрей – сорокалетний мужчина с бородкой и приятным румяным лицом. На стене висит яркая реклама «ПОКУПАЙТЕ пиво «Козел»! Слева, на авансцене скамейка, покрашенная в белый цвет, которая является также опорой одноногой скульптуры женщины с веслом. На протяжении всего действия она украшена  то рваной шляпой, то кокетливой набедренной повязкой и  т.д. На её руке постоянно висит табличка – перевёртыш «МЕСТ НЕТ» или «СДАЁТСЯ ХОРОШЕЕ ЖИЛЬЁ».  Дом расположен недалеко от моря. Слышится гомон людей на пляже и шум прибоя. 
Во дворике  Кира Марковна в тунике яркой расцветки  а-ля Пугачёва и шляпке сидит за столом, обмахиваясь веером. Андрей задумчиво подметает двор.

КИРА:  Как я устала от этой жары!…
АНДРЕЙ:  Погодка что надо! Так и хочется в море нырнуть... Как говорится, что Бог не даёт, всё хорошо…
КИРА:  Тебе всё хорошо.

Во двор  входит Лариса.

КИРА: (Ларисе с любопытством) Ну, что проводила отдыхающих?
ЛАРИСА:  Ушли, слава Богу. 

В этот момент заходит молодая пара. Спрашивают хором: «Квартиру не сдаёте?»

КИРА:  Заходите, молодые люди!… Как раз  освободилась…
ЛАРИСА:  Всё занято!  (Глядя на удивлённое лицо Киры)  Послезавтра Валерка из армии приезжает.  Не в сарай же тащить парня…
КИРА:   Вот это новость! Поздравляю!
АНДРЕЙ: (бросив метлу, радостно потирает руки)  Так это отметить нужно!…
КИРА:  Кому что, а курке просо.
АНДРЕЙ:  Дождалась сыночка.  А Насте радость какая…

Лариса   поворачивается и молча уходит наверх.

АНДРЕЙ:  Я не понял. Что это с ней?
КИРА:  Ты что, с луны упал? 
АНДРЕЙ:  А что такое?
КИРА:  Наша  Настя замуж собралась…за другого...
АНДРЕЙ:   Шутите, Кира Марковна?
КИРА:  Какие  шутки, Андрюша.  От Жанки слышала, как сезон закончится, сразу свадьбу сыграют.
АНДРЕЙ:  Ничего не понимаю.  А любовь куда же?
КИРА:  А что любовь? Была и кончилась. Сейчас всё быстро. Век повышенных скоростей.
АНДРЕЙ:  Жалко. Валерку жалко. А этот, новый, что, из богатых?
КИРА:    Такая же голь перекатная.
АНДРЕЙ:  Тем более, не понимаю. А, Валерка в курсе?

В это время сверху спускается Катя Смелкова.  Катя напряжённо слушает разговор и потому идёт очень медленно, стараясь не привлекать внимание.

КИРА:  Я и представить боюсь,  что тут будет... Ты же Валеркин характер знаешь…
АНДРЕЙ:  Свят, свят…(крестится) Я бы на месте Насти спрятался куда  подальше...
КИРА:  Так ведь и Настя та ещё штучка! Да и что толку прятаться, если живём друг у друга на голове…От Валерки не спрячешься! Не убьёт же он девчонку!
АНДРЕЙ:  Не её, так жениха отдубасит.  Вспомните – что он здесь вытворял, пока Настя его не приручила...
КИРА: Это у него наследственное. У него папашка, как выпьет, так бедную Лариску по всей набережной гонял...
АНДРЕЙ:  А где сейчас этот папашка?
КИРА:  Где-то в Москве... Уехал на заработки и с концами.  Знакомые ребята рассказывали,  что нашёл в Подмосковье немолодую женщину с домом и подженился. Выгодная партия. Вроде тебя с Верой... Тянет вас бездельников к обеспеченным бабам!
АНДРЕЙ:  (обиженно)  Побойтесь Бога! Я работаю… Я, Кира Марковна, человек творческой профессии, без вдохновения не могу. Иногда случаются  перерывы. А дома что, работы  мало?  За отдыхающими присмотреть, подмести двор кому-то нужно…
КИРА:   Это точно. Без тебя как без рук.
АНДРЕЙ:  А я про что?  А пойдёмте со мной на море!  Купаться ужас как охота! 
КИРА:  Даже не соблазняй…(обмахивается веером)
АНДРЕЙ: (доверительно) Десяточку не займёте? Пить хочется, а у Веры вечно не допросишься.
КИРА: (даёт деньги) Держи, божий человек! Купи себе святой водицы, раз Вера не дозволяет!
АНДРЕЙ:  Благодарю покорно! (радостно)  Ну, вот… Двор подмёл, теперь можно и отдохнуть. Как сказал Гельвеций:  «Удовольствие должно быть наградой за труд…»
КИРА:  Смотри не утони… Гельвеций. Кто ж нам будет двор подметать?

Андрей уходит на море, Кира к себе в «номер», Катя спускается вниз. Во двор вбегает Максим, её друг.

МАКС:   Привет, Кэт! Я к тебе.
КАТЯ:    Опять уговаривать пришёл?
МАКС:   Ну, да... А как ты догадалась?
КАТЯ:   Легко! У тебя на лице всё написано. Я тебе уже сто раз говорила:  не  хо – чу…
МАКС:  Дура ты, Кэт!  Или тебе  нравится торчать в этой дыре?
КАТЯ:   Ничего себе дыра! В наш город со всего света ломятся…
МАКС:  Ломятся, то ломятся, да что нам с того? Красота  летом, а потом  сплошная глухомань.
КАТЯ:  Может, сменишь пластинку?
МАКС:   Я этого сезона уже бояться стал... Месяца за два мать начинает всё драить, а потом сбиваемся все в кучу, чтобы сдавать комнаты и всё лето живём, как цыгане. Хуже! Как эти…обезьяны, прыгаем вокруг отдыхающих.(расшаркивается)  Чего изволите?
КАТЯ:  Не прыгай! Никто тебя не заставляет...

Они подходят к статуе. Катя машинально поправляет на ней съехавшую набедренную повязку.

МАКС:  Ты же сама говорила, что хочешь уехать в нормальный город...
КАТЯ:   Ну, говорила…Теперь не хочу. Живут и здесь люди…
МАКС:  Нет… ты скажи… кем я буду?...поваром?...официантом?... продавцом?...

Забавно показывает в лицах перечисленные профессии, сняв набедренную повязку у статуи, повязывая её, то в виде поварского колпака, то полотенца на руке, то фартука. Катя покатывается со смеху.

КАТЯ:  Артист!  Тебе в театральный надо, а ты на философский собрался.
МАКС:  Ба! (бьёт себя по лбу) Я забыл … Самый крутой вариант забыл… Сторожем!  У меня масса знакомых работает в охране…. Сутки дежурят, сутки спят... День – ночь, день-ночь… Почти все  с высшим образованием… А что такого? Цой вообще кочегаром работал и параллельно  сочинял.  Да что Цой!  Мой родной дядя инженер-химик  двадцать лет карусели охраняет...
КАТЯ: (мечтательно) Зато, можно на каруселях кататься…бесплатно…

Пауза. Сидят пригорюнившись.

МАКС:  А как же  твоя  учёба?
КАТЯ:  Я пока  не решила куда поступать...  Максим, ты меня прости, но я с тобой не поеду! Можно подумать, в  нашей стране нужны философы…(смеётся) Представляю: газеты пестрят объявлениями: «Срочно требуются философы. Зарплата достойная!»  Ну, скажи честно  -  ЗАЧЕМ  ТЕБЕ  ЭТО?
МАКС:  Только тебе, по секрету. (оглядывается по сторонам)  Это мой единственный шанс откосить от армии. Ну и  получить  верхнее образование... Я ведь не отличник, как некоторые, а там бюджет…
КАТЯ:   Трус ты Макс! Армии испугался.
МАКС:   Тебе хорошо… Ты - девчонка, а я - маленький, меня в армии обижать будут... (Говорит вроде бы в шутку, но с явной тревогой в голосе.)
КАТЯ:   Я - то тебе зачем? Езжай один.
МАКС:   Мне мать не доверяет. Ты, говорит, болтун... Деньги прокатаешь и вернёшься. А я сказал, что ты тоже едешь. Всё-таки, дочь директора школы… (Смотрит умоляюще) Ну, хочешь, я на колени встану?
КАТЯ:   Ну, тебя, дурака. Никуда я не еду и точка.  Давай я с тёть Леной поговорю. Хочешь?
МАКС:  Ну, хоть что-то… Вечером сможешь?
КАТЯ:  Смогу.  (не удержавшись, с улыбкой) А послезавтра Валерка приезжает…
МАКС:  Грушин? И что? По ходу, тебя на свадьбу пригласили? Так меня к тому времени здесь не будет. Максим  Лапин  в это время будет жить в большом красивом городе...
КАТЯ:  Хвастун ты, Максим Лапин! Где ты, а где большой красивый город! И вообще… (торжествуя) свадьбы не будет…
МАКС:  Что так?
КАТЯ:   Будет, но с Ромкой Воробьёвым...
МАКС:  А это что ещё за птиц? По ходу, не из нашего питомника?
КАТЯ:  Он местный, с Настюхой в одном институте учится.
МАКС:  А ты-то чего радуешься?… Свадьба, не свадьба.... Какая на фиг разница! Мне про это, как будущему философу, противно  слушать! А что -  Настюха уже закончила институт?
КАТЯ:  В следующем году. Потом сразу поступает в аспирантуру,  дальше двигаться по карьерной лестнице.
МАКС:   Карьеристка значит.
КАТЯ:   Ты что ли лучше? Давай, топай.  В-общем, договорились,  приду  вечером спасать твою  душу.  Жалко мне тебя.  Ты же мне  как брат! (приобнимает МАКСА)
МАКС:  (печально) Ага. Брат.

Лариса в это время проходит мимо и с раздражением бросает:

ЛАРИСА:  И вы что ли женитесь? Прямо напасть какая-то!
КАТЯ  (вспыхивает): Ну что вы, тёть Лариса! Никто не женится!.. Макс - мой друг по школе. Да вы сами знаете…
ЛАРИСА:  (перебивает с досадой)  Да делайте что хотите!
Затемнение.

