Как я взялась за перо...

                                 
                                   (БЫЛЬ)


    Мне было пять лет. Мы с отцом отдыхали  в Студеном овраге.Это был самый респектабельный дачный массив -"легкие нашего города", куда выезжали все интеллигентные люди города: музыканты, писатели, ученые,переводчики, врачи. Много дач снимали приезжие из других городов-чаще всего из Москвы. Всё напоминало Переделкино,что под Москвой.Нас пригласил погостить у себя на даче папин  друг и коллега Алексей Иванович Метченко, известный литератор, профессор,знаток советской литературы, автор книг о Владимире Маяковском ,живой, общительный и  интересный собеседник. Дача их была старинная, с огромной верандой и большим столом на ней.Над столом висел красивый оранжевый абажур с кистями-символ достатка в то время. На столе в любое время суток кипел и блестел настоящий Тульский медный самовар -красавец, весь в медалях и орденах, как за боевые заслуги, похожих на старинные монетки или папин "иконостас",полученный за проявленное мужество во время Великой Отечественной войны и за победу в ней.Он надевал китель с  орденами и медалями по большим праздникам, как и все, кто пришёл с фронта, и все любовались им. Ему очень шёл этот орденоносный китель. Но с войны он принёс не только награды, но и ранения в ногу и руку, которые беспокоили его всю жизнь- потерял  безымянный палец,...а всегда мечтал играть на пианино...и играл, только без него...С людьми было понятно,их награды заслуженные, они воевали, а вот с другим... Я любила разглядывать эти монетки и проникалась уважением к самовару. Для меня было непостижимо -  как самовар, а не человек, может получить столько наград? Он ведь на войну не ходил...Красивый, но неодушевленный.Он блестел и я разглядывала себя, как в зеркале в нём.С разными вопросами я приставала ко взрослым, так как это для меня было загадкой.За вечерним столом я внимательно изучала уже медальки на бутылках вина, которое пили взрослые. И вновь я удивлялась появлению медалей на этикетках вин.За что медали? Мне объяснили, что эти медали присуждаются на специальных выставках -например таких, как ВДНХ  в нашей стране,людьми специалистами в этих областях, кто знает в этом толк, и ещё на  ярмарках за границей,за высокое и особое качество вина, тайны его приготовления, приятный вкус, запах,и градус.... присуждают и вручают кубки, грамоты, дипломы и медали.Чем больше медалей,-тем лучше качество продукта. Я в этом пока ничего не понимала.-Подрастёшь-поймёшь...-говорили взрослые. Рассказали мне, что и собаки, кошки, лошади тоже получают медали и кубки за экстерьер - внешний вид,красоту и чистоту породы,выправку, умения ...и тоже на специальных выставках." Порода выше красоты!"- я долго думала над этой фразой, и соглашаясь, и обижаясь за своего друга Каштанку,собаку,которая жила на даче с нами. Мне было горько и обидно за неё,она была просто дворняга,не чистых кровей, беспородная, смесь какая-то, шутливо её все называли "двортерьер",но отличалась благородством.
 Я бы ей отдала все медали мира за красоту, ум и доброту! Как несправедлива,
все-таки, жизнь! Наиболее понятной и доступной была церемония чаепития.За этим
дачным столом  мы пили чай с вишней, или с вкусным вареньем из разных ягод, но самым вкусным лакомством считались пенки от свежего сваренного варенья.
 Особенно вкусные были пенки от "царского" варенья из крупного зеленого
крыжовника с вишневыми листьями...Вкуснота! Самовар гудел и блестел,как солнышко, призывая всех к себе на чаепитие. Наливали из замечательного красавца крутой кипяток,который считался очень вкусным и особенным и любовались фарфоровыми чашками красивого дачного сервиза.В чай добавляли смородиновые листья, мелису и мяту для аромата.Но главное сокровище на даче была, все-таки, моя любимица, совершенно очаровательная рыжая собака Каштанка.В этом доме любили животных.Я влюбилась в неё, как влюблялась во всех собак на свете, и она мне отвечала этим же.Мы с ней так подружились,что не расставались ни на минуту: куда я - туда и она идёт. Играли в прятки и мяч, ходили купаться на Волгу, уходили на этюды, она сидела  и смотрела на меня с любовью, как я рисую, оценивающе поворачивая голову, то налево,то направо, как великий ценитель искусства, разглядывая мой очередной «шедевр»,…а я её спрашивала – нравится ей или нет то, что я нарисовала? И требовала,чтобы она говорила правду.Она с любовью смотрела на меня, виляла весело хвостом, и, лизнув мне нос,радостно подпрыгивала, и кружилась, будто танцевала по кругу -так она выражала своё отношение к живописи.Судя по всему ей явно нравилось моё творчество. Ну,что тебе ответил твой критик Стасов?- спрашивал шутливо меня отец. Он сказал,что понравилось -отвечала я. Это всех забавляло.Папа часто ходил на этюды и брал меня с собой,а Каштанка непременно присоединялась к нам и ждала свой бутерброд, когда мы делали обеденный перекус.Ей был приготовлен специальный обед.Так мы дружно жили на природе.