Детектор любви. История для кинотелефильма

Сюжет для кино/телефильма, комедийная мелодрама

ЛОГЛАЙН: Доверяй, но проверяй! Но уместен ли этот расхожий принцип в любви? Люба Скворцова посчитала, что уместен…


Посёлок в российской глубинке. Жизнь размеренная, без особых всплесков. Даже скучновато. Знаменитые артисты сюда не заглядывают, разве что полгода назад передвижной зверинец приезжал.

У супругов Скворцовых - Любы и Фёдора - в семье лад и спокойствие. В их спальне есть особенность – одна из стен сплошь увешана рамочками с грамотами, которые Любе в разные годы вручили на производстве. Люба – контролёр-лаборант в местном пищекомбинате, возглавляет который "красный директор" - ярый сторонник старых, социалистических методов поощрения и наказания сотрудников. Когда супруги вместе отдыхают в спальне, Федя любит спрашивать, а Люба рассказывать, показывая на ту или иную грамоту, скольких сотрудников она поймала на недовложениях различных пищевых компонентов в продукцию. Благодаря стараниям Любы качество продукции пищекомбината всегда на высоте. Это именно Люба в своё время настояла, чтобы на проходной пищекомбината вывесили огромный транспарант «Доверяй, но проверяй!». Люба всегда участвует во внезапных мероприятиях администрации комбината по проверке сумок сотрудников на выходе, принимая по описи назад пакеты с сухими сливками, сахаром, мукой, маслом, маргарином и другими продуктами. Любу побаиваются на производстве, но уважают.

Но однажды размеренная жизнь супругов Скворцовых - да и всего посёлка - была нарушена. Как гром среди ясного неба: на видных местах в посёлке – большие рекламные щиты: «Дорогие женщины! В течение недели к вашим услугам ПЕРЕДВИЖНОЙ ДЕТЕКТОР ЛЖИ! Приводите мужей на проверку, и мы выведем изменников на чистую воду!».

Мужская половина населения заволновалась, затревожилась. А женская, как с ума сошла. Силком тащат мужей в Дом культуры, где теперь детектор лжи работает. Чем больше мужья упираются – «Да не изменял я!» - тем сильнее распаляются жёны – «Если не изменял, тогда бояться нечего!».

Обслуживание населения на детекторе ведут двое специалистов - супружеская пара Люсьена и Сергей Космолянские - в строгой униформе, с белыми воротничками, серьёзные, вежливые и внимательные. Тут вам и стакан с водой подадут, и валерьянку накапают. И услуга по проверке верности не такая уж дорогая. В вестибюле Дома культуры не протолкнуться. Мужики в очереди подневольно сидят, угрюмые. А в посёлке теперь только и разговоров, как из кабинета детекторщиков то и дело выбегают растрёпанные мужья, а за ними – разъярённые жены.

Дошли эти новости и до Любы Скворцовой. Проверять Фёдора или не проверять, изменник он или нет? Сначала Люба не знает, как поступить. Решает всё-таки, что ни на какие проверки своего Фёдора не потащит. Но многие женщины на пищекомбинате уже сокрушаются от коварности мужей, даже ближайшая подруга Валя Синельникова – её скромный, тихий, маленький, конопатый Тихон оказался-таки подлым изменником. А вот другая подруга Надя Распопова сводила своего пышущего здоровьем, усатого здоровяка-красавца Геннадия на проверку – и ничего, его верность была подтверждена, супруги Распоповы вышли из Дома культуры, воркуя, как голубки. Многие им завистливо вслед смотрели.

И Любу стали раздирать противоречия. С одной стороны, она Фёдора любит и доверяет ему. С другой стороны, если Фёдор всё же окажется коварным изменником, она ни единого дня рядом с собой его не потерпит. Но с третьей стороны – и этого Любе хотелось больше всего – как было бы замечательно выйти из кабинета детекторщиков вместе с Федей в обнимку, как голубки, и все бы вокруг завистливо смотрели им вслед – какой у Любы верный муж, какая они вообще замечательная и красивая пара!
Вот такая потаённая мечта у Любы Скворцовой зародилась. Про неё ведь никому и не скажешь, даже Феде.