                                                                                                                                                                                                                                  
Вечер того же дня, тот же двор, только более оживлённый. Вокруг стола сидят Павел Сергеевич Смелков, директор школы, Кира Марковна в новом наряде, Андрей. Они пьют домашнее вино, которым угощает всех Кира, играют в карты.

АНДРЕЙ: (наливая вино в стаканы) Ну, давайте ещё по одной! (выпивает стакан) Хорошее винцо!
СМЕЛКОВ: (пригубив немножко) Я немножко посижу.  Чёрт бы побрал эту жару!  Целый день без кондиционера… Считается, что кондиционеры – непозволительная роскошь для щколы…Захожу в кабинеты к начальникам и сижу долго, наслаждаюсь прохладой… Страшно на улицу выходить!
КИРА:  Снова летний лагерь?
СМЕЛКОВ:  Каждое лето дурдом... Зарабатываем деньги на ремонт.  Да мало ли дыр в школе? Какой уж там кондиционер!
АНДРЕЙ:   Зря стесняетесь, пан директор!  Я тут в местных новостях слушал… Представьте моё удивление:  одного ректора судили за воровство в собственном ВУЗе!
КИРА:  Тоже мне сенсация!
АНДРЕЙ:   Подаренное  оборудование оформил на собственное  ЧП, потом продал своему же институту,  ну а  после прикарманил огромные деньги за его типа  ремонт и черт знает что ещё наворовал... (крестится) Прости господи!... Каково?
КИРА:  Молодец.  Кто смел, тот и съел! Вот так и надо работать! 
СМЕЛКОВ:  А я, значит, не смел… По вашему, смелы лишь воры и взяточники, а честные, порядочные люди оттого и бедны, что трусливы?
КИРА:  Я не это имела в виду…
СМЕЛКОВ:  Да ладно вам.  Это и имели. Не воровал и впредь не собираюсь.
АНДРЕЙ: (торжественно приподнявшись) Позвольте пожать вашу честную руку! (Смелков рассеянно подаёт) Я горжусь, что вы мой сосед…
СМЕЛКОВ: (смущённо). Глупости.
АНДРЕЙ: (входит в раж) Слава работникам образования!
КИРА:   Воистину слава! Но только честным…
СМЕЛКОВ:  Честным… Вас послушаешь, так можно решить, что на свете не осталось достойных людей.  Я понимаю вашу иронию, Кира Марковна. Очень подло с вами поступили, заставили платить за чужие грехи…Больно остаться без любимой работы, на которую жизнь положили… Но сейчас-то вас снова зовут, а вы не идёте...  Или простить не можете?
КИРА:  Не люблю возвращаться, Павел Сергеевич… Выросли мои детки,  учителя все новые… Таких старых зубров, как я, почти не осталось…

Пауза. Смелков грустно улыбается, прислушивается к шуму города. Слышится невнятный шум музыки из прибрежных кафе, перемешанный с шумом толпы и морского прибоя.

СМЕЛКОВ: (мечтательно) В каком красивом месте мы живём! Море, солнце, горы…
АНДРЕЙ:   Отличнейшее место!
СМЕЛКОВ:  А воздух какой упоительный!  Такой насыщенный, хоть ножом режь…
АНДРЕЙ:   Воздухом сыт не будешь… Уж лучше котлетки свиные.
КИРА:  Кто про что.
СМЕЛКОВ:   Многие  думают, что и жизнь наша -  сплошной праздник, и что живут здесь только счастливые люди. А вы, Андрей, счастливы?
АНДРЕЙ: (тасуя карты) В-общем, да. Кушаем, спим, гуляем  (пауза)… работаем... Всё чудненько!  (Кире)  Берите карточку… Смотрел я недавно  про восточные страны. Там велорикши, спят на нарах до шести человек в крошечной  комнатушке…  А мы с Веруней в двух комнатах... Значит, мы гораздо  счастливее… (закатывает глаза и крестится) Спасибо, Господи!  Я одного не понимаю – отчего вы не берёте отдыхающих? Вы  не богатый человек... Это же лёгкие деньги! Просто сами в руки просятся...

В это время из сарайчика  №3 выходит жена Андрея – Вера, женщина лет пятидесяти с красным распаренным лицом, одета в цветастый халат.

ВЕРА: (громко) Ой!  Мочи нет сидеть в этой душегубке! Ни днём, ни ночью прохлады нет. Вроде и двери нараспашку и всё равно духотища... Целый день на кухне, как у домны, а вечером  тот же дурдом… Кто-нибудь скажет -  когда это кончится?
КИРА: (со смешком) Так поставь кондиционер!
ВЕРА:  Ага! Разбежалась! Кондёр в сарае ставить… А эти сволочи (грозит кулаком в сторону дома) сидят в прохладе, на моём любимом диване, а я всё лето как собака в этой духовке,  на железной койке… Пропади всё пропадом!
АНДРЕЙ:  (с готовностью) Давай откажемся. Вон Павел Сергеевич никого не берёт и обходится…
ВЕРА:  Ну, уж дудки! Сколько того лета осталось... Как-нибудь перетерпим.
СМЕЛКОВ:  (улыбаясь) Вот  вам и ответ, Андрюша.
ВЕРА:  (всем) Булочек не хотите? После ужина остались, жалко выбросить.
КИРА:   Я на диете.
СМЕЛКОВ:  Спасибо. Я сыт.
ВЕРА:  Зажрались, господа!.. Сдобных булок не хотят…  Видно жизнь хорошая. Я всё вспоминаю тётю Клаву, сторожиху нашего пансионата. Это сейчас везде охрана, а раньше одни старики в карауле стояли... Зазорным было  сторожить... Я тогда  девчонкой с подносом бегала. А тётя Клава – бывшая блокадница - жила прямо на территории, в маленьком домике. В столовую к нам ходила питаться. Мы её жалели, подкармливали… Так наша тётя Клава не могла спокойно смотреть, как мы хлеб выбрасываем. Собирала и сушила сухари. Центнерами! Её каморка вся была забита мешками. Всюду  сухари! Они и зеленели у неё, и плесневели, и мыши бегали тучами, а она всё сушила и сушила… Уже и   в приказном порядке запрещали, а она не могла остановиться. Такой был страх перед голодом…
КИРА:   Печальная история…
ВЕРА:  (КИРЕ с подозрением)  А что это вы поите его?
КИРА:  Я? Кого?
ВЕРА:  Ну, не я же. А он и рад наливать. (Андрею) А ну поставь стакан.
КИРА:  Я всех угостила. Павел Сергеевич вот…
АНДРЕЙ:  Вечно ты, мамуля, всё испортишь.(с обиженным видом уходит в сарай)
ВЕРА:  (громко, как глухому) Андрей! Выноси телевизор. Солнце уже село, можно смотреть. Я всю смену думала – женится  Жоржик на Оксане или не женится... Ребёночка то ей сделал, а теперь вроде и не при делах… (кричит)  Жанка! Иди продолжение смотреть!

Из сарая выходит Жанна Леонидовна, мать Насти и усаживается за стол. Она одета в яркий сарафан и бросает выразительные взгляды в сторону Смелкова, но тот ничего не замечает, берёт со стола стакан и уходит на скамейку возле скульптуры. Вслед за Смелковым семенит Кира.  Андрей выносит телевизор,  все усаживаются смотреть.

КИРА:  (Смелкову)   Надоели эти сериалы!  Просто напасть какая-то. Женится, не женится…Кстати, отчего вы не женитесь, Павел Сергеевич? Вон сколько женщин вокруг.
СМЕЛКОВ:  Бог с вами, Кира Марковна!  Я уже старый... Зимой целых пятьдесят лет стукнуло.
КИРА:   Не скажите. Вы не пьющий, положительный, спортом занимаетесь.  Кстати, присмотритесь к Ларисе… Прекрасная женщина, работает бухгалтером в пансионате.
СМЕЛКОВ:  Я в курсе.
КИРА:  А главное - живёт через стенку… (понизив голос) Мне кажется, она к вам не равнодушна... Присмотритесь к ней, Павел!
СМЕЛКОВ:  (смущённо) Не замечал.  Да и неудобно как то… У меня дочь взрослая. Какие тут ухаживания.  Вы все - моя семья. Вы думаете, почему я живу здесь столько лет? Мне не раз новую квартиру предлагали, а я отказывался... Так привык здесь.  Да и море в двух шагах!
КИРА:   А вы молодец! Каждое утро ходите купаться!
СМЕЛКОВ:  Утром не жарко, море чистое. И главное,  этих нет… оккупантов!

В это время идёт активный просмотр сериала. Андрей куда-то исчез.

ЖАННА: (возмущённо) Не верю! В жизни так не бывает. Развели розовые сопли. Любовь, то, сё… А мы смотрим как идиотки!
ВЕРА:  Не нравится, не смотри! (обмахивается газеткой) А я верю в любовь.
ЖАННА:  Верь, если хочешь. У тебя сейчас вторая молодость наступила с Андрюшкой...  А мой красавец как сбежал с этой профурой, так вся любовь и кончилось.
ВЕРА:  Мой тебе совет, Жанка: полюби сама себя, стань себе родной матерью.
ЖАННА:  Надо попробовать…
ВЕРА:  А то сидишь, как квашня, никуда не ходишь…
ЖАННА:  Слушай, подруга… Может, сходим пива попьём? У меня и рыбка есть…
ВЕРА:  (оживлённо) Да  с радостью. (оглядывается по сторонам, ищет глазами мужа)
ЖАННА:   А твой ненаглядный?
ВЕРА:   А мы ему не скажем…(Громко) Кира Марковна! Мы с Жанной прогуляемся!

Быстро уходят, не глядя по сторонам. Кира подходит к телевизору, садится, обмахиваясь веером. Появляется Андрей.

АНДРЕЙ:  (оглядывается в волнении) А где девушки?
КИРА:   Прогуляться пошли. Я тоже пойду. Может, старичка какого-нибудь подцеплю…
АНДРЕЙ:  А я девчонок поищу.

Андрей и Кира уходят со двора. Смелков идёт к себе и на лестнице сталкивается с Ларисой.