Когда наступал вечер, мы переодевались в вечерние туалеты, украсив себя шалью, цветком или брошью и устраивали концерт. Часто Каштанка устраивала нам "концерты". Мы наслаждались её "бельканто", так как она отлично пела под белый старый дачный рояль,ведь у неё был абсолютный слух,так шутили все :...стоило мне или кому-нибудь  заиграть на рояле, как она начинала так голосить, так подвывать, что выходила на самые высокие нотки, напоминая арии Царицы ночи Моцарта.Все смеялись и хвалили её.Папа говорил: - Ах, ты умница, Зарочка ,ты наша Долуханова. Та, понимая, что её хвалят,старалась петь ещё громче и выше забраться по голосовой лесенке....Я её всегда целовала за это в мокрый нос.А папа говорил ей ласково: -Ай, молодец! Ах, умница Каштаночка !Браво! Браво! Ну, довольно, дорогая!отложим арии на завтра, хорошо? А сегодня достаточно, спасибо...пусть другие споют - она радостно вертелась рядом, понимая и оценивая внимание к своей особе...Вот он, момент славы!Она была всеобщей любимицей. Заметив нашу обоюдную любовь и привязанность друг к другу, Алексей Иванович спросил у меня: -  Вижу, вы с Каштанкой не расстаётесь, любите друг друга.- Надеюсь, что так. Я кивнула в знак согласия. - Ещё бы! Конечно любим! Я ей даже свой бутерброд с любимой колбасой старалась скормить. - А сможешь ли ты написать рассказ о Каштанке, о своей любви к ней и её забавах, играх,про вашу дружбу и любовь? Постараешься- получишь гонорар.Если сочинение понравится, то мне обещали выдать настоящий, первый в моей жизни гонорар !!! на который я смогу купить себе что угодно, включая мороженое! Звучало заманчиво и я решила попробовать. Мне дали листок бумаги  и я стала писать.Когда я закончила писать, было создано жюри, состоящее из Алексея Ивановича, моего отца и Иосифа Марковича Машбиц - Верова, тоже литературоведа, критика,который знал лично А.Блока и писал о нём. Он случайно зашёл на дачу и с удовольствием принял участие в жюри,так как знал меня, бывая у нас дома, называл Ангелом и рад был всему в жизни, как мне казалось. У всех членов жюри были серьёзные, сосредоточенные лица.Они сели за стол, как настоящая комиссия, и на полном серьёзе  Алексей Иванович прочёл текст  моего сочинения вслух. Все слушали с вниманием.Наступила пауза. Я замерла ожидая приговора...и даже чуть перетрусила в этот момент... -   Ну ,что? Плакало моё мороженое...-подумала я.
-    Ну, что? Она справилась хорошо ,на мой взгляд! Изложила всё интересно и с
любовью.Слог хороший.Ты знаешь, Николай,она будет писать, у неё есть дар, надо это развивать, пусть пишет, -сказал Алексей Иванович отцу.Иосиф Маркович поддержал его и пожелал стать мне настоящим писателем, ещё пожелал"доброго здоровьица"- он всегда так желал его, когда с ним здоровались или говорили "спасибо".Видно знал настоящую ему цену, особенно после семнадцати лет лагерей и тюрем. Папа согласился с их мнением, поздравил меня с первой победой и пожелал не забывать их напутствия.Они выдали мне «документ» о сумме первого в моей жизни гонорара, расписались в нём, я тоже расписалась и дрожащими руками получила его. Как я обрадовалась, что куплю на него мороженое, ну, и ещё немного колбасы для Каштанки. Ведь она тоже участвовала в этом конкурсе.Этот шутливый документ я нашла недавно в книжке и вспомнила эту историю...Вспоминаю,как я переела мороженного и у меня разболелось горло. Меня напоили чаем с малиной и уложили в постель.Каштанка дежурила у моей кровати ожидая моего выздоровления.
  Папа перед смертью сказал мне:- Ты пиши, не бросай,...помнишь, тебе Алексей
Иванович ещё в детстве об этом сказал... и Машбиц...у тебя есть дар.Вот, с тех пор и пишу по завету старших. Шутка шуткой, а писать я всё - таки стала, перо до сих пор у меня в руке.Хорошо бы, чтобы и гонорар не оказался первым и последним.
2012г
*Машбиц- Веров Иосиф Маркович родился в 1900г,прожил долгую, сложную жизнь.89
лет.Известный критик и литературовед, литературный аналитик.
 Писал книги о Маяковском и Блоке. Был с ними знаком. Был первым аспирантом отца символизма-В. Брюсова.Репрессирован,провёл в лагерях 17 лет! Дважды сидел в камере смертников.Работал на лесоповале.Его объявили врагом народа за то,что он "хотел взорвать Кремль".Помогал М. Горькому создавать Союз писателей. Работал с А. Луначарским, Крупской Н.К. над программой и созданием первого учебника по литературе для школы.Очень любил свою жену(первую) и даже взял в свою фамилию добавку- Веров. С ней расстались по политическим причинам.


Рецензии
До конца не дочитал. Не смог. Текст оформлен небрежно, будто не подвергался редактированию. Неприятно читать. Странно это в моём понимании для члена Союза писателей.

Алексей Панов 3   17.02.2018 20:43     Заявить о нарушении
Алексей! Текст написан отлично, а вот когда его впечатываю сюда, он во все стороны топорщится. Я не дока в компах, поэтому уж простите, не утруждайте себя чтивом, тем более, когда неприятно читать.А Вам неплохо бы задуматься о своём характере, думаю, что он не "подарочек", с таким трудно уживаться в жизни.К себе Вы также нетерпимы? Всё-таки, содержание первично , на мой взгляд.Ольга.

Ольга Сергеева -Саркисова   17.02.2018 21:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 65 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.