Писатель с большой дороги Кузница гениев

От автора.

http://co-a.com/index.php?Itemid=25  - полностью рукопись произведения здесь

Это повествование -первая попытка автора написать плутовской роман, жанр любимый мною, но как-то забытый и заброшенный в последнее время
Роман называется "Кузнеца аферистов"
Время действия - начало 21 века.
Место: Омск и его дачные окрестности, столица.
Он является частью триптиха "Разбитое зеркало", хотя может стать и отдельным произведением.



Вступление

Пролог ВРЕДНЫЕ ОПЫТЫ ПРОФЕССОРА ПРЕОБРАЖЕНСКОГО
Часть  1
КУЗНИЦА  СТРАННИКОВ ИЛИ ФАБРИКА ПРОХОДИМЦЕВ
ВСТУПЛЕНИЕ
ЧАСТЬ 1  КАК  ХОРОШО БЫТЬ ГЕНЕРАЛОМ
Глава 1  Явился не запылился.
Глава 2  Если друг оказался вдруг
Глава 3  И был поэтический вечер, но наступило утро
Глава 4  Большому кораблю большое плаванье
Глава 5  Все на борьбу с журналистами
Глава 6  Вихри враждебные веют над нами
Глава 7  Кто-то теряет, а кто-то находит.
Глава 8  Поди туда не знаю куда и освободи генерала
Глава 9  И Генералы сдаются в плен
Глава 10 Днем погоня, ночью засада
Глава 11 Трудно искать черную кошку в темной комнате, но кто ищет, тот всегда найдет неприятностей на седую голову.
Глава 12  А за прощаньем будет встреча.
Глава 13  Встань и иди
Глава 14  Тайное становится явным
Глава 15  Грубые ошибки лекарей.
Глава 16  Арестовали твою мать, твою мать, твою мать
Глава 17  Еще одно воскрешение из мертвых
Глава 18  Исчезновение профессора.
Глава 19  Пропал и нашелся

ЧАСТЬ 2 ПРОФЕССОР С БОЛЬШОЙ  ДОРОГИ

Глава 1  Черти бывают разными
Глава 2  Начало таинственной  истории
ГЛАВА 3  Профессору требуется опытный киллер
Глава 4  Киллера заказывали?
Глава 5  Нужные люди
Глава 6  Пилигрима заказывали?
Глава 7  Что бы это значило??? Реальность
Глава 8  Союз палачей и жертв
Глава 9  Писатели  бывают разными
Глава 10 Роман в романе  Не верь своим глазам. Спасайся, кто может!  Афраний идет к вам.
Глава 11   И что же из этого следует? Следует жить
Глава 12  Достал этот профессор с большой дороги

ЧАСТЬ 3  КТО УБИЛ  ПРОФЕССОРА?
Глава 1

Похождения и трагическая гибель поэта и доктора разных наук в народе именуемого Пилигримом
Глава 2  Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.
Глава 3  ОГРАБЛЕНИЕ ПО-РУССКИ (РЕКЛАМНАЯ КОМПАНИЯ)
Глава 4  Что бы это значило?
Глава 5  ВОЗМЕЗДИЕ НЕМИНУЕМО   (РЕКЛАМНАЯ КОМПАНИЯ-2)
Глава 6  ОГРАБЛЕНИЕ В МИРОВОМ МАСШТАБЕ (РЕКЛАМНАЯ КАМПАНИЯ-3)
Глава 7  И что же следует дальше?
Глава 8  Будущее в прошедшем.
Глава 9  Кого хороним, господа?
Глава 10  То ли сон, то ли явь
Глава 11  Я – историк, я люблю рассказывать истории
Глава 12   Шаг вперед и два назад
Глава  13  Происшествие на дороге
Глава 14   Кто-то теряет, а кто-то находит
Глава 15   Убить или  продать в рабство?
Глава 16  Ложка правды в бочке лжи
Глава 17  Разговор с биографом продолжается.
Глава 18  Аскар не  признается в убийстве.
Глава 19 Свидание в старой бане. Банник нас рассудит.
ГЛАВА  20   Сон о старой деве.
Глава 21   Память вернулась к Аскару.
Глава 22   Князю- славу, почести себе
Глава 23  Кто ищет, тот всегда найдет.
Глава 24   Пропал и нашелся.
Глава 25   Допрос с пристрастием.
Глава 26   Хитрости защиты и нападения.


Как хорошо быть генералом. Кузница аферистов-1

КУЗНИЦА СТРАННИКОВ ИЛИ ФАБРИКА ПРОХОДИМЦЕВ
ВСТУПЛЕНИЕ

И вот опять они выходят на охоту,
И прихватив мундиры и кресты,
Спешат на очень тяжкую работу,
От этой задыхаясь высоты.
И мы опять с улыбками встречам,
И верим тем, кто обмануть готов,
И души и дома им раскрываем,
Все принимаем просто и без слов.
Откуда Хлестоковых столько рядом,
И генералов с тех больших дорог,
И ладно безобидны были б, надо
Держать нам ухо, милый мой, востро,
Но мы готовы верить снова бреду,
В истории лихие попадать.
И лишь беда, она спешит по следу.
Дай бог нам проходимцев различать….
Когда они выходят на дорогу,
И все запутав на своем пути,
Нам врут опять, и не боятся Бога,
О Велес от мошенников спаси…

До чего доверчив наш народ.
Какие мы мистические ребята, как хотим верить в очевидное, но невероятное.

А почему бы и нет, если снова нас воскрешают, лечат ото всего и сразу, обманывают на каждом шагу, а проходимцев у нас с вами, как у собаки блох. Но как часто каждая такая блоха с нашей легкой руки разрастается до размеров слона.

А почему бы и нет, если ты сам обманываться рад.
Вот мне кот Бегемот подсказывает, что в последнее время все-таки что-то изменилось, проходимец какой-то мелкий и пузатый пошел.
Но и такой сойдет, особенно если генеральский или маршальский мундир нацепит и горы золотые обещать начнет.
Вот и наша история о том самом.

Предупреждаю всех Гробовых, Лонго, Чумаков и иже с ними, что там нет конкретного ни одного из этих персонажей, но есть все они сразу, появился прямо типичный образ. Не Остап Бендер, тот был все-таки чертовски обаятелен, наш увы, пошел не таков, только мелкий, очень мелкий, но оттого особенно противный бес. Вероятно, в начале каждого нового века именно такие и появляются.
Когда в доме разбивается зеркало, то из него в наш мир проникают всякие чистые , а чаще нечистые духи, вот тогда и начинается веселая жизнь.
Только не сравнивайте наших героев с ними, не обижайте духов, им в их аду и в горьких снах не снилось то, что творят люди, которые готовы все на них спереть. Но нечего на духов кивать, если рожа крива.
Но хватит разглагольствовать, пора и к делу переходить


ЧАСТЬ 1 КАК ХОРОШО БЫТЬ ГЕНЕРАЛОМ
Как хорошо быть генералом,
Как хорошо стать генералом,
Лучше работы я вам, сеньоры, не назову.
Стану я точно генералом,
Буду я точно генералом…
( старая песенка)


Глава 1 Явился не запылился.

Наша удивительная история, которая закончилась для героя плачевно, сразу предупреждаю, убили его жестоко и безжалостно, началась в жаркий июльский день – 13 в пятницу, а когда еще могла начаться такая история?

А начиналось все так.
Из маршрутки ( Алина ничего не перепутала) вышел генерал лейтенант ( две большие звезды, в то время как у генерал майора только одна – это ей еще дедушка в детстве объяснил, а ребенком она была любопытным). Так вот тот самый генерал лейтенант вышел из обычной маршрутки, расправил свои не богатырские вовсе плечи, икнул, дыхнул перегаром, очень сильным перегаром, скажу я вам, и пошел в сторону серого дома. Того самого серого дома, где наши внутренние и не только внутренние органы и сосредоточены.

Напротив того серого дома с недавних пор красовался храм, который отстраивали долго и упорно. Так именно на него и вылупился генерал, как завороженный, перекрестился как-то неумело двумя пальцами, а потом резко повернулся к храму задом, а к серому дому передом, словно вспомнил о чем-то очень важном, или чего-то сильно испугался. И бодро так к серому дому и зашагал, словно каждый день только туда и стремился.
Генерал почему –то остановился в сквере, сел на грязноватую лавочку, достал дешевую сигарету, закурил, долго смотрел на тот самый серый и мрачный дом, словно вспоминал весь свой жизненный путь от рядового и до генерала лейтенанта.

А когда вспомнил, то стал очень грустным, оглянулся на пивной ларек, но нигде поблизости его не нашел. И хорошо, что не нашел, от пива бы генерал не отказался ни за что на свете, а представить себе такого вот генерала с банкой пива в руках было удивительным делом
Какие-то девицы, проходя мимо, смотрели на него удивленно.

И он на них посмотрел с такой тоской, словно бы с тех времен, когда он был рядовым, никаких девушек у него не было в помине.
Но и к девушкам он приставать не стал, как-то в такой форме не особенно солидно получалось. Вовремя вспомнил, что он был не в обычном прикиде.

Когда на него удивленно посмотрел какой-то полковник, которому он отдал честь, наш генерал пожалел, что в театре не оказалось формы со звездами поменьше, как выяснилось уже сразу, эта сильно бросалась в глаза. Не потому ли он чувствовал себя не особенно уютно?
Говорят, что в нашей любимой столице генералов полно, они даже в метро едут спокойно.

Но когда ему пришлось срочно эвакуироваться в свой родной Сибирский город, то Вадим Миллер, а именно такая странная фамилия была у генерала, немного не рассчитал, прихватил в театре своей подружки первое, что под руку попало, а это та самая форма и оказалась.
Хотя город и был огромным, но генералов здесь было значительно меньше, чем ему было необходимо для того, чтобы сам он меньше в глаза бросался.
Но и просто так отказаться от формы, к которой он, как вы уже поняли, никакого отношения не имел, и иметь не мог, он уже не собирался.
Нет, если ты рожден летать, хотя бы в мечтаниях своих, то ползать уже никак не получается.

И ведь что интересно, всю прошлую жизнь ушлые журналисты, и тупые ребята из внутренних органов только и делали, что ловили его и хватали за руку, разоблачали и позорили перед всеми, то публично, то в узком кругу, но всегда одинаково шумно и яростно. И никак не признавали его актерских талантов.

Вадим столько раз висел на стенде «Их разыскивает милиция», что сосчитать у вас бы не хватило пальцев на руках и на ногах.
Думаете это его хотя бы чему –то когда-то научило? Да ни грамма.
Как только ему удавалось выпутаться из очередной истории, впутывая туда других, часто повинных лишь в том, что на пути у него оказались, так в новую и впутывался.

Нельзя сказать, что он выходил сухим из воды, это не совсем так, чаще всего он выходил именно мокрым, но и это не меняло сути дела. Он сушился, немного приводил себя в порядок и прыгал с головой в новый водоворот.

Он становился кем угодно, кем вам хочется, только бы звание повыше, да денег побольше под шумок какой-нибудь наивный простак отвалить мог.
Остальное все не важно.

Удивительно другое, ему все время все-таки очень сильно везло с какими –то безбашенными знакомыми, влюбленными девицами, обстоятельствами, которые то ли топили, то ли спасали его из очередной невероятной заварушки.

Тем, кто с ним был знаком, но оставался все-таки в здравом уме и трезвой памяти, то есть мог анализировать происходящее, а такие люди встречались на е пути Вадима , к его великому сожалению, так вот они и говорили, что какой-то бес средних размеров его ведет по этой жизни исключительно для того, чтобы позабавится самому, и посмешить народ вокруг. Потому он до сих пор жив и невредим.

Но трудно было сказать, что этот самый бес, хотя бы для кого-то совершает благо, потому что наш генерал бессовестно обманывал доверившихся, а это тот самый восьмой круг ада. Он причинял столько горя и душевных страданий близким людям, да что там , многих просто по тюрьмы доводил, что со временем это становилось совсем не смешно, а очень даже грустно.

Но опять же возникает вопрос, а чего это мы такие доверчивые все, наверное, прав был поэт, когда говорил, что обмануть не трудно того, кто сам обманываться рад. Ну, нельзя же так, хотя бы ради собственного спокойствия. Иначе куда же нас с вами заведут наши генералы, не настоящие, а такие вот проходимцы, трудно и страшно даже представить.
№№№№№№№№

Но пора рассказывать о том, что же случилось и 13 июля в пятницу, и немного позднее, когда из маршрутки в центре города вышел генерал Вадим Миллер и решил передохнуть на лавочке перед Серым домом.
В тот самый момент ничего особенного не случилось, сразу могу сказать вам.

Все события начались немного позднее.
И все-таки начнем с того вторжения в наш мир Лже-генерала, который и младшим сержантов никогда не был, и рядовым –то мог быть только условно, потому что он был одним из первых, кому удалось откосить из армии, он так хорошо тогда изобразил шизика, что ни у кого из комиссии не возникло сомнения в том, что именно таким он и был.

Хотя, если вспомнить о его очень сомнительных актерских способностях, то возможно Вадим изображал самого себя, и это только нам хочется лучше думать о людях, а правде в глаза смотреть совсем не хочется.
№№№№№№№№№№

Наш генерал посидел еще немного и куда-то пропал бесследно.
Но не стоит волноваться, такие на долгое время не пропадают, а если пропадают в одном месте, то тут же появляются в другом.
А по городу тут же поползли слухи о том, что инкогнито в городе появился представитель президента, и дела теперь начнутся в регионе страшные.

Ничего себе инкогнито в такой форме? Вот если бы он в джинсах и футболке был, или в форме капитана, которых тут, как в Москве генералов.

Кто распустил такой слух? Да, конечно же, сам генерал. Это он каждому встречному и поперечному говорил о том, что прибыл сюда не случайно, а именно за тем, чтобы кое - кого проверить, снять, кого надо и доложить на верх о том, что на вверенной ему территории творится, и какой теперь наведен порядок. Он даже по ходу записывал какие-то очень важные советы для своего начальника, уверенный, что тот им буден неукоснительно следовать.

А слухами у нас, как и во все времена, земля полнится.
Вот и на этот раз, совсем как в старые и добрые гоголевские времена все начальники местные и стали искать и ждать того самого ревизора.
Недаром другой очень даже любимый герой говорил о том, что мало, что в нашем мире переменилось, все неизменным осталось.
Где побывал за это время сам себя назначивший помощником президента, лже -генерал сказать трудно.

Но где-то он точно появлялся. Читал какие-то сомнительные, но принятые на «ура» малочисленными слушателями стихи. Знакомился с очень важными людьми.
Важные люди ведь очень часто, как и простые смертные, все за чистую монету принимают, и думают только о том, как бы себе лучше сделать, если уж беда в окна постучалась.

А то, что вечно пьян и вечно весел, и устраивает странные вечеринки в бане генерал, так что же удивительного. Включите телевизор, там тоже человек, похожий на генерального прокурора с девицами в бане развлекается, и признается по секрету всему свету, что у него оказывается на этот раз что-то и где-то встало, хотя такого отродясь не бывало. И мир с упоением слушает прокурора и радуется за него, понимая, что его служба и опасна и трудна, а он тоже человек, и ему хочется обычных человеческих радостей.

А уж если из столицы такое до нас доходит, да еще по десять раз повторяют на голубом экране, то в глубинке столичный генерал и не такое может выдавать.

Но хорош тот проходимец, который во время остановиться может. А вот это оказывается самым трудным, а часто невозможным. Особенно если и ориентацию в пространстве и ориентиры потерял.
Наш генерал Вадим был именно из такой породы.
Поэтому и начали твориться настоящие чудеса в решете, с которыми ну ничего сравниться в мире не могло.


Глава 2 Если друг оказался вдруг

Генералы, как и другие большие чиновники и начальники, чаще всего остаются людьми очень одинокими и замкнутыми – положение обязывает. Тут с каждым встречным и поперечным дружбы водить не станешь.
Они не могут себе позволить много из того, что для нас легко и просто.
Так это настоящие генералы. Наш же считал, что язык доведет до Киева, а друзья всегда пригодятся, и чем больше их, тем вес генерала больше.
Удивительным было то, что в друзья к нему лезли вовсе не многие, как можно было в начале предположить. Но несколько ( один, если быть точным) друг у него все-таки был.

Откуда взялся Влад Энгельс, сказать трудно. Этого бы вам даже сам наш генерал точно не объяснил, рассказывал он об их знакомстве каждый раз по –разному.

Но все видели, что этот симпатичный, и не глупый ( на первый взгляд) седовласый красавец и на самом деле все принимал за чистую монету и знакомством с нашим генералом гордился по-настоящему.
Что привлекло к нему человека развитого во всех отношениях, творческого, хотя и занимавшегося бизнесом? Красноречие, и умение сочинять средние, но казавшиеся на слух почти гениальными стихи. А самое главное везде и всюду только их и произносить монотонно и нудно, но так, что уже не остановить его никогда.
Это потом, когда какие-то из них будут опубликованными в типографии того же Влада, он поймет, что стихи обычные средние, ничего в них особенного, а уж дух поэзии там вовсе никогда не бывал, если быть совсем откровенным.

Но ведь все познается в сравнении, а в то время сравнивать Владу особенно не с чем было.
Поэты всегда были большой редкостью в мире, в глухие времена перестройки и нового застоя, их почти совсем и не было, а потому тот, который явился да не запылился, да в генеральскую форму обрядился, он и казался верхом совершенства и в стихотворчестве тоже. На безрыбье, как всем известно, и такой графоман рыбой оказывается.
Так и обманулся хороший парень Влад Энгельс, а как дорого это ему стоило позднее, мы с вами еще обязательно узнаем.
А началось все с дочки вице-губернатора.

Ну, к кому еще хотелось бы добраться нашему генералу?
Как раз прошел слух о том, что какой-то безработный с Кавказа дежурил у ворот Кремля, и дожидался он самого президента, чтобы попросить руки его дочки. Бедняга даже и не знал, что нет у президента нашего дочки, у него есть сын. Все стоял и ждал своего звездного часа, пока его в психушку не отправили за такую дерзость. Но разве Тезей в свое время не просил руки жены Аида, а этот только на мифическую дочку замахнулся. Кто же запретит любому пастуху на царевне жениться? Не о том ли в старые времена сказки сочиняли. А мы, если помните, рождены, чтобы сказку сделать былью, вот некоторые так и делали.
Наш генерал с губернаторской дочкой такого косяка не совершил. Она у него была. Звали ее Аленушка. И случилось же такое, что Влад был каким –то образом с ней знаком.

А уговорить его случайно их познакомить, генералу труда не составляло.
Вот Алена и предстала перед генералом, который был при полном параде в один прекрасный вечер.
Девушке очень хотелось перебраться в столицу, на ту самую Рублеву, а вот в одиночестве искать там кого-то как-то не могла она, да и кто бы ее отпустил, а тут если Алена не идет к генералу, то он сам к ней вился. И оказался и красноречив, и в меру страшен, одним словом для начала путешествия во взрослую столичную Рублевскую жизнь по ее же меркам вполне годился.

Конечно, ей трудно было даже представить, что может сказать о ее избраннике отец.
А потому лучше все было пока оставить втайне, потом, когда уже они тайно обвенчаются в том самом Кремле он и узнает обо всем. А пред лицом высших чинов и своих начальников особенно не полютует, - думала наша Аленушка, которая сама так легко рядом с генералом в овечку превратилась.

Ну да ладно, девушкой она была молодой, из-за высокого забора мало что видела, а потому любила, как и многие девицы, желаемое выдавать за действительное.
И что не нее пенять, если и Влад попался на генеральскую удочку, и готов был пока генерала записать в партнеры по бизнесу и щедро поделиться с ним тем, что было заработана накануне.
То, что генералы не могут никакими бизнесами заниматься, и то, что генерал гол как сокол , Владом в расчет как –то и не принималось.
Не потому ли прогорают у нас даже солидные и успевшие хорошо себя зарекомендовать фирмы, что порой мы хотим чего-то большего, и такие вот косяки совершаем.

Но пока генерал расплывался в слащавой улыбке рядом с Аленушкой и говорил ей о том, где и как они будут жить в столице, сколько туалетов в его особняке ( он почему-то рекламу своему мифическому жилищу начинал именно с сортиров делать).
Впрочем, это не только у генерала было модным, и наши писатели и особенно попса эстрадная очень свои туалеты и золотые унитазы показывать любили, хлебом их не корми только дай показать те самые сортиры. Словно в них вся прелесть их невероятной сказочной жизни и состоит.

А если ничего другого за душой нет, то с сортиров тогда все и начинается.
Широким жестом, он предлагал туда же забрать и Влада вместе со всеми его фирмами. Генерал хотел показать, что верных друзей и помощников он никогда не забывает. Эти двое еще и не подозревали, что такой неблагодарной скотины, как их новый знакомый в мире не отыскать. Их –то он забудет в первую очередь, как только ветер немного в другую сторону дуть начнет.

Но вскоре им и в этом предстояло тоже убедиться.
Только если бы мы все и сразу знали, скольких бы малых глупостей и больших преступлений совершить не успели и не смогли, но нет.
Все в России с дураков и дорог, и Лже генералов начиналось вчера и сегодня начинается, это точно.


Глава 3 И был поэтический вечер, но наступило утро

Говорят, что совместное дело очень сильно сближает.
Вероятно, в этом убедилась Алена с Владом, когда они начали готовить поэтический вечер Вадима.