СМЕЛКОВ:  Добрый вечер, Лариса. Вижу - домой перебрались? Денег уже заработали?
ЛАРИСА:   Валерка из армии возвращается, послезавтра.  Всех приглашаю на вечеринку.
СМЕЛКОВ:   Очень рад! Теперь нам веселее будет.
ЛАРИСА:   Никогда не забуду, как вы Валеру из беды выручили.  Если бы не вы, кто знает,  что бы с ним теперь было...
СМЕЛКОВ:   (Смущённо) Ерунда. Да-а... С таким, как Валера, не соскучишься!
ЛАРИСА:   И пока вы рядом, я за него спокойна. Так что вы для нас  - самый дорогой человек. Настоящий мужчина.
СМЕЛКОВ:  (Смотрит на неё во все глаза, словно увидел впервые) Ну, уж… скажете… Я же  ботаник, как сейчас говорят...
ЛАРИСА:   Не скромничайте.
СМЕЛКОВ:   (выпятив грудь) Может, вам помощь нужна? Дров нарубить, воды наносить…? Вы только намекните… Я тут, как тут… за стенкой…(улыбается) Только стукните…
ЛАРИСА:  Ой! Про дрова хорошо сказали!  Только дров мне и не хватало. Спасибо! Если что – стукну!

Смелков уходит к себе, а Лариса долго смотрит на его дверь.

ЛАРИСА: (удивлённо) Невероятно!..  Может, это сон? (щипает себя за руку)  Да, нет, вроде бы не сплю…Мама моя! Определённо, что-то будет!

Снимает с плеч яркую косынку и, издав победный кличь, размахивая ею как флагом, уходит со двора. Как только Лариса скрывается из вида, из сарая выбегает Настя и  бегом  поднимается по лестнице,  жмёт на кнопки телефона и кричит в трубку.

НАСТЯ:  Ромка! Я жду тебя!

Через минуту появляется запыхавшийся Ромка, неспортивный юноша в очках. Он картинно простирает вверх руки.

РОМКА: О, моя королева!  Спустись ко мне!

Настя стоит с надменным, неприступным видом и повелительно машет рукой.

НАСТЯ:  Спой мне серенаду.

Ромка становится на одно колено и начинает петь «Санта-Лючия», но его пение больше напоминает вой. На звук  выглядывают все, кто остался во дворе. Слышны крики «Ужас! Прекратите это безобразие!»  Настя хохочет и сбегает вниз. Они целуются, а сверху за ними наблюдает Катя. Она спускается  и уходит  со двора.
Настя и Ромка идут к Женщине с веслом, садятся на лавочку. Целуются. Остальная часть сцены затемняется.

НАСТЯ: (расслабленно поправляет волосы) Ну вот! Завтра пойдём подавать заявление. Ты рад?
РОМКА:  Ужасно.
НАСТЯ:  Давай  поговорим о свадьбе.
РОМКА:  Угу.
НАСТЯ:  Я хочу, чтобы всё было по высшему классу. Никаких дешёвых колечек, санаторских столовок... Всё самое красивое и дорогое. Ты согласен, Ромчик?
РОМКА:  (ПАУЗА)   Насть…Может, обойдёмся вечеринкой? посидим с друзьями…
НАСТЯ:  С друзьями? Что они могут подарить? Мелочь! А тратиться всё равно придётся. Не поеду же я в ЗАГс на такси… Машины нанять надо? Надо. Мне - платье красивое, тебе – костюм с отливом…ресторан… тамада… оператор.  Вот и посчитай!  Всё равно тратиться.  А если  родственников пригласить,  обязательно денег надарят.
РОМКА:  А деньги где возьмём?
НАСТЯ:   Глупый ты, Рома. Сейчас сезон, золотое время… Можно продавать что-нибудь на берегу...
РОМКА:   Коробейником?
НАСТЯ:  (будто не слыша) Можно грузчиком на оптовую базу, официантом, разводящим…
РОМКА: (жалобно) Не пойду я разводящим! Меня тётки затопчут! Ты видела, как они орут и толкаются? Реально стадо слонов.
НАСТЯ:   Зато получишь жизненную закалку. Вы жильё сдаёте?
РОМКА:  Времянку.
НАСТЯ:  Могли бы сами во времянке пожить, а дом сдавать…
РОМКА:  У нас бабушка больна. Ей там неудобно.
НАСТЯ:   А мне удобно в сарайчике с мамой? Я официанткой в кафе иду, буду по ночам работать. Может, и ты попробуешь?
РОМКА: (обреченно) Уж лучше официантом...
НАСТЯ:   В общем, так... Завтра мы с мамой придём к вам. Будем обсуждать - кто за что отвечает... Кто сколько  денег даёт... Ну и остальные детали нашего с тобой счастливого будущего. (задумалась) Слушай, Ром, может, мне переехать к вам, а сарайку  тоже сдавать? 
РОМКА:  Давай о чём-нибудь другом поговорим, а то мне  не по себе что-то…
НАСТЯ:  Какие мы нежные! (с подозрением) Ты что? Больше не любишь меня?

Ромка спохватывается и жарко обнимает Настю.

РОМКА:  Да что ты!.. Раньше я и думать о тебе не смел… До сих пор не верится…
НАСТЯ: (мрачно) И ещё новость…Послезавтра Валерка приезжает… Боюсь я, Ромочка! Ужас, как боюсь…


Вечер. Двор украшен ёлочными гирляндами. Стол накрыт белой скатертью и  угощением. Из распахнутого сарая льётся томная музыка. Во главе сидят Валерка Грушин с Ларисой  и все остальные жители дома, кроме Жанны и Насти. Валерка в красивой  форме со значками на груди крутит в руках стакан и не глядит по сторонам. Рядом с ним сидит Катя. Как фон звучит шум из прибрежных кафе и караоке.

СМЕЛКОВ: (поднимает бокал)  За тебя, Валера! За твоё возвращение… Где ждут и любят нас, лишь там очаг родимый…
ВАЛЕРКА:  Ещё как ждут!
СМЕЛКОВ:  Перед тобой теперь все дороги открыты, весь мир... Можно в институт вне  конкурса,  на любую работу…
ВАЛЕРКА: (со смешком) Так уж на любую.
ЛАРИСА:   Всё верно, сыночка. Самое главное  – хороший старт... Правильно распланировать жизнь…
ВАЛЕРКА:  А что?.. Это реально?.. планировать в наше время.
ЛАРИСА: (растерянно) Ну хоть какие-то планы должны быть… Учиться,  работать думаешь?
ВАЛЕРКА:  (мрачно)  Поживём – увидим.
АНДРЕЙ: (в сильном подпитии) А в органы не желаешь? Им, говорят, зарплату сильно добавили.
ВАЛЕРКА:   Только не в органы.

Все смеются. В это время во двор заглядывают отдыхающие.  Спрашивают: «Квартиру не сдаёте?»

ВСЕ ХОРОМ:   Занято!
КИРА: (Андрею) Ты что? Забыл, как Валерку посадить  хотели за эту дамочку? (кивает на женщину с веслом)
АНДРЕЙ:   Меня тогда не было здесь. А что было-то?
ВАЛЕРКА: (смущённо) Не было ничего! Это был сон.
ВЕРА:  Ага.  Всем приснилось,  как ты на спор притащил  эту… (кивает на статую) из парка, а по дороге отломил ей ногу. Потом лавочку притащил  вместо подставки.  Сколько тебе было тогда? Вроде, пятнадцать.
ЛАРИСА:   Кончайте!  Зачем прошлое ворошить?
ВЕРА:  А что такого? Зато теперь такая краля во дворе! Это ж гордость наша…
КИРА:  Достопримечательность. Одно плохо, что Валеру потом в милицию упекли за хулиганство. Велели  вернуть женщину с веслом или заплатить штраф. А  Павел Сергеевич сходил и всё уладил...
ЛАРИСА:  (с улыбкой)  Статуя не подлежала ремонту, а Валеру отпустили на поруки.
ВЕРА:  Вот и живём с такой красотой!  За тебя, Валерчик! Сокол ты наш ясный…За твоё светлое будущее.
АНДРЕЙ:  (Валерке) Что же ты друзей  не пригласил? (потирает руки) Мы бы сейчас…
ВЕРА:  (Андрею с угрозой) Что бы вы сейчас?  Вякай поменьше.
ВАЛЕРКА: (всё время  ищет кого-то взглядом, оглядываясь по сторонам) С друзьями  вечером на берегу встретимся.
СМЕЛКОВ:  Правильно.  Сейчас столько интересного: аттракционы, бары, кафе… Раньше ничего  не было. Ходили  в концерты да в кино. Скучно жили.
ЛАРИСА:  Зато сейчас весело. Шум, вонь, тарарам… Раньше спокойнее было, приличнее.
ВЕРА:  Ты вечно жила как монашка. А я всё на танцы  бегала…(мечтательно) Я так любила танцевать...
ВАЛЕРКА:  Краковяк?
КАТЯ:  Вальс?
ВЕРА:  Эх вы! Темнота! Мы танцевали шейк... Так назывался  быстрый танец. А ещё я любила рок…

Свет гаснет. Светомузыка. Молодая женщина в ярком  наряде моды конца 70-х, танцует под мелодию  The Rolling Stones — I Can't Get No) Satisfaction

ГОЛОС ВЕРЫ:  Я безумно любила музыку, дискотеки…  ни одной не пропускала… Я знала все популярные группы,  всех солистов... Помните?  Их не так уж много было…
Битлз, Ролинг Стоун, Скорпионс… Танцевала  часами, без устали,  замечая восхищённые взгляды ребят...  Кое-кто мне нравился, но все они были такие неловкие,  стояли под стеночкой, стеснялись  выйти в круг,  подойти ко мне… Они думали, что я недоступна для них, такая  яркая…красивая. Шли годы, я всё порхала по танцзалу, как бабочка,  но так и не дождалась своего счастья...(музыка прекращает звучать)  А потом я разлюбила танцы…

Загорается яркий свет. Вера  в своём прежнем облике – в пёстром халате  - стоит посредине сцены.

