14 стихов ненастоящего героя...

<<<1>>>

Непонятый странник… немного мне нужно,
Но осень просторнее мира всего.
Ваять бы восход правдолюбья натужно…
Да кривды магнитят моё естество.

Сквозь пальцы сочится кабацкое время,
Где я всё растратил – дурным игроком.
Небитая кривь – как дикарское племя…
Резвится и буйствует в сердце моём.

Но есть в нём крылатость – бесстрашною песней –
И ныне меня разбудив на заре,
Она протрубила до неба: воскресни,
Надежде доверься – премудрой сестре!

И снова мне верится… видится близкой
Победа над мраком правдивого дня.
…Бесчестий и хищности (сущности склизкой)
Вся плесень не вечна. Но что до меня,

То в мире я всех виноватей…



<<<2>>>

Я был свободен, будто белый стих,
Мне ветер бойкий любящим был братом.
Открыт был пёстрый мир для нас двоих,
И счастьем всех дорог я был богатым.

Любовь под Небом – светлой девой знал,
Вкушал её нектар, пьянея юно,
Не зная строя, был из запевал, –
Дружил с душевной песней златострунной.

…Но!!! был мне час, когда сошёл с ума
Беспечный ветер, брат мой легкокрылый…
Вмиг обуяла мир тугая тьма –
Там ночь исполнилась кромешной силы.

Я пал. И пил в компании химер
На дне нечистом демонское зелье.
Безумие не знает полумер –
Прожгло уже в разгар меня похмелье…

Задув последний вздох дурного дня,
Я плыл в глубинах сумерек духовных, –
И сердце, помня пьяный  пляс огня,
Молчало, перекрестьем вен бескровных.

Угрюмой дурью суть свою  губя –
Углами гулкой власти злобной силы,
Сползла в болото жизнь – убить себя:
Я знаю запах… серы… из могилы.

Но Ангел мой, души суровый страж,
Отвоевал меня у смерти, видно…
Оплакал я былой нетрезвый раж,
Но больше, чем бездомно, жить мне стыдно…

Меня сильней ты, ДА… Господь с тобой!
Детей своих  учи: tut смерть на встречной… 
Отвагой доброй – в дебрях кривды злой,
Для них руби дорогу Правды Вечной.



<<<3>>>

Память моя не лишится лучистой страницы…
Чувства искателя счастья – на белом коне:
Пели в душе очарованной райские птицы
Песнь о нездешней мечте, что слетела ко мне.

Небо ночей – палантин из загадочной сказки –
Прятало нас от напраслин вчерашнего дня.
Чудо любви, – импозантным Инкогнито в маске, –
Нас посвящало друг в друга, огнисто маня:

«Пленники и повелители чувствам друг друга,
Ныне ниспослана в руки вам счастья звезда»…
Мягко – как блюз, и, как яркое танго, упруго
Мы, как казалось тогда, расцвели навсегда.
                                  …казалось тогда –
                                   расцвели навсегда.



<<<4>>>

Горчайшей памятью о давнем дорожить,
И знать, что память – и музей, и сердца ноша…
Стараться дурости прощать кривую прыть,
Но помнить, что и сам вчера – в грехе святоша.

Любить свободу, но безумье отрицать
(В музее есть времён отвратных экспонаты)…
Но если Истина – воистину нам мать,
Свобода – нам тогда сестра, что жаждет платы:

Дворцы и тюрьмы – прочь, сердцам потребен храм! –
А в храме – Мамы… там же и Мечта, и дети.
И там мы дышим Правдой, не забыв свой срам –
Ведь попадали все мы в грехолюбья сети…

И в них мерилом всех печалей мировых
Для нас подчас была на ближнего обида.
Но, полно! Ветер, Солнце – для орлов живых,
А аргонавтов духа ждёт Любви Колхида.





<<5>>>

Младенцем, впервые увидевшим радуги мост,
Душой дотянувшись до далей причудливой сказки,
Ведущей из грусти угрюмой над мудростью звёзд,
Открыл я тебя, карнавала Принцесса без маски…

Во мне вдохновений отныне источник навек
Крылатое время с тобой – без оков притяженья,
Бурлящее горными гордыми штурмами рек.
К вершинам направлено – храбрым порывом – скольженье.