Ребята говорят, что тогда еще наш гений очень осторожно высказывался по поводу своей собственной гениальности.

Он и о Нобелевской премии молчал, соглашался на Буккера, только просил, чтобы документы и рукописи туда побыстрее отправляли.

- Вот снимем вечер на камеру, приложим к документам, чтобы и они наслаждались этим, - говорила мечтательно Алена, - а то, что же это всем нам только такой восторг испытывать. Таить такого нельзя от мира.
Говорила она очень искреннее, да и что удивительного, Алена, как и многие ее ровесники сроду никогда не видела живого поэта. Она была уверена, что всех их поубивали на дуэлях еще в Пушкинские времена. Их любимая учительница так, помнится, и сказала на уроке литературы, что все поэты были убиты. Потому если хочешь прославиться, то придется тебе помереть очень быстро. А тут живой, да стихи читает, да такие стихи, просто прелесть.

Генерал Вадим смотрел на девушку почти влюблено, он готов был ее на руках носить.
В такие минуты Влад считал себя там лишним, но ему все время находилось какое-то дело.
Он и сам в перекурах дивился тому, с какой легкостью откликается на все просьбы генерала, и на все готов для него. Но, наверное, для этого были свои причины, когда они усаживались где-то в кабинете того самого дворца, который собирались для вечера арендовать и начинали вести беседу, то его ладони генерал касался почти интимно.
И не то, чтобы это очень сильно Влада возбуждало, с ориентацией до сих пор у него все было очень даже нормально, но согревало точно. Несмотря на свою большую семью с детьми и внуками, человеком он был все-таки очень одиноким и так порой хотелось с кем-то поговорить по душам, услышать теплые слова.

Понятие о том, что счастье – это когда тебя понимают, ведь никто не отменял. И вот такого душевного понимания многим из нас не хватало, а Владу, с его тонкой и ранимой душой особенно.
А потом, именно в те дни после большого перерыва, Влад под началом Вадима снова начал писать стихи, а тот, кто пережил возвращение вдохновения и новую волну творчества, тот обязательно все прекрасно поймет. Это дорогого стоит, да еще когда казалось, что уже ничего не будет, потому что ничего не может быть.

И мы никогда ведь не допытываемся, откуда к нам вдохновение пришло, оно может и от такого вот генерала явиться, главное, чтобы оставалось подольше.
№№№№№№№№

Поэтический вечер провалился с треском, народ не пошел слушать своего звездного поэта.

Такое случается. С трудом набрали два десятка народу, говорить о каких-то начальниках не приходилось. Девицы, приглашенные прямо с улицы, делали заинтересованные лица и умирали от скуки. Они все время украдкой поглядывали на дверь, которая была плотно закрыта.
Три человека : Аленка, Влад и Татьяна – матушка нашего генерала, да –да у них бывают матери, - слушали с восторгом , открывали рты и забывали их закрыть, и именно на них камера все время и задерживалась, так, что могло показаться, будто там было всего три человека. Это не правда, их было немного больше, но не намного. Но те остальные видно не произвели впечатления на кинооператора.

А сколько афиш, сколько приглашений было разослано, даже билеты на этот вечер напечатали, и что же, все это напрасно?
Досаду скрыть было трудно, но пока упорно скрывали все, кто там был.
Но много ли народу в миллионном городе могли воскликнуть вслед за гением:

- И я там был, мед пиво пил….
Но на банкете после этого самого вечера, наш генерал , поднимая тост за его любимых читателей ( тогда не вышло еще ни одного сборника), и слушателей, говорил о том, что Пушкин давно устарел, и хотя бы по сравнению с ним он был полной бездарностью.
В доказательство тому Вадим приставал упорно к каждому и требовал от своих гостей, чтобы они припомнили хотя бы одну строфу из творения Пушкина и прочитали тут при всех.

Когда все-таки кто-то припоминал, он обижался еще больше, и тут же этого типа записывал в свои враги и друзья Пушкина.
Гости как-то незаметно разбежались, хотя зал был большой и бежать далеко, но они умудрились ускользнуть с этого дивного мероприятия.
Осталась только троица самых близких и преданных людей.
Тогда с бесконечными упреками и обрушился наш генерал на свою матушку, за то, что она его на свет родила, и до сих пор вот тут оставалась, и не могла его оставить в покое.

Аленка очень сильно удивилась, когда услышала такие речи. Ей кто-то говорил о том, что парень к тебе будет относиться точно так же, как он к своей матери относится.

Но милое создание этот странный эпизод постаралось забыть. Тем более что и матушка решила спастись бегством, ей больше совсем не хотелось тут оставаться. А Влад заверил, что Гения они подбросят домой сами, она может о том не волноваться.

Она поблагодарила его за заботу и внимание и исчезла, словно ее и не было. А Влад глубоко задумался, он не особенно представлял, как они с Аленой смогут его засунуть в машину, ведь на этот раз он впервые разошелся не на шутку, расстроенный провалом вечера.
Это Господин Чехов, когда « Чайка» провалилась, до утра по городу бродил, наш герой рвал и метал, проклиная от всей души мир, который наотрез отказывался его понимать, даже слушать не захотел. Плохому танцору всегда мешают ноги, а гениальному поэту мир неизменно ставит палки в колеса, это известно с древних времен.

Но сомнений по поводу его гениальности у девушки и друга не возникло никаких – тогда они могли только весь мир обвинять черт знает в чем.
Наверное, только друзья и любимые могут быть так долго зачарованы и околдованы. Но ведь когда-нибудь все кончается. И это пройдет, как все в мире проходит.

Тогда надо будет генералу расставаться безжалостно с этими друзьями и новых дураков легковерных искать.

Но это случится завтра или после завтра, а потом в затуманенном мозгу прозвучало чужое, а не свое, что-то типа: А помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела.

Так вот об этих делах, которые до могилы его довольно быстро довели, а следователя Свисткова и детектива Алису чуть до психушки не добросили, как бедного Мастера когда-то, вот о них дальше речь пойдет. Как вы понимаете, до сих пор это были только цветочки, а все ягодки еще исключительно впереди.



Глава 4 Большому кораблю большое плаванье


Несколько дней сидел наш генерал над важными бумагами.
Он был почти трезв, хотя соображал довольно плохо. На трезвую голову такие проекты шли еще хуже.
А началось все с того, что решил Вадим сибиряков просвещать, чтобы они в следующий раз валом валили на его литературные вечера , как только на хоккей пока рвутся, и чтобы для него администрация такой же стадион построила, как для тех самых хоккеистов. А от еще большего он тоже не откажется, потому что в здоровом теле должен быть не только здоровый дух, но и стихи его могут вполне поместиться.
С самыми близкими друзьями он уже делился этой мечтой – идеей. И хотя они промолчали как-то загадочно, но Вадим отступать, а тем более сдаваться не собирался – не на такого нарвались.
Но для начала надо было организовать свое издательство и выпустить литературную газету. Он уже успел подбить на такое предприятие Влада – и тот согласился быть соучредителем этого странного современного предприятия «Рога и копыта» . Но так как не только бог любит троицу, то и Вадим назвал их третьего сообщника – просветителя.
Имя было таким громким, что ветер по комнате прошелся, и завыл, как голодный волк в лютую метель.

- Не может быть, - хотел сказать Влад, но ничего не сказал.
Обидеть своего друга и соратника недоверием, как и Моцарт когда-то, он никак не мог. Нет, на роль Сальери Влад не годился, хотя может быть и сделал бы доброе дело, если бы в пиво генерала отравы сыпанул, скольких бед бы избежать потом удалось. Не знаю, как с Моцартом, а в этом случае хуже бы точно не стало.

А потом Влад смотрел в этот бизнес план и глазам своим не верил.
Какой размах, какая широта духа, там только офис и стол для генерала стоит столько, что надо будет долго и упорно с шапкой у церкви стоять и на голодных детишек собирать подаяния.
Конечно, если ему все это выделит тот третий, чье имя Влад не решился бы произнести вслух, тогда другое дело.

Но он казался вполне разумным человеком, зачем ему такие деньжищи отдавать за генеральский стол, когда еще не понятно, что будут делать и будут ли вообще что-то творить этот странный тип.
Он –то совсем на сумасшедшего не похож. Хотя в этом мире, скорее всего, может быть что угодно, даже то, чего не может быть.
№№№№№№№№№

А потом произошла неожиданная вещь для Влада. Пришла к нему его старая знакомая – Алиса. Он и рассказал ей в общих словах о новом проекте, прекрасно понимая, что это ее может, как человека творческого, заинтересовать такая грандиозная идея.

Ну и чтобы не быть голословным, вариант того самого плана и показал.
Влад пожалел о том, что под рукой у него не оказалось камеры или хотя бы сотового телефона.

Она смотрела минуту, потом удивленно взглянула на него, словно у него начали прямо на глазах расти рога и хвост, и удивленного спросила:
- Владик, что это такое? Это шутка? Что это за бред собачий, и кто интересно на это даст вам деньги, я не знаю, кто там у вас третий, надеюсь, он все-таки в здравом уме находится, - так прямо и выложила его знакомая.

Владу было очень обидно в тот момент и за предприятие и за своего друга, Алиса это почувствовала, а потому начала ему объяснять, что так ни по каким законам быть не может.

- У нас конечно дикий, очень дикий рынок, но даже у нас это не реально, - говорила она серьезно. Мне вообще кажется, что это ты взял у какого-нибудь гения из Палаты № 6.

Но тогда не только о мифическом третьем, но и о самом генерале Алиса никакого представления не имела. Влад решил ее с этим парнем не знакомить, порадовался, что не пригласил ее на поэтический вечер, а ведь хотел такую глупость совершить. И совершенно напрасно, возможно многих больших бед и малых неприятностей удалось бы избежать.
Ведь на ее службе сама Алиса исключительно такими типами и сталкивалась, ей платили деньги за то, что она выводила их на чистую воду, и делала это достаточно умело, скажу я вам.

Но словно бы черт какой попутал, не стал их знакомить Влад. Потом они довольно долго не встречались, а когда встретились с Алисой, то самое главное было уже сделано. Почти все, из того , что они совершили, уже было совершено, и тогда оставалось только уверять Алису в том, что она словно в воду глядела.
- Да при чем здесь вода, к гадалке не ходи, только внимательно на прожект посмотри, и понятно, что может быть, а чего не может быть никогда.

Но и любвеобильный генерал, который не особенно хранил верность Алене как –то уклонялся от знакомства с Алисой, когда Влад о ней рассказал совсем немного, он как раз о той самой верности и заговорил. Так и получилось у этих двоих, что еще до встречи выпала им разлука. Но по другой народной мудрости мы знаем, что если к другим уходит наш генерал, то неизвестно кому повезло.
Тогда наверняка повезло Алисе, уж точно она ничего не потеряла, чего нельзя сказать о Владе.

Глава 5 Все на борьбу с журналистами

Но если наши внутренние органы оставались пока в стороне от генерала Вадима, то вот журналисты тогда были очень шустрыми.
Они делились на две половины, одни из них просто записывали то, что он говорил, да и переносили, расшифровав в свои издания, которые недаром желтой прессой и называли, а вот другие наоборот все старались проверить и перепроверить.

К таким журналисткам Ирина Сергеева и относилась.
И как только заикнулся про связь с вице губернатором наш генерал, так она и стала про их связи справки наводить.
Можно было не сомневаться в том, что понятия большой чиновник о генерале и своем будущем родственнике не имеет и иметь не собирается.
Но насторожился он сразу, и как обманутый муж, решил проверить, кто и что там творит от его имени.

И подтвердилась поговорка о том, что не бывает дыма без огня, не бывает и не может быть.
Откуда взялась эта Ирина, кто ее звал сюда , кто ее послал к ним – это так и останется и для Влада и для Вадима тайной. Но уже на следующее утро, он был тише воды, ниже травы, прямо с лица спал, даже на капитана, который никогда не будет майором не потянет, не то, что маршала, а ведь еще накануне , именно в ту сторону он и смотрел.
И когда пошел на заседание союза писателей – тоже. И кто только напоил его там, да так, что он поставил трон на стол, уселся туда, да и вопил о том, что хорошо быть русским императором.
И если бы у этой подлой журналистки в руках камеры не оказалось, то это полбеды, никто бы наверняка на слово ей не поверил, он у нее было все зафиксировано с очень близкого расстояния, перепутать даже слепому затруднительно. И как генпрокурора в бане, нашего генерала показали в роли нового русского императора.

Не всем показали, надо признать, на телевидение его никто не потащил – не велика шишка, а вот тем, кому надо – показали, да и в личном деле в органах наверняка осталась одна копия его восхождения на императорский трон, пусть и в стенах местного союза писателей.
А они тогда тоже в старинном здании собирались, все оказалось похоже на правду.

Тот самый чиновник, который вчера еще был соучредителем «Рогов и копыт» смеялся до слез, на это безобразие глядя. Но смеялся он недолго, а до тех пор, пока не узнал, что его Алена к этому типу самое прямое отношение имеет.

Он, конечно, не поверил, но она быстро призналась, и долго говорила о том, какой он гений, и как по нему русская литература и Нобелевская премия плачет.
И взревел, как раненный зверь, наш большой начальник:
- Аленушка, да ты хоть понимаешь, что несешь, сядь и посмотри на него, да по нему Психушка давно плачет. Мне говорили всю эту хрень ( он даже перестал следить за своей речью, что случалось очень редко), но я считал это детской забавой. Только какие уж тут забавы. Ты посмотри, что творится, еще немного, и все мы загремим, а этот прапорщик, он же выкрутится, когда всех сдаст и глазом не моргнет, ему –то терять точно нечего, уж поверь мне, сколько я таких генералов с большой дороги перевидал и пересажал.

- Ты жесток и бессердечен, - гордо заявила дочь.
- А в кого ты у меня такая дура уродилась, - продолжал яриться чиновник.
Куда только его задорный смех делся.
Но влюбленная девица ничего не слышала и не понимала.
Он вскоре в том убедился раз и навсегда.
А что оставалось чиновнику, как только отправить туда санитаров?
Помнится, Мастер сам сбежал в психушку и там спрятался от мира, но наш генерал Вадим никогда бы на такое не решился. Вот и пришлось о нем позаботиться тому самому большому чиновнику.


Глава 6 Вихри враждебные веют над нами


Алена бежала через весь город, чтобы предупредить любимого о том, какая опасность его подстерегает.
Но, как и бедняга Левий Матвей, она опоздала. И успела ровно к тому моменту, когда санитары уже тащили в свой лимузин дико упиравшегося и орущего на всю улицу генерала.
Каким же он был страшным и невменяемым в тот момент, хотя и не пьян больше обычного, и от страха перед расплатой как-то протрезвел даже.
Алена невольно отшатнулась.
Она знала, что не забудет этой сцены уже никогда. Но возмущалась девушка только по поводу жестокого обращения с людьми, словно с животными.
- Да добрый хозяин так с собакой своей обращаться не станет, - говорила она сердито.
- С собакой может и не станет, собака может быть другом и полезным созданием, чего не скажешь о нашем друге, - услышала она голос рядом, и оторопела.
Там никого не было. Ей казалось, что говорила она сама с собой, только голос был явно мужской.
Откуда такому взяться?
Алена встрепенулась и побежала, но связанный и заброшенный в машину «Скорой» генерал ее видеть не мог. Он вообще уже ничего не мог ни видеть, ни слышать, а был совершенно глух и нем, и в каком-то другом измерении оставался.
А нам еще с вами предстоит узнать, на что способна влюбленная девица.
Алена решила расшибиться в лепешку, но достать, вытащить своего любимого из психушки.
Конечно, у нее была знаменитая предшественница, хотя я очень сомневаюсь, что она читала, что-то слышала о романе века – это вряд ли.
Она просто устремилась в жуткое это заведение, не в силах даже представить себе, как там может страдать тот, с кем она уже готова была в столице на белом коне в особняк на Ленинских горах въехать.
Но для этого его надо еще достать из лечебницы, чем Аленушка и решила немедленно заняться.
Напрасно успокоился ее отец, решив, что с героем покончено, и теперь его безголовая и влюбленная дочка возьмется за ум.
Как бы не так…. Она решила заняться как раз противоположным делом.
Алена решила спасти поэта и генерала из психушки.
Ей часто рассказывала любимая гувернантка, как они маялись бедняги, как страдали от непонимания, и как часто оказывались там, сданные своими же родственниками.
С ними ведь и на самом деле было порой трудно ужиться, потому что они не такие как все, о себе позаботиться не могут. Один из них вообще бомжем был, а как под забором помер, как сразу и схватились, и самые крутые критики стали писать о нем. Конечно, ведь о мертвом писать проще, он уже далеко и не услышит.
Помнится, тогда у Светланы даже слезы на глазах появились, когда она читала стихи того бедняги.
Насколько ее генерал близко стоял к тому самому бродяге, Алена даже не представляла, да и откуда ей было знать? Не знаю, стала ли она бы спасать того, которого уже только господь бог спасти мог. Но за Вадима, особенно после разговора с отцом, она готова была идти и в огонь и в воду.
И пошла, не в переносном, а в прямом смысле.
Правда, та же гувернантка не напомнила своей подопечной о том, что некоторые сумасшедшие вовсе и не хотели спасаться, там им было даже очень хорошо оставаться. И они сильно страдали именно после того, когда их спасли.
Но даже если бы она и рассказала историю про черного монаха, то вряд ли девушка вспомнила бы ее в тот момент.
Она думала только о том, что могло помочь ей в трудном ее деле, оправдать самые безрассудные поступки. Юность горяча и бесшабашна, что с нее взять?
Она металась по опустевшему без генерала городу, и никак не могла понять, что же ей делать, с чего начать это освобождение

Глава 7 Кто-то теряет, а кто-то находит.

Алена металась по своему городу долго и беспорядочно.
Если бы сам Влад не увидел ее в центре города и не остановился, то она бы его не вспомнила.
Но он тормознул своего японца и остановился перед ней, видя, что она как-то странно выглядит, чего-то ищет и ждет.
- Что-то случилось солнышко, - спросил он довольно весело…
Она бросилась к Владу. И тот решил, что она беременна, и скорее всего от него ( хотя они сроду не были никогда вместе, не целовались даже, а он вроде знал, откуда берутся дети). Но когда девушка так яростно бросается к вам, то именно такие мысли первыми и появляются.
Но самое главное, что так подумали те, кто видели их в те минуты, это Влада не на шутку испугало. Ведь некоторые из них могли знать кто она такая. А если потом что-то случится, и его заставят жениться. Конечно, он был женат, отец и дед в одном лице, но это разве давало ему право отказаться от Алены, разве было алиби у такого красавца?
Хотя может быть и жаль, что он не сможет жениться на такой молоденькой дочке такого чиновника, сколько проблем можно было решить разом. Стала бы она его лебединой песней.
Его мечтания и фантазии завели его так далеко, что он не сразу врубился, когда, наконец, услышал ту самую новость, которая так взволновала ее, но не с ним, ни с беременностью не была связанна.
- Вадим пропал,- простонала она
- Куда же он пропал, солнышко мое, найдется, - все еще очень бодро и весело говорил Влад.
- Нет, не найдется, я сама видела, как его забрали, - топнула ножкой Аленка.
- Интересно, куда его могли забрать, в заложники, так отдадут скоро, не бойтесь, у него сложный характер, и ладить с ним захватчикам будет не так просто, - стал успокаивать ее Влад, пытаясь понять, что же там на самом деле случилось.
- Да какие заложники, вы можете меня послушать или издеваться будете дальше, его забрали санитары, в психушку.
- Тише, тише, дорогая, - он видел, как на них уже оглядывались люди, и даже милиционер остановился, чтобы посмотреть, что же там происходит.
Известие было странным, может быть, девочка с пивом чего-то не того съела, какую-нибудь таблетку «экстазе». Какой-то она странной была, и про психушку кричит. Какая же она яростная и странная.
Но тут же раздался телефонный звонок, и Татьяна подтвердила, что Алена не лгала, он на самом деле там.
- Я была, но ничего не могла добиться, Владик, может быть, вам что-то удастся? Мне не к кому больше обратиться, вы были единственным другом моего Вадима, уж не оставляйте нас в такой беде.
Та была, конечно, очень расстроена, но вполне вменяема.
Влад отошел от Алены, не могли же они так стоять в центре города, как влюбленная парочка, у него тоже было немало знакомых. А если узнает его Татьяна. Ему даже страшно стало, что может с ним самим произойди – соседнее место в психушке, в лучшем случае.
Он что-то пролепетал, упал на сидение и рванулся с места так, что какая-то старуха резко отпрыгнула в сторону, и такие слов произнесла, что у него аж мурашки по коже побежали, от таких нехороших слов. Но если виноват, терпи и нечего на старушек наезжать.
Влад убегал от Аленки и от генерала, по которому вероятно и на самом деле психушка плакала, он вспомнил слова Алисы и как –то прозрел в один миг, словно пелена спала в его глаз.
Сомневаться в том, что этого Мастера забрали туда за дело и не скоро выпустят, не приходилось.
Он что-то обещал недавно Татьяне, но поехал как раз в противоположную сторону от той самой больницы, ему меньше всего хотелось быть там замеченным – и ведь понятно, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. А Владу и без этой истории спалось очень плохо, так зачем же умножать беды?
-Но как же пациент психушки мог до генерала дослужиться? - на перекрестке стал размышлять Влад и боялся даже подумать о том, что это высокое звание, его верный и гениальный друг мог присвоить себе сам без вмешательства всякого там министерства обороны или какого еще министерства.
На Сотовом снова высветился номер Татьяны, но он вырубил телефон, не желая больше ничего слышать и видеть. Лучше печальный конец, чем печали без конца, - словно заклинание повторял он слова отца. Кажется это ему пока помогало
В тот момент Влад еще не подозревал, что это только цветочки, а все ягодки будут впереди. И говорил же ему отец, что лучше печальный конец, чем печали без конца, но он тогда его не послушался. Теперь вроде собирался послушаться, но на много ли его хватит, вот вопрос.