КИРА:  Да…Красота это страшная сила... Иногда она отпугивает кавалеров.
КАТЯ:  А что дальше было?
ВЕРА:  Дальше?  Жизнь… Работа, работа, работа…
АНДРЕЙ: (тянет руки к Вере)  А я? А как же я? Ведь я твоё счастье!
ВЕРА: (с горьким смехом) Ну, конечно! Иди сюда. Я обниму тебя, моё драгоценное счастье! (обнимает Андрея)

Звучит композиция Nazareth – Guilty (written by Randy Newman, LP "Hair Of The Dog" 1975)  Смелков танцует с Ларисой, Андрей с женой.

ВАЛЕРКА: Ну, вот и погуляли! Все  подружки в сборе: Катюха, Кира Марковна, Вера…. Только Насти нет…
КИРА:  Забудь про неё, Валера! Не достойна она тебя.
ВАЛЕРКА:  Это почему же? Может, это я её недостоин… Она же первая красавица в городе, королева красоты, а я кто? Обычный парень… хулиган. (поднимается) А давайте потанцуем, Кира Марковна. Я вас приглашаю.
КИРА: (машет руками) Ещё чего…Катю вон пригласи.

Катя с надеждой смотрит на Валерку.

ВАЛЕРКА: (снисходительно) Пошли, маленькая, потанцуй с дядей.
КАТЯ: (с достоинством)  Я не маленькая! Мне уже семнадцать исполнилось...
ВАЛЕРКА: (с удивлением свистит) Скажите, пожалуйста!  А я всё маленькая, да маленькая… А ты совсем большая. (рассматривает её с любопытством, а Катя смущённо отводит глаза)  Жених-то есть?
КАТЯ:  Нет никого.
ВАЛЕРКА: (думает о своём, рассеянно) Чего нет?
КАТЯ:   Же…жениха…
ВАЛЕРКА:  (С насмешкой) А-а! Жениха-а!  Думаю, это ненадолго... Только свистни. Вмиг кавалеры сбегутся!
КАТЯ:  (выпрямляется и строго смотрит ему в глаза)  Не нужны мне кавалеры…
ВАЛЕРКА:  Это почему же? Все девчонки замуж хотят.
КАТЯ:  А я не хочу.
ВАЛЕРКА:  Придёт твоё время, скажешь (пискляво) «замуж хочу!»…влюбишься, и выскочишь, как все девчонки. (смотрит внимательно на мать и Смелкова) Слушай, цыплёнок, что происходит? Я смотрю моя мать с Павлом Сергеевичем так красиво танцуют…  Давно это у них?
КАТЯ: (озадаченно)  Не знаю.

Продолжают танцевать, оглядываясь на родителей.

КАТЯ: (повышает голос) А что? Красивая пара! Ты что – против? Смотри, как у твоей мамы глаза горят... как звёздочки!  И папа мой улыбается. Даже помолодел… Ты только посмотри  на них!
ВАЛЕРКА:  Да я что... Я только – «за»! И всё-таки, странно…  Столько лет жили рядом и только теперь встретились. Как в кино! Слушай, цыплёнок! А давай мы тоже с тобой замутим? Будет у нас семейная идиллия.
КАТЯ:  Издеваешься?  (вырывает руку) А я, между прочим, ждала тебя!
ВАЛЕРКА:  Ты?.. ждала?.. (ПАУЗА. Смотрит на неё очень серьёзно.)   Это здорово, когда тебя ждут… не только мать... Спасибо тебе, цыплёнок. Но ничего не обещаю, и ты знаешь, почему... (Валерка с возрастающим напряжением смотрит по сторонам.)
ВАЛЕРКА: (озабоченно) Ты не знаешь где Настя?
КАТЯ: (уныло) Не знаю. Может, на работе... или у Ромки своего… Они  сарайчик  сдали.
ВАЛЕРКА:  Вот оно что...  я всё понять не мог.

На  краю  авансцены с сумкой в руках появляется Настя. Она со страхом оглядывается и убегает. Валерка замечает её и с криком «Настя!» бежит следом. Затемнение.

Высвечивается  скамейка и женщина с веслом, на голову которой криво прицеплена фата. Валерка ведёт Настю за руку и усаживает на скамейку.
                                                   
ВАЛЕРКА:  Ну, вот. Поймал я тебя. Давай рассказывай свои новости.

Настя молчит, опустив голову. Потом смотрит куда-то за спину Валерки, пытаясь кого-то разглядеть. Судя по всему, Ромку. Тот, и в самом деле, показывается из-за угла и тут же прячется.

ВАЛЕРКА:  Ну что молчишь? Меня боишься?  Не трону я тебя. (ПАУЗА) 
Скажи: почему ты так поступила со мной?  Писала, обещала... Я хвалился пацанам: какая классная у меня девчонка…  фотки показывал. А ты вот как меня встретила… Некрасиво! Я, между прочим,  весь день  искал тебя, а ты, у своего женишка прячешься? Так?
НАСТЯ:   Прости меня.
ВАЛЕРКА:  Мне твоё «прости» до одного места.  Ты мне  объясни дураку: чем он лучше меня?  Может, он богатый? Тогда понятно…
НАСТЯ:   Никакой он не богатый!  Он просто другой.
ВАЛЕРКА:  Какой  «другой»? Что ты гонишь?
НАСТЯ:   Не такой как ты...  С ним спокойно. Он безобидный, мягкий…

Валерка внимательно слушает Настю, не сводя взгляда с её красивого лица.

ВАЛЕРКА:  Мишка плюшевый или чебурашка?
НАСТЯ:  (не поднимая глаз) Я могу направлять его... и… он понимает, что так лучше…
ВАЛЕРКА:   Теперь я понял!  Я - урод по жизни, хулиган, а этот  пластилиновый!... Из него можно лепить любые фигуры, вытирать красивые ножки... А об меня нельзя.
Я как эта баба с веслом – простой и грубый.  Эх, ты, Настя!  Да ради тебя я готов был горы свернуть!  Ты для меня была как…как…Как я мечтал о нашей жизни с тобой… И пока служил, всё время думал – куда дальше? А дальше был  сюрпри-из!... Спасибо тебе!  Удружила подруга! (яростно бьёт кулаком по скамейке) Тварь! Тварь!

Настя закрывает голову руками от страха. Валерка хватает Настю, прижимает к себе и целует. Она не сопротивляется и стоит с бессильно опущенными руками. Из-за угла выглядывает Ромка и снова прячется. Откуда-то слышатся голоса «Валерка!...  Грушин выходи!»

ВАЛЕРКА: (отстранив Настю, почти отшвырнув, кричит)   Димон, я здесь! Иду-у!
(Насте) А ты давай, вали  к своему пластилиновому.  Он тебя за углом ждёт...

Быстро уходит. Настя садится на лавочку и, закрыв лицо руками, плачет.
Затемнение.
                                                 
                                                        Действие второе.

Утро следующего дня. Ярко светит солнце. На верхней галерее стоит Валерка в шортах, сладко потягивается и делает гимнастические упражнения. Слышен шум морского прибоя.  Андрей подметает вокруг лавочки и  что-то тихо напевает.

ВАЛЕРКА: (кричит)  Андрюха! Сегодня первый день новой жизни! 
АНДРЕЙ:  Тише ты! Люди спят…
ВАЛЕРКА: (тише) Слушай! Как всё-таки здорово -проснуться от шума моря… Как я скучал за домом, мечтал: выйду утром вот сюда, потом искупаюсь в море, а мать приготовит мне блинчики с мёдом и сметаной… Красота! Ты любишь блинчики, Андрюха?
АНДРЕЙ:  А то! Все любят блинчики! Ты где вчера был-то? Мы  переживали, ребята тебя искали…
ВАЛЕРКА:  С ними и был... Мы в баре хорошо посидели. Всё ништяк, Андрюха! Знаешь, все так изменились, пока меня не было… Никто не нажирается до поросячьего визга,  новости рассказывают, про армию спрашивают… И вот что получается… (задумчиво)  Получается, что из всех наших, я один в армии и был... Остальные откосили. А я считаю, зря - армия много даёт. У меня корочки водителя теперь есть.
АНДРЕЙ:  (с некоторой завистью) Здорово. А у меня нет прав… Вера на машину никак  не соглашается. Куда, говорит, нам ездить...  всё и так рядом… А я бы попутешествовал! У нас столько красивых мест…(грустно) И нигде не был.
ВАЛЕРКА:  Да-а... Плохо без прав. Кстати, я всё спросить хотел…(показывает на рекламный щит про пиво)  Что это за хрень?
АНДРЕЙ:  (застенчиво) Да так… Товарищ попросил… Ему для бизнеса надо. Разве жалко?
ВАЛЕРКА:  Не жалко... Просто гадость страшная!  Ну, я пошёл. Море зовёт!
АНДРЕЙ:  Беги, солдат.
 
С полотенцем через плечо спускается вниз. Уходит. Следом за ним из квартиры выходит Лариса в красивом светлом платье. Не смотря, на раннее утро, у неё усталый вид.

ЛАРИСА: (со смешком) Уже и устала с утра пораньше,  без привычки…
АНДРЕЙ:  Небось, блины пекла сыночку?
ЛАРИСА:  (удивлённо) Как ты догадался?
АНДРЕЙ:  Двор весь пропах. Окна – то настежь!
ЛАРИСА:  (улыбается) В самом деле… Как хорошо, что сегодня выходной! Посижу здесь, пока не жарко. Надеюсь,  пылить на меня не будешь?
АНДРЕЙ:  (очень заметно, что ему нравится Лариса) Ну, что ты! Разве можно на тебя пылить? Ты вся такая  светлая…красивая…И Валерка у тебя –  хороший парень.
ЛАРИСА:  (с гордостью)  Хороший. А у тебя, Андрюша, есть дети?
АНДРЕЙ:  (смущённо) Есть. Две дочки.
ЛАРИСА:  (с изумлением) Две дочки?.. Ничего себе! Наверное, уже большие…
АНДРЕЙ:   Младшей где-то шестнадцать, а старшая как Катя. Давно их не видел.
ЛАРИСА:   И что  тебе мешает?...(Тот неопределённо разводит руками)  Ну, хоть помогаешь им?
АНДРЕЙ:  (мнётся) … Иногда…
ЛАРИСА:  (поскучнев) Ясно.
АНДРЕЙ:  Ну, я пошёл. Вроде, чисто уже…

Мимо него проходит девушка-квартирантка в одном купальнике. Андрей провожает её взглядом, потом уходит в свой «номер». К Ларисе, сидящей на лавочке, подходит Смелков с полотенцем в руках. Машинально вешает его на руку скульптуры.

