Дед. Матвей Черненко

ДЕД.


 Трагикомедия.


Действующие лица:             
Дед - Архип Архипович, около 70 лет.
Лена - его дочь.
Матвеевна - соседка Архипа Архиповича.
Люба - соседка Архипа Архиповича. Разговаривает на русско-украинском суржике.
Епифанов - участковый, пенсионного возраста.
Мартынов - подполковник полиции из ГУВД.     
Войков - председатель сельсовета.
Кузьмин - начальник райотдела полиции.
Александр - лейтенант полиции.
Евгений - лейтенант полиции.
Андрей - старший лейтенант полиции, кинолог.
Валера - сержант полиции.
Юра - сержант полиции.
Хирург.
Пожарный.


Действие происходит в небольшом селе. Место действия: улица,  двор возле дома и непосредственно в доме Архипа Архиповича.



          ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

(С правой стороны в глубине сцены, в углу стоит деревянный дом с забором и калиткой. Окна дома заколочены досками и обшиты железом. В каждом окне виднеется узкая бойница. Слева  виднеется еще один забор и уличная лавка дома с противоположной стороны улицы.
На сцене, освещена только, чердачная часть дома. На чердак снизу из открытого люка, по лестнице влезает Архип Архипович. Он тянет за собой «егерский ящик», и на протяжении всех действий на чердаке напевает себе под нос песню.
 Архип Архипович, поставив ящик, подходит к заколоченному окну на левой стене и шатает доски, проверяя их прочность. После берет с пола топор и отрывает две половицы, от наполовину разобранного пола, поддевая их топором. Выбивает старые гвозди и клещами откусывает у них шляпки. Берёт эти две половицы и накрест прибивает их к окну. Удовлетворившись прочностью, Архип Архипович собирает с пола обломанные шляпки и, открыв егерский ящик, ссыпает их в банку к уже имеющимся. Привстав на колено, Архип Архипович, достаёт из ящика газету и несколько фотографий, всматриваясь в текст газеты, находит нужную статью, и аккуратно вырывает небольшой клочок, засовывает вырванный листок во внутренний карман. Остальную газету, Архип Архипович скомкав, бросает в пустое ведро. После пересматривает фотографии, вглядываясь в них, и отложив одну, все остальные бросает в ведро. Приколачивает к стене оставшуюся фотографию, а содержимое ведра поджигает. Ищет в карманах сигареты, но находит только пустую пачку и паспорт. Пачку бросает в огонь и, пошарив глазами на полу, находит «бычёк». Из вырванного листа паспорта, Архип Архипович, скручивает мундштук, вставляет туда «бычёк»  и прикуривает его от горящего паспорта. Теперь Архип Архипович, достает из ящика несколько банок и аккуратно расставляет их.
Архип Архипович поднимает топор - рубит канат, верхняя стена чердака, до сих пор поднятая, падает, закрывая от зрителей Архипа Архиповича.)
ЗТМ.
(В ЗТМе стук в дверь и голос председателя.)
ГОЛОС ВОЙКОВА  Архипыч, выйди поговорить надо!
(ВЫСТРЕЛ!)
(Зажигается свет. На сцене Епифанов и Войков прячутся перед домом  за калиткой. Войков прикрывает голову тазиком.)
ЕПИФАНОВ. Ах, ты ж! Вот это да!
(Из окна дома гремит выстрел.)
ЕПИФАНОВ.  У-у-у падла! Быстро перезаряжает!
ВОЙКОВ. Спасибо, Николаич! Кочерыжкина мать, как он мне башку не снес!
ЕПИФАНОВ. Дед!
ВОЙКОВ.  Затих?
(Гремит выстрел и разряд попадает в калитку.)
ЕПИФАНОВ.  Ага!.. хорошо, что калитка крепкая!
ВОЙКОВ.  Так это… он для себя ж делал!
ЕПИФАНОВ.  Эй! Уйдите, к чертовой матери!
ВОЙКОВ.  Не подходи, Матвеевна!
ЕПИФАНОВ.  Пригнитесь все!
ВОЙКОВ.  Куда лезете! Вам, эт-сама, жить надоело?
(Гремит выстрел. Епифанов и Войков падают на землю за калиткой.)
ЕПИФАНОВ.  (Указывает на тазик.) Ты где такую каску взял?
ВОЙКОВ.  В веранде. Я это… упал на него!
ЕПИФАНОВ.  (Показывая дыру в тазике.) Смотри, пробил.
ВОЙКОВ.  Ох ё-ё-о! Чем он стреляет?
ЕПИФАНОВ.  По-моему, рублеными гвоздями.
ВОЙКОВ.  Чем?
ЕПИФАНОВ.  Гвоздей нарубал, ими вместо дроби и бьет.
ВОЙКОВ.  А че дыма столько?
ЕПИФАНОВ.  Порох такой. Как его?
ВОЙКОВ.  Архип Архипович.
ЕПИФАНОВ.  Эй! Архип Архипович, давай поговорим!
(Выстрел.)
ЕПИФАНОВ.  Не хочет…
ВОЙКОВ.  И что теперь?
ЕПИФАНОВ.  Я в сельсовет - звонить. А ты здесь.
ВОЙКОВ.  Ты погоди… а может, эт-сама, наоборот?
ЕПИФАНОВ.  Не дрефь! На «три» бежим к лавке. Готов?
ВОЙКОВ.  Нет!
ЕПИФАНОВ.  Тогда побежали! Раз! Два! Три!
(Епифанов и Войков прикрывшись тазиком, бегут к лавочке. Гремит выстрел.)
ЕПИФАНОВ.  Ну что, цел?
ВОЙКОВ.  Вроде как…
ЕПИФАНОВ.  Никого не пропускай!
ВОЙКОВ.  Куда?
ЕПИФАНОВ.  Туда! (Показывает в сторону дома.) Он тут полдеревни положит.
ВОЙКОВ.  Хорошо. Ты погоди, Николаич…
ЕПИФАНОВ.  Я скоро буду.
ВОЙКОВ.  Не погоди… он меня тут не того?..
ЕПИФАНОВ.  Обрез сюда не добьет.
ВОЙКОВ.  А если он того… выйдет?
ЕПИФАНОВ.  Тогда беги!!! Понял?
(Епифанов уходит.)
ВОЙКОВ.  (После паузы.) Ага… чего ж тут не понять…(Кричит за забор.) Матвеевна, иди сюда!
МАТВЕЕВНА.  (Из-за кулис.) Щас! Разбежалась!
ВОЙКОВ.  (Кричит.) Да ты погоди… ты это, воды дай!
МАТВЕЕВНА. (Из-за кулис.) Чтобы мне этот партизан башку прострелил?
ВОЙКОВ.  Здесь не опасно! Ну, дашь ты воды или нет!?
(Матвеевна появляется у забора с ковшом воды.)
МАТВЕЕВНА.  Пересохло?
ВОЙКОВ.  (Пьет.) Спасибо.
МАТВЕЕВНА.  Что Архипыч за войну устроил?
ВОЙКОВ.  Сами нихрена  не поймем!
МАТВЕЕВНА.  А че вы туда полезли?
ВОЙКОВ.  Да Петровна эта, чтоб ее… жаловалась - одичал, говорит, месяц газеты не забирает..! Закурить есть?
МАТВЕЕВНА.  Я, что курю?
ВОЙКОВ.  А, эт-сама, у Андрюхи?
МАТВЕЕВНА.  Нету его!
ВОЙКОВ.  Хреново…
МАТВЕЕВНА.  Может самогоночки?
ВОЙКОВ.  Нет, нет… сейчас эта… начальство приедет!
МАТВЕЕВНА.  Ну как знаешь. Чего он палить то начал?
ВОЙКОВ.  Черт его знает! Постучались, говорю: «Архипыч выйди, значит, поговорим.» А он: «Сейчас поговорим…» Как Николаич заметил, что он обрез высунул!? Сейчас бы уже с Архангелами разговаривал!
МАТВЕЕВНА.  И что теперь?
ВОЙКОВ.  Милиция приедет пусть разбирается…
МАТВЕЕВНА. Полиция.
ВОЙКОВ. Какая эт-сама разница.
МАТВЕЕВНА. Да, если говно назвать фиалкой – запах не изменится.
ВОЙКОВ. (Увидав на другой стороне человека.) Стой, не иди!!!
МАТВЕЕВНА.  Коля, обойди задними дворами!
ГОЛОС КОЛИ.  Зачем!?
ВОЙКОВ. Тут это… Архипыч, совсем, сума сошел!
(Гремит выстрел. Председатель и Матвеевна падают на землю.)
      МАТВЕЕВНА.  Ё-П-Р-С-Т! Прости Господи, чуть не выразилась. Ну тебя, Александр Васильевич! (Уходит.)
ВОЙКОВ.  Погоди!
МАТВЕЕВНА.  (Останавливаясь.) Что?!
ВОЙКОВ.  Ты это… соточку- принеси.
МАТВЕЕВНА.  Сам зайдешь!
ВОЙКОВ.  Я ж это… на посту я!
МАТВЕЕВНА.  А у меня дети! Постовой.
ВОЙКОВ.  Принеси, а я тебе того…
МАТВЕЕВНА.  Кого - того?!
ВОЙКОВ.  Сено перевезу.
МАТВЕЕВНА.  Черт с тобой!
(Войков осматривает тазик, находит отверстия от выстрела.)
ВОЙКОВ.  Чтоб тебя! Еще пару сантиметров и в эт-саму…макитру!
(Выходит Матвеевна с рюмкой, огурцом и эмалированной миской на голове.)
ВОЙКОВ.  Погоди… ты чего, миску-то напялила?
МАТВЕЕВНА.  Я, что дурнее тебя?
ВОЙКОВ.  Я же сказал, обрез сюда не добьет!
МАТВЕЕВНА.  На. (Отдает рюмку и огурец.) А если у него там еще, что припрятано?
ВОЙКОВ. (Останавливает рюмку на полпути ко рту.) Подержи. (Отдает рюмку обратно. Надевает свой тазик на голову.) Давай. (Забирает рюмку и выпивает.)
МАТВЕЕВНА.  Хорошо, что дети в школе!
ВОЙКОВ.  Ты их Матвеевна, знаешь что, того… отведи их куда-нибудь…
МАТВЕЕВНА.  Конечно.
ВОЙКОВ.  А то, сама понимаешь… что ему в голову..!
МАТВЕЕВНА.  Я давненько на Архипыча косо гляжу.
ВОЙКОВ.  А что?
МАТВЕЕВНА.  Да, вон сколько уже, ходит мрачный, как леший. Жутко смотреть.
ВОЙКОВ.  То-то и оно! Вот и я говорю – начнет палить по всем подряд. Тьфу-тьфу-тьфу!
МАТВЕЕВНА.  От такой жизни, скоро тоже за ружье возьмусь.
ВОЙКОВ.  (Настороженно.) Ты погоди… у тебя тоже ружье?
МАТВЕЕВНА.  Припечет, найду.
ВОЙКОВ.  Ну ты это…знаешь… У тебя там есть еще? А то трясет всего.
МАТВЕЕВНА.  Найду. (Встает.) Погляди там.
ВОЙКОВ.  Иди не бойся.
(Соседка уходит.)
ВОЙКОВ. Эхе-хе, растудыть твою в туды! Не было печали, и нате здрасте. Как же это я так не доглядел… Убьют же тебя дурак старый!
(Выходит Матвеевна с бутылкой, рюмкой и огурцами.)
МАТВЕЕВНА.  (Поднимая рюмку.) Я, подумала, ты же не алкаш!
ВОЙКОВ.  Вот это ты эт-сама… молодец, давай.
(Матвеевна разливает самогон. И на протяжении диалога они с Войковым выпивают.)
ВОЙКОВ.  Но ты Матвеевна, в смысле... ружья, даже забудь!
МАТВЕЕВНА.  Ой! Да какой из меня стрелок.
ВОЙКОВ.  Ну, вот… я же… ну, ты понимаешь. А! Наливай. Время сейчас… всё меняется.
МАТВЕЕВНА.  Да! Только в какую сторону?
ВОЙКОВ.  Ну почему ты так! Ты вот погоди…вот газ, нам провели? Провели!
МАТВЕЕВНА.  Только потому, что мэр в нашей стороне дачу строит.
ВОЙКОВ.  Не, не, не Матвеевна, погоди…вот, посмотришь! Сейчас всем поселком, сдадим деньги, и водопровод возобновят!
МАТВЕЕВНА.  И ты в это веришь?
ВОЙКОВ.  Да. Давай ещё.
МАТВЕЕВНА.  Вот честно скажи – веришь, что сдадим на благотворительность, и на эти деньги нам построят водопровод?!
ВОЙКОВ. Да! Вот ты погоди… это специальный счет, это соображать надо…благотворительный, чтобы налоги не снимали!
МАТВЕЕВНА.  Вот они наши денежки, себе в карман и снимут!
ВОЙКОВ.  Не-е! Ты не права! Это, эт-сама…не так-то просто!
МАТВЕЕВНА.  Конечно! А на какие шиши у них дачи пятиэтажные стоят?
ВОЙКОВ.  Это да…это конечно. Но, погоди…если не верить никому, как тогда жить?!
МАТВЕЕВНА.  Блаженный ты какой-то…
ВОЙКОВ.  Ну, ты это… Наливай.
МАТВЕЕВНА.  Ты вот недавно в партию вступил, нас агитировал, и что?
ВОЙКОВ.  Это сложно… Но партия это наша защита! И мы можем в любой момент, воспользоваться этим. Понимаешь?
МАТВЕЕВНА.  А, по-моему, херня это всё. Вот ты почему не депутат?
ВОЙКОВ.  Это понимаешь… как на любой службе – надо заслужить.