Люба предлагает Фёдору пройти проверку на верность через детектор. Но Фёдор возмутился и упёрся – ни на какие проверки он не пойдёт. Федя пытается убедить, что он не изменял, что эта процедура станет ударом по его самолюбию, но чем больше он упирается, тем больше распаляется Люба. Уже и подозрения возникают. Тем более, что на работе у Любы постоянно маячит перед глазами большой транспарант "Доверяй, но проверяй!" И тут ещё и про начальника пищекомбината слушок прошёл - будто-то бы тоже проверку на детекторе не выдержал, так оно или нет - никто точно не знает, но ходить по цехам он стал как-то быстренько-быстренько, странно угнув голову, а его супруга (она же - его зам.) - со скорбными губами.
В конце-концов, Люба применяет к Фёдору проверенное средство: если не пойдёшь на проверку, будешь спать не в спальне, а на старом диване в прихожей – и Фёдор, скрепя сердце, соглашается.

Детектор лжи выдаёт результат: Фёдор изменял. В семье наступают чёрные дни, Фёдор ничего не может Любе доказать. Сын-десятиклассник советует отцу: ну, батя, если сходил налево, повинись – и дело будет закрыто. Дочь-семиклассница говорит матери, что школьный психолог советует им в жизни избегать максимализма, а потому жене лучше иногда кое на что закрывать глаза. А младший сын-третьеклассник обещает, когда вырастет, набить папаше физиономию. Оскорблённый Фёдор, которому, оказывается, никто в семье не верит, уходит из дома. Взял на производстве отпуск без содержания – и исчез.

Мужики-сослуживцы Фёдора в вагонном депо растревожены - видать, скромный Фёдор всё-таки однажды сходил налево. Надо же, это Федька-то? Эх, да при таком раскладе лучше бы он почаще по бабам бегал, не так обидно было бы, сокрушаются сослуживцы Фёдора. Даже известный гуляка Эдик Капустин, которому жена приходила бить морду прямо на производство (заодно и буфетчице из вагона-ресторана), жалеет Фёдора, над которым обычно подтрунивал.

Эдик Капустин ради хохмы заявляется на проверку через детектор сам, по доброй воле, без жены, мотивируя это тем, что, дескать, решил проявить высокую личную сознательность. Но дальше случается нечто весьма подозрительное. Детектор признаёт в Эдике верного мужа. Узнав, что он «верный муж», Эдик жутко возмущается – это явно вредит его репутации Дон Жуана, которой он весьма дорожит. Эдик поднимает громкий скандал.

Выясняется, что передвижной детектор лжи – большое надувательство. Мошенники стригли деньги с населения под липовой лицензией, используя в «детекторе» простенькую лотерейную программу типа «орёл» (верность) или «решка» (неверность) - уж какому мужику как выпадет! Несчастному Феде выпала «решка». Да и не только ему. В семьях, через одну, теперь сплошные разборки. А пойди бабе докажи, что не изменял, даже если в самом деле не изменял? Мужская половина населения переживает тяжёлые дни.

Шокирующая новость о мошенниках быстро облетела весь посёлок, «детекторщики» мгновенно смылись, а жёны тут-то и спохватились: а не напрасно ли катили бочки на своих безвинных мужей? Но как разобраться в этой лотерее – ведь истинные изменники могли затесаться, как среди «орлов», так и среди «решек»? У жён голова кругом пошла. Некоторые мудрые жёны поспешили судьбу больше не испытывать и быстрее мириться с мужьями. Валя Синельникова попросила прощения у своего маленького, конопатого Тихона, взяла его за руку и повела в спальню. Другие же, не такие мудрые жёны, наоборот, повели себя недальновидно. Надя Распопова стала приставать к своему усатому красавцу-здоровяку Геннадию с расспросами, так изменял он ей или не изменял? Геннадий плюнул, признался, что изменял, и к другой бабе на соседнюю улицу переехал.