Глава 8 Поди туда не знаю куда и освободи генерала

Трудно сказать, что остановило от безумств в те часы Влада, и он расстроенный и немного пришибленный все-таки отправился на работу, постарался забыть о том, что случилось с другом его бесценным и почти гениальным поэтом, который, наверное, уже всю психушку стихами своими с ума свел.
Там ведь наверняка реагируют более ярко и яростно на все, что происходит. Но только его не надо вмешивать во всю эту вовсе не божественную комедию.
№№№№№№№№

Алена поняла, что Влад ей не поможет, зачем только она его встретила. Она начала перебирать номера телефонов и на Диму наткнулась.
Конечно, если кто-то ей сможет помочь в таком странном и сложном деле, так это именно сын полковника милиции Дима, с которым они учились в одной школе и чуть ли не с детства были дружны.
Он нашелся сразу, и трудно сказать почему, решил ей помочь, может быть, просто хотел прославиться таким вот странным образом, или ему просто море было по колено. А может, она ему нравилась. Хотя последнее вряд ли, она видела его с такой девицей – красоткой, что Алена тогда просто дар речи потеряла. Кажется та была его девушкой до сих пор.
Разбираться, почему они оказались на пути к психушке, и даже смерть не смогла бы их наверняка на этом пути остановить, Алена не стала.
Она просто заверила, что будет у него в долгу, и он сможет попросить у нее все, чего хочется.
Дима пока ничего просить не собирался, но ведь всякое может случиться, кто знает, когда и кто из их предков сгорит на своей работе первым, это может оказаться и его отец, и вот тогда.
Но даже не это главное, он уже столько слышал про этого чудака, что просто хотел взглянуть на него, говорят, такого шута больше никогда не встретишь в мире. И то, что Аленка в него влюбилась, было странным, хотя когда интересно женщины с головой дружили.
Аленка точно никогда, хотя и была она прикольная, с ней порой было весело, да и положение ее предка со счетов не сбросишь, как бы он не относился к нему иронично.
Вот из всего этого и складывалась причина для того, чтобы рулить ему сейчас к той самой психушке, и на ходу позвонив еще одному своему знакомому , думать, как им туда пробраться, как дернуть его оттуда. Кстати и этот опыт может очень даже хорошо пригодиться.
- Ален, а ты видела какое-то удостоверение, что он генерал, хотя их в любом переходе, даже что президент страны купить можно, но все-таки.
- Да что я в них понимают, но форма у него настоящая, и звезды, и полосы на штанах тоже…
- Звезды – это конечно, так его прямо в той самой форме и тащили?
- А что голого что ли? – обиженно спросила она.
Потом немного подумала, и поняла, что не помнит точно, во что был одет генерал.
Так может, это был и не он? Но не стоило себя тешить надеждами, даже совершенно голого она бы его ни с кем не перепутала. Хотя голого при свете она его не видела, да и без света, если честно тоже, так только поцелуи, массаж, снятие боли руками.
Нет, вот руки его она бы ни с какими другими не перепутала, и перстень с бриллиантом, он точно был на руке, когда он размахивал ею, чуть ли не перед ее носом.
Надежды на то, что схватили другого человека, таяли, как снежный ком, оставалось только действовать, чем быстрее, чем лучше.


Глава 9 И Генералы сдаются в плен

Дима поговорил с каким-то парнем, лица которого она не видела, и они пошли в сторону больницы.
Она рванулась за ними, но он остановил ее на месте.
- Жди нас, потом тебя еще придется оттуда доставать, - резко остановил ее друг.
- Но ты же ни разу не видел его.
- Говорят , что генерала там пока только два, второй килограмм сто весит. Значит, остается только этот твой чудак, - небрежно бросил он.
- Он гений, - напомнила ему Алена.
- А я о чем говорю, жди, ничего не бойся, к моей машине никто не посмеет приблизиться. Ты в безопасности.
Как хорошо, что сгущались сумерки, когда на другой стороне больницы, что-то упало, как будто мешок картошки в окно выбросили, Алена не поверила, что парни так обошлись с ее гением.
Но разве у них был другой выбор, если за ними уже гнались санитары.
Это Афраний может входить и выходить, куда ему хочется, при желании оставаться незаметным.
Они –то были самыми обычными парнями, их видели и уже поняли, что они пока еще не пациенты больницы, а другие здесь не ходят, вот и пришлось бежать, на ходу сдирая смирительную рубашку с генерала, который стал очень смирным, но явно не соображал, что с ним происходит, кричал про то, что он лишился мундира.
- Ты еще кое- чего лишишься, если не будешь ногами перебирать, - оглянулся на него Дима. Он был зол, как собака, чудик превзошел все ожидания.
Нет, он был не столько смешон, сколько жалок, Дима уже пожалел, что послушался Алену, но делом чести для него было доставить к подружке этого проходимца. А там пускай делают что хотят, если ее папаше нужен такой зять, так это его проблемы. Но скорее всего для него это будет очень большой сюрприз, а то все над ним издевается, не достаточно он хорош для дочки его, вот это – лучше не придумаешь.
Вот тут и пришлось немного подтолкнуть в окно спасенного, сами –то они со второго этажа прыгнули без всяких проблем, а он чего-то все гнездился, шаг вперед, два назад, ну настоящий бесстрашный генерал.
А потом, слыша тяжелые шаги за спиной, они легко , как Джет Ли прыгнули за ним, подхватили его под руки и поволокли к машине.
Генерал скулил и стонал, такие слова произносил, что уши у парней вяли, а они были уверенны, что с матерным языком хорошо знакомы.
- Если это генерал, то я римский папа, - говорил Диме приятель Макс, тот только махнул рукой.
Надо отдать им должное, их не догнали санитары, а когда назвали милиционерам номер машины, на которой увезли похищенного пациента, то те почему-то догонять не стали, как бы не прозвучало это странно со стороны.
Решили, наверное, что неприятности с психушкой это ничто по сравнению с неприятностями с их собственным начальником. Его-то они прекрасно знали.
- Пусть они везут его хоть на луну, это их проблемы, сыночку он ничего не сделает, а мы виноваты останемся. Видно, так не раз уже случалось во внутренних органах.
На том все и закончилось. Крутой погони, как в кино, не получилось. И приуныл Дима немного, особенно поглядывая на Алену и почти голого генерала, - на нем только джинсы и какая-то футболка была.
- И куда его теперь? – не скрывал досады он
- На дачу к нам, - не моргнув глазом, отвечала Алена.
Парни облегченно вздохнули. Это было не так далеко от того места, где они находились. А им так хотелось поскорее с ними расстаться, да и отправиться по своим делам.
Но пред воротами дачного поселка Дима тормознул.
- Дальше сами, я не собирался там светиться да еще с этим типом.
Что оставалось нашему генералу с Аленой, вышли они из машины, да и пошли на дачу каким-то черным ходом.
- Хоть бы спасибо сказали, - проворчал Дима, - чтобы я еще хоть раз с этими связывался.
Но скоро они уже позабыли об этой парочке, у парней были большие и очень важные дела.
№№№№№№№№№

И шли беглецы, солнцем палимые по дачному участку. Аленушка, и великовозрастный Иванушка, - узнать в нем генерала не смог бы никто, даже Влад, который позорно сбежал и отказался ей помогать, были немного грустны.
Вот об этом Алена и рассказывала сейчас ему.
- Ну и пусть, я буду за него молиться, - говорил ей чудом спасенный Вадим.
А потом она рассказала ему, с чего все это началось.
- Они меня не поняли, ты же знаешь, что настоящие психи у нас никогда не сидят в больнице.
- Поэтому я тебя и спасла, - согласилась девица.
- Жаль, что форма моя там осталась, где же мне новую взять?
- А у тебя был только один комплект формы? – удивленно спросила Алена.
- Так остальная же в столице, я ехал то сюда на несколько дней, кто же знал, там есть все и парадная, и обычная.
Он хотел еще что-то про кортик прибавить, но замолчал. А вдруг Алена не так глупа, как кажется на первый взгляд. Хотя бояться ему нечего. Когда он начинал врать, то искренне верил даже сам, а что уж про других говорить.
Но все-таки надо быть осторожнее, всякое может быть.

Глава 10 Днем погоня, ночью засада


Вот уж точно женщины измены и непостоянны.
Как только Аленка определила своего друга в избушку садовника, который был в отпуске. Она объяснила, что в дом пустить не может, ведь у нее нет ключей, да и кто его знает, отец нагрянет сюда в любое время суток с друзьями, а то и с женщинами, тогда будет еще хуже, он снова окажется там, откуда они его только что вытащили.

- А ты со мной не останешься? – удивленно спросил освобожденный генерал, и на лице его нарисовалась обида, как у маленького ребенка.
- Как же я могу тут остаться? – воскликнула она.
На девушку, как и на Влада недавно нашло просветление. В одежде садовника, другой тут не было, бывший генерал казался тем самым бомжом, о котором рассказывала ей гувернантка со слезами на глазах. Может он все-таки и станет после смерти гениальным поэтом, а может и не станет. Но при жизни, надо было признаться, впечатления он больше не производил.

Аленка вспомнила про симпатичного пацана, который был вместе с Димой, прикинула, где она с ним может случайно встретиться, и теперь торопилась только туда, понимая, что Амур выстрелил в ее душу и смертельно ранил, пока они были в психушке, общее дело сближает, она кажется влюбилась на этот раз по-настоящему.
Потому она и поторопилась сбежать, и заверила Вадима, что вернется сюда уже завтра.

Но врала Алена неубедительно, он не поверил ей, хотя это ее больше не напрягало, как говорят молодые.
- Я тебя буду очень ждать., только у меня к тебе будет просьба, ты пива и деньжат прихвати, - попросил он.
Ничего не ответила золотая рыбка Аленка, махнула хвостиком да и исчезла, словно ее не было никогда в этом мире. Такое оказалась легкомысленное и мимолетное создание наша Аленушка, а братец Иванушка сидел и плакал, лил он прямо крокодиловы слезы, скажу я вам.

№№№№№№№

Так и остался наш Профессор, - теперь он уже себя стал называть Профессором, и эта кличка так и осталась при нем до самого смертного часа, и ругался нехорошими словами за то, что не попросил у нее Сотовый. Ему надо было обязательно связаться с кем-то из знакомых, и уговорить освободить его из этого плена.

А пока он пошел знакомиться на соседние дачи, и обиженный на вероломную Аленку, решил, что на ее дачу больше не вернется.
Только без генеральского мундира с ним знакомиться не особенно рвались, хотя свинья грязи, а Вадим знакомых все-таки раньше или позднее находил, только уже совсем в других кругах.
Вот и на этот раз появился садовник Федор, который и позволил ему переночевать и поработать на его даче. Дом у него был больше, чем там, куда его Аленка привезла, вот только Сотового Вадим пока не обнаружил, а от того, как он быстро его найдет, и будет зависеть, когда его отсюда вызволят.

Хотя особенно торопиться ему не хотелось, может, одумается и вернется Аленка, ведь она его так любила, так верила ему, да и там снова оказаться в психушке, особой радости не доставляло. Здесь хотя тоже есть заборы, но все-таки раздолье, поесть можно чего-то прямо с грядок, и главное- отдохнуть, вдруг и вдохновение заявится наконец.
А ему столько надо сделать, ведь надежда остается только на литературный заработок, все остальные как-то отпали в один миг.
№№№№№№№№

Дозвониться Профессор смог только до Влада.
Любопытство погубит любого, увидев незнакомый номер телефона, тот ответил, и поддался на уговоры увезти его домой с этих дач, к которым его теща тоже имела отношение.

Вот, казалось бы, один раз поступил он разумно, что же помешало теперь нашему Владу забыть о Лже генерале, не ввязываться в эту странную во всех смыслах историю, или печалей без конца ему захотелось?
Его мучила совесть оттого, что какая-то девчонка сделала то, чего никогда не решился бы он сотворить.

А увезти его с дачи, разве это так трудно? Он только объяснял, пока на чужом телефоне не кончились деньги, куда ему надо пойти и где ждать его появления, только позднее, при свете дня он не мог с ним возиться в таком людном месте.

Профессор нагло попросил захватить приличную одежду, а что же в таком прикиде по городу ходить. Нет, к такому он не привык.
И на это пришлось согласиться доброму другу, он как-то совсем забыл, куда стелется дорога, состоящая из добрых дел.

Глава 11 Трудно искать черную кошку в темной комнате, но кто ищет, тот всегда найдет неприятностей на седую голову.


Именно так было и с нашим хорошим парнем Владом.
Под покровом темноты помчался он на тещину дачу.
Вредная старуха и прежде намекала ему на то, что когда они дома сериалы смотрят, он возит туда девиц известно для чего, и ей трудно даже представить, какие оргии устраивает там бесценный ее зятек.
Сегодня ее прогноз в первый раз должен был наполовину оправдаться.
Но какая теща поверит в то, что отправился он с комплектом одежды за мужиком, которым каким-то чудесным образом оказался на тех самых дачах. Не лучше сказать, что был с девицей и тем самым занимался, так хотя бы побушуют и отстанут, а обмана теща Влада на дух не переносила. И все, что оставалось теперь, это оказаться незамеченным соседями, иначе будет у него настоящее ледовое побоище, страшно даже представить. Но ведь и отказать гению он никак не мог во второй раз.
Им возможно еще и поработать вместе придется на славу, тогда и будут в воспоминаниях писать о том, как все это немного странно начиналось, и как хорошо закончилось.
Вот что самое удивительное, даже после всего случившегося, Влад верил в то, что все наладится, и они будут вместе работать.
Да что это за русский характер такой, чем больше их дурят, тем проще они поддаются обману.

Как же легко у нас живется аферистам всех мастей и страстей.
Напрасно боялся Влад, Профессор, - так теперь просил себя называть генерал, - нашелся быстро, несмотря на всю его бестолковость, он добрался до нужного места, ворчал и ругался, и переодевался, советуясь с Владом о том, где найти свои права и как защититься от произвола.
Влад сразу понял, что о генеральском мундире спрашивать бесполезно, где он сейчас находится, можно только догадываться.

Но разве его самого еще не клюнул жаренный петух?
Правда, сам он торжественно пообещал только довести его до Татьяны, даже не заходить в их дом, и исчезнуть из его жизни так, как он исчезал когда-то из судеб своих вовсе не многочисленных любовниц.
Наивный, он полагал, что сделать ему это будет так просто.
Хотя пока им везло, и дачи они покинули без всяких проблем. Сторож о чем-то с ним поговорил. Влад ему рассказал о том, как теща его погнала за солеными огурцами. На этом все и закончилось, вроде обошлось. Парнем он вообще-то был честными, пока ему верили.
Только это ведь пока. Вряд ли так будет продолжаться, если профессор( а может сразу уж академик, чего мелочиться, будет рядом с ним оставаться.

Профессор распрямил свою генеральскую грудь и стал рассказывать о том, как он защищал докторскую диссертацию о работе головного мозга, называя какие-то очень серьезные темы, которые прочитал на стендах в той самой психушке. Там еще были какие-то материалы для родственников больных расположены, а читать он все-таки умел.

Но Влад его слушал невнимательно. Конечно, для аферистов самое модное и прибыльное направление –медицина, один из них вон на всю страну по телевизору такие рецепты выдает, что остается только дивится тому, как мы все еще живы, и нас так много в этом мире, если хотя бы часть из больных попробовала по его рекомендациям лечиться?
Но когда к нему подключится генерал в отставке, а так его Влад теперь называл, то население наверняка значительно сократится. И пусть косвенно, но к этому будет и он причастен, вот во что впутался наш добрый парень Влад.

Странно, что в тот вечер он размышлял совершенно здраво, наверное, это заметил даже наш генерал и замолчал пока. О своих прожектах он больше ничего не поведал.
Но зерно его новой деятельности уже было брошено в благодатную почву, цвело и колосилось. А если Влад не верит, что он в этом деле Член –корр, так это только его проблемы.


Глава 12 А за прощаньем будет встреча.

Так осталось только выбросить его около подъезда, сообщив Татьяне, чтобы она открыла дверь и встретила своего генерала.
Она стояла перед подъездом и махала руками от радости, бросилась на Влада с объятьями и благодарностью, но он все-таки сделал вид, что торопиться к любимой теще.
Кажется на этот раз даже теща его рядом с этой семейкой казалась ангелом.
И кто бы мог подумать, что именно из-за профессора он даст ей столь высокую оценку, не особенно задумываясь о том, что творится.
Наверное, у тещи Влада бы случился инфаркт, если бы она о себе услышала такое. Но недаром говорят, что все познается в сравнении.
Профессор же казался провинившимся школьником, которого поймал и привел домой участковый. И сразу видно, что этот генерал покрылся холодным потом от страха, когда на него взглянула мамочка.
Но разглядывать эту новую картину Репина у Влада не было ни желания ни сил, разве нет у него своих важных дел, скоро по миру пойдет, а он все с этим возится, нет это просто никуда не годится.
№№№№№№№№№

На какое-то время наш новоиспеченный профессор медицины затаился, исчез с поля зрения всех своих знакомых, словно бы сдутый шарик, стал он совершенно незаметен.
Но от этого пить много и часто желание не пропало. Его проспиртованный насквозь организм требовал пития с невероятной силой, словно у наркомана ломка, началось и у него проявляться это неодолимое желание. Уж не говоря о том, что и прожекты в голове прямо роились стаей, разнося ее в разные стороны.
Проекты оказались чудовищными.
Как только появилась какая-то журналистка Ирина , так он и заявил о том, что может воскрешать мертвых, вы не ослышались, не смертельно больных к нормальной жизни возвращать – этим у нас каждый второй занимался, а именно тех, кто уже совершенно помер и возвращать к нормальной полноценной жизни.
В той самой желтой прессе, то ли в шутку, то ли всерьез это самое заявление профессора Милляра ( похоже на актера, который черта во всех сказках играл и других духов) и появилось.
Ирина получила свой гонорар, а народ надежду на то, что их дорогие сердцу, но безвременно ушедшие покойники будут воскрешены.
Как они отыскали того, кто такой бред нес, сказать трудно, но отыскали быстро.
Даже сам Вадим не ожидал, что так быстро все закрутиться.
Как революционеры и заговорщики приезжали они на окраину города, поднимались на шестой этаж.
Сначала даже сам профессор был уверен в том, что погорячился, и решил сказать о том, что его не так поняла журналистка, а что взять с желтой прессы, но так как никакого другого честного заработка у него как-то не намечалось, то он все медлил, что-то чертил и соображал.
Вот за этим постыдным занятием администратор кладбища Артур его и застал.
До него тоже уже доползали слухи о том, что появился у него в городе яростный конкурент, который собирается покойников назад к жизни возвращать, а одна бабулька даже настаивала на том, чтобы его парни раскопали могилу, да и вернули ей любимого сыночка.
Все это было бы смешно, когда бы ни было так грустно и так страшно одновременно.
Но чтобы успокоить разволновавшихся граждан, и отправился по следам чародея наш Артур.
Впрочем, он и прежде догадывался, что этот бред может исходить от его старого знакомого Вадима, но как только бабулька его привела к чудеснику, так уж и все сомнения отпали.
- Покойников поднимать собрался.
Профессор растерялся, но ненадолго. Он сразу понял, что Артура ему привел сам бог, ну не бог, а его противник, но это не важно.
Дома в тот момент никого больше не было, и профессор вцепился в него, каким уж он там гипнозом, шантажом или чем еще действовал, сказать трудно, только через час, общество по воскрешению молодых и безвременно ушедших было создано.
Наверное, умерла, если бы о нем узнала, его матушка, но пока все держалось в страшной тайне.