И голову кружит! – планеты сорвались с орбит,
И сердце волнуется! – морем, поверившим грому,
И счастье взошло! – удивительной песни зенит…
В дороге любой мне с тобой – приближение к дому.

…Глядит недоверчиво Вечность, запомнив меня –
Зарядом картечи нетрезвых неправд безразличным,
Что в собственном сердце всю силу живого огня –
Прострелом – отдал  поклоненьям ночам и наличным…

Но новая юность уверена: чУдно – окно,
Впустившее в жизнь – бесконечной экскурсии гидом –
Неведомый бриз Атлантиды. Нам ныне чуднО:
Мы раньше не знали – так просто не верить обидам.

Так просто, так славно… лететь на любви корабле,
Смежая глубины и выси в недреманном чувстве.
О, честь и хвала Небесам, что вовек на Земле

Они не прервут

Вдохновенный свой труд:

Любовь нам, как кладезь, открытый в Небесном искусстве.



<<<6>>>

Ждал письма, как засушливым летом дождя,
Ждёт сухое унылое поле.
Так пришлец, нахлебавшийся лиха, бродя
Обессиленным в злобной неволе…

От Небес ожидает вердикта в судьбе:
Всё оправдано горькой дорогой –
Кровью крашена Роза Ветров на гербе…
Кони ждут приказания: трогай!

И письмо прилетело, приветом очам, –
Первой ласточки белая грудка.
Он воздал благодарность бессонным ночам,
Поклонился с душой – всем ветрам и свечам.

Пробуждённое утро рассудка –
Горней Мудрости добрая шутка.








<<<7>>>

Я всё отдам за продолжение пути (тчк)
Соблазны лунные вплывали смертью плавной
В мои шатанья, но по всей поре бесславной
Ждёт садовода сад иссохший – расцвести.

Я не вернусь в -и-г-р-у-, где на кону – душа,
И пусть мне поприще без золота и меди
Треножит утро, ночью лезут в сны соседи,
Меня помилует Господь, любовь верша.

…Как трудно сделать мне к победам первый шаг,
Как страшно знать – багор «того, что есть» всевластен,
Как больно оттого, что маятник бесстрастен,
Как горько помнить – жизнь вобрал зеркальный враг…

Но сколь прекрасен честный путь – когда ты в нём,
Я буду драться до победы над судьбиной,
Пусть Лета давится той жизнью половинной –
Мне этот час готов весь век быть Честным Днём.

Ты будешь драться до победы над судьбиной? . .




<<<8>>>

Амазонки знойный взор – зелёная гроза,
Сердце мне лозой оплёл – в руках плоды мечтаний.
ГолубИт бесценным блеском неба бирюза
Глубь его, скакнувшего бельчонком до гортани.

Вены рвёт напалм желанья – я нуждаюсь в ней,
Кровь бурлит рекою горной и кипеньем снега.
Превратился! – в море чувства! – горя суховей…
Это танго – полночь в длани дня замкнулась негой.

О, фантастика… Любовь ввела мой праздный дух
В нежного огня проникновенное томленье.
Я сошёл с ума, иль ум сбежал, – одно из двух,
Вот какое ты – пиита Чудное Мгновенье…





<<<9>>>

Кошечка-стройняшечка в оранжевых очках –
Бьёт под дых бензиновому городу игриво…
Своевольный вид саму жару низводит в прах:
Выбрал созерцанье Город – и отринул пиво.

Я иду за ней – фотограф бойких увертюр,
Печатлея сумасшедших, взятых счастья бесом:
Так едят в счастливом сне эдемский конфитюр,
Как они дивятся ей – насмешкой всем повесам.