СМЕЛКОВ: Лариса! Как вы рано сегодня!  Как спалось?
ЛАРИСА:  (улыбается) Замечательно! А вы?  Уже искупаться успели. Я всё утро с блинами провозилась. Хотела  сыночка побаловать…
СМЕЛКОВ:  (улыбается в ответ) Вы прекрасная мать!
ЛАРИСА:  А вы – замечательный сосед. (вместе хохочут) Ну, вот и обменялись комплиментами... Вы так часто включаете классическую музыку, а я слушаю...
СМЕЛКОВ:  Любите музыку?

Где-то вдали начинает звучать мелодия Моzart Piano Concerto №21. Она звучит по нарастающей, как бы призывая радоваться жизни, любить и жить в мире. Распахивается дверь и вместе с потоком музыки выходит Катя, следом за ней - остальные обитатели дома: отдыхающие в неглиже с пляжными сумками, Кира Марковна, Вера и Андрей в пляжной одежде с пакетами. Звучат фразы: «Утро-то какое!... Все на море!..  Лариса, пошли купаться!»
Все  уходят. Катя осталась с книжкой на террасе. Музыка продолжает звучать, но уже тише.

ЛАРИСА:  Ну вот. Ушли.
СМЕЛКОВ:  А вы уже и заскучали! Вам скучно со мной?
ЛАРИСА:  Ну, что вы! Вы очень интересный человек!
СМЕЛКОВ:  А давайте на «ты», Лариса… «Вы» как-то разделяет нас. Будто и не жили рядом  двадцать лет…
ЛАРИСА:  Конечно… Я с радостью. Знаете, вас так уважают в городе…
СМЕЛКОВ:  Тебя, Лариса, тебя…
ЛАРИСА:   Тебя... Очень трудно переучиваться…
СМЕЛКОВ:  А ты  не ленись, переучивайся!  К сожалению, внимание к моей особе  не всегда радует... Куда бы ни шёл – кругом здрасьте, да здрасьте… В море плывёшь и там приветствия… Иногда хочется спокойно прогуляться, а не здороваться каждую секунду.
ЛАРИСА: (смеётся) Издержки профессии!  Да, город небольшой... Обитали бы мы где-нибудь в мегаполисе, тогда было бы совсем наоборот. А интересно - много у тебя учеников? 
СМЕЛКОВ:   Спроси что-нибудь полегче… тысячи…я не считал…
ЛАРИСА:  (тихо) А стихи ты больше не пишешь?
СМЕЛКОВ:  (растерянно) Неужели,  помнишь? Я ведь давно не печатался. А что печаталось, то уж быльём поросло…
ЛАРИСА:  Помню.
СМЕЛКОВ:   Жизнь такая сейчас… не до стихов. Или, может, старость пришла. Но ты не думай, что я сдался и всё забросил. Я занимаюсь с ребятами, и знаешь, есть очень даже интересные... талантливые…
ЛАРИСА:  Совсем не обязательно всем  становиться поэтами. Главное – не опускаться до уровня мещан… Посмотри как мы живём! (показывает на сараи) Разве это достойно человека?
СМЕЛКОВ:  Согласен...  это нас не украшает... Увы, Лариса! Не от хорошей жизни всё это уродство.  Живём то  не за счёт духовности, а за счёт денег.  Людям  приходится  и так  зарабатывать. И это – не самый плохой способ… По крайней мере, всё честно: не обманываем, не грабим…
ЛАРИСА:   Да.
СМЕЛКОВ:   Так что не будем осуждать самих себя! Все мы люди, все мы человеки! (весело) А что это у тебя за платье такое?
ЛАРИСА:   (растерянно) Какое такое?
СМЕЛКОВ:  (игриво) Странное... Всё в пятнах... И рукав оторван…
ЛАРИСА:  (в ужасе осматривает себя, кружится) Как оторван?
СМЕЛКОВ:  Пошутил я... Что, уж и пошутить нельзя с красивой женщиной?

Лариса хватает мокрое полотенце, висящее на руке скульптуры и в шутку бьёт бедного директора. Тот  притворно охает. В это время приближается Валерка.

ВАЛЕРКА:  (грозно) Маманя! Вы почто соседа тираните? Павел Сергеевич, не бойтесь! Я мысленно с вами.

Идёт, посвистывая домой. С лестницы, явно ожидая его прихода, спускается Катя и делает удивлённое лицо. Останавливаются.

КАТЯ:  О! Валерка! Привет!
ВАЛЕРКА:  Привет. Ну  как? Обдумала моё предложение?
КАТЯ:   Ты о чём?
ВАЛЕРКА:  Ну, вот! Ещё один случай амнезии! И что у вас, девчонок с памятью? То помнят, то не помнят, то ждут, то не ждут.  Я вчера прямым текстом намекнул, что нам  по-соседски  дружить надо. Намекал?
КАТЯ:  (тихо) Намекал…
ВАЛЕРКА:  Так в чём же дело? Ты не согласна?
КАТЯ:   Я думала, ты пошутил...
ВАЛЕРКА:  А если согласна, то приглашаю тебя вечером прогуляться. Посидим где-нибудь...  Идёт?
КАТЯ:  Идёт! 
ВАЛЕРКА:  (улыбается, глядя на её счастливую физиономию.)  До вечера!

Уходит, а Катя, обезумев от радости, начинает танцевать под минусовку Venus (Венера/ Шизгара) группы Ранетки, напевая в воображаемый микрофон

Забраться на вершины гор
И смело над землей парить
Помогут нам кураж, напор
Так быть нам или не быть?
               
Мы станем…
Богинями станем...
Кто любит,
Мечтает,
Тот побеждает!

Затемнение.

Вечер. Тот же двор. За столом сидит прежняя компания – Кира Марковна, Андрей, Вера, Лариса и Смелков. Играют в карты. По лестнице спускаются нарядные Валерка и Катя. Валерка держит Катю за руку. Игроки  переглядываются, но делают вид, что ничего не происходит, продолжая играть. Смелков и Лариса  также красиво одеты и бросают друг на друга выразительные  взгляды.

АНДРЕЙ:  (поглощён игрой и ничего не замечает) Вы что заснули? Чья очередь ходить?
СМЕЛКОВ:  (ему явно не до карт) Моя, кажется…
ВЕРА:  (бесцеремонно обращается к парочке) Куда это вы так припендюрились?
ВАЛЕРКА:  Гулять идём, с вашего разрешения…Можно?
ВЕРА:  (машет рукой)  Валяйте... Нам и без вас весело!
СМЕЛКОВ:  Только не поздно, Катя. В одиннадцать чтобы дома.
КАТЯ:   Хорошо, папа.

Во двор «врывается» Макс. Он очень возбуждён, но увидев Катю с Валеркой, столбенеет на месте.

МАКС:  Всем привет! ... Кэт, ты в порядке?
КАТЯ:  Как видишь… А что случилось?
МАКС:  Да вот,  такое дело… Менты утром на пляже девчонку нашли. Вся изуродованная. На ней было платье в синий горошек. И я вдруг вспомнил, что у тебя такое  же было... прибежал узнать.
КАТЯ:   Бред какой-то…  А позвонить ты не мог?
МАКС:  Это с перепугу… Значит всё в порядке? (смотрит на Валерку).
КАТЯ:   Как видишь.  Макс.  Нам идти надо...
МАКС:  Конечно… иди…те… Мне тоже бежать надо.

Катя, Макс и Валерка уходят.

ВЕРА:  (недовольно) Ну вот! Всю картинку  испортил. (передразнивает) Убили…в синий горошек…
СМЕЛКОВ: (трагическим голосом) Между прочим, убили чью-то дочь… А мы сидим, в карты играем и ничему не удивляемся...
КИРА:  (спокойно) Сейчас это бывает… Сезон... Девчонки – проститутки болтаются по ночам…
ЛАРИСА:  Почему именно проститутки?  Может,  девочка из гостей одна поздно бежала, или с парнем поругалась?…Такого не бывает?
КИРА:   Всё бывает. Очерствели мы, оскотинились… Что же вы хотите, если мы сутками по телевизору смотрим убийства и разврат...
  Пауза.
 Мне сон странный приснился... Сильный пожар, а я бегаю в панике,  ищу выход.
ЛАРИСА:   Горел наш дом?
КИРА:   Непонятно. Помню только огонь, треск, люди мечутся…
АНДРЕЙ:   Не забывайте, что мы играем! Ваш ход, Павел Сергеевич!
СМЕЛКОВ:   Что - то расхотелось играть. Извините. (Ларисе) Нам пора.
КИРА:    Куда идёте?
СМЕЛКОВ:   В театр… (смущенно) Как говорится, культпоход…
КИРА:  Удачного похода!

Лариса и Смелков встают и уходят. Все смотрят им вслед.

КИРА:  Вначале детки побежали, потом родители… Не хочется загадывать, но дай бог, чтобы всё сложилось у Грушиных. Тяжело без мужа детей поднимать. Особенно мальчишек.
ВЕРА:  А что ваш сын? Пишет?
КИРА:   Да кто сейчас пишет!? По телефону все общаются или по компьютеру…
АНДРЕЙ:  По Интернету!  А вы себе Интернет заведите.
КИРА:   Вместо сына? Слава богу, раз в неделю звонит.  Проверяет на живность... Про внучку рассказывает.  Поговорю, поплачу и снова жду. Всю жизнь чего-то жду, жду…
ВЕРА:  Ну, что? Будем играть или настроение  никакое?
АНДРЕЙ:  Никакое, мамуля. Я пас.
Расходятся. Затемнение.

На сцене маленький бар. За  столиком  Валерка и Катя.  Слышится шум морского прибоя. Тихо звучит музыка.