Глава 13 Встань и иди

Народ шумел вокруг нового чудесника. Вероятно так же было, когда профессор Преображенский ( духовный родитель нашего Вадима, как и Шарикова), явил миру собаку, которая постепенно стала превращаться в человека.
Тогда конечно, была сенсация иного рода, до нашего Профессора подобное уже проводил один Странник, сколько шуму наделал, что и через тысячу лет забыть этого никак не могут. Но все-таки случаются такие чудеса не так часто. Может, только раз в тысячу лет, а потому надо было обязательно взглянуть, раз мы уже стали свидетелями такого происшествия.
Смерть Артура была назначена нашей парочкой на вечер субботы, чтобы в воскресенье утром, одноименное происшествие и случилось.
И оно не заставило себя долго ждать.
Журналисты слетелись как пчелы на мед к соседнему с профессором дому, благо, что директор кладбища жил на первом этаже. Милиционеры ( настоящий или переодетые, кто его знает), сообщили особенно настырным, что парень мертв, а почему мертв, покажет вскрытие, но никаких внешних признаков насилия нет, если только траванули.
Примерно, такой диагноз потом с их слов и был записан во все статьи и на диктофоны.
Некоторым из них удалось через окно добраться до трупа, руками конечно не трогали, но вот своими глазами видели, что совершенно мертв, даже окоченел уже порядочно.
Один другому и всем остальным , журналисты просто говорили, что живые так не выглядят.
Тогда вот и появился наш профессор, в шляпе, темных очках, каком-то почти звездном плаще. Узнать в нем генерала даже тем, кто с генералом рядом стоял недавно, было не реально.
Потому никто его и не узнал, хотя, скорее всего генерала никто и не видел сроду.
Он прошел в комнату, пробыл там какое-то время, приказав закрыть темные шторы, так , чтобы был полумрак, велел зажечь свечи. Ждали его брата и любимую женщину – продавщицу из ларька, которая совершенно бесплатно с ним спала, и готова была отравить любую другую, если бы та к нему приблизилась, хотя никто и не приближался.
Они были по настоящему убиты горем, ставить их в известность о том, что творится здесь, наши чудесники не собирались.
В таких аферах чаще всего страдают близкие родственники, те немногие, кто нас с вами все-таки любят. Но так, как мать Артура умерла, а Надьку он таковой не считал, то не особенно и переживал. Профессор же, как мы убедились вообще никогда и ни о чем не переживал. Когда-то какая-то злая фея забрала у него сердце, а на пустое место булыжник засунула, потому все так у него и было.
№№№№№№№№№

Но журналисты оживились, кого-то пропустили в угол комнаты, кто-то повис на окне, они должны были видеть, как парня будут воскрешать.
Откуда-то подкатил Джип – это его заместитель спешил убедиться в том, что он уже стал начальником кладбища, и нет у него конкурентов. Остановить его, не пускать в комнату было не реально – прорвался без всяких усилий.
И как раз в тот момент, когда профессор колдовал над усопшим.
Он вдруг пошевелился.
Тот еще сильнее сосредоточился. Все, кто мог это видеть, замерли в одном порыве, кто-то матерился, потому что забыл включить ночной режим, им приходилось клянчить записи у более изворотливых коллег.
Но Артур поднялся, когда страшно заверещала и бросилась бежать Надежда, она бежала, всех сбивая на своем пути. Кажется женщине стало совсем скверно, и уже для нее можно было вызвать психушку, но на это никто не обратил внимание.
Все смотрели на воскресшего внезапно Артура. Хотя им это было обещано, но кто же мог поверить, пока своими глазами все не увидел?
И вот они увидели. Каких только чувств там не было: и восторг, и ужас, и радость, и печаль. Печалился несостоявшийся директор кладбища, он понял, что ему еще долго придется подчиняться этому строптивому типу. Но что же было делать, воскрес так воскрес.
- Вставай и иди, - вслед за своим странником –учителем повторил профессор, который мог стать и академиком, если еще парочку граждан воскресит.
№№№№№№№№№

По городу поползли слухи о воскрешении.
Как чувствовал себя аферист, который умирал и воскрес сказать трудно, парнем он был молчаливым и замкнутым. Ничего такого никому не рассказывал, да к нему не особенно и подходили с расспросами посторонние люди. Но даже в столице писали о том, что в Сибири уже воскрешает какой-то чудесник покойников, профессор собирался вернуться туда на белом коне, только с новыми воскрешениями не особенно торопился.
Но наш профессор занялся упорно делом, он заставил матушку снять ему дом в частном секторе, очень далеко и от центра города и от всех остановок, и там начал свою практику.
Когда Влад прошелся к этому дому пешком, машину он оставил на соседней улице, где жила его родственница, ему стало немного жутко, как сюда могли идти люди – сказать трудно.
Но вероятно в этом было что-то странное.
Профессор встретил его не особенно приветливо, решил, что ему свидетели его деятельности не нужны, хотя тут же заговорил о новом совместном предприятии, в которое, естественно требовались немалые вложения.
Влад обещал подумать и поискать денег, но кто бы сомневался в том, что он пальцем о палец не ударит, ради воскрешения из мертвых. Да и Артур был личностью темной и страшноватой, а так как других воскрешенных они не показали, то и стал Влад догадываться о том, что это смахивает на генеральскую форму, только еще более цинично и страшно.
В то время у него подоспел отпуск, и Влад понял, что он может без всякого сожаления оставить чудесника на произвол судьбы.


Глава 14 Тайное становится явным

Никто не задавался вопросом, почему столько таинственности напустил наш профессор. Все это тогда казалось таким естественным.
Уж если маг и чародей, то обязательно должен быть окутан тайной.
Он все время стоял где-то в стороне, и как Великого Гудвина, разглядеть его было почти невозможно.
Но это тогда никого особенно не смущало, ведь все они хотели излечиться от бесплодия.
А тут , как вскоре выяснилось, мастером он был непревзойденным. Правда, под гипнозом эти дамы ничего толком сказать не могли, что там и как было, они ничего не ведали, но слухи о том, что все вылечились у таинственного профессора, практически Воланда поползли по городу с новой силой.
Осечка произошла только однажды, когда без предупреждения появилась матушка. Зачем уж она пришла, кто его знает, но в самый разгар такого излечения.
Кричала она страшно о том, что прямо перед иконами занимается он развратом настоящим. И совсем не для того она его рожала, чтобы он теперь тут со всеми своими девицами спал.
- Да что же это такое творится, да как же такое может быть.
И когда профессор затолкал ее в соседнюю комнату, она упала на какую-то кушетку, и отрубилась. Ей стало плохо с сердцем.
Вот тут он и схватился за сотовый, и с трясущимися руками начал вызывать «Скорую», совсем забыв, что светило медицины теперь он.
Когда она открыла глаза, он еще так и не успел дозвониться, потому она и вырвала у него из рук телефон.
- Что ты творишь, хочешь, чтобы нас всех арестовали? - взвыла она
Он уселся на кушетку рядом и охватил голову руками.
Из соседней комнаты появилась совершенно обнаженная женщина в каком-то заторможенном состоянии.
Она была похожа на Геллу, хотя, кажется, все еще была живая.
И матушка завизжала снова. Это вывело Профессора из задумчивости, он снова бросился туда – нужно было закончить этот уникальный сеанс. Тем более, это был тот редкий случай, когда он действительно что-то мог.
Хотя, возможно, так подействовала на него именно матушкина истерика. Наверное, и на самом деле он что-то мог только, когда она кричала и истерила.
Но с той поры спокойной чародейской жизни профессора пришел конец. Матушка больше не могла позволить ему проводить такое излечение от всех недугов сибирячек.
Он и сам это понял, когда привел в чувства и отправил свою больную. А потом вернулся к ней, как бы ему не хотелось этого, но избежать объяснения не придется.
Генералом он был или профессором, но над всем стояла она и никуда отсюда уходить не собиралась.

Глава 15 Грубые ошибки лекарей.

Профессор на следующее утро отправился в свою резиденцию, чтобы все привести в порядок и оставить этот эротическо- порнографический салон навсегда.
Так он торжественно пообещал матушке.
Она заявила, что дает ему время до обеда, потом она придет, чтобы все проверить.
По всему чувствовалась, что матушка не отступится.
Ну почему все так, ведь все так замечательно начиналось.
Но Профессор складывал в коробку книги, иконы, свечи и другие декорации своей бурной и буйной деятельности, и так тяжело вздыхал, что любой бы разрыдался, если бы кто-то услышал его. Но пока тут было пусто, он оставался один как перст.
Если бы сам черт не привел сюда Светлану, то ничего бы не случилось. Но она отправилась полечиться, узнав о чудо-докторе.
Она вышел к ней, слащаво улыбаясь, и сразу же повалил ее на кушетку.
Она кажется готова была к любому повороту, а потому спокойно ко всему отнеслась.
Но когда профессор поднялся, он почувствовал, а потом и понял, что она не дышит.
Вот где бы пригодились его опыты с оживлением, только не умел он ничего, совсем ничего. Ему нужен был Артур еще раз для того, чтобы спрятать тело. Вот и стал Профессор ему упорно звонить, а тело потащил в самый дальний сарай, куда сроду никто не заглядывал.
На этот раз профессор испугался не на шутку. Он едва успел дотащить ее, когда ворвалась матушка, схватила все, что было в коробках, и потащила его прочь.
О том скелете, который у него уже появился, сказать язык так и не поворачивался.
Он думал только о том, как его увезти и похоронить какой-нибудь могиле на кладбище Артура.
Но согласится ли он выполнить его просьбу. Конечно, дурить людей воскрешением, это одно, а здесь уголовщина страшная.
Но профессор свято варил в мужскую дружбу. Не позволит же он ему садиться в тюрьму.
Если бы матушка не отправилась в тот самый сарай, уж непонятно зачем.
Но ее визг оглушил всю округу.
Хорошо, что в соседних домах, вероятно, никого не было, их никто или почти никто не слышал.
- Ты знаешь, что там тело какой –то девицы.
Он опустился на колени и запричитал.
- Она только что умерла, я не знаю, как это вышло , спаси меня мама, я не хотел этого, я хотел ее вылечить, но она умерла.
Он еще долго что-то лепетал, но она соображала быстро, схватила телефон и начала звонить.
Он сидел, обхватив голову, и понимал, что погиб. В тюрьме он никогда не сможет выжить.
- Уходи отсюда, чтобы тебя здесь близко не было.
Она вытолкала его, и он больше ничего не видел из того, что случилось в доме дальше. И брел по улицам профессор, даже не соображая, куда и зачем он двигается.
Город казался огромным и чужим, и нигде там не было больше для него места, словно бы он потерялся когда-то в детстве и до сих пор найтись никак не может.
Как же все-таки это было странным.

Глава 16 Арестовали твою мать, твою мать, твою мать


Женщины у нас всегда коней на скаку останавливали и в горящие избы входили.
Так было и на этот раз. Как только Татьяна обнаружила тело, так и поняла она, что настал ее час действовать и спасать сынка своего, потому что больше никто его из такой заварушки вытащить не сможет.
От истерики больше не осталось и следа. Она села и хорошо подумала. Но ничего лучше, чем Влад так придумать и не смогла.
Она позвонила ему и попросила перевести вещи домой. Тело в это время она уже завернула в какой-то ковер, и тоже положила с другими коробками на крыльцо.
Как она его дотащила назад сказать трудно, но говорят женщины в таких ситуациях развивают одну лошадиную силу. Вот и она развила. Это потом тряслась и рыдала, и руки разогнуть не могла, когда все было сделано, а тут все у нее получилось прекрасно.
Она даже Профессора пока не ругала, а вспоминала, как она тяжело его рожада, сколько он ей неприятностей доставлял когда-то, как тяжело ей с ним тогда было – это же просто тихий ужас какой-то.
Но Влад откликнулся на ее зов, в третий раз, совершив глупость и снова наступив на те же самые грабли.
Сколько в ней было решимости, как им удалось все это разместить в его машине, сказать трудно. Но он старательно помогал ей и даже не задавал лишних вопросов, вот за что она его так любила.
Около подъезда она вы тащила коробки, а когда он полез за ковром, произнесла:
- Знаешь, он нам не нужен, не хочу это барахло домой тащить, ты его выбрось где-нибудь за городом.
Он промолчал, не стал спорить, и такие страшные подозрения сжимали душу, но как и в то, что генеральская форма просто похищена, поверить он никак не мог в то, что может быть в этом свертке.
№№№№№№№№№

Матушка попросила парней-соседей помочь ей занести коробки, перевела дыхание.
Никому и ничего она больше не сказала, хотя обмирала от страха, и это казалось ей жутким сном, почти кошмаром. Ну разве в реальности могло быть такое.
Профессор ни в эту, ни в следующую ночь не появлялся, и она даже радовалась тому, что его не было, иначе трупа будет два, а это уже много. То, что она не пришибет его после всего, это было еще большим вопросом.
Он пьянствовал и спал несколько дней напролет у каких –то своих случайных знакомых, а потом забрел к Артуру на кладбище, и оставался там в одной из просторных комнат.
Хотя тот особой радости от такого вселения не испытывал, но и гнать его не стал, слишком жалким и пришибленным он тогда казался. Прямо разрыдаться можно.
Он все твердил о какой-то смертельной страсти, но кто бы ему в ту дни поверил, даже Артуру на кладбище было видно, что допился профессор до белой горячки.
Хотя на самом деле это было обычным и привычным его состоянием – ничего особенного.


Глава 17 Еще одно воскрешение из мертвых

Но не пора ли нам заглянуть на проселочную дорогу и посмотреть на то, как хороший парень Влад стал сообщником страшного преступления профессора, и как могло показаться со стороны, и единственным его участником.
Кто там будет разбираться со сказками про профессоров чародеев, если на ковре были его отпечатки пальцев.
Он вытащил сверток из машины и решил посмотреть, что же он там спрятали, может просто пожадничал, ковер на дачу к теще решил прихватить, вот в лесу и развернул его.
Когда выкатилось тело Светланы, он просто окаменел и понял, что пропал, что потонул по самые, в общем вам по пояс будет, как говорил мой дедушка.
- Не может быть, - только и осталось твердить ему.
Но пока он судорожно бегал между деревьями в том самом лесу, забыв и о ковре, и о даче, и о теще, тело вздрогнуло, она зашевелилась и застонала
Произошло еще одно воскрешение из мертвых. Хотя к нему наш профессор точно никакого отношения не имел, да и журналистов тут не было совсем.
Когда Светлана увидела незнакомого перепуганного мужчину, ковер и лес, она испугалась очень сильно, так, что после всех своих глубоких обмороков окончательно пришла в себя.
- Кто вы, что вы хотите со мной делать?
И тут Влад бросился к ней обниматься. Он, наконец, понял, что ничего страшного не произошло. Ну, самого страшного точно, что никакого трупа и убийства нет.
- Ничего, солнышко мое, ничего, нас обоих хотели подставить, но у них ничего не вышло, чтобы я хоть раз еще ответил на их звонки, но я все-таки вероятно спас вас, а они оставили умирать…
Говорил он бессвязно и совершенно непонятно, если учесть, что она ничего не помнила.
Но если что-то поняла, только то, что этот симпатичный парень не только насиловать ее не собирается, но она даже не привлекает его как женщины, если они уж оказались каким-то образом тут, то почему бы этого ни сделать.
Но Влад в эйфории счастья даже и представить себе не мог, что у нее могут какие-то такие мысли появляться светловолосой в головке.
- Но поехали в город, забудьте и обо мне, и обо всем, словно бы ничего и не было.
Он даже не взглянул на тот самый ковер, потащил ее в машину, и помчался назад.
Он высадил ее в центре города, помахал рукой на прощание, уверенный, что никогда и нигде они больше с ним не встретятся.
Влад прожил вроде не мало, но он не ведал, что никогда нельзя говорить никогда.
Таким вот наивным созданием до сих пор оставался.
Испугался он только дома, когда уже глотал холодный ужин. И жена спрашивала у него, где он интересно был, почему не отвечал на ее звонки.
- Зачем тебе звонила это странная тетка, жена твоего друга- шизика, который в генеральской форме по городу разгуливает.
- Какая жена? Это его мать?
- Для матери она слишком шустрая, - только и бросила жена, развернулась и ушла, не оглядываясь.
Но что могло быть, если бы девица не очнулась? Только этот вопрос никак не давал ему покоя.
Сколько же судьба его может предупреждать о том, что он должен стороной оббегать это ходячее несчастье, которое все время исчезает в нужный момент, и остаются виноваты только все дурные да отзывчивые.
Неужели горбатого только могила и исправит?

Глава 18 Исчезновение профессора.

Лежа на старом диване в доме директора кладбища Артура, профессор понял, как только протрезвел, а на могилках больше водки не нашлось. Профессор понял, что и есть и пить вполне можно на кладбище не так плохо.
И все благодаря славянскому обычаю оставлять для мертвых пищу и напитки разные горячительные.
Ведь сколько им священники запрещали поминать таким образом своих мертвых, за последние века разве кто-то и где-то их послушался? Да ни за что на свете.
Вот и бродил профессор по кладбищу, и все время что-то приличное и очень даже съедобное находил и поминал тех самых покойников. И трудно было даже представить, что тут творится в праздничные дни.
Жаль, что он до них, конечно, не доживет, вряд ли его Артур тут станет терпеть так долго, да и ему надо что-то делать.
Кстати, о делах….
Если бы в тот день около гаражей, они были по соседству с кладбищем, Профессор не увидел пожар, то он наверняка бы ничего такого не придумал.
Но полыхал какой-то гараж, и он там еще до пожарных обнаружил тело уже до неузнаваемости обгоревшее.
А у родственников была такая история, бабушка ее сто раз повторяла, что хоронили его брата, так и не зная, он ли там был или нет, а потом тот брат явился, он в запой ушел, и вернулся к собственной могиле.
Вот это все прокрутилось в его мозгах, а что для него и для всех сейчас будет лучше, чем его смерть.
Потом он вернется, объяснит, что все перепутали, тогда уже и от Светки ничего не останется, а он сможет начать новую жизнь.
Рубашка и часы его теперь валялись около тела, он прихватил футболку из соседнего гаража , хозяин которого побежал на пожар, и кожаную куртку, и спокойно скрылся, уверенный, что все его проблемы на этот раз решены.
№№№№№№№№

Артур узнал рубашку не теле, и свои собственные часы, которые носил в это время Профессор. И что ему оставалось? Только сообщить матери о том, что ее сына сожгли вместе с чужим гаражом.
Его хозяин вернулся, узнав, что вероятно к нему забрались воры, и один из них был по справедливости наказан.
Татьяна отнеслась к смерти сына очень даже мужественно, если она рыдала, то только о собственной загубленной жизни, сообщила в СМС-ке обо всем Владу, но он даже не откликнулся, каков наглец. Ничего, если тело той девицы найдут, они сядут вместе, она его выгораживать и защищать не собиралась, - думала мать, только что в закрытом гробу похоронившая своего единственного и самого непутевого из всех сыновей.
Она догадывалась, что он жил где-то у Артура на кладбище, поняла, что с кем-то пьянствовал в гараже, где они пожар и затеяли. Когда к ней пришли страховщики, она призналась в том, что ничего у него нет, ни кола, ни двора, и все ушло вместе с ним.
Как ни странно – это была правда.
Если о чем-то и волновалась бедная мать, только о том, что и мертвый он им не даст жить спокойно, еще долго с разных сторон будут приходить те, кто захотят получить какие-то деньги, долги.
Но от всех она собиралась держать круговую оборону. И в глубине душе понимала, что и врагу бы не пожелала такого сына.
Хотя ведь о покойнике или хорошо или ничего, но ни первое, ни второе у нее никак не получалось. Хоть ты убей. Хотя вот этого не надо. Ей наконец хотелось пожить хоть немного. Хотя как же она могла жить? Этого себе и не представить теперь.
Ведь тень этой девицы ее точно не оставит в покое, но самое главное, чтобы тело не нашли, чтобы с Владом больше нигде и никогда не встретиться.
Пропал и нашелся. Он не тонет. Кузница -12

Глава 19 Еще одно воскрешение из мертвых

Но не пора ли нам заглянуть на проселочную дорогу и посмотреть на то, как хороший парень Влад стал сообщником страшного преступления профессора, и как могло показаться со стороны, и единственным его участником.
Кто там будет разбираться со сказками про профессоров чародеев, если на ковре были его отпечатки пальцев.
Он вытащил сверток из машины и решил посмотреть, что же он там спрятали, может просто пожадничал, ковер на дачу к теще решил прихватить, вот в лесу и развернул его.
Когда выкатилось тело Светланы, он просто окаменел и понял, что пропал, что потонул по самые, в общем вам по пояс будет, как говорил мой дедушка.
- Не может быть, - только и осталось твердить ему.
Но пока он судорожно бегал между деревьями в том самом лесу, забыв и о ковре, и о даче, и о теще, тело вздрогнуло, она зашевелилась и застонала
Произошло еще одно воскрешение из мертвых. Хотя к нему наш профессор точно никакого отношения не имел, да и журналистов тут не было совсем.
Когда Светлана увидела незнакомого перепуганного мужчину, ковер и лес, она испугалась очень сильно, так, что после всех своих глубоких обмороков окончательно пришла в себя.
- Кто вы, что вы хотите со мной делать?
И тут Влад бросился к ней обниматься. Он, наконец, понял, что ничего страшного не произошло. Ну, самого страшного точно, что никакого трупа и убийства нет.
- Ничего, солнышко мое, ничего, нас обоих хотели подставить, но у них ничего не вышло, чтобы я хоть раз еще ответил на их звонки, но я все-таки вероятно спас вас, а они оставили умирать…
Говорил он бессвязно и совершенно непонятно, если учесть, что она ничего не помнила.
Но если что-то поняла, только то, что этот симпатичный парень не только насиловать ее не собирается, но она даже не привлекает его как женщины, если они уж оказались каким-то образом тут, то почему бы этого ни сделать.
Но Влад в эйфории счастья даже и представить себе не мог, что у нее могут какие-то такие мысли появляться светловолосой в головке.
- Но поехали в город, забудьте и обо мне, и обо всем, словно бы ничего и не было.
Он даже не взглянул на тот самый ковер, потащил ее в машину, и помчался назад.
Он высадил ее в центре города, помахал рукой на прощание, уверенный, что никогда и нигде они больше с ним не встретятся.
Влад прожил вроде не мало, но он не ведал, что никогда нельзя говорить никогда.
Таким вот наивным созданием до сих пор оставался.
Испугался он только дома, когда уже глотал холодный ужин. И жена спрашивала у него, где он интересно был, почему не отвечал на ее звонки.
- Зачем тебе звонила это странная тетка, жена твоего друга- шизика, который в генеральской форме по городу разгуливает.
- Какая жена? Это его мать?
- Для матери она слишком шустрая, - только и бросила жена, развернулась и ушла, не оглядываясь.
Но что могло быть, если бы девица не очнулась? Только этот вопрос никак не давал ему покоя.
Сколько же судьба его может предупреждать о том, что он должен стороной оббегать это ходячее несчастье, которое все время исчезает в нужный момент, и остаются виноваты только все дурные да отзывчивые.
Неужели горбатого только могила и исправит?