Люба Скворцова всё-таки спохватилась: да как же она могла так неосторожно обойтись с Федей? Ведь ни разу за всю жизнь Федя не давал ни малейшего повода в измене. Да только Фёдора в посёлке теперь и нету. Где искать – неизвестно.

А Фёдор отправился в город искать исчезнувшую чету «детекторщиков» - чтобы устроить с ними разборку за свою разбитую семейную жизнь. Находит-таки их место проживания, а дверь перед ним открывает Люсьена. Одна теперь она оказалась, потому что её Сергей без всякого детектора вчера заявил ей, что она ему «осторындела», что она «пресная», и он перебирается к своей полюбовнице, в дом напротив. Люсьена горько плачет прямо у двери, и сердобольный Федя остаётся, чтобы как-то утешить и поддержать бедную Люсю.

На производстве у Любы Скворцовой случается нервный срыв. Когда в очередной раз она участвовала во внезапном мероприятии администрации по проверке сумок сотрудников на проходной, то вдруг побледнела, закричала и стала швырять "конфискованные" пакеты с мукой, сахаром и прочим в ненавистный транспарант "Доверяй, но проверяй!". Транспарант свалился на начальника, но Любу простили, понимая её состояние, напоили успокоительным и отвезли на автомобиле начальства домой.

Дома опечаленная Люба снимает все свои производственные грамоты со стены в спальне и сваливает их в чулан. А вместо них в спальне вешает красивую свадебную фотографию. И предпринимает усилия (пока тщетные) по поиску своего безвинного Фёдора.

В это время Фёдор живёт у Люси, чинит краны и прибивает полки. Благодарная Люся каждый день вкусно кормит Фёдора и советуется, как с мужчиной, в чём причины её женского фиаско и как ей вернуть своего ненаглядного Серёжу. Фёдор признаётся, что любому, даже самому верному мужику всё-таки хочется новизны, и советует ей кардинально сменить свой облик.

А Люба Скворцова, придя к сослуживцам Фёдора в вагонное депо, выслушивает их укоризненные речи. Главным обвинителем выступает Эдик Капустин – известный Дон Жуан. Из его пылкой речи вырисовывается, какой Фёдор был прекрасный семьянин, сколько раз, бывало, ребята зазывали его и на вечеринки, и на гулянки, и в сауну при гостинице – а он всё "нет да нет" - «я домой, к своей Любушке». Мужики дружно поддакивают, согласно кивают. Люба, слыша такое, горько плачет и убивается. Коллеги Фёдора, проявляя жалость и сочувствие, вызываются помочь ей в розыске безвинно пострадавшего мужа.

Следуя мужским советам Фёдора, Люсьена отправляется по бутикам, а затем - в салон красоты. А Фёдор, не привыкший сидеть без дела, настилает ламинат на полу в спальне Люси – пачки ламината пылились на лоджии не один месяц. Расставив мебель по местам, Фёдор остаётся доволен своей работой. Но он устал. Приняв душ, прилегает на широкую кровать в спальне и, обмотанный лишь махровым полотенцем, засыпает.

Возвратившаяся Люсьена приятно поражена произошедшими переменами в спальне, а ещё больше – полуобнажённым видом спящего Фёдора.
Сквозь эротический сон, в котором ему видится Любушка, Фёдор приоткрывает ресницы и видит склонившуюся над ним прекрасную, преобразившуюся Люсю и, не удержавшись, с жаром привлекает её к себе. Греховная сцена измены Фёдора и Люси своим супругам.

Утомлённые, они засыпают вместе. Но внезапно проснувшись, Фёдор приходит в замешательство – он изменил своей Любушке! Едва одевшись, выбегает вон, а полураздетая, растрёпанная Люсьена – вдогонку за ним.

И оба, выбежав из подъезда, как две пташки, попадают в руки подъехавшей группы на автобусе. Это с десяток мужиков-коллег Фёдора из вагонного депо, а вместе с ними его любимая жена Любушка. Увидев растрепанных Фёдора и Люсьену, Люба громко кричит: «Так ты мне всё-таки изменил, изменил! Подлец! Подлец!» Люба громко, с протяжным воем, плачет. Напрасно Федя пытается оправдаться, что если бы Люба ему верила, ничего бы этого и не и случилось. Куда там! Люба ничего и слышать не хочет. Вдруг вцепившись в причёску Люсьены, Люба таскает её из сторону в сторону.