МАТВЕЕВНА.  Вот ты же умный мужик, а такой фигни не понимаешь.
ВОЙКОВ.  Какой?
МАТВЕЕВНА. Воровать не умеешь – нахрен ты им такой нужен!
ВОЙКОВ.  Ну ты погоди…это всё, не…в общем…АЙ! Давай по одной.
МАТВЕЕВНА.  Быстро, да я пойду.
ВОЙКОВ.  Чего?
МАТВЕЕВНА.  Николаич, идет. Опять самогонку конфискует.
ВОЙКОВ.  Не боись, я договорюсь.
МАТВЕЕВНА.  Ага! Давай рюмку, парламентер!
(Соседка уходит. Входит Епифанов.)
ЕПИФАНОВ.  Ну, как ты?
ВОЙКОВ.  Ничего эт-сама…тихо. Один раз ещё пальнул и всё. Вызвал?
ЕПИФАНОВ. Сейчас приедут. О! А вот и они.
ВОЙКОВ.  Я тогда того…пойду?
ЕПИФАНОВ.  Доложим и пойдёшь.
ВОЙКОВ.  Не, не, не! А мне зачем?
ЕПИФАНОВ.  Надо.
ВОЙКОВ.  Ты погоди…начальство твоё – ты и докладывай! А мне тут, это вот…под пулями!
(Уходит.)
ЕПИФАНОВ.  Василич, стой! Ну чего ты?
ВОЙКОВ. Я не боюсь…просто у меня, эт-сама…выборы скоро. Понимаешь?
ЕПИФАНОВ.  Понимаю, на валидол пососи, никто не поймёт.
(Войков берёт валидол. После дыхнул на участкового.)
ЕПИФАНОВ.  Ух! Чего он вонючий такой?
ВОЙКОВ.  Да, чёрт знает, из чего, его Матвеевна гонит.
МАТВЕЕВНА.  (Вынырнув из-за забора.)  Типун тебе, трепло! (Стучит себе кулаком по лбу.) Ум есть?!
ВОЙКОВ.  Ты…ладно! Иди, тут…начальство идет.
(Матвеевна уходит.)
ЕПИФАНОВ.  (Вдогонку) Матвеевна, я к тебе как-нибудь зайду, хорошо?
МАТВЕЕВНА.  (Из-за кулис.) Заходи! Шиш найдёшь!
(Выходят Кузьмин и два опера Евгений и Александр.)
КУЗЬМИН.  (Операм.) … по обе стороны дороги ребят поставьте. И зевак, поразгоняйте. (Опера уходят.) Здорово.
ЕПИФАНОВ.  Здравствуй, Сергей Сергеевич.
КУЗЬМИН.  Ну, что тут у вас?
ЕПИФАНОВ. Воюет дед.
КУЗЬМИН.  Здравствуй Александр Васильевич.
ВОЙКОВ.  Здравствуйте.
ЕПИФАНОВ.  В сельсовете, Василич сказал, на деда соседи жалуются. Пошли посмотреть.
ВОЙКОВ.  Петровна, эт-сама…почтальон - жаловалась. Одичал, говорит, газеты не забирает, огород запустил. Спросил у соседей, говорят, того…уже давно. В доме всё позаколачивал, ходит нелюдимый, молчит.
ЕПИФАНОВ.  Зашли в веранду: все полы сорваны, а этими досками, окна и двери заколочены. Постучались, а в ответ – из бойницы в двери высунулся обрез. Я, чудом успел председателя оттолкнуть. Из-за дыма ничего не видать, стекла, штукатурка сыпется! Ещё выстрел! Еле добежали до калитки, дед ещё раз жахнул!
КУЗЬМИН.  Ты как Александр Васильевич?
ВОЙКОВ.  Нормально…
КУЗЬМИН.  Корвалол,  что ли пил?
МАТВЕЕВНА.  (Вынырнув из-за забора) Ага! Накапала ему, грамм – триста. Как корвалолчик под огурчики пошел?
ВОЙКОВ. Шла бы ты Матвеевна…эт-сама…на дойку!
МАТВЕЕВНА.  Так рано ещё…дойке. (Уходит.)
КУЗЬМИН.  А обрез у него откуда?
ЕПИФАНОВ.  Егерем был.
КУЗЬМИН. Что за человек?
ВОЙКОВ. Обычный, как все. Работяга - сварщиком был, слесарем, и кузнецом. После на пенсию вышел.
КУЗЬМИН.  Пил?
ЕПИФАНОВ.  Бывало, но не алкаш.
КУЗЬМИН.  Сержант!
(Подбегает Валера.)
ВАЛЕРА.  Да, товарищ майор.
КУЗЬМИН.  Принеси-ка мне мегафон, я с ним поговорю.
ЕПИФАНОВ.  Он не расположен разговаривать.
КУЗЬМИН.  Ничего.
ЕПИФАНОВ.  Ты бы броник надел.
(Подбегает сержант с мегафоном.)
КУЗЬМИН.  (Взяв мегафон.) Принеси мне щит. Как звать деда?
ВОЙКОВ.  Архип Архипович. Ну я, того…пойду?
КУЗЬМИН.  Погоди.
ВОЙКОВ.  Чего?
КУЗЬМИН.  Может он с тобой говорить будет.
ВОЙКОВ.  Я с ним уже…обо всём поговорили… Чуть без башки не остался!
КУЗЬМИН.  Может, получится по-хорошему?
(Сержант принес большой щит с прорезью для глаз. Кузьмин, прикрывшись, щитом подошел к дому.)
КУЗЬМИН.  (В мегафон.) Архип Архипович, с вами говорит начальник районного отделения полиции майор…
(ВЫСТРЕЛ. Кузьмин прячется за щитом. Второй выстрел попадает в щит, и Кузьмин падает, выронив щит.)
ЕПИФАНОВ.  За калитку прячься, она кованая.
(Кузьмин добегает до калитки и прячется с мегафоном за ней.)
КУЗЬМИН. Вот ёшкина мать!!! (В мегафон.) Архип Архипович, успокойтесь! Если у вас что-то случилось, давайте поговорим…
(ВЫСТРЕЛ.)
ЕПИФАНОВ.  Бесполезно! Уходи оттуда!
КУЗЬМИН.  Теперь, хрен его знает как!!!
ЕПИФАНОВ.  Щит ногой достань.
КУЗЬМИН.   Чтобы он мне её отстрелил?!
ЕПИФАНОВ.  (Сержанту.) Валера, надень жилет, каску и подай ему щит.
(Сержант одевается.)
ЕПИФАНОВ. Беги вдоль забора, там бурьян, ему хуже видно.
(Сержант подбегает, хватает щит и прячется за калиткой. ВЫСТРЕЛ.)
КУЗЬМИН.  Побежали, пока не перезарядил!
(Сержант и Кузьмин, прикрыв спины щитом, убегают из укрытия.)
КУЗЬМИН.  Откуда он бьёт?
ЕПИФАНОВ.  Отовсюду!
КУЗЬМИН.  Может их там несколько?
ЕПИФАНОВ.  А я, знаю!..
КУЗЬМИН.  Что, ты вообще знаешь?! У тебя банда на участке, а ты ушами хлопаешь!
ЕПИФАНОВ.  Говорил тебе – не лезь туда… Теперь орёшь…
КУЗЬМИН.  Дайте воды.
(Сержант подаёт флягу.)
ВОЙКОВ.  Так я, может это…пойду?
КУЗЬМИН.  Да, иди уже!
ВОЙКОВ.  Ага…Ну да…ну эт-сама…давайте…
(Уходит.)
ВОЙКОВ.  (Из-за кулис.) Ну чего, это…вы тут встали? Сами же видите, ничего интересного, смотреть нет!
КУЗЬМИН.  Надо попробовать, в дом зайти.
ЕПИФАНОВ.  Через веранду не получится.
(Подбегают два старлея Евгений и Александр.)
ЕВГЕНИЙ.  Ну как вы?!
КУЗЬМИН.  Ничего. Нужно по периметру пройтись дом осмотреть. Возьми ребят и пройдись огородами.
ЕВГЕНИЙ.  Есть.
КУЗЬМИН.  (Александру.) А ты, разгони на конец этих зевак!
АЛЕКСАНДР.  Куда?
КУЗЬМИН.  Не знаю! Придумай! Ограждение поставь!
АЛЕКСАНДР.  Где я его возьму?
КУЗЬМИН.  Где хочешь! Сам поперек улицы растянись!!!
АЛЕКСАНДР.  Понятно…
КУЗЬМИН.  Иди, давай!
(Выходит сержант весь в перьях.)
КУЗЬМИН.  А это, что ещё за пугало? Вы чё тут все охренели что ли!?
ЮРА.  Я дом осматривал…
КУЗЬМИН.  И?!
ЮРА.  На сарай залез…и провалился…
(Вслед за сержантом выходит соседка Люба.)
ЛЮБА.  (С двумя дохлыми курицами в руках.) Що ж вы робытэ ироды!!! Га!?
КУЗЬМИН.  Уважаемая, покиньте территорию.
МАТВЕЕВНА.  (Появляясь за забором.) Люб, ты слыхала? Выгоняют!
ЛЮБА.  Мало що, своимы взрывамы усю скотину разпугали!..
МАТВЕЕВНА.  Апрелька моя брыкается – доиться ужу не будет!
КУЗЬМИН.  (Участковому.) Саша, поговори с ними.
ЛЮБА.  Мыколаич, стой! Хто мэни кур вернёт?
КУЗЬМИН.  Каких кур?..
ЛЮБА.  Мордоворот ваш, курятник розвалыв! Вот, курей подавыв!
КУЗЬМИН.  (Сержанту.) А ты, чего молчишь?
ЮРА.  Блин, а что я скажу…
ЛЮБА.  Паразит ты такой! Я тоби ею як дала бы по морде!
КУЗЬМИН.  (Сержанту.) Убери их отсюда!
ЮРА.  (Выпроваживая соседок.) Покиньте территорию.
МАТВЕЕВНА.  (Уходя.) Бандитов, лучше бы ловили, а не со стариками да бабами воевали!
ЛЮБА.  Да курей жопами давили!
МАТВЕЕВНА.  (Со смехом.) Вояки хреновы!!!
ЛЮБА. (Поднимая кур, Матвеевне.) Що, теперь робыть?
МАТВЕЕВНА. Пойдем ощипаем быстро. У меня там есть под курочку.
Соседки уходят.
ЕПИФАНОВ.  (Кузьмину.) Смотри, к дому подошел.
(В этот момент один сержант подходит к заколоченному окну и пытается оторвать доску от окна. На шум из бойницы соседнего окна высунулся ствол обреза и грянул выстрел. Сержант успевает отпрыгнуть. Остальные полицейские начинают стрелять в ответ. Между дедом и полицией завязывается перестрелка.)
КУЗЬМИН.  (В мегафон.) Валера уходи!!!
( Сержант успевает убежать из-под обстрела.)
КУЗЬМИН.  Всё! Прекратить стрельбу! Хватит, мать вашу!!! Прекратите!
(Стрельба прекращается.)
КУЗЬМИН.  Вы что, оглохли все!!! Устроили здесь взятие Брестской крепости! Николаич, остаешься за главного. (Уходит.) Все отойдите от дома!!!
ЕПИФАНОВ.  Погоди, погоди!
КУЗЬМИН.  ( Остановившись. ) У меня дел за горло. Сами справитесь.
ЕПИФАНОВ.  Как это?
КУЗЬМИН.  Не моё это дело, здесь ползать.
ЕПИФАНОВ.  Да? А чьё?
КУЗЬМИН.  Скоро из главка зам по оперативной работе приедет!
ЕПИФАНОВ.  А-а! Понятно.
КУЗЬМИН.  Нифига, тебе не понятно! Чё те понятно? Понятно… Наш генерал в губернаторы идёт…
ЕПИФАНОВ.  Я знаю.
КУЗЬМИН. И что, не понимаешь, в какой мы жопе, из-за твого деда?!!
ЕПИФАНОВ.  Я, потому, и не понимаю - куда ты.
КУЗЬМИН.  Я, доложил наверх. Всю эту котовасию, приказали по тихому быстро свернуть. Главное чтоб не было шума… если что – такие головы полетят…
ЕПИФАНОВ. А мне, что прикажешь?
КУЗЬМИН.  Сейчас приедет наш борец с терроризмом, ну…доложишь ему обстановку. А пока не подпускай просто туда никого.
ЕПИФАНОВ.  Ясно.
(Кузьмин уходит. Появляются за забором две соседки.)
МАТВЕЕВНА.  Любка, смотри, чё-то хлопцы наши приуныли совсем.
ЛЮБА.  А-Архипыч!!! Пульни разок, бо милиция заснэ скоро!
ЕПИФАНОВ.  Ты Любовь Тимофеевна так не кричи, он на голос стреляет.
ЛЮБА.  Нащо ему зи мной воевать? Я з ным нэ ругалась.
ЕПИФАНОВ.  Я тоже.
МАТВЕЕВНА.  Насолили, ему менты значит. Может не ты лично…
ЕПИФАНОВ.  А председатель?
ЛЮБА.  Хай знае з кем в гости ходить!
ЕПИФАНОВ.  Он не в меня стрелял.
МАТВЕЕВНА.  Да, Войков, как отчебучит, что-нибудь – я бы его сама прибила.
ЕПИФАНОВ.  Ох бабы! Языками ляпаете, как коровы по дороге.
МАТВЕЕВНА.  А ты нас, Николаич, не оскорбляй.
ЛЮБА.  Развернули тут вийну!
МАТВЕЕВНА.  Дети пугаются! Я уже не говорю, о скотине.
ЛЮБА.  От курей яиц теперь хрен дочэкаешся!