Глава 20 Исчезновение профессора.

Лежа на старом диване в доме директора кладбища Артура, профессор понял, как только протрезвел, а на могилках больше водки не нашлось. Профессор понял, что и есть и пить вполне можно на кладбище не так плохо.
И все благодаря славянскому обычаю оставлять для мертвых пищу и напитки разные горячительные.
Ведь сколько им священники запрещали поминать таким образом своих мертвых, за последние века разве кто-то и где-то их послушался? Да ни за что на свете.
Вот и бродил профессор по кладбищу, и все время что-то приличное и очень даже съедобное находил и поминал тех самых покойников. И трудно было даже представить, что тут творится в праздничные дни.
Жаль, что он до них, конечно, не доживет, вряд ли его Артур тут станет терпеть так долго, да и ему надо что-то делать.
Кстати, о делах….
Если бы в тот день около гаражей, они были по соседству с кладбищем, Профессор не увидел пожар, то он наверняка бы ничего такого не придумал.
Но полыхал какой-то гараж, и он там еще до пожарных обнаружил тело уже до неузнаваемости обгоревшее.
А у родственников была такая история, бабушка ее сто раз повторяла, что хоронили его брата, так и не зная, он ли там был или нет, а потом тот брат явился, он в запой ушел, и вернулся к собственной могиле.
Вот это все прокрутилось в его мозгах, а что для него и для всех сейчас будет лучше, чем его смерть.
Потом он вернется, объяснит, что все перепутали, тогда уже и от Светки ничего не останется, а он сможет начать новую жизнь.
Рубашка и часы его теперь валялись около тела, он прихватил футболку из соседнего гаража , хозяин которого побежал на пожар, и кожаную куртку, и спокойно скрылся, уверенный, что все его проблемы на этот раз решены.
№№№№№№№№

Артур узнал рубашку не теле, и свои собственные часы, которые носил в это время Профессор. И что ему оставалось? Только сообщить матери о том, что ее сына сожгли вместе с чужим гаражом.
Его хозяин вернулся, узнав, что вероятно к нему забрались воры, и один из них был по справедливости наказан.
Татьяна отнеслась к смерти сына очень даже мужественно, если она рыдала, то только о собственной загубленной жизни, сообщила в СМС-ке обо всем Владу, но он даже не откликнулся, каков наглец. Ничего, если тело той девицы найдут, они сядут вместе, она его выгораживать и защищать не собиралась, - думала мать, только что в закрытом гробу похоронившая своего единственного и самого непутевого из всех сыновей.
Она догадывалась, что он жил где-то у Артура на кладбище, поняла, что с кем-то пьянствовал в гараже, где они пожар и затеяли. Когда к ней пришли страховщики, она призналась в том, что ничего у него нет, ни кола, ни двора, и все ушло вместе с ним.
Как ни странно – это была правда.
Если о чем-то и волновалась бедная мать, только о том, что и мертвый он им не даст жить спокойно, еще долго с разных сторон будут приходить те, кто захотят получить какие-то деньги, долги.
Но от всех она собиралась держать круговую оборону. И в глубине душе понимала, что и врагу бы не пожелала такого сына.
Хотя ведь о покойнике или хорошо или ничего, но ни первое, ни второе у нее никак не получалось. Хоть ты убей. Хотя вот этого не надо. Ей наконец хотелось пожить хоть немного. Хотя как же она могла жить? Этого себе и не представить теперь.
Ведь тень этой девицы ее точно не оставит в покое, но самое главное, чтобы тело не нашли, чтобы с Владом больше нигде и никогда не встретиться.


ЧАСТЬ 2 ПРОФЕССОР С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

Лирическое отступление

Сон о Раскольникове и виртуальной любви
Мне приснился странный сон.

Родион Раскольников задержался в Интернет -кафе и опоздал на свое страшное дело.
А почему это произошло? Увлекся, получил письмо от таинственной незнакомки, забыл на время одну теорию и решил проверить другую - насколько может увлечь его темную душу виртуальная любовь.
Увлекала.

Старуха осталась жива.
Теперь мне жаль ту, которая вероятно моложе и краше бесполезной старухи, и она подвергает себя страшной опасности.
Разве мы не помним, что творил он с матерью своей и Соней Мармеладовой, как медленно приносил в жертву и убивал каждую из них.
А если женщина влюблена, пусть и виртуально, она становится совершенно беззащитна перед таким теоретиком.
Любовь зла, полюбишь и Раскольникова, но что потом?

Осторожно любовь виртуальная
Подкрадется, и вот в паутине
Отдаюсь я земная , нормальная -
То ли призраку, то ли мужчине.
Как понять мне за далью туманною,
За стеклом монитора, и облаком
Тех иллюзий, кому я желанною
Стала вдруг, а открытие обухом
Больно бьет, и Раскольников яростно
Все пытает меня и пытается,
Все теории зло и безжалостно
Испытать - ничего не останется
Только это опять напряжение,
Не унять уже страсти и нежности,
Только это опять раздражение-
Он ушел, и в его неизбежности,
То ли снова старуха процентщица,
То ли Соня его дожидается.
Света нет, и сегодня не верится,
Что любовь моя вновь возвращается.
Кто свои проверяет теории,
И кто опыты ставит зловещие,
Там в сети бессловесной поспорили
О любовнике страстные женщины.
Снова ревность она заразительна,
Снова нежность, она не кончается.
Но теория так отвратительна,
Если все в полутьме обрывается.
Что сказал он Чубайсу, и в ярости
К Соне или старухе процентщице
Он уходит, любовник безжалостный.
От Порфирия снова отвертится
И исчезнет, и больше в реальности,
Не появится, даже не верится,
Только снова любовь виртуальная,
Как пластинка безжалостно вертится.
Снова кажется - вот он отчаянный,
Казанова, едва ль успокоится.
Только вдруг проболтался нечаянно,
Что приснилась намедни покойница.

Так смеялась старуха беспечная,
Так звала его к пропасти яростно,
И уходит, на вечер, на вечно ли,
И меня он бросает безжалостно.
Виртуала стихия горячая,
И холодная пропасть прозрения,
Отдаюсь я опять, настоящая,
Даже верю ему на мгновение.
И спасая старуху процентщицу
От погибели пасмурным вечером,
Все строчу ему - это оценится,
Виртуалом мы все здесь отмечены.

Глава 1 Черти бывают разными

Солнце медленно падало в глубины темных вод.
В небольшом помещении, гордо именуемом офисом в таком захолустье, куда не доехать не дойти и надо очень напрячься, чтобы найти его, сидел таинственный незнакомец, называвший себя профессором ( от звания академика и член кора пришлось отказаться), город хотя и был огромен, но академиков здесь слишком мало по сравнению со столицей, их всех знают в лицо, а вот среди разных профессоров легко затеряться, и сколько времени еще можно вводить в заблуждение доверчивых граждан, одному только богу известно.
Но пока тот самый бог был к нашему герою благосклонен, и его аферы как-то все или почти все проходили без сучка и задоринки. В том смысле, что его ни разу не ловили за руку, а если и разоблачали, то задним числом, так, что он успевал сменить имидж, род занятий, а то и всю свою бурную, а часто и буйную биографию переписывал на новый лад. И от прежнего не оставалось и следа. Он умудрялся даже потерять и сменить паспорт.
В отделениях милиции выдавали ему новый, без всяких лишних штампов и сведений, и был он снова не женат, бездетен, правда, моложе не становился, год рождения неизменно оставался прежним, а вот имена и фамилии менялись одни на другие.
И начинал он жизнь с нового листа и с нового паспорта. Вадим давал себе неизменно обещание, что теперь она станет другим, от прежней жизни и следа не останется. Уверял, что все у него будет хорошо, да так хорошо, как никогда прежде не бывало.
Но исполнялись эти обещания неизменно после дождичка в четверг.
№№№№№№№№

Так вот наш Вадим назвал себя профессором, и вел прием по каким-то таинственным делам, то ли с магией все было связанно, то ли с попсой. Он называл себя и продюсером, и алхимиком, и кем только не называл, всего и не упомнишь.
А как известно в начале 21 века магия и попса были одинаково пусты , тупы и считались настоящей аферой, столько профессоров и академиков хотели поймать рыбку в этой мутной воде, убедить доверчивый народ в том, что именно они спасут нас от всех бед и напастей, да что там, помнится, и мертвых воскрешали и не раз, да на глазах у всего мира, особенно один товарищ с фамилией Гробовой.
Вадим был птицей помельче, этого нельзя отрицать, на такое не замахивался, хотя звезды с неба тоже пытался схватить.
К нему порой приходили какие-то люди, да тайными путями, чаще всего по наводке знакомых, уже якобы у него излечившихся от всего на свете, но то, что значительно легче стали их бумажники от таких визитов, никто не сомневался, наш профессор вовсе не был похож на мать Терезу, а скорее наоборот.
Люди эти были по меньшей мере странными, потому что Мишель , страховой консультант из соседнего офиса , взглянув на парочку таких посетителей таинственного профессора в довольно поздний час, упорно предлагал им застраховать свои жизни, а они только смотрели на него испуганными глазами и шарахались в разные стороны. Пришлось Мишелю невольно припомнить знакомое по школьной программе, но давно забытое:
- Ну, Фамусов, умел гостей назвать,
Уроды с того света.
И этот самый Мишень даже не подозревал о том, насколько он был недалек от истины.
№№№№№№№

Случается такое, что на нас снисходит какое-то озарение, о чем-то мы вдруг догадываемся, впрочем, и к гадалке не надо было ходить, чтобы понять, что за посетители бывали у нашего профессора.
Ну не все, конечно, некоторые туда попадали случайно, он знакомился с ними в маршрутках, просто на улице, в каких-то компаниях, куда его изредка еще пускали по простоте душевной, они его слушали и отвечали на настойчивые приглашения, приходили, просто легковерными и доверчивыми оказались.
И что еще более удивительно – некоторые из них задерживались здесь у профессора, на определенные срок. Что-то узнавали, от чего лечились эти граждане, и неизменно выкладывали круглую сумму дензнаков за такие странные приемы.
У нас ведь всегда так, нам всегда жаль денег на что-то ценное и добротное, а вот за какую-нибудь дрянь, которая вовсе не нужна, никогда не пригодится, мы не привыкли скупиться.
Еще поэт помнится, утверждал , что он легко обходится без необходимого, но никак не может прожить без лишнего.
В этом смысле мы с вами все немного поэты, чем наш Вадим без всякого зазрения совести и пользовался.
С совестью у него были особенные проблемы, ее не было совсем.
Впрочем, надо быть честным, не все из посетителей были так уж и наивны. А особенно казавшиеся наивными вдруг сдирали маску и тогда начинались разоблачения бурной, а порой и буйной деятельности, но профессору все время удавалось выйти сухим из воды.
Как это получалось, сказать очень трудно. Ведь еще моя бабушка утверждала, что сколько ниточке не виться, а конец все равно будет. А в его деятельности не было до сих пор ни конца, ни края.
Но даже не это самое удивительное, а то, что выйдя сухим из воды и как-то открестившись ( икон в кабинете было несколько, он и на самом деле, вероятно крестился долго и упорно. Пока не отпускались ему грехи, все каялся, бедняга), так вот отделавшись от одних неприятностей, он в тот же миг попадал в другие.
А кто вам сказал, что люди учатся обязательно на чужих ошибках?
Наш Вадим предпочитал учиться на своих собственных, но получалось это у него так, что даже родная бабушка его, а у него была бабушка Зоя, это я точно знаю, твердила, что горбатого только могила исправит. В том, что она исправит ее внучка, бабушка сомневалась, хотя надеялась на лучшее.
Такой вот оказался герой странный.
Но , забегая вперед, скажу, что у той Нитки жизни Вадима, которую пряли для него пряхи небесные, конец все-таки был, он скоро обнаружился. О чем мы и хотим вам поведать в нашей истории.
А вот что и как с ним случилось. как погиб маг и чародей мы вам и расскажем нынче.
Глава 2 Начало таинственной истории

В тот день, когда начиналась эта история, или вернее, когда мы начинаем вести за ней наблюдение, ведь на самом деле ей не было ни конца, ни края, профессор Вадим Миллер сидел в своем офисе в гордом одиночестве. Перед ним стояла огромная бутылка пива литра на два.
Он смотрел на нее такими жадным взором, что казалось - сейчас проглотит все пиво вместе с тарой. Жажда пития одолевала ее с болезненным нытьем, вот уж точно, чем больше пьешь, тем больше хочется….
Она была наполовину пустой или наполовину полной – это как вам больше понравится. Но для него точно пустой наполовину, такое уныние сквозило в помутневшем взоре немного водянистых серых глаз.
Сидел он задумчивый и очень печальный.
А печалился наш профессор о своем тезке , в честь которого отец, любивший древнюю историю Руси и назвал его.
Он думал о том самом Вадиме, который поднял бунт против наглого Рюрика – явившегося вместе с викингами на древнюю Русь, чтобы свою династию здесь основать.
А ведь у Вадима, хотя он и был незаконнорожденным сыном старого князя, на тот трон прав было значительно больше. А вот ведь призвал его дедушка, якобы внука своего, который каким-то чудом на севере воспитывался и умер спокойно, как только услышал, что тот с дружиной своей уже явился не запылился.
Так с тех давних пор в роду их все и пошло.
Наш профессор, когда это было выгодно, себе род Рюриковичей приписывал, но в такие минуты одиночества и откровений, он чувствовал себя тем самым Вадимом, изгнанным и уничтоженным варягами огнем и мечом.
Правда, другой изгнанник и гений писал, что поссорились они исключительно из-за девицы, которая от Вадима к победителю убежала. Правда, тот развлекался с ней недолго, да и забыл про нее, а Вадим бросился ее защищать, хотя она не просила его о том, и от меча княжеского дружинника и погиб.
Но последняя версия профессору нравилась меньше. Чего из-за женщин воевать, если они все и без того у его ног.
Это было небольшим преувеличением, никто никогда не видел того, чтобы кто-то был у ног его. Но профессор всем своим друзьям доказывал это с пеной у рта. И хватал любую первую встречную девицу, чтобы подтвердить свою правоту.
Пока она не врубалась, не начинала понимать, в чем там собственно дело, ему удавалось уже рассказать какую-то эротическую историю, когда у него все шевелилось в штанах и резинки лопались.
Правда, этого никто не видел тоже, но верили профессору на слова – раз говорит, что лопались, значит лопались. Ведь им такое в голову не пришло, а ему пришло, то так и было.
Тогда почему же он теперь был в полном одиночестве? А это чистая случайность. Ведь и в его бурной жизни бывают затишья?
Ну должна быть иногда передышка.
Вот он и передыхал.
№№№№№№№№№

Но если посмотреть правде в глаза, то в последнее время как-то все расклеилось в бурной его деятельности. Не пришел на его упорные приглашения ни один из клиентов- посетителей – друзей, журналистов, что самое удивительное, и они порой к нашему Вадиму заглядывали, даже что-то писали, не подозревая, в какие аферы могут быть втянуты.
Впрочем, во времена желтой прессы, с журналистов тоже, как с гуся вода – все им было нипочем тогда, писать можно было что угодно, даже то, что они видели у нашего профессора рога и хвост. И это бы сошло спокойно и ему и им с рук. И даже интерес бы какой новый бы появился. Реклама, одним словом.
№№№№№№№

Кстати, о чертях.
В тот самый момент, когда мы о них подумали, они к профессору явились, три черта, чем-то похожие на героев знаменитого мультика, потому профессор икнул, вздрогнул, и тут же окрестил их Ильей, Добрыней и Алешей. Немного успокоился, отпил еще пива, решил, что с ними лучше, чем без них, есть с кем поговорить, он не останется до позднего вечера один со своими не особенно веселыми думами.
Поговорить – это можно было принять только условно. Когда кто-то появлялся на пороге, готовил исключительно сам профессор, остальные должны были слушать его бесконечные речи и внимать всему, что он скажет. Нес он откровенный бред. Но попробовал бы кто-то усомниться в том, что вот так же он сидел и с Ричардом Гиром, и с президентом не Клинтоном, бери выше, с самим Кеннеди, а Мерлин Монро бросила того самого президента, чтобы остаться хотя бы на одну ночку с нашим Вадимом. И ничего удивительного, потому что тот президент рядом с ним ну просто бомжом казался. Это легко сравнить и проверить, хотя бы теперь. Фотография президента для сравнения всегда была у него под рукой.
Да и что он мог дать этой красотке, а вот профессор …
Но на этом его приятные разговоры оборвались.
Черти не уходили. Теперь полагалось и им пива налить, но в офисе не было трех стаканов, кружка у него была одна. И потом, если им всем налить, то ему самому тут ничего не останется. А ему еще хотелось пить и пить, хотя живот уже стал тугим как барабан и мог лопнуть в любую минуту. Но и это бы не остановило нашего героя.
Нет, профессор решил лучше прослыть невежливым хозяином, чем делиться с кем-то пойлом, на которое он стрельнул последнюю сотню у какого –то посетителя, дивясь тому, что кто-то еще дает ему деньги взаймы. Ведь всем было прекрасно известно, что никогда и никому никаких долгов он не отдавал и отдавать не собирался. Ему еще бабушка с детства говорила, будто то, что с возу упало, то пропало, а бумажки, которые ему передавались – тем более.
А вот давали ведь, хотя уже очень редко, чисто случайно получилось, когда он приставал особенно яростно.
Может это вообще его последняя бутылка в жизни? А тут заявились трое, делись с ними, словно ты те деньги рисуешь.
Совсем успокоившись, профессор решил и у них занять какую-то сумму, и уже рот открыл, а тут и началось.
3.

Началось еще более странное - черти богатыри стали пропадать по одному.
Сначала исчез Илья, видно обиделся на то, что ему пивка не досталось, когда Вадим отпил еще, зажмурившись от удовольствия, пропал и Добрыня –не княжеское это дело смотреть, как царь пьет и молча рядом сидеть ( а профессор еще с детства именно императором себя и считал), с ним рядом оставался только Алеша. Тот не особенно грузился на всякие условности, а может, у него какое важное дело было к нашему профессору? Ведь если разобраться, они были одного поля ягодами, только в разных временах обитали.
Тут Вадим заволновался, ему всегда было не особенно приятно, когда подбирался так близко другой хитрец. А что если он окажется еще изворотливее, да и впутает его в какое –то страшное дело. ( хотя до сих пор Вадим таких не видел, но всякое может быть).
Тогда рухнет все в его жизни, что до сих пор еще не успело рухнуть.
- Ты же вроде писатель, - говорил черт Алеша, - а не написать ли нам в соавторстве какой детектив да издать за миллион, представляешь, что у нас получится. Да твои Донцовы с Устиновыми плакать будут от зависти, а то и вовсе от горя отравятся, а мы уж развернемся.
- Детектив не хочу, - капризно отвечал Вадим, - там лучших всегда убивают, а потом сыщики-менты их родственников пытают и все подробности выискивают, думаешь за тем, чтобы преступление раскрыть? Нет, им надо мертвого опорочить, мало того, что его убили, так еще надо и над трупом посмеяться, такая у них работа. И всякое разное, что было, чего не было, на свет белый повытаскивают в один миг.
- О, как тут все запущено, - заговорщески улыбнулся и подмигнул ему Алеша.
А Вадим прямо рассвирепел, на него глядя.
- Да как ты смеешь над царем насмехаться, холоп, а ну, где тут погреб, ты там быстро окажешься.
Вероятно, чтобы не оказаться в погребе, черт Алеша тоже исчез, как только царские руки потянулись к нему, и стекляшка на перстне мелькнула почти как настоящий бриллиант. Да, хорошая работа, простаки никогда не отличат одно от другого. Только знатоки поймут, что это просто стекло. Но где вы таких знатоков встречали? Тут их отродясь не бывало.
И наш Вадим снова остался один.
Ну, надо же было так оскандалиться – последнего слушателя и соавтора упустил.
- И я снова остался один, - с таким вздохом произнес он, что если бы кто-то услышал, так разрыдался бы, и сбегал за пивом, чтобы профессор снова успокоился.
Впрочем, и ладно, они соавторы потом только и норовят все себе присвоить, а тебя в лучшем случае куда-нибудь в Сибирь закинуть, а в худшем и вовсе не кладбище, не моргнув глазом отправить.
Сколько у него стихов украли, сколько романов его просто под чужими именами напечатали, вот хотя бы Обломов, разве не обломался он с ним тогда. Сел писать «Обрыв», а он уже из печати вышел, тогда и осталась только «Обыкновенная история». А ему говорят, что и с ней он опоздал. Побежал авторские права регистрировать, а там не регистрируют, чуть в психушку не упекли.