ВАЛЕРКА:  Хорошо на сквознячке,  жара почти не чувствуется…Я всё не могу привыкнуть, что дома и море рядом…Не понимаю тех, кто уезжает отсюда в вонючие города…
КАТЯ:  Я тоже так считаю. У нас так красиво! Знаешь, я иногда представляю, будто лечу  на крыльях... Особенно, если вот так закрыть глаза (закрывает ладонями)  Вижу внизу   сверкающее море, а вдалеке -  белый город на горизонте, с белыми колоннами…
ВАЛЕРКА:  (с улыбкой) Наш город?
КАТЯ:   Наш. И люди там живут светлые,  счастливые.
ВАЛЕРКА:   Фантазёрка! Того гляди летать научишь старого солдата… Хорошо с тобой… Спокойно.  Сразу  мысли плохие испаряются...
КАТЯ:  Я рада.
 ВАЛЕРКА:  Буду  прикладывать тебя к сердцу вместо пластыря. (достаёт сигареты) Ты не куришь?
КАТЯ:   Нет, конечно.
ВАЛЕРКА:  Правильная девочка. Я в а  армии бросил, а дома снова потянуло…
КАТЯ:  Не стоит.  Это очень вредно, Валера…
ВАЛЕРКА:  Ты прямо как моя мама. Ладно. Не буду…(прячет пачку) Рассказывай – куда поступать  собираешься.
КАТЯ:   Не решила пока. Я работать буду… Мерчендайзером…
ВАЛЕРКА:  Кем? кем?
КАТЯ:  Мер – чен - дай – зе – ром... Должность  такая маленькая… Нас ещё мерчиками зовут…
ВАЛЕРКА:  Маленькие мерчики… Вроде цыплят?  Цып –цып -цып… А кто у нас мерчик?
КАТЯ:  (подыгрывает  тонким голосом) Я мерчик…(смеются)  Ты не думай! Я учиться обязательно буду…
ВАЛЕРКА:  Конечно, будешь… А я в строительный решил, на заочное.

Во время разговора в бар входит Настя с Ромкой и устраиваются за стойкой. Бармен подаёт им напитки. В помещение входит Кирилл Бельский – сын хозяина бара. Внимательно оглядывает  присутствующих.
 
БЕЛЬСКИЙ:   Так, так, так… (все поворачиваются и, наконец, замечают друг друга) Вы только посмотрите…Какая встреча!  Знаменитый Грушин с подружкой… и его бывшая  невеста… с новым женихом!   (кривляется) Прэлестно…

Первое движение Ромки – броситься к выходу, но Настя удерживает его. Валерка порывается встать с угрожающим выражением.

КАТЯ:  Сиди, Валера! Пусть болтает. Ты же знаешь эту скотину Бельского…
БЕЛЬСКИЙ:  Ну, что, Валерчик… облом  вышел?... Наставили тебе рожки?...  олень ты наш северный…
ВАЛЕРКА:  Заткнись Бельский. По-хорошему прошу…
БЕЛЬСКИЙ:  (презрительно щурится)   И что будет?.. (Валерка напряжённо молчит) …А ни фига! Между прочим,  ты на моей территории…Я здесь хозяин!  А у тебя, Настя,  совсем нет вкуса... Такая девчонка красивая, а выбираешь сплошных  уродов... Гляди-ка: твой новый  совсем обделался… Фуй! (зажимает одной рукой нос, а другой  машет перед собой)  Только не здесь!  Выйди  вон дружочек…(Ромка опускает голову всё ниже)
ВАЛЕРКА:  Последний раз предупреждаю!  Заткнись!
КАТЯ:  (умоляюще) Не надо, Валер… Давай уйдём...
БЕЛЬСКИЙ:   Это кто там пищит?.. Вау!  Никак мамзель Смелкова!  Я понял… Вам нужно срочно подружиться… Обнимитесь, друзья… поцелуйтесь…Я настаиваю!…

Настя и Ромка быстро уходят, не оглядываясь.

БЕЛЬСКИЙ:    Куда же вы? Так было весело! (плюётся) Тупорылая сучка!

Валерка  бросается к Бельскому и бьёт его. Тот падает с воплем на пол. Бармен выскакивает из-за стойки на помощь хозяину, завязывается драка. На шум прибегают два охранника и, оглушив Валерку, волокут  на улицу.

КАТЯ:   (кричит) Не смейте! Оставьте его... (пытается вцепиться в охранника, но тот отбрасывает её,  Катя поднимается и бежит следом).
БЕЛЬСКИЙ:  (вытирая кровь с подбородка)  На улицу его, нечего мне  интерьер портить… (громко) Вломите  ему там  хорошенько…(сплёвывает под ноги) Тварь подзаборная… 
Затемнение.

Двор. Скульптура стоит без нарядов и без таблички. Вбегает расхристанная Катя с телефоном в руке. Бежит наверх, стучит, звонит во все двери, но никто не отвечает. Спускается вниз. На шум выходит  Кира.

КАТЯ:   (громко, с плачем)  Папа... кто - нибудь... помогите!
КИРА:  (с тревогой) Что случилось?
КАТЯ:  Там… там…(вся дрожит)  Валерку  убивают… Их много, а он один…
КИРА:  (хватается за сердце) О, господи! 
КАТЯ:  Где папа? Я звоню, звоню, а он не отвечает…
КИРА:  (дёргает поочерёдно все двери, машет рукой) Я забыла… старая идиотка.  Они в  театр пошли…там нельзя  с телефонами… (мечется)  А что ж в милицию?…
КАТЯ:  Если придёт Андрей или папа, пусть  бегут в бар «Жасмин»... Здесь недалеко…(убегает)
КИРА:  Как назло и  нет никого… Бедный Валерка! Не успел вернуться, как снова воюет… Вот и сбылся сон… вот и пожар…А я ещё думала – к чему бы? Пойти что ли самой туда, или Андрея поискать на берегу… Но пока найду, всё закончится. Буду здесь ждать.
(в волнении ходит по двору)  Даже если бы Катя застала Андрея или отца, всё равно никакого толку... Оба малахольные…

Она ходит зигзагами и пытается набирать какие – то номера, но всё бесполезно. Садится.

КИРА: (вздыхает горестно) Плохо быть беспомощной…. Сижу тут, как попугай на жёрдочке и ничего сделать не могу…

Появляется Катя. Она с трудом ведёт избитого окровавленного Валерку, который опирается на её плечо. Усаживаются на лавочку  возле стола.

КИРА:  (Вскрикивает) Ужас какой! (Кате) Скорее неси воду и полотенце,  я его обработаю.

Катя убегает и вскоре появляется с тазиком и полотенцем. Валерка умывается. Кира приносит из своей каморки медикаменты и аккуратно смазывает ссадины.

КИРА:   Что за уроды постарались? Поубивала бы…Больно тебе?
ВАЛЕРКА:  Живой… Вот только нос сломали сволочи… и глаз не открывается…
КАТЯ:  (с причитаниями) А нога? Ты же еле шёл… Давай «Скорую» вызовем. А?
ВАЛЕРКА:  Спокойно девушки. Никаких «скорых»... Вы и так мне помогли. (Кате с нежностью) Особенно ты, сестрёнка… Спасибо, что не бросила старого солдата (подмигивает единственным глазом)
КИРА:  (всплескивая руками) Он ещё и шутит! Ох, Валерка… И чего вы в этот бар пошли? Другого места не было?
ВАЛЕРКА:  Место как место…
КАТЯ:  Кто же знал, что там этот Кирилл тусуется, сын хозяина бара… В другом месте побоялся  бы сунуться, а тут прицепился, чёртов  вонючка!
КИРА:  Это не Бельский?  (Катя кивает) В  самом деле, вонючка. Вечно на уроках концерты устраивал. Гнилой парень. (Валерке)  Глаз твой как? Видит? (пытается рассмотреть)
ВАЛЕРКА:  (отстраняет её) Пока не ясно. Поживём – увидим!
КИРА:  Так как же всё стряслось?
КАТЯ:  (плачущим голосом) …И как обидно, Кира Марковна… Сидели себе, никого не трогали и тут пришёл этот урод… начал подкалывать Валерку,  гадости говорить… Он и не выдержал. Тут охрана набежала, помогать... потащили  на берег и там уж били, как хотели, чтобы мебель не портить…Я сюда, за помощью... возвращаюсь, а он…он…(всхлипывает)  возле моря валяется, без сознаааания…(плачет)  Хорошо не утонул…
ВАЛЕРКА:  (спокойно) Хорош реветь, цыплёнок… Всё, девушки. Спасибо вам огроменное, но  я устал. Хочу спать.
Катя помогает ему подняться наверх. Кира наблюдает внизу.

КАТЯ:   Может посидеть с тобой?
ВАЛЕРКА:   За ручку подержать? Иди спи, Катюшка... Спасибо тебе за всё. (она ловит его разбитую ладонь и прижимает к губам. Валерка гладит её по щеке)  Хороший ты человечек!  (В сторону)  Ничего.  Они за всё заплатят.

Осторожно отстраняет Катю и закрывает за собой дверь. Катя, немного постояв под дверью, уходит к себе. Кира тоже уходит.
Затемнение.

Свет чуть рассеивается и почти в полной темноте выходит Валерка. Он переоделся в военную парадную форму, в руках его бита. Постоял, глядя перед собой, как бы решаясь на что-то.

ВАЛЕРКА: Ну, всё… Пора! (обращаясь к женщине с веслом) Пока, красавица!

По лестнице стремительно спускается Катя и подбежав к Валерке, хватает его за руки.
КАТЯ:  Стой!  Ты куда?
ВАЛЕРКА:  Не твоё дело. Иди спать...
КАТЯ:   (кричит) Не ходи, Валера! Ты только хуже сделаешь…
ВАЛЕРКА:  Тише ты!  Людей разбудишь… Хуже уже не будет.
КАТЯ:   Валерочка! Прошу тебя!  Пошли прямо сейчас в милицию. Я всё расскажу как было…Их накажут, вот увидишь…Ты только не ходи туда!
ВАЛЕРКА: (скептически) И ты в это веришь? Всерьёз думаешь, что накажут?  Таким как Бельский всё сходит с рук, потому что они всех покупают.  Им всё позволено… Но я не желаю…
КАТЯ:  (падает на колени и обнимает его ноги) Не пущу!
ВАЛЕРКА: (медленно расцепляя её руки) … не желаю быть грушей для битья. Слышишь?
КАТЯ:   (отчаянно) Слышу!
ВАЛЕРКА:   Не желаю, чтобы всякая сволочь пинала меня ботинками  в лицо и хочу, чтобы они это знали. Такое нельзя прощать.
КАТЯ:  Давай сходим и поговорим с ними…
ВАЛЕРКА:  (поднимает её)  С кем?  с этими бандитами? 
КАТЯ:  (пытается отнять биту у Валерки) Валерочка, отдай!… Отдай, пожалуйста!
ВАЛЕРКА:  Как ты не понимаешь, Катя… Я должен идти! Иначе я жить не смогу.
КАТЯ:  Я всё понимаю… Но ведь они убьют тебя! Милый мой, хороший… Мне так страшно.
ВАЛЕРКА:  (обнимает её) Не бойся.  Не убьют.
КАТЯ:  (бормочет) Я так люблю тебя…(Валерка целует её)
ВАЛЕРКА:  Ты меня отпускаешь?
КАТЯ:  (горестно) Отпускаю.