МАТВЕЕВНА.  А кормить нас ты будешь?
ЕПИФАНОВ.  Возьми мегафон, расскажи это своему соседу.
МАТВЕЕВНА.  Зачем?
ЕПИФАНОВ.  Он накормит тебя из обреза.
ЛЮБА.  Ты ба, Мыколаич обиделся.
ЕПИФАНОВ.  Некогда мне с вами. (Уходит.)
ЛЮБА.  О! Ще прыихалы!
МАТВЕЕВНА.  У нас в деревне скоро ментов, будет больше чем жителей.
(Мимо проходят опера и Мартынов, он идет очень энергично и целенаправленно.)
МАРТЫНОВ.  …значит, говоришь, Форт Нокс выстроил дед.
МАТВЕЕВНА.  А этот, на иномарке приехал, наверно главным будет.
МАРТЫНОВ.  А это кто, такие?
ЕПИФАНОВ.  Соседи…жители местные.
МАРТЫНОВ.  Что они здесь делают?
ЛЮБА.  Эту…як её…пиццу заказалы – чэкаемо.
(Соседки смеются.)
МАРТЫНОВ.  Убрать их из зоны.
ЕПИФАНОВ.  Матвеевна, я вас прошу…
МАТВЕЕВНА.  Ну ладно, пойдем Любка.
ЛЮБА.  У нас там, ще е?
МАТВЕЕВНА.  Найдем. Смотри, они собаку с собой привезли!
ЛЮБА.  (Мартынову.) Генерал, а кавалерия когда пойдет?
МАТВЕЕВНА.  Не-е, они Архипыча танками давить будут!
ЛЮБА.  И вертолётамы!
(Смеются. Уходят.)
МАРТЫНОВ.  Где старший?
ЕПИФАНОВ.  Кузьмин, меня оставил.
МАРТЫНОВ.  А сам?
ЕПИФАНОВ.  Уехал.
МАРТЫНОВ.  Куда?!
ЕПИФАНОВ.  Я ему не начальник.
МАРТЫНОВ.  Что за бардак! Дед партизанщину устроил, а операцией командует, какой-то участковый!
ЕПИФАНОВ.  Разрешите идти?
МАРТЫНОВ.  Нет!!! Где, оперативный, антитеррористический штаб? Где ваш начальник по оперативной работе?! Где начальник штаба!!!?
ЕПИФАНОВ.  …
МАРТЫНОВ.  Попривыкали в своей деревне, что всё тихо – мирно! Думаете пронесёт!? А вот хрен вам! Сами, уже даже с дедом справиться не можете! А если бы тут террористы были? Все бы тут с дырами во лбу валялись! Идиоты! Гнать вас всех из органов надо!!!
ЕПИФАНОВ.  Не вы меня сюда принимали, и не вам выгонять, товарищ подполковник.
МАРТЫНОВ.  Пошёл вон, майор!
(Епифанов уходит.)
МАРТЫНОВ.  Дайте сюда мегафон!
(Андрей приносит мегафон.)
МАРТЫНОВ.  Ни черта сами сделать не могут. Всем носы подтирать надо! (В мегафон.) Дед! Дед давай поговорим! (Оперу.) Как деда зовут?
ЕВГЕНИЙ.  Архип Архипович, но я бы не советовал…
МАРТЫНОВ.  (Перебивая.) Детям своим советовать будешь. (Идет ближе к дому.) Советчиков до чёрта, поэтому нихрена не работает! (В мегафон.) Архип Архи…
(ВЫСТРЕЛ. Мартынов падает на землю и хватается за руку. К нему подбегает пара оперов и вытягивают Мартынова на безопасное расстояние. ВЫСТРЕЛ.)
МАРТЫНОВ.  А-а! Чёрт побери…
АНДРЕЙ.  Дайте посмотрю.
МАРТЫНОВ.  А-а-а!
(Андрей расстёгивает рубашку и осматривает рану.)
АНДРЕЙ.  Ничего страшного, товарищ подполковник, сейчас перебинтуем.
МАРТЫНОВ.  Бляха-а-а…
АНДРЕЙ.  Пойдемте к машине.
(Уходят.)
АЛЕКСАНДР.  Лихо стрелок лупит.
ЕВГЕНИЙ.  Если бы у него, было что-то посерьёзней – точно танки вызывать пришлось бы.
(Подходит Андрей.)
ЕВГЕНИЙ.  Ну что там?
АНДРЕЙ.  Нормально.
АЛЕКСАНДР.  Сильно задело?
АНДРЕЙ.  Поверху. Перебинтуют и всё. А где Епифанов?
АЛЕКСАНДР.  Уехал наверно.
АНДРЕЙ.  Как?
ЕВГЕНИЙ.  Этот же, его послал.
АНДРЕЙ.  А теперь, приказал найти.
ЕВГЕНИЙ.  Он вообще знает чего хочет?
АНДРЕЙ.  (Достав рацию.) Какой у Епифанова позывной?
АЛЕКСАНДР.  А смысл? Рации всё равно не работают.
АНДРЕЙ.  И как, его теперь найти?
АЛЕКСАНДР.  Может он где-нибудь здесь, я прошвырнусь поищу.
АНДРЕЙ.  Пошли за ним кого-нибудь.
АЛЕКСАНДР.  Ничего, я сам - заодно деревню прощупаю.
(Александр уходит.)
АНДРЕЙ.  Погоди Сань! Вон он идет.
(Подходит участковый.)
АНДРЕЙ.  Дядь Саш, тебя Мартынов ищет.
ЕПИФАНОВ.  Чего?
АНДРЕЙ.  Не знаю, сказал разыскать.
ЕПИФАНОВ.  Понятно…
(Выходит Мартынов.)
МАРТЫНОВ.  Товарищ майор, можно вас?
ЕПИФАНОВ.  Да.
МАРТЫНОВ.  Вы не подумайте, я это не на вас лично кричал… а на ситуацию. Потому, что бардак твориться в вашем отделении. Хотя это, конечно, вина прежде всего вашего начальства… но все же, вы участковый на этом участке и вы не должны были так запустить ситуацию. А вот в этом ваша личная вина!
ЕПИФАНОВ.  У меня двадцать три села на участке.
МАРТЫНОВ.  Не надо оправдываться! У меня работы не меньше.
ЕПИФАНОВ.  Мне не надо оправдываться.
МАРТЫНОВ.  Ну вот и хорошо. Значит забыли. Расскажи мне, кто этот дед… как его…
ЕПИФАНОВ.  Архипыч?
МАРТЫНОВ.  Ну да. Кто он?
ЕПИФАНОВ. Приехал сюда лет двадцать назад с целины.
МАРТЫНОВ.  Откуда?
ЕПИФАНОВ.  Из Казахстана.
МАРТЫНОВ.  Я, знаю, где целина – он иностранец?
ЕПИФАНОВ.  Нет, он долго жил и работал там.
МАРТЫНОВ.  Понятно, дальше.
ЕПИФАНОВ. Судим не был. Работал одно время егерем, с того времени у него осталось ружьё.
МАРТЫНОВ.  Зарегистрированное?
ЕПИФАНОВ.  Да.
МАРТЫНОВ.  Ладно.
ЕПИФАНОВ.  После работал сварщиком, слесарем, кузнецом…
МАРТЫНОВ.  (Перебивая) Ну прям и швец, и жнец!
ЕПИФАНОВ.  Руки у него, говорят, золотые.
МАРТЫНОВ.  Я это уже видел!
ЕПИФАНОВ.  Мужик крепкий, работящий с твердым характером. Так-то, нормальный, хоть и немного нелюдимый. Вобщем, обычный – как все.
 МАРТЫНОВ.  Ты его лично знаешь?
ЕПИФАНОВ.  Нет.
МАРТЫНОВ.  Какие меры предпринимали?
ЕПИФАНОВ.  Осмотрели дом. Все окна и двери заколочены половыми досками встык, и обиты листовым железом.
МАРТЫНОВ.  Это я вижу.
ЕПИФАНОВ.  Я к тому, что выхода или входа в дом нет.
МАРТЫНОВ. Дед же туда как-то попал?
ЕПИФАНОВ. Думаю, изнутри после вход заколотил.
МАРТЫНОВ.  Меньше думай, теперь я буду этим заниматься. Дальше.
ЕПИФАНОВ.  Попытались проникнуть в дом через окно, но дед начал пальбу, и на этом всё закончилось.
МАРТЫНОВ.  Ясно, не густо! Значит так, подойдите все сюда! Нужно что-то решать.
(К Мартынову и Епифанову подходят все опера.)
ЕПИФАНОВ.  А что решать? Расставьте по периметру сотрудников, и ждать спецназ.
МАРТЫНОВ.  Его не будет.
АНДРЕЙ.  Почему?
МАРТЫНОВ.  По-кочену! Спецназ будет заниматься более важным делом. Нужно самим, только тихо.
ЕПИФАНОВ.  Сами мы уже попробовали – хватит.
МАРТЫНОВ.  Нет не хватит!!! Это – террорист! И с террористами нужно вести разговор только с позиции силы. Потому как от переговоров, уговоров, и прочих соплей, они забывают кто на самом деле – ВЛАСТЬ! А в данном случае власть это – я… ну в смысле мы.
АЛЕКСАНДР. Из снайперки, я бы его снял!
ЕВГЕНИЙ.  Дед хитрый – не высовывается.
МАРТЫНОВ.  Деда, нужно брать живым.
ЕВГЕНИЙ.  Может проще гранатами забросать, и не морочить себе пачку маргарина!
МАРТЫНОВ.  ( Взорвавшись. )Да – авиабомбу! Ты такой тупой всегда, или мне сегодня повезло?! Я же сказал - без шума.
ЕВГЕНИЙ. Можно попробовать через чердак.
МАРТЫНОВ.  Ну?
ЕВГЕНИЙ.  Я лестницу аккуратно поставлю, и тихонько в доме его возьму.
ЕПИФАНОВ.  Уверен?
ЕВГЕНИЙ.  Если не беспокоить, думаю, не заметит.
МАРТЫНОВ.  Хорошо, давай попробуем.
ЕВГЕНИЙ.  Дядь Саш, у кого лестницу можно взять?
ЕПИФАНОВ.  Пойдем.
(Участковый и Евгений уходят.)
МАРТЫНОВ.  И всем быть начеку!
АЛЕКСАНДР.  Понятное дело.
МАРТЫНОВ.  Если бы всё было так понятно, я бы уже дома чай пил!
(Выходит Епифанов за ним Евгений в бронежилете и каске с лестницей в руках.)
МАРТЫНОВ.  Нашли?
ЕПИФАНОВ.  У соседки.
ЕВГЕНИЙ. Ну что, я пошел?
МАРТЫНОВ.  Давай.
(Евгений осторожно пробирается с лестницей к дому. Ставит её напротив чердачного окна.)
МАРТЫНОВ.  (Участковому.) Как думаешь – справиться?
ЕПИФАНОВ.  Должен. Он хлопец боевой.
МАРТЫНОВ.  Вместе работали?
ЕПИФАНОВ.  Да, он одно время участковым был. Сам мастер спорта по самбо и рукопашке.
МАРТЫНОВ.  Ну, будем надеяться.
(Как только Евгений собрался лезть на лестницу, чердачное окно, как люк в танке, открывается. Из «люка» высовывается голова деда, с большой как лопата бородой, и дед палкой отталкивает лестницу. Евгений прячется под небольшим сливом, прижавшись к стене. Дед высовывается из «люка» по пояс и не увидев никого – наугад шарахнул из обреза вниз. А после с матами снова скрылся на чердаке.)
ЕПИФАНОВ.  Вашу мать, его, по-моему, ранило!
АНДРЕЙ.  Он за лицо держится!
МАРТЫНОВ.  Калитку ему откройте!
(Один из оперов подбежал, и открыл калитку. Евгений, держась за лицо, окровавленными руками, выбегает из двора. Его подхватили и увели за кулисы. Выходит Епифанов.)
ЕПИФАНОВ.  Хорошо, что каску с броником надел.
МАРТЫНОВ.  Что там?
ЕПИФАНОВ.  Они на себя весь выстрел приняли. Только один обрубок гвоздя ему в подбородок воткнулся.
МАРТЫНОВ.  И чё  делать?
ЕПИФАНОВ.  Я уже послал хлопцев.
МАРТЫНОВ.  Куда?
ЕПИФАНОВ.  Здесь по соседству, живет один хирург военный.
МАРТЫНОВ.  Военный?
ЕПИФАНОВ.  Да, но его из армии турнули, и теперь он здесь.
МАРТЫНОВ.  И что это, нахрен, за хирург?
ЕПИФАНОВ.  Хороший.
МАРТЫНОВ.  Точно?
ЕПИФАНОВ.  В боевых действиях участие принимал, хирург был отличный.
МАРТЫНОВ.  Так чего ж тогда турнули?
ЕПИФАНОВ.  Война видать, не сахар – там пить начал. После не смог остановиться, вот за пьянку и попёрли.
МАРТЫНОВ.  А здесь что делает?
ЕПИФАНОВ.  Продолжает спиваться.
(Подходит Александр.)
АЛЕКСАНДР.  Тут такое дело…
ЕПИФАНОВ.  Что?
АЛЕКСАНДР.  Хирург – «такой, как вам надо!»
ЕПИФАНОВ.  Что совсем?
АЛЕКСАНДР.  Пришли – он никакашка! Сейчас вроде, очухался, но я не понимаю как он такой работать сможет.
ХИРУРГ.  (Выходя.) И не поймёшь! Потому, что ты вообще никогда не работал. А я, и не-е в таком состоянии бойцам помогал.
ЕПИФАНОВ.  Ты чего разошёлся?
ХИРУРГ.  О! Николаич здорово.