Думал, что «Мастера с Маргаритой» успеет под именем Вадим Миллер опубликовать и тут обрыв с обломом получился. Оказывается Булгаков его опередил, он уже все первым зарегистрировал. И когда только успел. Тогда и стал наш профессор в Сибири прятаться от всех, кто посягал то на его интеллектуальную собственность, то на жизнь саму.
- Все, что не делается, все к лучшему, - изрек будущий царь Соломон, утешая себя, но утешиться никак не мог, как ни старался.
Но когда он остался один, немного протрезвев от обиды, Вадим врубил Интернет и стал упорно искать там объявления. Нет, не издательства и не соавтора искал наш герой.
Он искал кое-что другое.

ГЛАВА 3 Профессору требуется опытный киллер


Когда Вадим протрезвел, и черти перестали ему являться то ли в реальности, то ли в видении, он вспомнил о делах земных, которые шли из рук вон плохо.

Для того чтобы их немного поправить, а может и глобально изменить – Вадиму требовался помощник.

Нет, не секретарша и не имиджмейкер, тут он и сам был лучшим из лучших, ему требовался киллер, для того, чтобы в будущем, когда награды за все труды его посыплются как из рога изобилия, у него оставались чистые руки, горячее сердце, и что там еще третье, -профессор напрягся, никак не мог вспомнить третью часть золотого правила его дедушки, старого чекиста, конечно – холодная голова.
И самое грустно, что со всеми тремя частями этой заповеди имелись какие-то проблемы: голова была горячая, сердце чистым, а скорее каменным, а вот руки все еще оставались грязными, хотя мыл он их по семь раз на дню, но марать успевал еще быстрее. Как все привести в норму и изменить не знал наш профессор, кстати Профессора Преображенского, прямой потомок. Хотя кто-то ядовитый сказал о том, что он скорее его крестника, Шарикова, потомок, но эта злая шутка, на нее не стоило обращать внимания. Именно Преображенского и скоро он займется омолаживанием и чужого и своего организма, и таких собак наделает из людей, а из собак людей, или как там у него ( мысли страшно путались), что они еще все взвоют и попросят о пощаде.
Пока все было не так хорошо, но и у самого профессора Преображенского были косяки , хотя он ведь никогда не унывал, вот и потомок унывать не станет.

Надежда умирает последней, а Вадим надеялся, что и с руками, и с головой, и с сердцем все рано или поздно образуется.
Но пока надо было найти киллера – агента по особо важным делам.
А что такой товарищ ему пригодиться, и сам солиднее будет на переговорах казаться, и другие уже не станут с ним так себя вести, как пока позволяют.

Нет, куда не посмотри – киллер в его сложном и опасном хозяйстве всегда пригодится – это точно.
Сразу возникает вопрос, чем же он собирался платить этому киллеру?
Но пока об этом Вадим думать не собирался.
Его старый друг - другой император, вывел золотое правило, что надо сначала ввязаться в драку, а потом уже разбираться. Разве не так все великие дела делаются?

Вадим всегда следовал именно этому правилу.
Правда, он старался не думать о том, что стало с тем самым императором под Москвой, за какое место схватили его наши морозы и русичи аж в позапрошлом уже веке. Зачем сразу о грустном, а вдруг на этот раз все будет по –другому. Ему точно повезет больше. Тот был чужим, а он свой – доморощенный, ему никакие морозы и аферисты, и генералы не страшны.

Ведь и молния Перуна никогда не бьет в одно и то же место, в него, поди, и не ударит.
Он покосился на иконы. Святые на них взирали сурово. Наверное, упоминание имени древнего бога им не особенно понравилось.
Надо быть осторожнее, а то обступят со всех сторон, и пути к отступлению будут отрезаны, а тогда уже дело дрянь.
№№№№№№№№

А между тем поиск в бесконечных сетях Интернета дал свои результаты, и тот самый спец помощник, назовем его так, чтобы не пугать особенно впечатлительных рассказчиков , как раз и нашелся.
В Интернете вообще можно найти все, а уж киллера, так это раз плюнуть, не для того ли и была изобретена всемирная паутина, чтобы в любом краю света люди находили друг друга. Особенно если на улице встретиться с таким товарищем проблематично?

Профессор оживился, потер ладошки и стал набирать номер телефона.
Трясущиеся пальцы плохо попадали на цифры, и все-таки он его набрал.
Очаровательный женский голос сразу согласился на встречу с ним. И крылья появились у пьяного профессора. Он то трезвел на глазах, то пьянел еще сильнее.
- Я нашел. Дело сделано, - радостно повторял он, словно ему уже дали Нобелевскую премию.
2.

Киллер – ну и везет же Профессору, назвался Алисой, совсем как в сказке, и голос у нее был сказочным.
Она игриво спросила, в Зазеркалье или в Страну Чудес он собирается отправиться.
И в первый раз за все время наш герой полез за словом в карман. Но быстро опомнился. Решил, что надо срочно перечитать сказку, чтобы быть на ее уровне и все понимать. Пока еще литератором был он, нехорошо, если она обойдет его во всем, особенно том, что касается классической литературы.

Конечно, Вадим бы усомнился в том, что женщина может ему помочь в таком сложном и важном деле.
Но кто , если не женщина, только они всегда ему помогали, благодаря им он родился на свет и до сих пор еще оставался жив.
Хотя, конечно, захватив власть, они творили все, что вздумается. Научили его лгать, изворачиваться, придумывать небылицы.
Да разве об этом расскажешь, все, что ему пришлось творить, только чтобы мама и бабушка были спокойны, не обрушились на него, как снежная лавина или раскаленная лава. Хотя, когда он попадал в беду – они всегда защищали и спасали его, этого тоже не отнять.

И не только его одного – настоящие женщины всегда могли постоять за себя и за тех, кто был с ними рядом, за своих мужчин.
Самый последний пример около дома его бабушки, когда два уголовника решили снять шубу с девицы, которая вышла из маршрутки, они оказалась просто расстрелянными тут же, этой девицей. Случилось все на глазах у Вадима. Она взглянула на него и усмехнулась. Но он почувствовал, что это было предупреждение, понял, что следующей жертвой может оказаться он сам. И ей ничего не было, когда оказалось, что она тайный агент тех самых служб, а уголовников уже давно и упорно искали те самые органы.

Так в один миг и были решены две большие проблемы. Ее не только не посадят, а еще и наградят.
И тюрьмы не пополнятся, там и без них народу хватит, и судьи с прокурорами и адвокатами могут передохнуть.
Одним словом, сразу все вспомнив, Вадим совсем не удивился тому, что девушка с приятным голосом может оказать ему услуги в таком важном деле.

И потом она не будет с ножом к горлу приставать и требовать расплаты – это самое главное, а рано или поздно (проверено на деле не раз) просто отстанет и простит ему долги, на других еще больше заработает.
Теоретически все выходило очень даже не плохо, а вот что будет в реальности? Да кто его знает. Но об этом он пока заранее думать не собирался.
И жизнь хороша, и жить хорошо.
А если еще девица симпатичная окажется.
Неожиданно зашевелилось даже то, что хорошо висело или ему только это показалось?

Глава 4 Киллера заказывали?

Вадим и Алиса встретились в самом центре города в маленьком кафе, где нашего героя никто не знал. В прежние времена на такую мелочь он не разменивался, когда у него были деньги, а когда не было – тем более – там всегда доставалось от охранников больше, чем в уважаемых заведениях. Они не церемонились с тем, кто пытался их обмануть и уйти, не заплатив по счетам.

На этот раз Вадим решил не рисковать, и просто говорил о том, что у него смертельная болезнь, и ничего и ближайшую неделю есть и пить ему нельзя. А то , что от него разило перегаром, он сам этого как-то давно не замечал, а остальные скромно молчали, решив, что видно перед смертью он устроил пир, как другой древний царь, чтобы весело и достойно отправиться на тот свет.
А сюда профессор заглянул исключительно для того, чтобы встретиться с последней своей возлюбленной.
Да, в миры иные мужчину , сколько бы лет ему не стукнуло, всегда должна провожать женщина.
№№№№№№№№№

Алиса впорхнула в кафе и оглянулась по сторонам.
Дама оказалась лет 35 , а может немного больше, но молода и миловидно, кажется умна и проницательна. Но на лбу у нее было просто теми самыми знаками написано: провокация.
Кот Бегемот пискнул где-то:
- Это сплошное притворство.
И как можно было не услышать такого мяуканья, даже если ты глух от рождения? Нашего кота и мертвые слышали, даже те, у кого он успел стащить голову во время похорон. Только не на этот раз.
Увидев своего друга, а Вадим уже записал Алису в друзья, как и всех, кто приближался к нему на пушечный выстрел, после этого никаких знаков и сигналов он уже не принимал, слышать не собирался.
Да и мало ли о чем кричат коты, кто бы их смог разобрать?
Профессор был поглощен своим любимым занятием, с упоением рассказывал о времени и о себе. Правда, помня о том, откуда и зачем к нему пришла дама, тему разговора он немного изменил. И говорил о том, что все его хотят убить.
Вид у него был более чем серьезен, хотя речи как-то не вязались с таким видом и казались либо монологом из какой-то забытой пьесы, либо настоящим бредом шизофреника. Но что же это было на самом деле?
Решить этого Алиса пока не могла.
- Так уж и все? – удивленно спросила Алиса, прикидывая, шизофрения ли это или на сама деле этот прохвост столько натворил, что миллионный город готов его уничтожить?
Удивительным было то, что и она о нем уже что-то слышала, то ли о магии, в которой он был просто академиком, судя по всему, то ли о лечении нетрадиционном, уголовщиной разившем, то ли еще что-то, уж не музыкант ли он еще кроме всего прочего?
Какие –то объявления о том, что Профессор и чародей творит звезд, точно ей появлялись на глаза, словно всех этих фабрик по производству выкидышей не хватает в столице. Нет, еще и тут надо этим заниматься.
- Я поэт, да такой, каких никогда не бывало и не будет больше, - гордо заявил Вадим, когда Алиса осторожно спросила, где они могли с ним встречаться?
И никакого намека, она хотела знать точно, где они уже виделись.
- Поэт, да, конечно, порнографические стишки, вдруг заполонившие город, они заходили в типографию, которая их любезно печатала , там было какое-то имя странное, синоним проходимца – Бродяга, кажется, нет, это слишком просто для такого типа, конечно Пилигрим, как она могла подумать о том, что он назовется простым русским словом, да не бывать этому.
Оставалось только сказать как это интересно, ново, необычно.
Хотя, вероятно, Пилигрим ждал больших восторгов, но на большее у Алисы язык не повернулся. Она умела врать, особенно, если этого требовало дело, но ведь не до такой степени.
Если на самом деле хочется брезгливо поморщиться, а ты говоришь, как это великолепно, то, что же дальше будет. В этом случае она все время вспоминала о том, что ложь так прекрасна, что ею нельзя злоупотреблять. Но они уже находились в зазеркалье, где все видится на оборот. Тогда это как-то можно пережить. Она взглянула в зеркало и почему –то подумала о том, отразится он там или не отразится. Надо будет взглянуть, когда они пройдут мимо, покидая кафе.
Но Вадиму пришлось примириться со слабыми восторгами, пообещать, что если он выживет, а она ему в том поможет, то такое напишет, что сразит ее наповал, одним выстрелом. Это будет восточный эпос о чародеях и волшебниках, он слышал такой от какого-то старца в горах, успел записать, теперь осталось только поработать немного над стилем и все будет великолепно. Он потрясет эту бесцветную и мелку литературу своей мощью и талантищем.
- Кстати о выстрелах, - игриво улыбнулась прекрасная дама, которой надоело слушать о том, как будет создан мощный эпос, да еще на восточные темы.
Она сказала очень тихо, вряд ли кто-то мог их услышать в тот момент.
О чем они договаривались дальше, нам подслушать не удалось, только ушли на первый взгляд довольные друг другом.
Уходя, Алиса, как и хотела, взглянула в зеркало.
Там он спокойно отразился. Ничего особенного, тайн вокруг было меньше, чем могло бы показаться сначала.
Алиса решила поискать что-то и посмотреть, какие же серьезные угрозы есть у этого типа.
Глава 6 Нужные люди

Проводив девушку и обнаружив, что денег у него нет даже на маршрутку, Вадим загрустил.
Он медленно побрел пешком по Любинскому проспекту, взглянул на сидевшую в самом его начале девицу. Какой одинокой и грустной она казалась, совсем как он сам.
Хотелось отпуститься на железную лавочку, положить голову ей на колени, да и заснуть до утра. Но место было слишком людным. Так просто не заснешь.
Вадим вздрогнул, его кто-то окликнул и тронул за плечо.
Это был не страж порядка, проходивший мимо, какие-то у него в последнее время дурные предчувствия . Так и беду накликать недолго.
Но повернувшись он увидел, самого первого друга, и друга бесценного.
Седовласый , голубоглазый Владимир стоял перед ним.
У него была полиграфическая фирма поблизости, вот и разглядел Профессора и решил поздороваться.
Володя был и на самом деле хорошим парнем, хотя бы по сравнению с другими пацанами, окружавшими нашего героя.
Не смотря на седину в волосах, и солидный возраст, ему было за пятьдесят, оставался он наивным и доверчивым созданием. И верил Пилигриму безоговорочно.
Вот и книгу его напечатать согласился быстро и хорошо, больше никто бы на такое не пошел.
Но Володя и сам был поэтом и музыкантом, и он умел ценить чужое творчество, а не только свое собственное, чем выгодно отличался от Вадима.
Вот и на этот раз он показался прямо воплотившимся ангелом хранителем.
Забыв про свои многочисленные долги, и заверив, что все отдаст в самый ближайший месяц, Вадим спокойно попросил в долг еще тысячу, заверив, что через час у него деловая встреча, а он никак не успевает доехать домой.
И никто бы не поверил в то, да и сам Володя бы не поверил тому, что сделал, он достал и отдал Профессору ту самую тысячу, о которой он просил.
Потом подумал, что делать этого не стоило, так это потом, а пока они простились , чувствуя себя уже не друзьями даже , а родными братьями, и Пилигрим полетел в пивнушку, чтобы от души напиться. Он забыл даже об опасностях, которые поджидали его на каждом углу.
Нет, пить, пить, пить, а там хоть трава не расти.
Он привязался к какой –то девице, но когда допил очередную бутылку, угостив и ее тоже, то она куда-то исчезла, прихватив и пачку с приличными сигаретами.
Впрочем, хорошо, что исчезла, каким-то чудом он добрался до дома бабушки и рухнул на диван.
Как был, так и рухнул, и никак не мог понять, в каком месте, в каком измерении находится, что он тут вообще делает.
- И какой дурак дал ему денег, - сокрушалась матушка, - стаскивая с него ботинки, - и сколько же нам с ним еще маяться придется?
По щекам ее текли слезы, она не знала, как быть и что делать дальше?
Она проклинала тот день, когда зачала его. И на это у нее были свои веские причины.

Глава 7 Пилигрима заказывали?

Алиса уселась перед компьютером и стала смотреть, что же там есть такое на такую деятельную натуру как ее новый подопечный.
Может быть, в первый раз она удивилась тому, что там и на самом деле было всего немало.
Статьи,, интервью, рекламные объявления о самой разнообразной его деятельности., кто бы мог подумать, что он такой труженик?
- Что это значит? Это не мания преследования, а на него и на самом деле кто-то собирается нападать?
Это ее очень удивило.
Но, чтобы немного отвлечься от грустных мыслей, постановлений судов и всякой прочей официальщины, она открыла еще один файл и обнаружила там художественное творение, судя по названию и первым строчкам.
- Ну что же, надо познакомиться с творчеством гения всех веков и народов. Может еще гордиться будем тем, что рядом стояли, да в чем-то помогали ему, чем черт не шутит?
Она сразу же вспомнила, как Порфирий обнаружил статью о Раскольникове, и та самая статья и помогла ему потом понять и разобрать, за что же убили бедную старушку, и почему преступление оказалось таким жестоким и кровавым?
Литература в их деле может оказаться не такой уж бесполезной вещью, взять хотя бы детективы, в которых преступники потом описывают как они ярко и кроваво прожили свою жизнь. И когда начинает следователь разбираться, оказывается, что так все оно и было, как в книжках написано. Очень трудно удержаться и не обнародовать интересный материл, а еще интереснее играть с этим миром в разные игры, смотреть, когда и как они раскроют совершенное тобой преступление
Хотя там и расследовать ничего не надо – и без того все ясно и понятно.
Но в случае с Гением, - так она его для себя окрестила, литературные труды могут помочь. Он не настолько умен, чтобы зашифровать то, что совершит очень сильно. Хотя она уже успела заметить, что перевирает он все и везде. Но если он наивно полагает, что она не сможет отличить правду от лжи, то очень сильно заблуждается. Мужчины чаще всего просты и однообразны, не то, что женщины. Есть вреди них, конечно, хитрецы, но ей слишком уж сложных не попадалось.
Очень быстро Алиса, которая и сама баловалась писательством, поняла, что это не его труды , но о нем, не случайно их общие товарищи кинули файл в его дело.
А в статье было буквально следующее.

Сам себя перехитрил или на всякого мудреца довольно простоты

В тот знойный летний день, в подземной канцелярии случился переполох. Потеряли мелкого беса Вадима пьянчугу, мнившего себя гениальным поэтом, целителем людских душ.
Он был хотя и мелким бесом, но мнения о себе был даже очень высокого, и единственный из всех осмеливался вести свою родословную даже не от ангелов небесных, а берите выше. Он даже показывал в минуты запоя своим случайным собутыльникам мохнатые лапы, на которых, как он утверждал, были те самые следы от гвоздей.
Если люди сталкивалось с ним в первый раз, то это могло произвести впечатление и удержать внимание на какой-то срок. Но все, кто видели его не впервые, знали, что такого брехуна даже в преисподней не часто найдешь.
Искусство вранья было единственным и неоспоримым его достоинством.
Вадим так увлекался, когда сочинял самые невероятные небылица, что слезы выступали на глазах, и сам он искреннее верил в то, что был знаком со всеми сильными мира сего, и не просто знаком, а в самых дружеских отношениях пребывал.
Те, о ком он говорил, и сном и духом не ведали о том, что они были так близки к нему, вот при случайной встрече дружка сердечного не оббегали стороной. Потому что от их собственной репутации после всего этого не осталось бы и следа.
Когда-то ему давали важные поручения, потом, видя, что он завалит все, что и завалить невозможно, только мелкие давали, но когда с треском проваливалось все, о нем забывали. Тогда он уходил в запой, и в экстазе писал бредовые и страшно неуклюжие стихи.
В давние времена девицы липли к нему, но надолго не задерживались, потому если он и был бессмертным, но не в том самом месте, за которое они чертей и любили. И более того, давным-давно ничего не мог он уже проделать в постели. Но говорил о своих похождениях на любовном фронте особенно ярко и много, как и все безнадежные импотенты. Весь пыл его должен был найти отражение в творчестве, жаль, что на это никто не обращал никакого внимания.
Так бы все и в новом веке продолжалось от запоя до запоя, которые должны были стать вечными, если бы Мефистофель не обнаружил одну сорокалетнюю даму, которая когда-то была средней поэтессой, и дюжину лет числилась учительницей литературы - сочетание привычное, но почти безнадежное.
Но вдруг, когда он заглянул ненароком в ее компьютер, и заранее поморщился боясь наткнуться на стихи про ангелов, которые ходят по снегу, следов не оставив, но на той самой странице в которую он проник как искусный хакер, речь шла о его собственных похождениях в средние века.
Развлекался и боролся он там с русскими князьями. И описания, и похождения его были так ярки и уморительны, что он перечитал и даже скопировал все, что она успела занести в компьютер.
- Это высший пилотаж, - сам себе сказал Мефи, и решил разыскать Проходимца, именовавшего себя Странником, и отправить его туда, чтобы он как-то ее ко всему подтолкнул, и на собственном примере убедил в том, как она хороша.
Конечно, в лоб ему ни о чем сообщать не стоило, наоборот, надо было как-то все хитро устроить. Потому, как только кикиморы приволокли в доску пьяного Проходимца, он ливанул на него ледяной воды, прижал копытом к стене. Тогда тот пытался возмутиться такой бесцеремонности, не в силах еще понять, кто перед ним был, но когда он увидел Мефи, то решил, что не стоит с этим связываться - он видел все его помыслы насквозь, и будет только хуже.
-Мозги ты все пропил, но страх еще не до конца потерял. Так как у нас вечность впереди, а возиться с тобой у меня нет ни малейшего желания, отправляйся как к бабушке своей в Сибирь. Старуха она боевая, думаю, она с тобой справится.
Покоритель Пегаса и женских сердец был искреннее оскорблен таким обращением.
Как и всякий горький пьяница, он был особенно самолюбив и обидчив. Но и во второй раз промолчал, вспомнив, что с ним было, когда он попробовал пошутить неудачно. Блуждал потом по Кащееву лабиринту. А если бы не понадобилось одну старуху обольщать, то может, и до сих пор бы блуждал.
Старуха отправила его подальше, и ничего они не получили, а он перед другими чертями потом долго еще оправдывался, утверждал, что его не правильно поняли. Тогда ему напомнили и обо всех иных его промашках, и переругался он в пух и прах со всеми без исключения. И в тот самый лабиринт снова уже добровольно отправился. Вот оттуда, пропыленного и совсем сбрендившего, его к Мефи и приволокли его верные черти- сыщики.
- Я нашел тебе там, - как бы между прочим говорил он, - литературного секретаря. Ты у нас столько всего настрочил, что давно пора этому какую- то форму придать. Она все тебе запятые расставит, и подправить, что по-татарски вовсе написано. Дама уникальная, потому смотрит, это последняя попытка из тебя нормального черта- поэта сделать.
- С каких это пор тебе поэты понадобились? – засомневался Странник.
- Это не твоего ума дела, мои бесценные указания не обсуждаются, - отрезал он и на глазах посуровел, так что Проходимец с открытым ртом так и оставался.
На сколько он не был наивен, несмотря на свой почтительный возраст, но, протрезвев окончательно, понял, что что-то тут не так, и вовсе за другим посылает его к бабушке и какой-то даме Мефи. Но ведь он не лыком шит, и если хочет, чтобы книга стихов у него родилась (а самому бесу этого больше всего хотелось) то пусть эта дама и потрудится, а уж он сам лицом в грязь не ударит, перепившись, может свалиться всем телом своим волосатым, но постарается держаться.
№№№№№