Внезапно появляется муж Люсьены Сергей и с криком «Мне соседи всё рассказали!» бросается с кулаками на Фёдора. Еле мужики разнимают Любу и Люсю, Сергея и Фёдора.

Потом Люба забивается в дальний угол автобуса и не реагирует на несмелые обращения к ней Фёдора. А Люсьена молча даёт хорошую затрещину Сергею. Мужики требуют от них ответа по поводу обмана с детектором. Сергей божится, что впредь, «мужики, сукой буду», ничего такого себе не позволит. Наоборот, он буквально вчера нашёл уникальную программу для детектора, рассчитанную только на женскую гиперчувствительность, и тут же предлагает мужикам устроить проверку на детекторе для их жён. Но мужики не соглашаются – они своим жёнам доверяют. А если что – разберутся без всяких детекторов.

Все заходят в автобус. А Люсьена, взяв Сергея за руку, ведёт его в подъезд, он покорно идёт следом.

В автобусе едут молча, Фёдор с виноватым видом в одном конце салона, а заплаканная Люба – в другом. В какой-то момент мужики переглядываются между собой и что-то говорят водителю. Он сворачивает с трассы на просёлочную дорогу.

Автобус у озера. Мужики рыбачат, костёр, котелок с кипящей ухой. А Фёдор в отдалении от всех плавает, фыркает, ныряет и плещется – словно отмывается от наваждения. Поглядывает в сторону Любы. А грустная, заплаканная Люба сидит в сторонке, одна на берегу. Фёдор к ней подплывает, выходит обнажённый из воды и виновато стоит перед Любой, мокрый, голый, прикрывшись скрещёнными ладонями. Мужики разом поворачивают головы в сторону Фёдора и Любы и замолкают. А голый Фёдор опускается перед Любой на колени.
Кто-то из мужиков, вздохнув, задёргивает импровизированную ширмочку (это брюки и рубашка Фёдора) на верёвке между ветками, и Фёдор с Любой исчезают из виду.
- Эх, жизнь, - раздаётся голос одного из мужиков. - Виноват – не виноват, а итог один – на колени!

… Через какое-то время. В актовом зале пищекомбината – грандиозный банкет. За богато уставленными яствами столами сидят многочисленные принаряженные сотрудницы комбината, а также их мужья, и так получается, что все они - уже знакомые зрителю лица, в том числе сослуживцы Фёдора из вагонного депо. Фёдор и Люба Скворцовы сидят рядышком.
С бокалом шампанского в руке к собравшимся радостно обращается начальник пищекомбината (рядом его супруга-заместитель). И держит начальник радостную, но странную речь. Он поздравляет собравшихся с тем, что наваждение с детектором лжи, свалившееся им всем на головы, наконец-то осталось в прошлом, и в семьях сотрудников воцарились мир и согласие (целует супругу). А руководству комбината климат в семьях всех сотрудников далеко не безразличен. (Бурные аплодисменты). А далее начальник, показав на столы, неожиданно сообщает, что все эти изысканные яства приготовлены из продуктов, конфискованных у сотрудников на проходной. Ешьте-пейте, дорогие, всё для вас, и не думайте, что начальник и его заместитель (снова целует супругу) – первостатейные скряги. Нет, нет и нет! Если хотите, называйте это новой экономической политикой на нашем предприятии - НЭП: чем больше конфискуем на проходной, тем чаще будем встречаться вот в такой душевной, неформальной, можно сказать, семейной обстановке. За НЭП, дорогие друзья!
- За НЭП, за НЭП – кричат сослуживцы, звеня бокалами.
В грянувшей музыке сразу же угадывается чарльстон. Все собравшиеся лихо отплясывают танец новоявленных нэпманов, а над сценой неожиданно поднимается, сияющий огнями, громадный транспарант «ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ!»


Рецензии