ЕПИФАНОВ.  Здорово, тебя сюда для дела позвали.
ХИРУРГ. Хорошо! Кому тут что отрезать?
АЛЕКСАНДР.  Я же говорил – он в отлёте! Может Жеку лучше в город? Это же алкаш.
ХИРУРГ.  Ты молокосос…
ЕПИФАНОВ.  (Перебивая, обращается к оперу.) У нас полстраны такие… (Хирургу.) Володя, тебе рассказали в чём дело?
ХИРУРГ.  А мне хоть рассказывай, хоть не рассказывай, а пока сам не увижу, ничего не будет.
АЛЕКСАНДР.  Пойдем, он в машине.
ХИРУРГ.  Во-первых, не пойдем, а пойдемте. А во-вторых, никуда я не пойду. Веди его сюда!
(Опер уходит.)
ХИРУРГ.  (Вдогонку.) Табурет, плоскогубцы и водку захвати.
МАРТЫНОВ.  А водка зачем?
ХИРУРГ.  Зачем табурет и плоскогубцы тебя не интересует?
МАРТЫНОВ.  Если с моим сотрудником…
ХИРУРГ.  (Не замечая.) А как я в антисанитарии операцию делать буду? О-о! То-то.
(Приходят раненный Евгений и Александр со стулом и плоскогубцами.)
АЛЕКСАНДР.  Водки нет.
ХИРУРГ.  Ищи.
АЛЕКСАНДР.  Я те чё мальчик?!
МАРТЫНОВ.  Ты что, не понял?
АЛЕКСАНДР.  Но где я…
МАРТЫНОВ.  Бегом!!!
ЕПИФАНОВ.  В аптечках спирт есть!
ХИРУРГ.  Вот! Соображать учись солдат, а не со старух на базаре бабки сбивать.
(Александр, не решившись ничего сказать, уходит.)
ХИРУРГ.  (Александру.) Только, разведи его! (Евгению.) Так, что здесь у тебя сынок?
МАРТЫНОВ.  Зачем спирт разводить? Чистый же лучше.
ХИРУРГ.  Тебе подполковник, может и лучше, а для операции нужен разбавленный! (Евгению.) Челюстью шевелить больно?
ЕВГЕНИЙ.  (Утвердительно качает головой.)
(Александр приносит флягу.)
ХИРУРГ.  Давай быстрее, парень совсем скиснет.(Берёт флягу и наливает на подбородок спирт. Предлагает флягу Евгению.) Будешь?
ЕВГЕНИЙ.  (Отрицательно машет головой.)
ХИРУРГ.  А я буду. (Пьет.) Теперь ты понимаешь, подполковник? Если бы он был чистым, я бы уже лежал.
МАРТЫНОВ.  Если что-то, будет не так! Ты у меня навсегда ляжешь! (Уходит.)
ЕПИФАНОВ.  Володя…
ХИРУРГ.  Спокойно Николаич, и не такие железяки вытаскивал!
(Хирург взял плоскогубцы и вырвал гвоздь из подбородка Евгения. После ещё раз налил спирта на рану.)
ХИРУРГ.  Бинт и вату.
(Александр подает бинт и вату. Хирург перевязывает Евгения.)
ХИРУРГ.  А теперь на выпей.
ЕВГЕНИЙ.  Нет.
ХИРУРГ.  Пей, сказал!
ЕВГЕНИЙ. (Берёт флягу.)
ХИРУРГ.  И на подполковника своего, не смотри. Сейчас я тебе командир. Пей.
(Евгений пьёт, после отдаёт флягу. В этот момент подходит Мартынов.)
ХИРУРГ.  Во-от! И я с тобой тоже. (Пьёт.) Ещё кто будет, граждане менты?
МАРТЫНОВ.  Уберите этого клоуна отсюда.
ХИРУРГ.  А ты мне не хами! Я между прочем боевой офицер, а не штабная крыса!
ЕПИФАНОВ.  Пойдём Володя. (Отводит хирурга в сторону.) Спасибо тебе за всё и не кипятись.
ХИРУРГ.  Ему рентген надо сделать, может быть перелом челюсти. И от столбняка ему вколите.
ЕПИФАНОВ.  Хорошо, спасибо.
ХИРУРГ.  Ну я пошёл.
ЕПИФАНОВ.  А фляжечку то…
ХИРУРГ.  А да…ну твоё здоровье!
(Хирург пьёт, отдаёт флягу, и уходит. Участковый подходит к Александру.)
АЛЕКСАНДР.  Ну, что Пирогов домой пополз?
ЕПИФАНОВ.  Ушел по приборам. А где Мартынов?
АЛЕКСАНДР.  Вон орет.
МАРТЫНОВ.  ( Выйдя. ) …почему до сих пор не наладили?!
АНДРЕЙ.   Не получается… здесь как мешок – не берет ничего…
МАРТЫНОВ.  Мне плевать!!! Чтобы через двадцать минут у меня была связь с городом! Понял? ( Уходит.)
(Андрей подходит к Александру и Епифанову.0
ЕПИФАНОВ.  Что там?
АНДРЕЙ.  Да блин из-за этих гор тут ничего не ловит. А этому связь нужна, хоть усрись!
АЛЕКСАНДР.  А ты ему, как в войну, катушку такую от подстанции протяни…
АНДРЕЙ.  Ага, из города!
ЕПИФАНОВ.  А у тебя кабель телефонный есть?
АНДРЕЙ.  Ну, есть там, метров двадцать- тридцать… а что?
ЕПИФАНОВ.  Сейчас бросим «кишку». Уйдите, мне тут поговорить надо.
(Опера уходят. Участковый подходит к забору.)
ЕПИФАНОВ.  (Зовёт.) Любовь Тимофеевна! Люба!
ЛЮБА.  (Выходя.) Що?
ЕПИФАНОВ.  Как жизнь молодая?
ЛЮБА.  Офигено. Смотрю щось надо?
ЕПИФАНОВ.  А мне что, с красивой да молодой поговорить нельзя пока жена дома?
ЛЮБА.  Мыколаич, нэ манди!
ЕПИФАНОВ.  Любаня, помощь твоя нужна.
ЛЮБА.  Яка?
ЕПИФАНОВ.  У тебя ключи от столовой есть?
ЛЮБА.  Я нэ пийду.
ЕПИФАНОВ.  Люба.
ЛЮБА.  Мне твои менты за сегодня уже о де!
ЕПИФАНОВ.  Ты думаешь, нам хочется здесь сидеть?
ЛЮБА.  Дробыну куда дели? Як на горыще лазить буду?
ЕПИФАНОВ.  Вернем мы твою лестницу.
ЛЮБА.  Ось тоди и побалакаем.(Уходит.)
ЕПИФАНОВ.  (Останавливая.) Дед успокоится и всё будет.
ЛЮБА.  Як що ни?
ЕПИФАНОВ.  Люб, нам нужно только телефон из столовой сюда протянуть.
ЛЮБА.  Ща! Вы його тут кокните, а мени Войков по шее!?
ЕПИФАНОВ.  Я с ним уже всё оговорил. Пошли Любаня…
ЛЮБА.  Як бы нэ ты, я бы з двору нэ вышла… Зараз, ключи возьму. (Уходит.)
ЕПИФАНОВ.  Я хлопца к столовой пошлю. ( Зовет. ) Андрей!
АНДРЕЙ.  (Подбежав.) Ну что?
ЕПИФАНОВ. Бери кабель и дуй вот туда за угол, к столовой. Сейчас туда зав столовой подойдёт.
(Андрей убегает. Выходит Мартынов.)
МАРТЫНОВ.  Куда он убежал?
ЕПИФАНОВ.  Он сейчас из столовой сюда телефон протянет.
МАРТЫНОВ.  А раньше, это нельзя было сделать?! И наведи наконец уже порядок участковый!
ЕПИФАНОВ.  Не понял...
МАРТЫНОВ.  На месте проведения оперативных действий, не должны шарахаться посторонние!!!
ЕПИФАНОВ.  Они живут здесь. Что мне отстреливать их?
МАРТЫНОВ.  Что хочешь, блин!!! Но чтобы был порядок!
(Андрей лезет через забор, с телефоном в руках.)
ГОЛОС ЛЮБЫ.  (Из-за кулис.) Куды-ж ты по копоному!?
АНДРЕЙ.  Вот, товарищ подполковник. Правда, кабеля только сюда – до заборчика хватило. ( Ставит на землю аппарат.)
МАРТЫНОВ.  Вот это да! Спасибо!..
АНДРЕЙ.  Можно в столовую ходить звонить.
МАРТЫНОВ.  ( Издеваясь.) Нет, спасибо, я уж лучше здесь - под заборчиком! ( Закончив.) Табурет, хоть какой принеси.
АНДРЕЙ.  Хорошо. (Убегает.)
(Мартынов поднимает трубку, слушает гудок, и наберает номер. В этот момент подбегает Андрей с табуретом.)
МАРТЫНОВ.  ( С трубкой у уха.) Ну?
АНДРЕЙ.  Что?
МАРТЫНОВ.  Что, что!!? – нихрена! (Набирает ещё раз номер.)
ЕПИФАНОВ.  Не работает?
МАРТЫНОВ.  Длинный гудок есть, а вызов не идёт…
АНДРЕЙ.  Попробуйте, ещё раз. ( Нажимает на «рычаги» аппарата.)
МАРТЫНОВ.  Вот чё ты нажимаешь?! Тебя кто просил? Грамотей! (Набирает ещё раз.)
ЕПИФАНОВ.  Пошёл?
МАРТЫНОВ.  Да нифига, тут не пошло! ( Сорвавшись на Андрея.) Чё ты мне сюда притянул?!
АНДРЕЙ.  Телефон…
МАРТЫНОВ.  Я вижу, что не рельсу! Почему он не работает?!
АНДРЕЙ.  Ну гудок же есть…
МАРТЫНОВ.  Блин, не зли меня, гудок…
ЕПИФАНОВ.  (Зовёт.) Люба!
ЛЮБА.  (Выйдя.)  Шо?
ЕПИФАНОВ.  Так этот телефон, работает, или нет?
ЛЮБА.  (Мартынову.) Дай.
(Мартынов отдаёт телефон, Люба: поднимает трубку, слушает, кладёт её обратно и отдаёт телефон Мартынову.)
ЛЮБА.  Работает.
МАРТЫНОВ.  (Еле сдерживаясь.) А почему, я никуда дозвониться не могу?!
ЛЮБА.  А куды тоби надо?
МАРТЫНОВ.  Может тебе ещё и адрес сказать?!!
ЛЮБА.  Ну и мудохайся сам. (Уходит.)
ЕПИФАНОВ.  Нам в область надо.
ЛЮБА.  (Остановившись Мартынову.) Через дэв`ятку спробуй, у нас выходыть. (Уходит.)
МАРТЫНОВ.  Идиотизм! (Набирает номер.) Николай Сергеевич у себя?
-Это Мартынов – соедините!
-Сергеич, здравствуй. Твоя чудо машина, в строю?
-А когда вернется?
-Нет, я лучше туда заскочу – так будет быстрее.
-После всё объясню… всё спасибо, давай! (Кладёт трубку.) Я скоро буду.
АНДРЕЙ.  Что-то случилось?
МАРТЫНОВ.  (Радостно.) Случилось то, что я нашёл «золотой ключик» от этой крепости. Через полчаса, дед сам, к нам выйдет с поднятыми руками!
        ЗАНАВЕС.




















ВТОРАЯ ЧАСТЬ.

(Андрей сидит с мегафоном, к нему подходит Александр с пакетом в руках.)
АЛЕКСАНДР.  Что у тебя?
АНДРЕЙ.  Всё тоже. (В мегафон.) Архип Архипыч! Вы слышите меня? С вами говорит оперуполномоченный, лейтенант Григоренко. Выйдите, мы приготовили вам еду и тёплую одежду. Вы сможете выдвинуть свои требования!
АЛЕКСАНДР.  Мне кажется, он там уже дуба дал!
АНДРЕЙ.  А может его уже там нет?
АЛЕКСАНДР.  Как нет?
АНДРЕЙ.  Вот так! Свинтил куда-нибудь, пока мы тут связь тянули.
АЛЕКСАНДР.  Ну его нахер! Лучше бы он там кони двинул.
АНДРЕЙ.  А если что – представляешь, что нам Мартынов устроит! А ты чё такой довольный?
АЛЕКСАНДР.  Я сейчас Гитлеру, по пятаку надавал!
АНДРЕЙ.  Напыхтелся уже где-то?
АЛЕКСАНДР.  Если бы! Нет, тут мужик один, свиней выращивает. Две убежали: Гитлер и Чингисхан. Я им пней насовал, чтобы за ограждение не лезли.
АНДРЕЙ.  Серьёзно? Он чё их так назвал?
АЛЕКСАНДР.  Говорит, чтобы резать было не жалко. На прошлой неделе Геббельса зарезал. У него весь приплод фашики, но знаний мало оказалось, он одного Чингисханом назвал.
АНДРЕЙ.  Он их так каждый год называет?
АЛЕКСАНДР.  Нет, в прошлом году демократов резал,
 АНДРЕЙ.  Демократов, это хорошо! И правильно, что раньше фашистов. А на следующий год кого?
АЛЕКСАНДР.  Ещё не знает. А свиноматка у него – тёща! Зарезать, рука говорит не поднимется, но сгоряча в рыло заехать можно!
АНДРЕЙ.  (Смеясь.) Вот придурки! Всё хочу в деревне жить!
АЛЕКСАНДР.  Ага, тут веселей!
АНДРЕЙ.  Может, попробовать ещё раз с ним поговорить? (Кивает в сторону дома.)
АЛЕКСАНДР.  Толку? Второй час разговариваем и никакого шевеления.