Так мелкий бес оказался в городе, который считал своей родиной, в самом центре Сибири. И потому проливал пьяные слезы, о молодости своей непутевой, и о той первой девице, которая когда-то в незапамятные времена его юности была первой его женщиной (была ли).
Она могла бы подтвердить, что тогда он что-то мог, и может быть, сглазил себя, когда ждал ее возвращения (женщины к нему и тогда не возвращались) и писал песню: « А ты опять сегодня не пришла, а я так ждал, надеялся и верил».
Его сентиментальность была прямо пропорциональна его импотенции с самого начала, о чем эта песня и свидетельствовала. Но рассказывать о бурных похождениях, когда все уже померли давно, и никто не мог поймать его на лжи, можно было как угодно долго.
Девяносто летняя бабушка, была еще вполне бодрой и агрессивной старухой с мужским характером. - В их семье все издавна получали то, что им совсем не нужно было.
Внучку она обрадовалась несказанно, потому что разругалась со своими знакомыми, и всю долгую зиму и слова сказать некому было, не говоря о том, чтобы поругаться хорошенько. А он за харчи и за приют на ее территории, будет слушать и никуда не денется.
№№№№№№№№№№№

Как слеповата она не была, но с первого взгляда заметила, насколько ее внучок износился. Она-то знала, что не каждого пьяницу сразу прямо можно узнать, но он никого бы в заблуждение не ввел.
- Ты снова не женат, - ворчала Алена Ивановна, словно он когда-то был женат больше недели, ну месяца на худой конец, - я помру не нынче так завтра, и кто же за тобой смотреть станет? Какой дуре ты понадобишься-то, вот под забором, как пес бродячий, и подохнешь.
Бес развернулся, бросив даже недопитую бутылку, и пулей вылетел из дома. Только оказавшись на остановке, он вспомнил, что давно здесь не бывал, и у него нет ни одного телефона, ни одного адреса, куда можно было бы отправиться, чтобы переночевать.
Значит, придется с какой-то девицей знакомиться, напрашиваться к ней в гости, а потом, когда все будет сказано и прочитаны самые откровенные стихи, сделать вид, что он мертвецки пьян, и завалиться дрыхнуть, избежав развлечений, которых от него ждет любая из тех, кто позволил ему у себя оставаться. А потом он может рассказать что-то о том, что был слишком устал, несколько дней в пути провел, но на другую ночь обязательно покажет класс. И исчезнуть, чтобы больше с девицей этой не встречаться - город большой, и одиноких, заброшенных баб достаточно. Но они не подозревают, что сей красноречивый бес, только на слова и горазд. На вид казалось, что он еще не так стар, чтобы не раскрутиться на разок.
Наволочка мной до дыр искусана,
Простыня изорвана в куски,
- разве не ты говорил, так будь добр, плати за то, что говорил. Но вот здесь главные проблемы и начинались. Но случайным подружкам о них знать не обязательно.
В таких загулах прошло несколько дней, потом он вернулся к бабке, чтобы попить и поспать вволю, и никто бы не требовал от него невозможного.
Посунувшись на рассвете, не найдя ни пива, ни денег на пиво, Вадим вспомнил о том поручении, которое дал ему Мефи.
Это заставило его пока отказаться от выпивки и разыскать номер телефона и адрес, который тот начертал ему размашистым почерком.
№№№№

Они встретились в ее офисе, в центре. Перед ним сидела не красивая, но обаятельная и удивительно умная дама. Она с интересом смотрела на беса, пытаясь понять, что перед ней такое. В том, что человек это сильно пьющий - сомнений не было, но кто из поэтов, а так он представился, не пьет.
Вика поймала его на лжи чуть ли не в первую минуту. Но она была великолепной актрисой. И сделала вид, что поверила тому, что это он писал тексты, для расстрелянного певца, и прогуливался по улицам столицы с мировой оперной знаменитостью (Может быть в другой жизни) - про себя отметила она.
Виктория вставила в компьютер дискету со стихами и пообещала посмотреть их, но предложение посидеть в ресторане резко отклонила, договорившись, что они встретятся через пару дней.
Дама была к нему равнодушна. Это странно резануло его сознание, бес понял, что он теряет квалификацию. Никогда ни одна дама не отправляла его прочь так быстро.
Она была не в его вкусе, потому что слишком умна. НО ему некуда было идти и не хотелось ни с кем знакомиться.
Пару дней, совершенно трезвый и злой, как собака, Проходимец бродил по городу. Беседовал с кем-то, что-то писал, но на трезвую голову стихи получались еще хуже, и тогда он снова неожиданно появился в том самом офисе.
- Кто это? - спросил высокий тип, который, скорее всего, служил в каких-то органах, - Виктория, такая рвань к нам не заходила прежде.
Он даже не пытался скрыть своих чувств.
- Это знаменитый поэт, мы его на Нобелевскую премию готовим.
Она умела иронизировать, так что почувствовать этого было невозможно, но о том он узнал значительно позднее, а тогда все принял за чистую монету. И понял, что именно об этом всю свою жизнь и мечтал и непонятно, как сам до этого не дошел.
Он уже видел себе перед королем, и даже начал сочинять речь для выступления, чтобы поблагодарить того самого короля, мучительно думал, возьмет ли с собой Викторию или оставит тут. И он понял, что она ему нужна, единственная, верная и преданная подруга, которая, как жена Булгакова, будет верно, преданно и самозабвенно ему служить. И с нею он опубликует все, о чем не мечтал даже, а она только в рот заглядывать станет и хвалить его и исполнять любые его желания, даже самые фантастические.
Размашисто, завираясь о том, что его столичная секретарша уехала за границу, он пригласил ее к себе на работу, и обещал щедро ту зарплату, которую она себе сама назначит.
- Хорошо, подготовь договор, обсудим, - ответила она.
Вадим бросился печатать тот договор, даже не задумываясь о том, из каких средств он будет платить ей зарплату. Он привык думать о том, что стоит только начать, а потом все и решится само собой.
Странник надрывался над тремя вариантами договора, и с восторгом говорил бабке, что такую сотрудницу нашел себе, какой никогда у него не бывало.
Она слепо поверила в этот бред, ни слова ему в ответ не сказала.
№№№№№

Вика сидела над чудовищно написанными и напечатанными без всякого редактора стихами. Она на каждом шагу что-то исправляла и расставляла запятые.
- Что ты возишься с этой макулатурой, - усмехнулся Гриша, - молодой программист и ее верный помощник. - Даже если он и Пушкин, а он не Пушкин, кому сегодня нужны стихи? Нынче и гению здесь не место, а этому мелкому поэтишке и подавно.
- Ты жесток и несправедлив, дорогой, я тоже на досуге пишу стихи, там есть и о нас, только ты их не читал.
- Читал, я лучший в мире хакер, просто мне интересно было добраться до них самому. Но это только наше, я удушил бы тебя, если бы ты опубликовала такое нежное и прекрасное послание, где любой бы меня узнал. Но здесь порнография сплошная, согласись, моя дорогая.
- Ты и это успел почитать, - упрекнула его она, но рассмеялась и потрепала по волосам.
- Только я не понимаю другого. Его зачем-то прислали мне.
- Тебе давно пора взяться за свое творчество и послать все и всех подальше.
Странно, но она подумала о том же самом в тот момент, когда он наивно предложил ей стать литературным секретарем Ей, уже написавшей 40 романов, верно служить какому-то стихоплету и поддерживать его во всем. Наверное, только такое дикое предложение и могло ее встряхнуть по настоящему, заставить действовать решительно и напористо.
И она достала покрытые пылью рукописи, написанные дюжину лет назад, попросила установить у нее дома новый компьютер и вырубила телефон. Никто не видел и не слышал ее несколько месяцев. С упоением и восторгом работала Виктория. А для знакомых и остального мира она словно сквозь землю провалившись.
Ее и на самом деле не было нигде поблизости. Сколько не метался новоиспеченный гений, все было напрасно. Он порвал в ярости договоры, когда высокий, нагловатый парень, вернул ему исправленную дискету, и сообщил, что денег им не нужно, но о дальнейшем сотрудничестве и речи быть не может.
- Не советую эту порнуху публиковать, за версту видно, что писал импотент со стажем и горький пьяница, никого тебе обмануть не удастся.
Он стоял, словно громом сраженный, и понимал, что ничего не сможет ответить, никогда и ничего. Но где она, почему она сама ему о том не сказала.
Было отчего уйти в запой. Вадим так и не вспомнил, как оказался в своей преисподней через какой-то отрезок времени, окончательно разочаровавшись в людях. Конечно, он завалил и это дело, и ни за что не появился бы перед бесом, гордо именующим себя Мефистофелем, он им и оставался до конца.
Но он сам велел прийти Проходимцу.
Тот угрюмо стоял перед ним.
- Она так много обещала мне, но ничего не дала, более скверной секретарши я никогда не встречал
- Мне не рассказывай, сколько их у тебя было, этому даже Кикиморы не поверят.
- Что ты хочешь от меня теперь? – хмурился и кривился от ярости Вадим.
Он указал на три толстые тома, лежащие на столе.
- Вот, - ради этого ты там был, можешь взять и почитать, у меня есть еще,-- самодовольно произнес бес.
Сначала Вадим думал, что без него издали его рукописи, и готов был возмутиться и заявить об авторских правах. Но, приглядевшись, он увидел, что это романы, авантюрно приключенческие. И он сразу же понял, кому они принадлежат.
- Это она? - глухим голосом спросил он, еще не до конца понимая своей роли во всем происходящем.
- Без твоего вторжения, она никогда бы не вспомнила об этом и не взялась за дело. Почитай, это занимательно.
- Но я, - возроптал он
- Ты свою роль уже сыграл. Большего от тебя не требуется.
Больше не было сказано ни слова. Он должен был либо воспрянуть и все начать сначала, либо гордо удалиться в самое дальнее болото, где, как известно, черти и водятся, судя по тому, что о Проходимце больше нигде не было слышно, он выбрал второе.
Печальная судьба. Но Мефи читал роман, ему до мелкого беса не было никакого дела.

Глава 8 Что бы это значило??? Реальность


Алиса отложила статью, в которой видела, не хуже ее подопечного сначала решение всех проблем, она мысленно уже разгадала эту загадку, но только в самом начале.
- И что мы имеем теперь? Порфирию было значительно легче расколоть Раскольникова , - стала каламбурить она, - чем мне из этой сказочки что-то понять. Хотя основные подозрения подтвердились. Если писать плутовской роман, то он станет главным его героем, это точно.

Ну, единственное, что могло ее немного утешить, так это то, что она почти все точно угадала при первой встрече.
Только кто же это написал, куда он уже успел засунуть свой красный нос.
Проще было понять, куда он его не засовывал, где не бывал, чем это, и кто-то над ним посмеялся и обидел очень сильно.
Почему же он жалуется на то, что его хотят убить, ведь судя по писанине, это он должен был бы нанять киллера для того, чтобы с кем-то разобраться?
Не собирается же он заставить ее убить эту писательницу, которая наверняка существует, ну поиздевалась немного над ним, лишила заветной мечты о литературной премии, но ведь за это не убивают?
Хотя , судя по всему, в такую голову , забитую самыми невероятными тараканами прийти может что угодно. И потом, шизики всегда особо подозрительны и обидчивы. То, что нам кажется пустяком, делом житейским, для них может оказаться настоящей трагедией, из-за которой он лишит жизни или себя или кого-то другого.
Ему не объяснили, что мертвый писатель, как и мертвый герой становится еще более популярным, и тогда ему уж точно за ней не угнаться, хотя и в тюрьме писать можно много и плодотворно, там ему столько пить не дадут, и за девицами он гоняться не сможет, что еще делать, сиди да строчи свои нетленки. Некоторых писателей, только в тюрьму и надо сажать, чтобы они что-то стоящее сделали, на свободе у них не до чего не доходят руки.
Если столько всего наворотить, то останется ли время для творчества- вот в чем вопрос.
Но ведь такой тип наверняка не собирается стать Геростратом. Нет, он пойдет другим путем.
№№№№№№№№№

Когда на втором свидании Вадим заговорил о том, что ему хочется убрать с дороги одну писательницу, которая украла у него все, что можно украсть, Алиса поняла, что он на самом деле непредсказуем, как женщины, с мужчинами она привыкла ладить. А вот тут терялась немного, никогда не ведала, как ей на самом деле стоит поступить, а чего делать не надо.
Придется как раз плясать от обратного, когда Профессоре идет речь.
Она на всякий случай записала на кассету эту историческую встречу, понимая, что итоги этой странной игры могут оказаться самыми невероятными.
Если что-то ее интересовало, то только одно – наивный ли он простак, который верит собственной лжи, надеется, что в точности сбудется то, что он говорит, какими бы невероятными не были слова или хитрец, каких еще на пути у нее не бывало.
И от второй версии она тоже не могла отмахнуться.
Но надо было действовать, ведь если она помедлит или исчезнет, то писательница и на самом деле может погибнуть, и что тогда. От сумасшедших можно ждать чего угодно, а если найдется еще такой же, который опередит ее, тогда она никогда себе такого не простит.
То, что Вадим собрался убить успешную писательницу, в том сомнения не было, и убить в прямом, а не в переносном смысле – это точно.
№№№№№№№

И снился нашей Алисе князь Владимир, прозванный Святым, наверное за то, что он расправился со всеми своими родичами.
Но снился он в тот момент, когда собирался идти войной на сына своего Ярослава, тогда сидевшего на столе в Новгороде.
Сон оборвался на самом интересном месте, кто-то позвонил в дверь.
Но она пыталась вспомнить потом этот эпизод. Что же стало с тем самым князем, точно, он просто взял да и умер той ночью, когда собрался отправился в поход.
Внезапно скончался.
Наверное, в те времена боги не оставили бы такое злодеяние без наказания, но когда это было, а что же ждать от нашего героя теперь? Почему этот сон ей снился?
Глава 9 Союз палачей и жертв

Алиса отправилась к писательнице Виктории Николаевой, на которую пало ее подозрение после всего случившегося сразу, а потом и сам Вадим предупредил о том, кто перешел ему дорогу и стал костью в горле.
Давно пора было познакомиться с этой дамой. Если она , благодаря нашему профессору так высоко взлетела на Олимп литературной попсы, то судя по всему она не из робкого и не из слабого десятка.
Да и вообще женская литература, только в конце двадцатого века и расцветшая на этом бескрайнем поле была мощной и интересной, что бы там не говорили о том обессилившие и несчастные мужи, которые привыкли там царить, но как и каждый взошедший на престол Властитель, мужчина был уверен до конца, что женщина будет служить ему верой и правдой, делать за него всю грязную литературную работу, а он лишь слегка править стиль, чтобы потом не судиться с ней, да подписывать рукописи к печати, давать интервью и гордо величать себя писателем, властителем дум, восклицать о том, что поэт в России больше , чем поэт. И хотя никто кроме самого поэта так не считает, но ему до этого нет дела.
История стара, как мир, еще в «Милом друге», один из иноземных гениев все это подробно описал. Наши даже на такое откровение никогда бы не решились – это самая странная тайна в их понимании.
И вдруг те самые дамы, как выяснил первый поэт серебряного века, не только пишут стихи, но пишут их значительно мощнее и ярче, и они сами останутся в литературе лишь потому , что были их мужьями и любовниками.
Какое разочарование ждало талантливых, дерзких и красивых.
А если ты особым талантом не наделен, пропит, прокурен и совершенно беспомощен, каково тебе выяснить, что никаким литературным секретарем она не станет, все это только сплошное притворство, и более того, как только пошевелит пальцем, обойдет тебя на всех поворотах. И станешь ты даже не Музоном ее, а забавным и жалким персонажем ее творений, а никак не наоборот.
Если мужчины еще способны были создавать каких-то Незнакомок и Прекрасных Дам, то когда ситуация здесь резко изменилась не в их пользу, то рассчитывать им особенно на что-то не приходилось.
Бедный, бедный профессор. Говорят , что убивают только из-за денег , ну или из-за бутылки водки – вещей для насильников самых необходимых.
Может это и так, но он решил убить из-за того, что его подло обманули, лишили не только Нобелевской премии, которую он спал и видел во сне, но и самого стимула творить и стать «властителем дум» миллионов сограждан в стране, которая все еще казалась самой читающей в мире.
Но, судя по всему, только казалась, что там было на самом деле, сказать трудно, а лучше и совсем промолчать.
Нет, тут без киллера и без кровавого убийства не обойтись.
И хотя тараканы у него в голове были большие и очень шустрые, но в отличие от своего Предшественника он не стал выяснять тварь ли он дрожащая или право имеет – боялся , наверное, правду узнать о себе самом, а может топор по дороге потерять боялся, да и руки тряслись, а его Старушка могла так его тем топором огреть, что он не только тварью станет, и но и мертвой тварью в один миг.
А Нобелевскую премию надо получать с чистыми руками.
Вот все эти доводы и заставили профессора прибегнуть к помощи профессионального киллера Алисы.
Как мы помним, обратился он в Интернет. Настоящий лгун с огромным стажем был уверен в том, что это только его право лгать всем и везде, а паутина всемирная никак не может его обмануть.
И ведь сколько случаев было описано, когда переписывались с блондинкой красавицей ребята, искавшие вовсе не платонической любви, влюблялись до безумия, бежали на встречу, предвкушая итальянские страсти в постели, а там оказывался прыщавый студент или старушка – хохотушка, которой просто нечего делать на своем боевом посту в каком-то офисе, она их и разыгрывает.
Но в этом случае только твои эротические фантазии пострадали. Свято же верить в то, что Интернет подарит тебе киллера или какого другого исполнителя твоих черных замыслов по меньшей мере глупо, а по больше и опасно для свободы и жизни.
Так это для разумного человека ясно, а не для нашего с вами профессора.
Если на той стороне мониторе ему представилась Алиса, как киллер, так именно так он считал, тени сомнения не возникло в его светлой профессорской голове.
Он просто радовался тому, что ему так повезло и киллером оказалась дама, приятная во всех отношениях.
То, что завтра возможно его вызовут в милицию и предъявят статью, как заказчику убийства известного человека, это до него пока не доходило.
А может быть справка из психушки стала самым надежным его бронежилетом, кто знает?