Я заснял уже и Артемона, и Пьеро,
Сам как Буратино – жив, скорей, чем мёртв, однако!
«Ты влюблён» – скрипит поэту шёпотом перо,
Вишней спелой пахнет пляска письменного знака…





<<<10>>>

Лукавая кокетка погоняет озорство
Хлыстом шального взгляда: «окунись в мою бездонность».
По шкафам трансформатора сознанья моего,
Бушует, бьётся шаровая молния – влюблённость…

Она всю жизнь со львами хороводит тет-а-тет,
И львы рядком садятся каждый день, мяуча хором…
Но я раскрыл её побед волнительный секрет:
Она сердца электризует жгуче-мягким взором.

Что ж, поднимаю белый флаг я, пряча торжество,
Веди, мол, в плен, стращай, пытай огнём, казни и милуй.
Поверь в меня… и стань полётом счастья моего,
Поверь в меня – и песне о тебе не стань могилой.




<<<11>>>

Твой взор – два слитых воедино Неба,
А я – мишень желанья своего.
Молитвенник… О, пусть твоей потребой
Безгрешное пребудет волшебство:

Сходиться с ней в нездешнем плавном танце,
Внимать полётам соловьиных нот.
И печатлеть навек на фотоглянце
В счастливом миге безоглядный год.

Искать друг в друге сонную природу –
Ручья журчанье, взмах лебяжьих крыл,
Неведомую, тайную свободу,
Наивный, несказанно жгучий пыл.

Просить у Солнца яркости – да в речи,
У ветра свежесть взять – и влить во вдох,
Быть вечно благодарным первой встрече
И свято верить: добр и строг наш Бог…





<<<12>>>

Дождь продрался в город – долгожданная отрада,
Бред жары низвергнут – революция в аду!
Гонит плетью пастырь-ветер туч телячье стадо,
Грозный гром аллитераций рвётся в поводу.

Город зонт кокетливо расправил – рад прохладе,
В каждой капле – кривда сказки: Сказке Нет Конца.
Мы о милости Небес мечтали – о пощаде,
Не по силам было нам не ждать её гонца…

Прилетел, поэтом на Пегасе, победитель –
Вечно юный летний дождь, наш нежный визави…
В мир прожаренный свой бросил радужный краситель, –
Дробью громких строк грохочет: свежесть тут, лови.






<<<13>>>

. . . . . дьявол курит нас в лиловый дым, как мы свободу,
Пепельница – ад, набита и раскалена:
Дни безумны – мраку смерти в мерзкую угоду.
Сколько нас, ползущих к Жизни с мертвенного дна?..

Я один из тех, чьи души держит ад за крылья –
Улыбаюсь, расслабляюсь… Хитрый знает чёрт:
Небеса благоволят прощать сердец бессилья
Дрёму, – если взять спасенья болевой аккорд.

Понимая Суть, опять тону я в бесо-сути,
Стыд со дна души глядит на дым дурного дня:
Кровь остыла, стала без остатка – сталь во ртути:
Дух мой охмурён: во мне давно – лишь тень меня.

Спящим манекеном жизнь моя… Торнадо-время
Треплет, рвёт лохмотья прежних шёлковых одежд…
…бес весёлым дятлом дробью бьёт в больное темя…
Заморожен сад моих отчаянных надежд

 Видно, не хватает капли пламени…




<<<14>>>

Километры…
Бесприютной рисковой дороги бои,
Мне потребно не место под Солнцем, а Родина-мать,
Чьи пороки рассеются в праведной силе.

Тёрлись ветры
О небритые впалые щёки мои,
Сосунками-щеночками льнули к ладоням: погладь…
То ль стремлению кровными братьями были.

Мир так тесен –
Разминуться с обманами нам не дано,
Наваждения лжи омрачали стремленье моё,
Восходившее тягостно, горько и дико.

Ветры песен
Грели сердце в паденьях на слабости дно,
Только с песнями дня побеждал я в душе вороньё –
И не вяла в петлице надежды гвоздика.

Сёстры, братья
Погружались в космически-гоночный век,
И впускали в сердца потребленье бесчестных удач,
Задымляли, кривя, свой рассудок безумьем.

Но объятья
Непорочных Небес не разрушит наш бег,
И по-прежнему в будущность путь менестреля горяч,
День распахнут – вратами! – крылатым раздумьям.

Где же в нём замыкается плач?..


Рецензии