АНДРЕЙ.  А Мартынов, куда уехал?
АЛЕКСАНДР.  А хрен его знает!
АНДРЕЙ.  Может, попробуем в дом залезть?
АЛЕКСАНДР.  Дед этого только и ждёт, чтобы заряд гвоздей в тебя всадить!
АНДРЕЙ.  Короче, гавнокамандующий приедет, всё решит. Давай покурим.
АЛЕКСАНДР.  А у меня закончились. А где твой Дик?
АНДРЕЙ.  Возле машин. Жрать наверное хочет.
АЛЕКСАНДР.  Я тоже жрать хочу.
АНДРЕЙ.  Ты…ты это ты, а это собака!
АЛЕКСАНДР.  То есть, я хуже собаки?
АНДРЕЙ.  Конечно, даже сигарет найти не можешь. (Увидав.) О, Николаич! Давай у него спросим. Дядь Саш!
(Подходит Епифанов.)
АЛЕКСАНДР.  Дядь Саш, будь другом, купи сигарет.
ЕПИФАНОВ.  О блин! Вы чё посыльного нашли?!
АНДРЕЙ.  В этой деревне, ни одного магазина, а сколько ещё здесь торчать, неизвестно.
ЕПИФАНОВ.  Магазины есть – ищите хреново.
АЛЕКСАНДР.  Ты скажи где, я сам схожу.
ЕПИФАНОВ.  Это в том доме, где ты у мужиков стаканы отобрал.
АЛЕКСАНДР.  Не отобрал, а конфисковал – это вещьдок.
ЕПИФАНОВ.  Вернёшь вещьдоки, тогда они тебе, может быть, продадут сигареты.
АЛЕКСАНДР.  У меня всё чисто, по ним статья плачет.
ЕПИФАНОВ.  Ты мне-то сынок, не рассказывай где чисто, и где какая статья.
(Уходит.)
АНДРЕЙ.  Чё за стаканы?
АЛЕКСАНДР.  Ну прикинь, иду, смотрю: мужики из призовых стаканов Кока-колы самогон хлещут!
АНДРЕЙ.  Вот из этих, что рекламируют?
АЛЕКСАНДР.  Да, смотри! (Открывает пакет.)
АНДРЕЙ.  А где, они столько взяли?
АЛЕКСАНДР. Тут, короче, недалеко завод, откуда кока-колу развозят по области. Это, типа, единственное место во всей этой округе, где хоть какие-то бабки платят. Ну эти умельцы там и тянут всё подряд.
АНДРЕЙ.  А на заводе за этим не следят?
АЛЕКСАНДР.  А, я знаю! Фишка вот в чём: привозят к ним «КОЛУ» в паках. А один допустим разорванный или в нем бутылка бракованная. Вобщем, они весь этот пак должны уничтожить. Но, сам понимаешь, кто из наших будет добро уничтожать?
АНДРЕЙ.  Естественно.
АЛЕКСАНДР.  Вот они всё это, в бидоны и домой. В чистом виде пить это уже никто не может, так они из неё самогонку делают, так и гонят отдельно: спрайт, колу и фанту. Прикинь?!
АНДРЕЙ.  Зажрались!
АЛЕКСАНДР.  Вот и я, о чём. Они себе, ещё достанут!
АНДРЕЙ.  Нафига, тебе вообще эти стаканы? Бабок лучше бы с них срубил.
АЛЕКСАНДР. Не дают – прикинь!?
(Подходит Епифанов.)
ЕПИФАНОВ.  Я зову вас, вы, что не слышите!?
АНДРЕЙ.  Чего?
ЕПИФАНОВ.  Пожарка приехала.
АЛЕКСАНДР.  Какая, пожарка?
ЕПИФАНОВ.  Большая такая, на базе КрАЗа - давайте соображайте резче!
АЛЕКСАНДР.  И чё она тут?
ЕПИФАНОВ.  Это специализированная машина, у неё, мощный брандсбойт, она стены при пожаре рушит.
АНДРЕЙ.  Это за ней, Мартынов в область ездил?
ЕПИФАНОВ.  Да. Сейчас тушить начнём.
АЛЕКСАНДР.  Слушай, дядь Саш, пока пожар не начался, дай сухими руками сигаретку выкурить.
ЕПИФАНОВ.  Дал бы я тебе сейчас прикурить.
(Епифанов достаёт сигареты, все закуривают. После подходит Мартынов.)
МАРТЫНОВ.  Курите?! Работнички! А ну-ка выбросили к чёртовой матери! Что дед?
АНДРЕЙ.  Молчит, как рыба.
АЛЕКСАНДР.  Толи уснул, а может сдох!
МАРТЫНОВ.  Дай-ка мне мегафон.
(Андрей подаёт мегафон.)
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Архип Архипович с вами разговаривает: заместитель начальника по оперативной работе главного, областного управления полиции, подполковник Мартынов. Я предлагаю вам сдать оружие, и выйти из дому. Вам не угрожает никакая опасность. В противном случае, мы будем вынуждены разрушить дом! Вы, меня слышите?! (Убирает мегафон.) Нет, так нет, и хрен с тобой. (Андрею.) Позови пожарного.
(Андрей убегает.)
ЕПИФАНОВ.  А деда домом, не придавит?
МАРТЫНОВ.  Я сделал всё, что мог.
(Выбегает Андрей.)
АНДРЕЙ.  Там с пожаркой, проблемы.
МАРТЫНОВ.  Что ещё?!
АНДРЕЙ.  Сейчас пожарный, расскажет. Там ещё…
МАРТЫНОВ.  Давай быстрей телись!!!
АНДРЕЙ.  Вас репортёр спрашивает.
МАРТЫНОВ.  Какой, к чёрту, репортёр?
АНДРЕЙ.  Я не знаю, он вслед за вами приехал.
МАРТЫНОВ. Что он хочет?
АНДРЕЙ.  С вами поговорить.
МАРТЫНОВ.  Ему что, в городе дел мало?! Чего этот придурок сюда приехал!!! Скажи мне некогда, и гони его отсюда.
АНДРЕЙ.  Он интересуется, что здесь произошло.
МАРТЫНОВ.  Любопытной Варваре… гони его отсюда, нахрен! Скажи: плановая операция МВД. Иди давай!
(Андрей уходит. Выходит пожарный.)
МАРТЫНОВ.  А у тебя, что случилось?
ПОЖАРНЫЙ.  У меня воды нет.
МАРТЫНОВ.  Не понял.
ПОЖАРНЫЙ.  Мне работать нечем!
МАРТЫНОВ.  У тебя же Н.З. воды в баке всегда должен быть!?
ПОЖАРНЫЙ.  Я ведь, только с пожара, там всё израсходовал.
МАРТЫНОВ.  А почему не пополнил?!
ПОЖАРНЫЙ.  Вы же сами подгоняли всех!
МАРТЫНОВ.  А ты объяснить не мог? Мать твою!
ПОЖАРНЫЙ.  Я пытался, вы слушать не стали!
МАРТЫНОВ.  А ты, не подумал, нахрена мне пожарная машина без воды?!!
ПОЖАРНЫЙ.  Я думал, что можно к гидранту подключиться или к водоёму какому-нибудь… Тем более, что в баке всего три тонны – этого мало…
МАРТЫНОВ.  Так что ты мне яйца морочишь? Иди и подключайся!
ПОЖАРНЫЙ.  Так нету!
МАРТЫНОВ.  Что нету?
ЕПИФАНОВ.  В этом селе, уже три года водопроводной воды нет, а гидрантов так отродясь не было.
МАРТЫНОВ.  Твою мать! А где они воду берут?
ЕПИФАНОВ.  В некоторых дворах старые колодцы есть. Так и ходят по соседям.
ПОЖАРНЫЙ.  А где ближайший колодец?
МАРТЫНОВ.  Иди быстрее – уже бы давно нашёл!
ЕПИФАНОВ.  Пойдем.
(Епифанов уходит вместе с пожарным. Выходит Андрей.)
МАРТЫНОВ.  Что, прогнал репортера?
АНДРЕЙ.  Уехал. Но мне кажется, он не поверил про плановую операцию…
МАРТЫНОВ.  Мне плевать.
АНДРЕЙ.  Он там…
МАРТЫНОВ.  Что?
АНДРЕЙ.  У соседей интервью брал – они ему на камеру наговорили.
МАРТЫНОВ.  Ты, идиот!!? Какого хрена ты его отпустил?
АНДРЕЙ.  Вы же…
МАРТЫНОВ.  Бегом за ним! Камеру забрать, а его засунь куда-нибудь. Ясно!?
АНДРЕЙ.  Ясно. (Убегает.)
(Звонит телефон.)
МАРТЫНОВ.  (В трубку раздраженно.) Да!
(Осёкшись. ) - Нет, всё под контролем, товарищ генерал.
- Через пару часов, я здесь закончу.
- Но, товарищ генерал…
- Да, будет так, как вы сказали…
- Товарищ… ( На том конце бросили трубку.)
(Мартынов кладет трубку.)
МАРТЫНОВ.  Где этот пожарный!?
(Приходят участковый и пожарный.)
МАРТЫНОВ.  Ну?
ЕПИФАНОВ.  Нашли колодец за три двора от сюда.
МАРТЫНОВ.  А ближе ничего?
ПОЖАРНЫЙ.  Говорят, у деда с другой стороны дома есть.
МАРТЫНОВ.  Тебе мегафон дать, спросишь у деда разрешение подключиться?
ПОЖАРНЫЙ.  На таком расстоянии от брандсбойта толку нет!
МАРТЫНОВ.  А какого хрена, ты сюда приехал?!
ПОЖАРНЫЙ.  Вы меня сюда притащили. А я водитель пожарной машины мне приказали – я приехал.
МАРТЫНОВ.  (Вспыхнув, берет себя в руки и собравшись начинает ёрничать.) А-а!? Так ты просто водила?! В тачках разбираешься?
ПОЖАРНЫЙ.  Ну, да…
МАРТЫНОВ.  Значит ты в курсе, что тюненговая тачка, как небо и земля, отличается от такой же, но не прошедший апгрейд?
ПОЖАРНЫЙ.  …
МАРТЫНОВ.  Так вот! Считай, что эта хибара – максимально тюненговая деревенская изба!!! Понял?
ПОЖАРНЫЙ.  Не совсем…
МАРТЫНОВ.  (Еле сдерживаясь.) Начав работу над ней, деревенские, сука инженеры, сначала улучшили «фары». Адаптировав революционную систему безщелевых, пятидесяти миллиметровых дубовых досок, в сочетании с бронировкой листовым  железом! И дополнили всю эту хрень,  оригинальными, твою мать, бойницами!!!
ПОЖАРНЫЙ.  (Пытаясь вставить.) Я понял…
МАРТЫНОВ.  Но, главное мотор! Сердце! Двигатель, сука этого ящика! Обеспечивающий, невероятную скорость, с хрелионом выстрелов в секунду! А за счет чего?
ПОЖАРНЫЙ.  Товарищ подполковник…
МАРТЫНОВ.  (Неслушая, в остервенении.) За счет - паранои, шизофрении и обреза двенадцатого калибра!
(Вышел Андрей.)
ПОЖАРНЫЙ.  Я…
МАРТЫНОВ.  И теперь это, так сказать, самая тюненговая изба в округе!!! Но предела совершенству нет. И вот тебе выпала уникальная возможность улучшить этот аппарат!!! Ты понял?
ПОЖАРНЫЙ.  Да.
МАРТЫНОВ.  (Успокоясь.)А если понял, то высовывай руки из жопы и иди работай. Или завтра, твоим детям, жрать будет нечего. (Заметив Андрея.) Ну что?
АНДРЕЙ.  Камеру забрал, а оператора и репортёра – в «бобике» закрыл.
МАРТЫНОВ.  Хорошо. Что они там?
АНДРЕЙ.  Нормально, правда, помяли мы их немного.
МАРТЫНОВ.  Если что, сам будешь отвечать.
АНДРЕЙ.  Проблем не будет, я обещаю.
МАРТЫНОВ.  Молодец. (К остальным.) Вы чё, рты пороззявали? Действуйте!
АЛЕКСАНДР.  А если рукав растянуть?
ПОЖАРНЫЙ.  Он не рассчитан на это.
ЕПИФАНОВ.  И что с ним будет?
ПОЖАРНЫЙ.  Лопнет к чертям!
АНДРЕЙ.  А если нет?
ПОЖАРНЫЙ.  Под таким давлением даже если не лопнет, человек его не удержит.
АЛЕКСАНДР.  А если мы втроём?
ПОЖАРНЫЙ.  Не знаю…
ЕПИФАНОВ.  Так растяни и узнай!
ПОЖАРНЫЙ.  Пойдемте.
(Все уходят. За забором появляются Матвеевна и Люба. Полицейские раскатывают пожарный рукав.)
ЛЮБА.  Ты дывы Матвеевна, воны Архипыча тушить зибралысь.
МАТВЕЕВНА.  Вы ж его подожгите вначале, а то, что толку?
ЛЮБА.  Краще б мэни огород полили!
МАТВЕЕВНА.  На кой? Вчера же дождь был?
ЛЮБА.  Та воны всэ одно мудатнёй занимаются.
(Соседки смеются. К операм подходит пожарный.)
АНДРЕЙ.  Вроде всё, пойду броники принесу.
ПОЖАРНЫЙ.  Э-э! Стоп, я на войну не собирался.
АНДРЕЙ.  Мы тоже, как бы, не панфиловцы.
ПОЖАРНЫЙ. Мне плевать, но я под пули не полезу!
АЛЕКСАНДР.  А под пули, никто и не пойдет.
ПОЖАРНЫЙ. (С надеждой.) Да?