Валерка уходит,  сильно хромая. Темнота сгущается. Затемнение.
Издалека звучат грозные аккорды  Toccata Fugue In D Minor в исполнении Ванессы Мэй.  Сцену постепенно заливает мягкий свет под усиливающийся грохот музыки, к которой  присоединяются звуки милицейской сирены.

ГОЛОС ИЗ МЕГАФОНА:  Грушин, сдавайся! Дом окружён. Сопротивление бесполезно!

На шум постепенно выходят заспанные полуодетые обитатели дома. Появляются милицейские работники.

ГОЛОСА ОТДЫХАЮЩИХ:  Что произошло?... Спать не дают…Безобразие!
АНДРЕЙ: (крестится) Спаси нас, Господи, и помилуй! Снова Валерка что-то натворил!
КИРА: (милиционерам) В чём дело? Валера хороший мальчик… Только что из армии…
МИЛИЦИОНЕР:  Ваш хороший мальчик оглушил и связал охранника в баре, а потом всё что там было, расколотил  вдребезги! (в мегафон) Сдавайся, Грушин!
ГОЛОС ВАЛЕРКИ:   Русские не сдаются!

В это момент к дому подходят Лариса и Смелков, которые  до сих пор гуляли по набережной. Увидев толпу, застывают с удивлёнными лицами.

ЛАРИСА: Что случилось?
КИРА:  Облава на Валерку. Видите - что творится!

Лариса обмякнув, падает на руки Смелкову, а тот осторожно  укладывает её на скамейку возле скульптуры, на груди которой висит игрушечный автомат. Переполох. Все машут на Ларису и кричат: «Воды! Ларисе плохо!» Лариса постепенно приходит в чувство.

ЛАРИСА:  (приподнявшись) Скажите, ради бога… Он жив?
КИРА:  (возбуждённо)  Жив, жив… В баре его здорово избили охранники, так он вернулся и устроил  им вендетту... Взял биту и разнёс им весь бар. Говорят, ни одной вещи целой не осталось…
СМЕЛКОВ:  (восхищённо) Молодец!
ЛАРИСА:  (отчаянно) Дурак!.. Какой дурак…

Рядом стоит милиционер и наблюдает за ними.

КИРА: (милиционеру возмущённо) Мальчик не виноват. Его страшно избили. Я свидетель.
КАТЯ:  И я!..Я была в баре и всё видела. Я тоже поеду в милицию…
МИЛИЦИОНЕР:  Разберёмся (в мегафон) Сдавайся, Грушин! Твоя мать при смерти!
ЛАРИСА:  (стараясь перекричать) Не верь, сыночек! Я жива!
ГОЛОС ВАЛЕРКИ:  (тревожно) Мама! Ты где?
ЛАРИСА:  (делает порывистое  движение в сторону дома) Я здесь, сыночек!
ГОЛОС ВАЛЕРКИ:  Тебе плохо?
ЛАРИСА:  Я в порядке... Что ты наделал, мальчик…?
ГОЛОС ВАЛЕРКИ:  Я выхожу... Не стреляйте.

Он выходит и спускается вниз в сопровождении двух милиционеров, сразу надевших на него наручники. Катя бежит следом, расталкивая милиционеров, прорывается к Валерке.

КАТЯ:  Не трогайте его!… Он не виноват! Меня тоже заберите… Валера!  Я с тобой… Я люблю тебя!
Валерка ищет взглядом мать. Лариса проталкивается к сыну.

ЛАРИСА:  Что они с тобой сделали? За что, господи? Это я виновата… Если бы я была дома…
СМЕЛКОВ:  (неловко гладит её плечо) Не переживай. Мы выручим его...
ЛАРИСА:  Ничего! (милиционерам) Ещё посмотрим, кто  преступник… кого в тюрьму сажать надо… Держись, сынок!.. Всё будет хорошо!

Валерку уводят. Катя, Смелков, Лариса уходит следом. Слышен шум отъезжающей машины. Тишина.

АНДРЕЙ: (переводя дух) Ничего себе ночка! А Катька-то, Катька... Святые угодники!  Да она в ментовке всех на куски порвёт!.. Вот это девчонка! Огонь!

Все смеются. Но это скорее смех сквозь слёзы.

АНДРЕЙ: ( Вере) Теперь я понимаю Настю…  Правильно сделала, что сбежала от Валерки…
Затемнение.

Всё тот же двор. Вечер того же дня.  Кира, Вера сидят. Андрей расхаживает туда- сюда. Волнуется. Возле женщины с веслом стоит Катя, высматривая кого-то. Наконец, она видит Смелкова и бросается ему навстречу.

КАТЯ:  Ну как? Его  отпустят? Был у начальства?
СМЕЛКОВ: (со вздохом) Какая ты наивная, Катя…  Был  я у начальства... У кого только не был… Говорил, просил, умолял, но пока всё без толку, раз открыли уголовное дело…(обнимает дочь)  Ах, Катя… Я так боюсь за тебя… Не хочу тебя пугать, но нелегко быть с таким как Валера. (Катя обиженно отворачивается) Ну, ну,  не обижайся... Я ведь  добра тебе хочу. 
КАТЯ:  Мне так страшно, папа!  И стыдно.  Как вспомню – что я здесь кричала…
СМЕЛКОВ:  Ты всё правильно делала, детка. За любовь надо бороться.

Идут к столу, усаживаются вместе со всеми.

КИРА:  Где были? Что нового?
СМЕЛКОВ:   Всё там же. Прорывался к высокому начальству... 
КИРА:  Судя по лицу, недалеко прорвался.
Смелков безнадёжно машет рукой.

АНДРЕЙ:  (в нетерпении) Где Лариса? Целый день ждём…
ВЕРА:  Помолчи.  Без тебя тошно.

Появляется Жанна. Все смотрят на неё с недоверием.

ВЕРА:  А ты чего пришла?
ЖАННА:  Интересно! Я что – не живу здесь? Это и мой двор, между прочим… (садится рядом со всеми) моя скамейка… Хочу и сижу! (тоном ниже) Пришла узнать – какие новости.
ВЕРА:  Ну,  сиди, раз пришла…
АНДРЕЙ:  (бегает перед всеми, размахивая руками) И что за дурацкая привычка выяснять всё с помощью дубины?.. Не будет из Валерки толку. Вот увидите… Один пшик! Сколько лет живу, а таких дураков не видел!..
КАТЯ:  (подскакивает к нему) Давайте без оскорблений!  Это ещё посмотреть надо кто здесь «пшик»!
СМЕЛКОВ:  (Кате) Успокойся! Сядь… А вы, молодой человек, в самом деле выбирайте выражения. Вы здесь без году неделя, а Валера нам не чужой человек.
АНДРЕЙ:  Я не то хотел…Я хотел сказать, что поступки у него странные. Умный человек такого не натворит.
КИРА:  (ядовито) Умные сидят на печке, под мамкиной юбкой…
АНДРЕЙ:  Попрошу без намёков! Я вам лично ничего плохого не сделал, а  просто выразил своё мнение…
ВЕРА:  (мрачно)  Спрячь подальше своё мнение, умник! Мнение у него… Валерка нам как родной.  Мы его, можно сказать, всем двором рОстили, а ты мнение… Да он мне как сын и  толк из него будет. Правда, Кать?
КАТЯ:  (пылко) Конечно! Валера он…он… замечательный! Таких, как он, больше нет!
ВЕРА:   Ну, вот…(Андрею)  Слышал?
АНДРЕЙ:  Всё. Всё…Молчу,  как раба об лёд… Хотя, могу и уйти…
ВЕРА:  Сядь уже, профессор… Всё бы с книжками бегал, да в Интернете своём сидел. Как ребёнок, честное слово…
КИРА:  Жалко Валерку! До слёз жалко… И кто обидчик-то? Обычные торгаши!  Раньше таких называли купцами да лавочниками, считали  низким сословием… А нынешние лавочники покупают всех и правят миром… Лавочники и эти… как их…рекламщики.
АНДРЕЙ:  Покупайте пиво «КозЁл».
КИРА:  Совершенно верно!
АНДРЕЙ:  К чёрту козлов! (подбегает и срывает рекламу, под которой обнажается белая стена)

На сцену влетает Макс. Он несёт в руке самодельный плакат «Свободу Валерию Грушину!»