АНДРЕЙ.  Конечно! Дед рубленными гвоздями стреляет.
ПОЖАРНЫЙ.  Да пошли вы!
АЛЕКСАНДР.  Слушай, огнеборец, с таким базаром, сам будешь свою кишку держать.
ПОЖАРНЫЙ.  Нет! Это не моя работа!
АЛЕКСАНДР.  Нам это, вообще по барабану.
АНДРЕЙ.  Сейчас другой пожарный приедет, а тебя – Мартынов сгноит!
ПОЖАРНЫЙ.  Блин! Давайте свои доспехи.
АНДРЕЙ.  Во, одумался! Пойду.(Уходит.)
ПОЖАРНЫЙ.  А жилет не пробьёт?
АЛЕКСАНДР.  Нет. А руки и ноги может.
ПОЖАРНЫЙ.  Вашу бабушку! Час, то часу не легче.
(Вернулся Андрей, и положил каски и бронежилеты.)
АНДРЕЙ.  А теперь надо работать быстро.
ПОЖАРНЫЙ.  Это как?
АЛЕКСАНДР.  Так чтобы халабуду, сразу развалило.
ПОЖАРНЫЙ.  Это же вам, блин, не палатка!
АЛЕКСАНДР.  (На машину.) Она – стены рушит?
ПОЖАРНЫЙ.  Я ведь, не баллистическую ракету привез – бах и нет дома! А если у этого дома метровые стены, то мы из этого шланга его два дня поливать будем!
АНДРЕЙ.  Тогда нам по медали дадут.
АЛЕКСАНДР.  И фотоаппарат – посмертно.
ПОЖАРНЫЙ.  Отличная перспектива…
АЛЕКСАНДР.  Значит одевайся.
МАРТЫНОВ.  (Из-за кулис.) Чего застряли – шевелитесь!!!
(Все одевают: бронежилеты и каски.)
ПОЖАРНЫЙ.  Значит так! Беремся втроём за рукав, и по моей команде включат насос. Струю направлять, на стык стен и крыши. Если кто-то не может дальше удерживать – кричите, бросаем и разбегаемся подальше, к чертям!
АЛЕКСАНДР.  Понятно.
ПОЖАРНЫЙ.  (В кулису.) Махну – включайте.
АНДРЕЙ.  Погоди! (Берет мегафон.) Может обойдется. (В мегафон.) Архип Архипович, сдайтесь, или мы будем вынуждены разрушить дом! (Тишина. Убирая мегафон.) А теперь поехали.
(Пожарный и опера с рукавом подходят ближе к дому. Пожарный махнул и из шланга вырывается струя воды и тут же прекращается.)
АНДРЕЙ.  В чём дело?
ПОЖАРНЫЙ. А я знаю…
АЛЕКСАНДР. Это и всё, на что твой таран способен?
АНДРЕЙ.  (Заметив обрез.) Дед!
(Андрей прыгает и сбивает Александра и пожарного с ног. ВЫСТРЕЛ.)
АЛЕКСАНДР.  Проснулся! Бежим!!!
(Опера и пожарный убегают, им вдогонку гремит ещё выстрел.)
АНДРЕЙ. Никого не задело?
ПОЖАРНЫЙ.  Нет вроде.
(Подбегают Мартынов и Епифанов.)
ЕПИФАНОВ.  Всё нормально?
АНДРЕЙ.  Да. Что там случилось?
МАРТЫНОВ.  Почему нет воды?!
ЕПИФАНОВ.  Не знаю – насос работает, а вода не идёт. Может, забился?
ПОЖАРНЫЙ.  Так быстро?
ЕПИФАНОВ.  А может там воды на самом дне. Эти колодцы сто лет никто не чистил.
МАРТЫНОВ.  Где ещё можно воды набрать?
ЕПИФАНОВ.  На окраине есть водонапорная башня, её для фермы строили – может там есть.
ПОЖАРНЫЙ.  Я больше не пойду – хоть увольняйте!
МАРТЫНОВ.  Поедешь туда, наберёшь полный бак и включишь свой брандсбойд!
ПОЖАРНЫЙ.  Я не полезу больше под пули!
МАРТЫНОВ.  У тебя лобовое стекло армировано металлической сеткой – должно выдержать.
ПОЖАРНЫЙ.  А если не выдержит?!
МАРТЫНОВ.  А если бабушке…сам знаешь что! Давай!
ПОЖАРНЫЙ.  Этой воды всё равно не хватит! Я же объясняю нужен водоём, меня вообще слышит кто-нибудь?!! Иначе всё бестолку!
МАРТЫНОВ.  Это приказ.
ПОЖАРНЫЙ.  Ах ты ж…как хорошо-то а! Где я эту башню найду?!
МАРТЫНОВ.  Участковый покажет. И пулей сюда!
ЕПИФАНОВ.  Поехали.
ПОЖАРНЫЙ.  Как вы мне все дороги ёпа-мать!!!
(Пожарный и участковый уходят. )
ПОЖАРНЫЙ.  (Из-за кулис.) Мужики помогите рукав собрать.
(Пожарный рукав утягивается в кулису.)
ЛЮБА.  (Появившись.) Матвеевна, ты ба – пожарка уезжает!
МАТВЕЕВНА.  А я только фикус на крыльцо вынесла, думала, они мне как Архипычу окна помоют, да цветочки заодно польют.
ЛЮБА.  Долго ты збыралась кума!
МАТВЕЕВНА.  (Поёт.) Ох уе, ох уехал не простился
Ох уе, ох уехал на всегда!
А я в жо, а я в жены собиралась!
А я це, а я целый год ждала!
ЛЮБА.  (Поёт.)
(Матвеевна и Люба смеются.)
АЛЕКСАНДР.  (Засмеялся.)
МАРТЫНОВ.  (Александру.) Смешно?!
АЛЕКСАНДР.  Товарищ полковник, я…
МАРТЫНОВ.  Я вам сейчас, сука, устрою балаган! (Уходит.)
АНДРЕЙ.  Ну завёлся!
АЛЕКСАНДР.  Да пошел он.
АНДРЕЙ.  (Соседкам.) Вы бы шли куда-нибудь в дом. А то из-за вашего фольклора – нам головы оторвут.
МАТВЕЕВНА.  Да-а. Давненько у нас такого цирка в деревне не было!
ЛЮБА.  Цирка нэма, одни клоуны!(Смеются и уходят.)
АНДРЕЙ.  Точно как клоуны тут ходим.
АЛЕКСАНДР.  Чё делать…
АНДРЕЙ.  Нафига он эту пожарку приволок!
АЛЕКСАНДР.  Забей.
АНДРЕЙ.  Ну идиотизм, она сейчас приедет деду огород польёт и обратно за добавкой? Стратег хренов! Говорили же спецназ нужен!! А потом ещё какую-нибудь балалайку выдумает!
АЛЕКСАНДР.  Если такой умный, предложи чё хочешь.
АНДРЕЙ.  Я уже ничего не хочу! Пусть дед в своём сарае сидит до третьего пришествия!
АЛЕКСАНДР.  Второго ещё не было.
АНДРЕЙ.  Домой хочу – помыться, пожрать и поспать!
АЛЕКСАНДР.  Поорал? А теперь заткнись Мартынов идёт.
(Подходит Мартынов.)
МАРТЫНОВ.  Свяжись с пожаркой по рации – пусть едет домой.
АЛЕКСАНДР.  Как? Рация не работает…
МАРТЫНОВ.  Тогда, сбегай пешком – и скажи!!
АЛЕКСАНДР.  Есть. (Уходит.)
(Звонит телефон. Андрей поднимает трубку.)
АНДРЕЙ.  (По телефону.) Старший оперуполномо…
- Да, здесь.
(Мартынову.) Вас.
МАРТЫНОВ.  (По телефону.) ДА.
- Ещё нет, товарищ генерал. Дед…
- Я понимаю, но он здесь настоящую крепость выстроил. Если бы нам спецназ…
- Да…
- Всё будет тихо.
- Понял, отвечу. (Кладет трубку. Через паузу Андрею.) Где твой Дик?
АНДРЕЙ.  Там, у машин сидит.
МАРТЫНОВ.  Давай его сюда.
АНДРЕЙ.  Зачем?
МАРТЫНОВ.  Занадом! Ты его сюда, зачем тащил?
АНДРЕЙ.  Товарищ подполковник, дед за свою жизнь столько собак перестрелял для него это пыль!
МАРТЫНОВ.  Откуда знаешь?
АНДРЕЙ.  Епифанов рассказывал.
МАРТЫНОВ.  Как дед собак стрелял?
АНДРЕЙ.  Да. Он когда на пенсию вышел, стал в округе бродячих собак отстреливать.
МАРТЫНОВ.  Зачем?
АНДРЕЙ.  Платили хорошо.
МАРТЫНОВ.  И как стрелял?
АНДРЕЙ.  По близости ни одной бродяги не осталось.
МАРТЫНОВ.  (Через паузу.) Так это же бродяги! А твой пёс, он ведь специально обучен для задержания?
АНДРЕЙ.  Он-то обучен…
МАРТЫНОВ.  Ты его хорошо учил?
АНДРЕЙ.  Я не об этом… Тут мы не можем к дому подойти, а как Дик туда?..
МАРТЫНОВ.  Как он туда попадёт - придумаем.
АНДРЕЙ.  Но на него же жилет с каской не наденешь…
МАРТЫНОВ.  Прекрати мне эти сопли старлей!!!
АНДРЕЙ.  Поймите Дик – не простой пёс…
МАРТЫНОВ.  Знаю, это полицейский пёс! И я это помню, а вот ты забыл!
АНДРЕЙ.  Но дед его в секунду щёлкнет!..
МАРТЫНОВ.  Не щёлкнет, если ты его чему-то научил. А если нет, то нахрена он такой нужен в полиции?!
АНДРЕЙ.  У него пятнадцать задержаний…
МАРТЫНОВ.  Вот и отлично.
АНДРЕЙ.  Но сейчас другое…
МАРТЫНОВ. Любого из нас могут убить, и этот пёс прежде сотрудник полиции, а уж потом всё остальное! Его государство для того и держит, чтобы он под пули шёл!
АНДРЕЙ.  Я понимаю…
МАРТЫНОВ.  Так иди и выполняй приказ!
АНДРЕЙ.  Я боюсь, что из этого ничего не выйдет, а…
МАРТЫНОВ.  (Перебивая.) А ты не бойся! Твоему Дику, мы поможем , а ему просто надо действовать быстро.
АНДРЕЙ.  …
МАРТЫНОВ.  Ну, что застыл? Иди и выполняй! И позови мне остальных.
(Андрей уходит, после выходят Александр, Валера и Юра.)
МАРТЫНОВ.  Нужно запустить в дом Дика. (Пресекая.) И всё! Дело решённое. Чем глаза таращить, лучше подумайте, чем собаке помочь.
АЛЕКСАНДР.  (Через паузу.) Войти можно только через чердак…
ЮРА.  Тогда лучше с той стороны дома.
АЛЕКСАНДР.  Почему?
ВАЛЕРА.  Да, там кусты – можно лестницу незаметно пронести, а люк такой же Дик его откроет.
МАРТЫНОВ.  А если дед на чердаке сидит?
ЮРА.  Давайте устроим отвлекающий штурм.
АЛЕКСАНДР.  Через веранду. Если он на чердаке – спустится.
МАРТЫНОВ.  Ну, вот и всё. Решайте, кто лестницу понесет, а кто в веранду пойдет – начинаем! И пошевеливайтесь – ходите как беременные!!!
(Все уходят. На сцену выходит Андрей с собакой.)
АНДРЕЙ.  (Собаке.) Дик, хороший мой… Ты поаккуратнее там, я прошу тебя.
Ты же у меня умный, ты главное поближе к нему подкрадись. И ружьё… берегись ружья, главное ружьё выбей у него. И вали его сразу!
Хороший мой у тебя всё получится, ты самый лучший, маленький мой…
АЛЕКСАНДР.  (Из-за кулис.) Андрюха, ты готов?
АНДРЕЙ.  Сейчас, погоди секунду! (Собаке.) Ну всё Дик, тебе пора… береги себя! Пойдем, хороший мой. (Уходят.)
(Начинают ложный штурм через веранду.)
АЛЕКСАНДР.  (Стучит прикладом автомата в дверь.) Юра давай! Ломай дверь!
ЮРА.  Давай сюда лом!
АЛЕКСАНДР.  Ещё чуть-чуть!
(Дед стреляет из бойницы в двери. Они жмуться к стене и стреляют в потолок и обитую железом дверь. Дед делает ещё пару выстрелов а после замолкает.)
АЛЕКСАНДР.  В чём дело?
ЮРА.  Неужели раскусил?!
АЛЕКСАНДР.  Бей!!
(Делают несколько ударов по двери. На чердаке слышится рык собаки, после выстрел - визг, ещё выстрел и всё стихает. Юра и Александр  выходят из веранды, к ним подбегает Андрей. Открывается люк чердака, из него высовывается голова деда, а после он за хвост выбрасывает труп собаки на улицу.)
АНДРЕЙ.  Сука!!! (Выхватывает свой пистолет.) Убью!
АЛЕКСАНДР.  (Юре.) Держи его! (Хватает Андрея.)
АНДРЕЙ.  Пустите! Дайте я его суку завалю!
ЮРА.  На улицу его тяни, или дед нас тут всех положит!
АНДРЕЙ.  Дед! Выгляни падла! (Стреляет из пистолета в дом.)
МАРТЫНОВ.  Заберите у него пистолет!
(Из окна дома гремит выстрел.)
АНДРЕЙ.  Выгляни!!! Пустите меня! Дайте я его!..(Стреляет.)
(Юра забирает у Андрея пистолет и вместе с Александром они вытаскивают его из двора.)
АНДРЕЙ.  (Вырывается.) Пустите меня! Дайте я к нему залезу!
АЛЕКСАНДР.  Успокойся Андрюша! Дика уже не вернёшь!
АНДРЕЙ.  Уйди!!!
ЮРА.  Он убьёт тебя!
АНДРЕЙ.  Мне похер! Отпусти!
(Юра и Александр продолжают держать Андрея и он потихоньку успокаивается.)
АЛЕКСАНДР.  Ну всё, всё, всё… Успокойся.
(Андрей обмякает и садится на землю.)
АНДРЕЙ.  (Плачет.) Принесите мне Дика.
АЛЕКСАНДР.  Хорошо. Только ты сиди здесь, ладно?
АНДРЕЙ.  (Кивает утвердительно головой.)
АЛЕКСАНДР.  Юр, возьми кого-нибудь и принесите Дика.
ЮРА.  Хорошо.(Уходит.)
(Юра и Валера выносят со двора труп собаки и приносят её к Андрею.
Дед за всем этим наблюдает с чердака.)
АНДРЕЙ.  Дик прости меня! (Плачет.) Я…я виноват…извини. Пойдём… (Андрей поднимает тело собаки на руки.) Пойдём, пойдём хороший мой… Маленький прости – не защитил тебя!.. Я знал, я…это из-за меня… Прости, пожалуйста! (Уходит с телом собаки.)
(Входит Епифанов.)
ЕПИФАНОВ.  Что тут было?
МАРТЫНОВ.  Что было, то прошло…(Через паузу.) Про родственников узнал?
ЕПИФАНОВ.  Нет у него никого. А жена с дочерьми как ушли – не общаются.
МАРТЫНОВ.  Совсем?
ЕПИФАНОВ.  Жена и слышать ничего не захотела.
МАРТЫНОВ.  А дочери?
ЕПИФАНОВ.  Иногда встречается с младшей, она у него любимая. Но та тоже приезжает, только когда деньги нужны.
МАРТЫНОВ.  Нам какая разница! Почему не привёз?
ЕПИФАНОВ.  Она со мной, даже разговаривать не стала.
МАРТЫНОВ.  Что она из себя представляет?
ЕПИФАНОВ.  Красивая девка лет двадцати пяти. Характер резкий, вспыльчивый.
МАРТЫНОВ.  Есть в кого. А занимается чем?
ЕПИФАНОВ.  Не знаю…
МАРТЫНОВ.  А должен знать! Поехали.
ЕПИФАНОВ.  К ней?
МАРТЫНОВ.  Поехали, поехали! Я сам с ней поговорю. (Уходят.)

ЗАНАВЕС.
























ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ.

( Выходит Мартынов, а за ним Лена. Она в высоких батфортах, короткой юбке и полушубке.)
МАРТЫНОВ.  (Подавая руку Лене.) Осторожно!
ЛЕНА.  Угу, спасибо. Здесь есть, где присесть?
МАРТЫНОВ.  (Сержанту.) Валера, дай стул Елене Архиповне.
(Сержант приносит стул. Лена садится на стул.)
МАРТЫНОВ.  (Подавая мегафон.) Договоритесь с отцом, чтобы он вышел или начал переговоры.
ЛЕНА.  Переговоры?
МАРТЫНОВ.  Как договаривались. Вы ведь понимаете это для его же блага.
ЛЕНА. Ну да… Сигареты есть?
МАРТЫНОВ.  Сейчас, конечно. (Достаёт сигареты. Угодливо.) Правда, у меня - крепкие…
ЛЕНА.  (Кривится.)
МАРТЫНОВ.  ( Кричит.) Дайте лёгкие сигареты!
ВАЛЕРА.  (Выносит сигарету.) Нате.
(Лена закуривает.)
МАРТЫНОВ.  Вы не волнуйтесь, с вашим отцом ничего плохого не случится.
ЛЕНА.  А после того, как он оттуда выйдет?
МАРТЫНОВ.  Конечно, по закону мы обязаны его арестовать… Но я уверен, суд примет во внимание: его возраст, безупречную репутацию, и конечно наше ходатайство, в пользу вашего отца.
ЛЕНА.  Вы обещаете?
МАРТЫНОВ.  Слово офицера!
ЛЕНА. Ну хорошо. (Поднимая мегафон.) Как в него говорить?
МАРТЫНОВ.  Вот кнопка.
(Лена встаёт, и подходит к дому.)
ЛЕНА.  (В мегафон.) Папа, папочка, выгляни пожалуйста!!! Это я - Лена!
(Люк на чердаке открывается и показывается голова деда.)
ЛЕНА.  Папочка, ты меня слышишь?
ДЕД.  Да Леночка!
ЛЕНА.  Папочка, стреляй ты этих ментов – сук поганых!!!
ДЕД.  Понял доченька. Хорошо!!!
(Дед тут же делает выстрел в сторону ментов и скрывается на чердаке.)
ЛЕНА.  Давай папочка мочи этих гнид! Чтобы меньше их по нашей земле ходило!!!
МАРТЫНОВ.  Какого хера!? Забирите у этой дуры мегафон!!!
(Дед продолжает палить из всех щелей. Лена стоит у дома и орёт в мегафон, а полиция не может к ней подойти т.к. дед присекает их попытки.)
ЛЕНА.  Папа давай! Не жалей патронов на них! Люди добрые, односельчане, вы посмотрите что творится! Эти суки – менты толстопузые, моего отца без всякого обвинения, взаперти держат!!! Они его убить хотят!!!
МАРТЫНОВ.  Да заберёт у неё, кто-нибудь этот чёртов мегафон или нет?!!
(В перестрелки полиции с дедом Валера ухитряется, подбежать к Лене и забирать у неё мегафон.)
МАТВЕЕВНА.  (Из-за забора Мартынову.) Что ж ты скотина делаешь!? Чем тебе этот дед помешал?!
ЛЕНА.  (Отбиваясь от Валеры.) Люди смотрите: они же его сейчас убьют не за что! Помогите!!!
МАРТЫНОВ.  (Матвеевне.) Уйдите женщина отсюда нахрен! Пока я вам случайно голову не отстрелил!
МАТВЕЕВНА.  (На всю улицу.) Бабоньки! Это что же делается?! Этот мент мне угрожает голову прострелить!!!
ЛЕНА.  Вы слышали!? Они нас всех бы с удовольствием перестреляли!
(Лена кусает Валеру за руку и вырывается. В этот момент дед стреляет и попадает в ногу Валере.)
ЛЕНА.  Молодец папочка, спасибо тебе!
ДЕД.  (Голос из дома.) Беги доченька, я прикрою!
(Лена убегает.)
ЕПИФАНОВ.  Вашу мать, какого черта вы этот тир устроили?! Валерку вытащить надо!!!
(Полиция стреляет из всех стволов. Один полицейский  подбегает и вытягивает раненого на безопасное место. Всё это время из-за кулис слышится голос Лены и гомон толпы, а дед продолжает стрелять.)
ЛЕНА.  (Из-за кулис.) Люди! Помогите моему папе! Вы же его всю жизнь знаете!
ГОЛОСА.  – Я з ным пивжиття прожила спокийно.
  - Хороший мужик твой отец!
  - Добрый. Он нам ворота и забор поставил!
  - У него руки золотые!
  - Да сколько могут они над нами издеваться!
ЕПИФАНОВ.  (Мартынову.) Только революции нам и не хватало! Она против нас сейчас всё село соберет!
МАРТЫНОВ.  Пойди, разгони этих колхозников?!
ЕПИФАНОВ.  Ох, ты умный, блин! Их в десять раз больше чем нас. Если сейчас не увезти эту дуру и не успокоить её папу, то эти, как ты говоришь, колхозники - нас в навоз втопчут!
ГОЛОС ЛЕНЫ.  Люди миленькие, помогите мне папочку защитить от этих сук поганых!
ГОЛОСА.  – Правильно!
  - Хватит! Как на войне живём!
- Совсем совесть потеряли! Беззаконие полное!
- Мало им взяток, так они нас отстреливать ещё хотят!
  - Мужики надо прекращать этот беспредел!
ЕПИФАНОВ.  (Мартынову.) Слыхал?! Теперь их не успокоить.
МАРТЫНОВ.  Возьми парочку ребят, попробуй её увезти отсюда.
ЕПИФАНОВ.  Ты - привёз, ты и увози!
МАРТЫНОВ.  Я прошу сейчас хоть не надо! А мы попробуем деда угомонить.
ЕПИФАНОВ.  Ладно, давай! (Уходит.)
МАРТЫНОВ.  Саша!
(Подбежал Александр.)
МАРТЫНОВ.  Там слезоточивый газ привезли?
АЛЕКСАНДР.  Сейчас спрошу.
МАРТЫНОВ.  Погоди! Если что, забрасывайте дом газом.
АЛЕКСАНДР.  А сколько его туда?
МАРТЫНОВ. Да весь давай!
(Александр убегает.)
ГОЛОСА  (За кулисами.) – Я твоих ментов годувала, а воны бач що творят.
  - Да! Ты Николаич сюда не суйся!
ГОЛОС ЕПИФАНОВА.  Лена давай поговорим.
ГОЛОС ЛЕНЫ.  Я тебе не Лена, мент поганый!
АЛЕКСАНДР.  (Подбежав к Мартынову.) Всё, я пацанам шашки и капсулы выдал – сейчас начнём!
МАРТЫНОВ.  А что там, у Николаича, не видно?
АЛЕКСАНДР.  Держится пока!
МАРТЫНОВ.  Ну давай командуй.
(В дом со всех сторон стали лететь капсулы из ракетниц и шашки со слезоточивым газом. Стрельба прекратилась и дым стал валить из дома и застилать деревню. Во дворах стали реветь коровы и другая скотина.)
     ГОЛОСА (За кулисами.) -Бабоньки, они газ пустили!
     -Сейчас скотина задохнётся!
     -Смотри, всю деревню затягивает!
     -Скотину спасать надо!
АЛЕКСАНДР.  (Прикрывая лицо. Платком и вытирая слезы.) Всё!
МАРТЫНОВ.  Как там?
АЛЕКСАНДР.  Я не знаю, кто это выдержит! У соседей скотина стала задыхаться!
МАРТЫНОВ.  А толпа?
АЛЕКСАНДР.  Разбежалась с проклятиями и матом скотину из дворов выводить.
МАРТЫНОВ.  А Епифанов где?
АЛЕКСАНДР.  Когда толпа разбежалась, они дочку в бобик затолкали и уехали.
МАРТЫНОВ.  Хорошо. Дым пусть чуть рассеется – в дом пойдём.
АЛЕКСАНДР.  У нас противогазы есть, может, сейчас попробуем?
МАРТЫНОВ.  Давай!
АЛЕКСАНДР.  Там Савельев и Лунин готовы уже! (Убегает.)
(Через мгновение двое полицейских  в противогазах выносят из-за дома лестницу и ставят её к чердаку. В этот момент открывается люк чердака, из него с клубами дыма высовываться палка и отталкивает лестницу. А после гремит выстрел из обреза.)
МАРТЫНОВ.  Уходите оттуда!!!
(Полицейские в противогазах скрываются за углом дома.)
МАРТЫНОВ.  (Вытерая слёзы.) Саша!
АЛЕКСАНДР.  (Выйдя.) Да?
МАРТЫНОВ.  С ребятами всё впорядке?
АЛЕКСАНДР.  Успели уйти огородами.
МАРТЫНОВ.  Скажи всем, что на сегодня всё.
АЛЕКСАНДР.  Совсем?
МАРТЫНОВ.  Да.
АЛЕКСАНДР.  А что с дедом делать?
МАРТЫНОВ.  Не знаю. Не дед, а терминатор – ни хрена его не берёт!
    АЛЕКСАНДР.  В лаву его надо.
МАРТЫНОВ.  Ага… Через пару  часов меня туда засунут.
АЛЕКСАНДР.  Да, ладно вам, выкрутимся как-нибудь.
МАРТЫНОВ.  Ну да…
АЛЕКСАНДР.  А чё – телефон отключить, чтобы никто не дозвонился, и главное сейчас пока к дому не лезть.
МАРТЫНОВ.  Проиграл… парадокс.
АЛЕКСАНДР.  Что?
МАРТЫНОВ.  Какой-то полубомж…и ничего ты с ним не сделаешь. Даже если этот дом в асфальт закатать вместе с ним – всё равно!!!  Парадокс ! Можно толпы на площадях разгонять, воров всех пересажать, террористов к ногтю… а об деда все лоб расшибём! Парадокс… (Аександру.) Ты иди, я сейчас…
(Александр уходит к остальным. Те в стороне натягивают навес из брезента, от начавшегося дождя. Газ стал рассеиваться, и скотина прекращает кричать, а вместе с ней смолкают голоса односельчан.  К Мартынову подходит Войков, он явно возбуждён.)
ВОЙКОВ.  Я начальника ищу… мне, эт-сама, главный нужен.
МАРТЫНОВ.  (Устало.) Я старший, чего тебе?
ВОЙКОВ.  А вы мне, эт-сама, не тыкайте! Мы телят на одном лугу, как говорится…
МАРТЫНОВ.  Ты кто?
ВОЙКОВ.  Я председатель местного совета, и кандидат в депутаты района!
МАРТЫНОВ.  (Без эмоции.)А, понятно…
ВОЙКОВ.  Ты погоди!.. Почему вы так со мной, эт-сама…говорите!??
МАРТЫНОВ.  Чего тебе, председатель?
ВОЙКОВ.  Я требую, чтобы вы…того…прекратили беспредел, и оставили нашего Архипыча – в покое!!!
МАРТЫНОВ.  Отвали, и так тошно.