МАКС:  Катя? Ты как?
КАТЯ:  Я в порядке.
МАКС:  Там все ребята собрались. Идём к мэрии в защиту Валерки. Телевидение будет…
КАТЯ:  Ух ты!  Откуда телевидение?
МАКС:  Я позвонил… На форуме такой кипеш поднялся... Все ребята дико возмущены, что Валерку арестовали.  Пошли, все тебя ждут...
КАТЯ:   Молодцы… ты молодец…(тревожно) Но только без драк. Хорошо?
МАКС:  Мы  что, идиоты?  Главное – вовремя поднять шум.
КАТЯ:   Вы идите… Я дождусь новостей и сразу прибегу...
МАКС:   Мы ждём тебя, Кать! (уходит)
КАТЯ:  (с гордостью всем) Папа! Кира Марковна!  Вы видели?  Слышали новость?
ВЕРА:  Слышали… Хорошие у тебя друзья.
КАТЯ:   Не только друзья... Там весь город собирается…
АНДРЕЙ: Интернет рулит!
ВЕРА:   Рулит, рулит…
СМЕЛКОВ:  Это замечательно… Просто замечательно…(взволнованно расхаживает перед всеми, как учитель  перед классом) Так на чём мы остановились?…(думает)…Так вот… Никто и не говорит, что Валера прав.... Парень наломал дров в прямом и переносном смысле… Натворил глупости и в этом весь Валерка! Но!! (поднимает палец вверх) Но если бы он пришёл домой и спрятался, я перестал бы его уважать.  В такие моменты вся жизнь переворачивается и каждый сам решает -  тварь ли я дрожащая или Человек?
АНДРЕЙ:  Бить или не бить? Вот в чём вопрос, как сказал принц Гамлет…
КАТЯ:   Но что – то же надо делать!… Нельзя сидеть, сложа руки! 
СМЕЛКОВ:  (продолжает ходить) Делать надо... Согласен… И если  хорошо подумать, то…  С юридической точки зрения,  поступок Валерки можно преподнести как действие совершённое в состоянии аффекта, под воздействием обиды. Может даже в следствии частичной потери рассудка из-за полученной травмы головы… (смотрит на всех вопросительно) Это очень смягчает вину... ( Кате) Ты  была свидетелем, как его били ногами по голове?  Кира Марковна, в каком он был состоянии?
КАТЯ:  Ещё как били!
КИРА:  В ужасном! 
СМЕЛКОВ: Уже что-то.
КИРА:   (задумчиво)  Я всё думаю. И вот что получается…  Приезжает наш Валерка из армии… красавец… геройский парень… Вроде бы всё замечательно. Но вместо праздника – сюрприз: от него сбежала невеста (все поворачиваются и с укором смотрят на Жанну)
ЖАННА: Я - то здесь при чём?.. Я что ли, невеста?
КИРА:  Идёт в бар посидеть с девушкой, а там его оскорбляют подонки...  Оскорбляют, калечат, топчут ногами и швыряют в море как мусор.  Вы бы на его месте пошли  жаловаться в милицию? То-то и оно... Тем более, заранее всё известно... Валерку самого бы обвинили в нападении на этих мажоров и дали срок… Такие, как Валерка, да и все мы - ни для милиции, ни для суда не люди и закон для нас нет... Так что выход  один – брать дубину, как в старые добрые времена, и громить обидчиков!..
АНДРЕЙ:   Булыжник орудие пролетариата…
СМЕЛКОВ:  Но так нельзя!
КАТЯ:   Выходит, что любого из нас могут  уничтожить и всё останется безнаказанным?  Так, папа?
АНДРЕЙ:  Даже страшно подумать.
ВЕРА:  Думай, не думай, котик, а так и есть.  Славкину мать в прошлом году на пешеходной зоне сбили насмерть, а потом в протоколе написали: Переходила улицу в неположенном месте. Сунули  Славке денежку, он и умылся… Маму, говорит, уже не подымешь, а окна новые поставил.  Променял жизнь матери на три пластиковых окошка сука продажная! А Валерка бы и разговаривать не стал…
КАТЯ:  Да он поступил как настоящий человек, мужчина... Показал, что против денег есть другая сила и что не все готовы унижаться…
ВЕРА: ...и лизать задницу. (смотрит в сторону)  Идёт!.. Лариска!..
КИРА:  Наконец-то.

Появляется Лариса. В изнеможении опускается на скамью. У неё заплаканное лицо.

КИРА:   Ну что?.. Что сказали?
ЛАРИСА: (тоскливо) Сказали, что теперь Валерке за всю жизнь не расплатиться… за всё... За увечья…  за сопротивление… за материальный ущерб… Господи! Он там на ТАКИЕ тысячи наколотил!!!…
КАТЯ:  (возмущённо) За увечья?  Это Бельского изувечили?  А то, что Валеру чуть не убили, это как? Не считается?
ЛАРИСА:  Похоже, что не считается… Вот если бы он пришёл сразу, как положено, снял побои, подал заявление, тогда… Тогда может ничего и не было…(уронила голову на руки и плачет)
ВЕРА:  Если бы, да кабы…
ЛАРИСА:  (плача)  Адвокат ему  нужен… А это таких  денег стоит… И материальный ущерб заплатить… (машет рукой безнадёжно)
КИРА:  У меня есть хороший адвокат. Ученик мой, Коля Червоненко. Надо искать деньги на взятку…  Без этого  никак.

Молча встаёт и уходит в свой «номер», возвращается и кладёт перед Ларисой пачку денег.

КИРА:  Тебе нужнее сейчас. Думала к внучке съездить, но теперь уж на следующий год
ЛАРИСА:  Спасибо Кира Марковна! Спасибо, родная! (целует ей руку)
КИРА: (отнимает руку) Ты не думай! Я ведь с умыслом даю… Вдруг со мной что случится, тебя позову, раз мои  далеко… На тебя только и рассчитываю. Не бросишь старуху?
ЛАРИСА: Не спрашивайте. Я ваша вечная должница.
СМЕЛКОВ:  (достаёт деньги и кладёт на стол) Здесь пока немного, но я ещё достану.
ЛАРИСА:  Спасибо, Павел Сергеевич…
СМЕЛКОВ: Перестань, Лариса. Соседи, всё-таки.
ЖАННА:  (достаёт из сумки кошелёк) Возьми… Потом ещё принесу.
ЛАРИСА:  Спасибо.
ВЕРА: (Андрею строго) Стой здесь и не трогайся с места!
АНДРЕЙ: Стою, мамуля!

Заходит в свой номер, закрывает дверь и через минуту возвращается. Кладёт перед Ларисой деньги.

ВЕРА: Держи. Отдадите с Валеркой, когда сможете. А мы ещё заработаем.

Андрей подходит к скульптуре и переворачивает табличку стороной «Сдаётся хорошее жильё»

АНДРЕЙ: (Ларисе) Пора деньгу зарабатывать! (громко за сцену) Кому жильё? Ха-арошее жильё!!!
СМЕЛКОВ:  Всё будет хорошо. Вот увидишь…
ВЕРА:   Как бы ни был мир плох, всё равно жить надо. (Андрею) Правда, котик?
АНДРЕЙ:  Да, мамуля. Жить надо. И помнить, что не все твари – божии… Жизнь вообще прекрасная штука, если правильно подобрать антидепрессанты… (неожиданно всем) А вы знаете, что знаменитая Атлантида на самом деле находится на дне нашего Чёрного моря?

Все в оцепенении смотрят на него, не понимая, о чём он говорит.

ВЕРА:   У тебя температура? Ты что это сейчас сказал?
АНДРЕЙ: (воодушевляясь) Именно! Та самая Атлантида! Про неё пишут и говорят уже много столетий… Так вот… учёные доказали, что она находится не в Атлантическом океане, ни в Средиземном море, а у нас под носом...
СМЕЛКОВ: (задумчиво) Очередной миф…способ привлечения туристов...
КИРА:  Что-то новенькое.
АНДРЕЙ: Истинный крест! (крестится) Я в газете читал, а вчера фильм по телику показывали... Там всё подробно объясняют... Факт за фактом… Я сам был вначале в шоке, а потом подумал – ведь в самом деле - так и есть! Ведь это здорово! Правда?
КИРА:  А мне нравится эта идея! Я всегда была уверена, что мы живём в особенном месте…
КАТЯ:  В таком случае, выходит, что мы и есть наследники Атлантиды? А наш Валерка – настоящий герой?
ВЕРА:  Кто бы сомневался! Таких героев ещё поискать... Данко! 

У Кати звонит телефон. Она идёт  на авансцену и взволнованно слушает.

КАТЯ:  Это правда?.. Ты уверен, Макс?...  Настя, больше некому… Она тоже была в баре и  могла всё снять на телефон... Ещё бы не рада…Спасибо за новости!
 (поворачивается ко всем, плачет.)  Ну, вот…
СМЕЛКОВ:  Что вот? Что ещё случилось?
КАТЯ:  Макс звонил. В Интернете  кто-то выложил видео с избиением Валерки...
ЛАРИСА: И что это значит?
КАТЯ:  Вы не поняли? 
ЛАРИСА: Нет.
КАТЯ:  Теперь у нас есть доказательства их вины…(бросается на шею отцу)  Ты понял, папка?
СМЕЛКОВ:  Понял.
КАТЯ:  (кричит) Вот увидите! Теперь такая волна поднимется!… И нашего Валерку отпустят. (садится в изнеможении на лавочку) Ноги что то не держат.
АНДРЕЙ:  Это к старости.
ВЕРА:  Заткнись, любимый.
КАТЯ:  И дышать легче стало.
ЛАРИСА: (садится рядом, обнимает Катю) Дыши, девочка… И я отдышусь рядом с тобой.
КИРА: (озабоченно) Надо завести себе Интернет… Срочно. Зайду на этот… на как его…
АНДРЕЙ:  На сайт?
КИРА:  Вот - вот…  На самый главный сайт и огромными буквами напишу: «Люди!  Давайте жить как люди…» Как думаете - услышат?
ВЕРА:  А ты не сомневайся. Людей всё равно больше, чем нелюдей. И радости больше, чем плохого. Поменьше думай об этом и будет тебе счастье.


КОНЕЦ.


Рецензии
Скачала на ридер. Получилось 99 страниц. Подумалось даже – ого! Сначала вчитывалась, чтобы запомнить всех героев. А потом… Потом очень удивилась, что уже конец. Как? А что же дальше? Не может же автор бросить читателя на самом интересном месте? Оказывается, может. Да еще как!)))
Реалии сегодняшнего дня вполне узнаваемы. Но не покидает ощущение тех, уже канувших в Лету дней, когда жизнь была совсем иной. Более простой. Более человечной. Более понятной. Эхма, неужели, ностальгия?)
Прекрасно выписанные герои, до малейших деталей воспроизведен тихий уют провинциального городка. И вечный вопрос «Тварь ли я дрожащая или право имею?» И хочется надеяться на лучшее. На справедливое. Хочется…
Вероничка, удовольствие получила огромное. Ты – умница.)))

Марина Столбова   20.12.2012 01:14     Заявить о нарушении
Повелась на рецензию Гужиной С. И не жалею. Очень понравилось.))
А то, что пьеса живет, а не лежит в столе - вообще класс.

Марина Столбова   20.12.2012 12:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.