ВОЙКОВ.  Я найду на тебя, эту… как её… управу! Сейчас-же, поеду жаловаться и всё, как говорится…про вас - вот это… доложу!
МАРТЫНОВ.  (Спокойно.) Ты не только, никуда не поедешь, но и здесь будешь помалкивать. Потому как если, ляпнешь кому – вылетишь из своих депутатов, как пробка.
ВОЙКОВ.  А ты меня, этого…не пугай!!!
МАРТЫНОВ.  А я тебя, «этого» ни хрена и не пугаю – а оберегаю.
ВОЙКОВ.  А мне плевать. Пусть я вылечу…но, погоди… я вам не дам, эт-сама …над нами измываться! И вот погоди…полетишь – ты отсюдава.
МАРТЫНОВ.   Давай - действуй.
ВОЙКОВ.  (Внезапно взорвавшись.) Да, я буду действовать! Надоело, эт-сама…сквозь пальцы-то!!! И ты меня, того…не запрёшь, как этих…как их…
МАРТЫНОВ.  Журналистов?
ВОЙКОВ.  Да! (Растеряно.) Вы же нас, эт-сама, должны…а вы?.. Мусора вы, вот вы… Эх!!! (Уходит.) Ничего, мы найдём на вас управу!
( Все сидят под импровизированным навесом. Мартынов сидит в стороне один, К нему подходит Александр.)
АЛЕКСАНДР.  Товарищ подполковник, кого в периметр поставить?
МАРТЫНОВ  Что?
АЛЕКСАНДР.  У всех ранения, может подкрепление вызвать?
МАРТЫНОВ  Да, чёрт с ним, с этим периметром. Отдыхайте.
АЛЕКСАНДР.  Анатолий Гаврилович, у вас закурить есть?
МАРТЫНОВ.  На. (Протягивает пачку сигарет.)
АЛЕКСАНДР.  Пойдёмте к нам под навес, дождь всё-таки.
МАРТЫНОВ  Спасибо.
АЛЕКСАНДР.  Там Епифанов чай привёз.
МАРТЫНОВ  У меня в машине бутерброды остались, я сейчас принесу.(Уходит.)
(Александр подходит к остальным.)
АНДРЕЙ.  …и вот я на этого прокурора наручники и в отделение.
ВАЛЕРА.  Это тебе твой начальник приказал?
АНДРЕЙ.  Начальнику генерал лично звонил в отделение.
АЛЕКСАНДР.  Про своего «собачатника» рассказываешь?
АНДРЕЙ.  Да.
ЕПИФАНОВ.  Почему - собачатника?
АНДРЕЙ.  Он домой синий шёл, а соседка с собачкой гуляла. Собачёнка карманная такая затявкала на него, и он её – ногой! Бабка этого прокурора по спине поводком шлёпнула, а он её с трёх ударов в реанимацию!
ЮРА.  И что дальше!
АНДРЕЙ.  А дальше власть поменялась – с прокурора обвинения сняли, а меня с должности. Месяц провёл на нарах, из следователя превратился в дознаватели и приехал к вам.
ВАЛЕРА  И всё, капец?
АНДРЕЙ.  Всё только начинается! На мне уголовное дело за превышение!.. Начальник правда за меня мазу тянет, но его тоже в другой город перевели…
ЕПИФАНОВ.  Надо было прокурора этого, с ребятами тихонько ночью, в реку бросить.
(Подходит Мартынов.)
МАРТЫНОВ  Возьмите мужики. (Отдаёт бутерброды.) Жена собрала.
АЛЕКСАНДР.  (Мартынову.) Чай?
МАРТЫНОВ  Давай.
ЕПИФАНОВ.  И мне ещё налей, а то нога чё-то вообще застыла.
МАРТЫНОВ  А что с ногой?
ЕПИФАНОВ.  Летёхой ещё на мотоцикле отморозил.
АЛЕКСАНДР.  Зимой?
ЕПИФАНОВ.  По триста километров в день на участке наматывали. Выдали тебе куртку кожаную, шлем, краги – их не так продувало и вперёд!
АНДРЕЙ.  Спасало?
ЕПИФАНОВ.  Да хрен, там! Ни защитные стёкла, ни щитки не помогали – всё от холода коченело.
АНДРЕЙ.  А работали как?
ЕПИФАНОВ.  Приезжаешь в райотдел с перекошенной мордой с бровей сосульки! К такой круглой печке встал, через полчаса оттаял, дела порешал – на мотоцикл, как на коня в седло, и фоер!
АЛЕКСАНДР.  Я, махал, такую службу!
ЕПИФАНОВ.  А после ноги стали отказывать. Утром вначале на колени с кровати встаёшь после расходишься чуть-чуть и на работу.
АЛЕКСАНДР.  Идиотизм!
ЕПИФАНОВ.  Мне повезло, машину дали. А один корефан мой, так инвалидом и остался.
АЛЕКСАНДР.  Да, не ту страну назвали Гондурасом!
АНДРЕЙ.  Может, если не будем на деда внимание обращать, он свалит, и мы по домам поедем?
МАРТЫНОВ.  Не свалит.
ЕПИФАНОВ.  Да, не для этого он тут оборону держит.
АНДРЕЙ.  Чего ему вообще надо?..
ЕПИФАНОВ.  Может что-то сказать.
АЛЕКСАНДР.  Шел бы тогда с плакатом под мэрию!
МАРТЫНОВ.  Под мэрию идут те - кому дома скучно, или заработать хочется.
(В глубине дома слышится выстрел.)
АНДРЕЙ.  Опа!
АЛЕКСАНДР.  А дедуля не спит.
МАРТЫНОВ.  В кого он стрелял ? Наших там нет?
АЛЕКСАНДР.  Да, нет вроде.
АНДРЕЙ. Глухой звук, на ту сторону дома стрелял, кажется.
АЛЕКСАНДР.  Валера, пойдём посмотрим.
МАРТЫНОВ.  Аккуратнее.
ВАЛЕРА  Темно уже – не заметит.
АНДРЕЙ.  Кого-то ведь он заметил.
(Александр и Валера уходят.)
МАРТЫНОВ.  Кто может лазить в такое время?
АНДРЕЙ.  Может кто из односельчан полез ему помочь, а он в него жахнул?
ЕПИФАНОВ.  Чёрт его знает, я вообще думаю выстрел был внутри.
МАРТЫНОВ.  Сейчас узнаем.
(Через некоторое время возвращаются Валера и Александр.)
АЛЕКСАНДР. Никого.
МАРТЫНОВ.  Хорошо смотрели?
ВАЛЕРА.  Все кусты облазили.
АЛЕКСАНДР.  Бурьян ровный стоит не примятый – кроме нас там никто не ходил.
ЮРА.  Может у него «белка» и он по чертям палит?
МАРТЫНОВ.  Дай мегафон.
(Юрий подаёт мегафон.)
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Архип Архипович, вы меня слышите? Это Мартынов. У вас что-то случилось? Ответьте!
АЛЕКСАНДР.  Безполезняк!
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Мы можем вам помочь? (Андрею.) Возьмите лестницу и с Сашей залезьте на чердак, только осторожно!
АНДРЕЙ.  Понял.
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Если вы ранены, мы окажем вам помощь. (Операм.) Будьте начеку, если что бейте на поражение!
    АЛЕКСАНДР.  Ясно.
(Андрей и Александр уходят.)
МАРТЫНОВ.  Давайте. (В мегафон.) Архип Архипович, ответе нам!
ЕПИФАНОВ.  Надо чтобы хлопцы нарочно шумнули, если дед в засаде то выдаст себя.
МАРТЫНОВ.  (Сильно жестикулируя и шёпотом.) Грюкните, чем-то поняли? Да, сильно!
(Андрей и Александр утвердительно кивают головами.)
МАРТЫНОВ.  (Шёпотом.) И аккуратно!!!
(Андрей и Александр с грохотом ставят лестницу к чердаку, а сами прячутся за козырьком крыши.)
АНДРЕЙ.  (Громко кашляя.) Кхе-кхе. Давай Саня, я лестницу подержу!
АЛЕКСАНДР.  (Роняя каску.) Запарила она меня! (Осторожно надевает каску обратно.)
АНДРЕЙ.  Выброси её к чертовой матери!
АЛЕКСАНДР.  А потом как я её найду?!
АНДРЕЙ.  Давай её мне и лезь давай!
(Всё это время, они стоят прислонившись к стене дома. Андрей вопросительно кивнул головой.)
ЕПИФАНОВ.  (Шепотом.) Тихо…
МАРТЫНОВ.  (Шепотом.) Залезайте!
(Александр и Андрей осторожно поднимаются вверх по лестнице, открывают люк и протискиваются на чердак.)
ЕПИФАНОВ. Молодцы!
МАРТЫНОВ.  Главное чтобы дед их где-нибудь за шкафом не подкараулил.
ЕПИФАНОВ.  (Через паузу.) Чего они там молчат?..
МАРТЫНОВ.  Спросить?
ЕПИФАНОВ.  Давай подождём…
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Товарищ подполковник, вы меня слышите?!
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Чего так долго?!
АЛЕКСАНДР.  Тут темно как у негра в кармане!..
МАРТЫНОВ.  Короче, что там?
АЛЕКСАНДР.  (Из дома.) Кажется дед внизу лежит, но мы не знаем как туда спустится…
ЕПИФАНОВ.  Он жив?
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) А хрен его знает – не шевелится.
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) Фонарики нужны, а то от моей зажигалки толку нет.
МАРТЫНОВ.  (Валере.) Передай им фонарики. Бегом!!!
(Валера убегает.)
 МАРТЫНОВ.  Чего сразу не взяли?..
ЕПИФАНОВ.  О другом все думали…
АНДРЕЙ.  (Высовываясь из люка, сержанту.) Потом лестницу мне сюда подашь.
ВАЛЕРА.  Хорошо.
АНДРЕЙ.  (Мартынову.) Дед лаз прорубил из комнаты на верх, прыгал как сайгак туда сюда… А сейчас свою лестницу вниз скинул.
МАРТЫНОВ.  Быстрей давай, не дай Бог, он сейчас в Саню пальнет!
АНДРЕЙ.  По-моему, он уже ни в кого не пальнет.
(Андрей с лестницей скрывается в доме.)
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Ну что?
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Дед застрелился!
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) В доме нет ничего – ни мебели, вообще ничего!
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Документы его поищите.
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) Наверху егерьский ящик, в нем: пустая банка пороха, два заряженных патрона и горсть нарубленных гвоздей!
МАРТЫНОВ.  (В мегафон.) Что ещё?
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) Вокруг ящика пустые гильзы валяются, и всё!
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) А у меня кроме пустых гильз внизу, лежит дед. Возле него обрез. Стрелял себе в сердце, но не гвоздями, а пулей. Документов при нем нет. Полы везде сорваны – ни ящиков ни пакетов тоже нет – пусто!!!
МАРТЫНОВ.  (Зайдя с остальными во двор. Александру.) Внимательно посмотри может у него какая-нибудь записка есть?
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Нашел!
МАРТЫНОВ.  Что?
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) А нет. Это из газеты что ли, вырезка...
МАРТЫНОВ.  Читай!
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома. Читает.) « Господи дай мне силы изменить то, что я могу изменить! Дай мне терпение принять то, что я изменить не в силах! Дай мне мудрость отличить первое от второго!»
Всё!
МАРТЫНОВ.  Лабуда, какая-то! Поищи ещё хорошенько!
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Больше ничего! Эту бумажку выбросить?
МАРТЫНОВ.  Не надо! На безрыбье, как говорится, хоть эту фигню к делу приобщим.
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) У меня всё!
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) И у меня!
МАРТЫНОВ.  Попробуйте с той стороны дверь открыть.
(Из дома слышаться удары в заколоченную дверь.)
АНДРЕЙ.  (Голос из дома.) Мы сейчас здесь в лепёшку разобьёмся!
ЕПИФАНОВ.  Давайте вместе – вы оттуда, а мы тосюда.
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Нифига! Она даже не шевелится – её только взрывать надо!
ЕПИФАНОВ.  А как же деда оттуда вытащить?!
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Бляха-муха!!!
ЕПИФАНОВ.  Может, от окна попробуем оторвать?
МАРТЫНОВ.  (Епифанову.) Надо у соседей лом взять, или гвоздадёр мощный.
ЕПИФАНОВ.  С нами здесь теперь никто даже разговаривать не станет.
МАРТЫНОВ.  Короче! Некогда возится! Какой-нибудь самосвал, поблизости есть?
ЕПИФАНОВ.  На соседней улице, у хлопца одного, КаМАЗ стоит.
МАРТЫНОВ.  Срочно бери его, пусть он сюда задом сдаст, а вы деда с чердака, в кузов сбросите. И всё!
ЕПИФАНОВ.  Как-то это…
МАРТЫНОВ.  А вот так это! Через полчаса никого здесь не должно быть. Ясно?
ЕПИФАНОВ.  …
МАРТЫНОВ.  Ну вот и всё! Отвезёшь его сейчас на судмедэкспертизу, и забудем это нахрен! (Операм в доме.) Сами затяните деда наверх?
АНДРЕЙ.  (Голс из дома. Напряжённо.) Уже наполовину затянули!
АЛЕКСАНДР.  (Голос из дома.) Тяжёлый гад!!!
МАРТЫНОВ.  (Епифанову.) Давай, майор, пошевеливайся! Оставляю тебе этих двоих, (кивает на дом) а остальных забираю.
ЕПИФАНОВ.  Куда?
МАРТЫНОВ.  Туда!!! Тебе, ещё сиську может оставить?! У меня есть дела поважней! И не тупи, у тебя полчаса!!! (Уходит.)


КОНЕЦ.


Рецензии