Глава 10 Писатели бывают разными

Алиса убедилась в том, что интуиция все еще верно ей служила, что ее очень обрадовало.
Вадим был доверчив, а как он мог не верить киллеру, которого случайно отыскал в Интернете сам?
О том, что в роли киллеров в этом случае чаще всего выступают сотрудники органов ему было не ведомо. Это он мог всех обманывать – его же никто.
Профессор считал, что лгать может только сам, остальные к этому никакого отношения не имеют. Это убеждение его и подвело очень сильно и можно сказать довело до ручки.
Писательница Виктория Николаева была не молода, но чертовски привлекательна, что-то этакое плутоватое было во всем ее облике. Но это очень сильно отличало ее от нашего Гения.
С женщинами надо быть вообще осторожной, а с писательницами особенно, - Алиса была предупреждена о том, а значит и вооружена прекрасно.
Но и с первого взгляда видно, что перехитрить эту даму было трудно.
- Вы пришли потому, что стали пламенной поклонницей моего творчества и хотели взглянуть на творца? – мягко улыбнулась она, намекая на то, что привело Алису совсем другое.
- А мы с вами в Страну Чудес или Зазеркалье отправимся
- Скорее второе, - отвечала Алиса, немного помедлив
Она решила не темнить особенно и сразу признаться Виктории в том, что ее собственно привело сюда.
- Я заглядывала в ваши книги перед визитом, мне понравилось, - твердо сказала она, - обещаю почитать все, что появится, и то, что вы уже успели издать.
- Очень обнадеживает, но звучит как –то странно, - усмехнулась писательница, - словно мы намекаете на то, что мне жить недолго осталось.
Только по мгновенному замешательству гостью хозяйка поняла, что подобное что-то имеет место быть.
- Да, Виктория, у вас есть завистники, враги, и хотя внешне они ничтожны и скорее пациенты для психотерапевта, но от этого не становятся менее опасными, один из них очень серьезно намерен присутствовать на пышных похоронах. Вот потом собственно я и тут.
- Меня заказали, вы шутите? – спросила она, и поняла, что собеседница ее не шутит. Какие уж шутки, когда ты имеешь дело с Профессором.
Если Алиса говорит, что Викторию заказали, значит так и есть.
Она помолчала немного и произнесла:
- Вот говнюк, с таким столкнись однажды и потом проблем на всю оставшуюся жизнь.
- Значит, вы поняли, что о Вадиме Миллере идет речь?
- А что же тут понимать особенно, думаю, что дорогу ему перешли все, только я еще на горло наступила, а к этому и зависть пристала, как репей, тут уж никакой жизни нет. И все моя подружка – журналистка, с таким интересным человеком познакомилась, и надо же было, чтобы я поблизости от Светки и от него оказалась. Вот теперь бросай все и возись с ним, как всегда и милиционеры рядом. Полжизни прожила и не подозревала, что такие деятели у нас есть в мире, - с досадой произнесла Виктория.
- Но только ли это его напрягает, может есть еще что-то из-за чего он так пламенно хочет вас на тот свет отправить? –спросила Алиса.
- А почему нет, справку из дурдома достать ему не составит труда, он там так надоест всем, что его оттуда отправят даже быстрее, чем мы думаем. Опасности и на самом деле никакой, а Профессор в нашем мире, как обезьяна с гранатой и за рулем – это то же самое.
- И что же нам делать? – Алиса и на самом деле казалась растерянной в тот момент.
- Давайте ему и дадим немного порадоваться, инсценируем мое убийство, что же мы с вами не сделаем этого? – усмешка и детский задор появились в глазах писательницы, она размышляла и над реальностью и над новым творением.
- Только не надейтесь, он с вами не рассчитается никогда за то, что вы для него сделаете.
- Будем довольствоваться моральным удовлетворением и эпизодом в вашей новой книге, - спокойно махнула рукой она.
- Только на это с ним и можно надеяться.
Но заговор между двумя дамами уже оформился. Если бы Профессор увидел эту сцену, то, наверное, лопнул бы от злости. Такого скудная его фантазия и представить не могла. Чтобы две женщины, пусть и не молодые, да действовали против него, нет, этого просто не может быть.
Разве он не отразим настолько, что они должны потерять головы? Ну разве что соперницами станут сразу, но союзниками. Да такого просто не может быть, потому что не может быть никогда.
№№№№№№№№

Виктория нравилась Алисе все больше и больше. Хотя все это было опасно и рискованно, как и всякий шизик, Вадим был непредсказуем, и трудно сказать, как он поступит дальше.
Об этом она и размышляла вслух в те минуты.
- Думаю, ничего особенно страшного не случится, но должен же кто-то и как-то его остановить. Он все время в прокуратуре и милиции возникает, но они его всерьез не принимают, пусть на этот раз задержится там подольше.
С этим трудно было не согласиться, и Алиса согласилась.
На этом они и расстались.
«№№№№№№№№№№№

Только уже дома в папке, с которой она была у Виктории, Алиса заметила несколько листков распечатанного на принтере романа.
Сначала она даже читать его не хотела, решив, что каким-то образом сгребла рукопись вместе с бумагами со столика, но потом женское любопытство победило, и Алиса заглянула на эти листки.
Кто бы сомневался в том, что там был новый роман писательницы.
Но никто не угадал бы, что он касался именно Вадима, и там в этом романе без названия, Афраний, перенесшийся в наше время, спасал нашего Гений из камеры предварительного заключения.
- Почему это у меня? –спросила она у своего кота Захара.
Но тот ничего ей не ответил, а растянулся около ног. Может кот и был говорящим, но на этот раз разговаривать он наотрез отказался.
- Надо это все-таки прочитать, - решила Алиса и удобнее уселась в кресло.
- Нет, такие персонажи необходимы писателям, и он столкнулся с Викторией недаром. Только зачем же так радикально с девушкой поступать?
Но вот эта глава, надо почитать ее внимательнее.


Глава 11 Роман в романе

Не верь своим глазам. Спасайся, кто может! Афраний идет к вам.


Когда органы внутренних дел на местах не справляются с возложенными на них обязанностями, присылают помощников из центра.
Следователи по не особенно важным делам всегда были готовы к подобному повороту, и когда появлялись важные и не особенно разговорчивые люди в их кабинетах, и появлялись без стука, они знали, что это подмога пришла, не особенно желанная, но все-таки и не удивлялись таким вторжениям.
Об этом знал начальник тайной стражи прокуратора Иудеи. Афранию было известно и другое высказывание: все повторяется, только сначала как трагедия, потом она, превращается в фарс.
Но благородный Афраний, не мог без слез смотреть на все, что творилось в нашем времени и в нашем мире, куда и его должна была забросить нелегкая. Но, несмотря на очень солидный возраст, с нервами у него было все в порядке, в отличие от молодых сотрудников тех самых внутренних дел.
Если пришелец из прошлого чего-то не понимает у нас, так всем давно известно, что умом Россию, как и ее внутренние органы, не понять, и очень даже вредно мерить общим аршином.
Но с устройством внутренних органов Афранию пришлось столкнуться, ему нужно было вытащить из тех самых внутренних органов одного скользкого типа, это не Иуда даже, который от него никуда не делся. Поручение ему досталось, конечно, аховое, и рядом с этим типом Иуда Ангелом покажется, особенно когда изображает его харизматичный и наглый актер в последнем сериале.
- Где мне его искать? - только и уточнил Афраний
Он знал, что Мессир может разозлиться, но готов был напомнить, что это чужой мир. Но Мессир не рассердился.
- Это называется у них отделение милиции, коту все известно лучше остальных, он тебя туда и проводит. Только будь осторожен, творится там, черт знает что. Нам нужен этот Странник, а вляпался он в несколько уголовных дел сразу, хотя и выдает себя за Иешуа. Надо бы его там оставить, но без него это будет другая игра.
Ничего на это не ответил тот, кто не привык обсуждать приказов вышестоящего начальства из самого центра. Он просто распрямился, слегка кивнул и шагнул в другое время, словно делал это постоянно. Да и что могло испугать Афрания, тысячу лет назад потерявшего страх, а может быть, никогда его не имевшего?
Но как оказалось, наша милиция в восторг его привести никак не могла и если не испугать, то разозлить и вывести из себя, очень даже просто.
№№№№№№№

Кот остановился перед серым трехэтажным зданием, и наотрез отказался идти туда. Он уверял, что половину дел того героя ему точно припаяют. У них там была строгая ученость, и дело раскрывать следовало только по горячим следам, а высшей доблестью считалось раскрыть то дело, которое еще и совершиться не успело.
- Я туда не ходок, если ты хочешь, иди без меня, - заявил Бегемот и отправился в более приятные места.
Афраний не настаивал, это в плохих детективах коты расследуют преступления, а здесь ему появляться с котом вместе было не солидно.
Все началось с дежурной части.
Очень упитанный страж порядка, которого затруднительно было представить на оперативном задании, хамил какой-то приличной женщине. Этот самый доблестный борец за порядок, оторвал безразличный свой взгляд от ее не особенно соблазнительных форм и повернулся к нему.
Пришелец поморщился, приготовившись объяснять, что ему нужно. Но в тот момент старшина резко, для его комплекции поднялся, выпятив брюхо вверх, так, что женщина отпрянула от него. Страж уже замер, стараясь втянуть живот, хотя это было невозможно, резко приложил руку к пустой голове, а потом рванулся за фуражкой, заметив усмешку, он умудрился все смести на своем пути.
Афраний кивнул и двинулся вперед.
Охранник уже звонил какому -то своему начальнику и сообщал, что к ним последовал сам генерал, какой-какой генерал, самый главный. Впопыхах фамилию он никак не мог вспомнить.
Афраний понятия не имел, кто такой генерал, но понимал, что человек он важный..
Немного позднее он узнал, что тот безымянный страж, которому стали мерещиться генералы на вверенном ему участке, был уже поспешно уволен. Одно дело допиться до того чтобы черти зеленые мерещились, и совсем уж никуда не годится, когда почти наяву, на боевом посту, он видит генерала, которого в природе не существует, да еще и имени его не помнит.
Все повторялось, занял он место поэта в психиатрической лечебнице, и убеждал нового профессора, что генерал был, в парадном мундире, даже улыбнулся. А куда он бесследно делся, непонятно, а так как машину тоже не нашли, то вероятно пришел через весь город пешком.
-А что не может быть такого, чтобы генералы пешком, ходили, - возмущался толстяк.
Врач ему терпеливо объяснял, что такое быть, конечно, может. Это у королев нет ног, у генералов они есть. Но даже полковники редко ходят пешком. Толстяк соглашался к ним, но никак не мог отказаться от мысли, что этот генерал пришел пешком.
Потом он решил, что, как только выйдет из больницы, найдет обязательно женщину, которая была с ним рядом, и все видела. Она подтвердит, что генерал был.
- И на это не стоит рассчитывать, - заявил доктор спокойно.
- А это почему? - удивился больной.
- Вели вы себя с ней наверняка по-свински, и не захочет она ничего подтверждать. Вот если бы вы были ее сыном, мужем или любовником, тогда другое дело, она бы что угодно и про генерала тогда подтвердила.
- Вы что, предлагаете мне стать ее любовником? - удивленно спрашивал милиционер.
- Ничего я вам такого не предлагаю. И это вряд ли возможно, и на этот счет мои прогнозы не утешительны.
Доктор приготовился к яростному отпору, но тот странно обмяк и уселся на кровать.
Так и завершилась для отдельно взятого старшины странная история с мифическим генералом, для остальных она только начиналась
№№№№

Афраний заглянул в отделение УР.
Он увидел Странника, которого обокрали, как он утверждал с пеной у рта и про себя усмехнулся:
- Значит на этот раз он поэт, а не лекарь и не профессор медицины, ну что же, кажется безобидным. Покалечит только литературный вкус молодого следователя..
Афраний прислушался к картавым, но очень напыщенным речам, тот читал свои порнографические стихи.
Афраний удивленно поймал себя на том, что можно было даже поверить, если бы он не был предупрежден заранее.
- Что за чудеса, - возмутился он, - не удивительно, что вы завалили все дела.
Следователь странно побледнел, он увидел не генерала, этот был ученым и его просто так не проведешь. Он быстро выпроводил поэта без особенных разъяснений. Сыщик, наезжая на непонятно откуда взявшегося незнакомца, на первый взгляд показался даже дерзким, но только на первый. Тот поставил его на место одним движением руки.
- Так ты поступаешь с особенно строптивыми подозреваемыми. Этот шут гороховый плел тебе, что он новый Иешуа, - он внимательно посмотрел на следователя,- Ты хочешь знать наверняка, кто я такой? Он подло лгал, как обычно, но мне можешь поверить, я- Афраний, Мастер и Пилат называли меня Благородным Афранием, и я не позволю тебе творить, что вздумается.
Он замолчал, и сам удивился тому, что этот наглый тип заставил его так быстро называть себя, но он ни о чем никогда не жалел. Еще интереснее было другое, говорят ли для этого знатока прав всех времен и народов что-то их имена, произнесенные в спешке и замешательстве. По его глазам он увидел, что тот знает, о ком идет речь. От этого открытия Афраний испытал удовлетворение.
- Значит, ты читал роман века, это хорошо, а то я думал объяснять придется, а у меня дела, знаешь ли, некогда с тобой возиться.
Когда следователь схватился за пистолет и начал палить вверх, пока в его оружии были патроны, совсем, как в знаменитом романе, Афраний исчез, ему там больше не чего было делать, тем более горе - герой его уже был на свободе.
Но палил он недолго, патроны скоро кончились, сначала появился спецназ, а потом ворвались врачи, и надели на него смирительную рубашку.
№№№№№№№

Какая удивительная вещь, за один день второго доблестного сотрудника, призванного нас с вами беречь из одного, отдельного взятого отделения милиции пришлось вести на улицу Куйбышева, где и находилась в нашем городе Психиатрическая лечебница.
Это происшествие потрясло весь миллионный город, как никакое другое, хотя о нем говорили шепотом, и никто из непосвященных не должен был знать. И если бедолага старшина уверял, что ему мерещился только какой-то генерал, то образованный капитан яростно утверждал, что стрелял он в самого Афрания, только даже ранить его не смог. То ли плохо стрелял, а это уж никуда не годится, то ли тело удачно спрятал - оно так и не было найдено. Черт знает, что твориться стало, и не только в отделении милиции, но и повсюду в городе.
№№№№№№№№№

Полковник, начальник того самого отделения, все-таки навестил своих бывших подопечных. Правда, о генерале он уже ничего слышать не мог и не хотел, но вот кто такой Афраний, у главврача, с которым вежливо беседовал, все-таки поинтересовался, вдруг его тело еще искать придется, всякое могло быть.
Доктор, скрывая улыбку, сказал ему, что это герой романа Мастера, он служил при Понтии Пилате, в то время, когда распяли Христа.
- Во, допились, уже даже не живые люди, а герои книжек им мерещатся, и из-за этого ты пальбу тут устроил? - искренне возмущался полковник.
Он поспешил уйти из больницы, где у любого психика повредиться может, пока ему еще Афрании не мерещились, надо было о себе позаботиться. А то тоже тут оказаться недолго от такой работы. Вернувшись в свое отделение, он поспешно отдал приказ о увольнении капитана.
- Никогда ты не будешь майором, - усмехнулся лейтенант, с которым они накануне поругались.
А тот, который наделал столько шуму, спокойно шел по тому самому Любинскому проспекту, где накануне гулял Абадонна. Он только мельком взглянул на железную барышню с книжкой в руке, и удивился тому, что его очень волновали живые девицы, порхавшие навстречу.
Вот уж точно, странные вещи творятся на том и на этом свете, ничего не скажешь, но сначала задание, это милиционеры в лечебнице могут отдыхать, а у Благородного Афрания во все времена служба опасна и трудна. Это мы знаем точно



Глава 12 И что же из этого следует? Следует жить


Алиса отложила исписанные листки в сторону.
Может быть, она была так глупа, или Порфирию в романе больше везло. Но ничего из этих двух глав ценного она не почерпнула. Ну, кроме того, что Виктория была хорошей писательницей, читать ее легко и увлекательно, и Вадим, как товарищ по перу должен был умирать от зависти, а если бы он был умнее, обаятельнее, то заполучить любой ценой. Хотя, скорее всего, ничего бы у него не вышло. Слишком разные они, миры их никогда не пересекались и не пересекутся – это точно.
Но ведь она хотела узнать совсем другое.

Хотя, почему собственно все должно быть так, как ей хочется?
Алиса отложила главу в сторону, решив, что возвращать ее не стоит. Если Виктории надо, она напечатает еще, а эта пусть тут и останется пока. Вдруг из этих пазлов в итоге получится какая-то мозаика?
Она вспомнила, как в детстве какая-то странная гадалка говорила ей о том, что в ее жизни все будет так, как ей этого хочется и мечтается, только немного позднее все сбываться начнется, чем ей того хочется.
- И все немного не так, как хочется.

Такая вот странная получилась тогда шарада.
Но она понимала, что в ближайшее время все повернется так, что именно этим делом и надо будет заниматься.
Тот, кто роет яму другому, сам в нее попадет, не об этом ли хотела сказать ей древняя мудрость?
Кто это может знать наверняка?
Только Вадим всем им уже успел так заморочить головы, что не понять, не разобрать, как и что должно с ними происходить.
- Случиться может что угодно, - заявила коту Захару Алиса.
Кот, услышав ее мягкий, вкрадчивый голос, открыл один глаз, молча посмотрел на нее и перевернулся на другой бок.
- И я говорю, что не было печали, так Пилигрима нам черти накачали, - Алиса тяжело вздохнула и отвернулась.
Но так хотелось заглянуть в тот роман, где действовали ее любимые герои, что она все же позвонила писательнице и попросила рукопись романа.

- А романа нет, осталась только эта глава, она есть в Интернете ( Виктория даже не спросила, как она к Алисе попала, а та решила ей о том не говорить).
- То есть, как сгорел? – удивленно воскликнула она, вспомнив знаменитую фразу о том, что рукописи не горят.
- Ну, как обычно, в камине, сам наш с вами друг в ярости ее швырнул туда, а потом дискета не открылась, диск вообще пропал, в общем, у меня не осталось ни одного экземпляра этого романа, хотя он был лучшим из всего, что написано. Будем надеяться на то, что кот Бегемот ее вернет в целости и сохранности.
- Он весь был о профессоре? – спросила Алиса, сожаление ее было искренним.
- Нет, конечно, это только небольшой эпизод, - заверила Виктория , -там много чего было еще о наших реалиях и современном устройстве мира. С романом века связанно много мистики, может быть, Мастер не захотел, чтобы он оставался, вряд ли этот чудик смог бы сделать это сам, без их вмешательства.
Ничего больше не сказала Алиса, выслушав Викторию, это уже показалось ей слишком странным каким-то событием.
№№№№№№№№

Вадим почти трезвый, хотя и веселый сидел в своем офисе, похожем на гроб и коморку Раскольникова.

Перед ним сидела в мягком кресле Алиса.
На столе были разложены фотографии (чего только не сотворит при помощи фотошопа любой понимающий в этом программист, она и сама поверила в то, что увидела, в этот тип и подавно).
На каком-то белом кожаном диване, боком лежала Виктория в джинсах и окровавленной футболке. Пятно крови растеклось от области сердца по всей остальной футболке и белая кожа дивана тоже странно краснела.
Но на другой фотографии, где была почти одна голова ее изображена, дырка была прямо посредине лба, и стекала кровь, заливая половину лица.
Зрелище не для слабонервных. Она следила за Профессором. Тот испытывал физическое возбуждение. Алиса чувствовала это его состояние, уж взрослую женщину не обманешь.
- Какой же ты мерзавец, негодяй, - хотелось бросить ей ему в лицо. Но она сдержалась. Для этого еще наступит момент. Надо немного подождать.
Но она сказала только:
- А когда я получу расчет за дело.
- Завтра, я сниму деньги с банковского счета, в это же время встретимся.
- Ну нет, дорогой товарищ, до банка, до пустого счета вам вряд ли удастся дойти, - вырвалось у нее, и три здоровых парня вошли в кабинет, так, что там стало тесно, - вы обвиняетесь в организации заказного убийства.
Профессор проявил какие-то чудеса ловкости, приглашенные Алисой старые знакомые, которые и сыграли следователей, даже удостоверения предъявили почти настоящие, никак не могли этого ожидать, он рванулся и бросился бежать, спрятался где-то в темном лабиринте служебного входа.
Они сделали вид, что ищут его, догоняют.
Постояли еще немного перед открытой дверью того самого офиса, и пошли через парадный вход на улицу.
Посидели вместе с Алисой немного в кафе и разошлись.
Больше она Профессора живым не видела.
№№№№№№№№

Беги, чтобы тебя поймали, - как еще можно было назвать то, что происходило с Вадимом в те дни. Он увидел решетки и понял, что на этот раз влип очень серьезно, пытался угадать, сколько могут дать сроку за попытку убийства, как организатору. Но боялся даже интересоваться этой статьей, теперь ему казалось, что паутина схватит его и живым точно не выпустит. Начались кошмары, страх быстро переходил в ужас, от спокойной жизни не осталось и следа. По сравнению с ним господин Раскольников был просто самым спокойным парнем в мире.
Паника страшная вещь, в такие минуты мы совершаем и промахи, и невероятные глупости…
Профессор пропал, испарился, его искали напрасно чаще всего кредиторы и некоторые личности, уж не понятно пока какой причине.
Так на этом история с Вадимом могла и закончиться, Виктория была жива и невредима, уехала в столицу. Алиса на связь со своим заказчиком больше не выходила, да и он то ли спьяну забыл обо всем, то ли у него появилась другая горящая идея.
Но можно было бы поставить точку, если бы не позвонила ей старая знакомая, одноклассница и журналистка Светлана и не попросила о помощи.
Это была та самая дама, о которой ей говорила писательница. Хотя в тот момент она о том и не думала вовсе, мало ли Светлан в их городе обитает, да и журналисток с таким именем дюжина точно найдется. Но как только Светка заговорила, она поняла, что история с профессором бесконечная, столкнувшись с ним один раз уже ни на этом ни даже на том свете он тебя в покое не оставит.
А журналисты, они такими и остаются, что знакомы почти со всеми мало-мальски значительными людьми в городе.
Сначала со странным знакомым ее просьба вроде бы никак не была связанна, так это только сначала, а потом и началось самое главное.
Оставалось только убедиться в том, что если ружье висит на стене, если Вадим появился в городе, то должно что-то еще этакое случиться-приключиться, так оно и вышло на этот раз.

Глава 13 Достал этот профессор с большой дороги

Со Светланой Сурковой Алиса была знакома всю жизнь.
Такое бывает, вот свела вас судьба в одном дворе в самом начале, потом вы учились, переезжали, уезжали как угодно далеко, но рано или поздно все равно встречались. И создавалось такое впечатление, что никаких разлук близко не было. И даже в Зазеркалье или в другой жизни вы тоже были вместе.

Вот некоторые люди остаются навсегда чужими, а иного человека встретил в первый раз, и кажется, что знал всегда. Так было и со Светланой.
Правда, особенно далеко Светка не уезжала, но затевала какие-то новые проекты, все время была где-то далеко, хотя и на соседней улице, и знала, что если у нее случится нечто серьезное, то именно Алиса придет к ней на помощь.
Алиса тоже это знала, потому что она могла отказать кому угодно, только не Светлане. И все время вникала во все ее дела безоговорочно.
Хотя до сих пор никакой особенной помощи и не требовалось, но если у настоящего журналиста нет проблем и больших неприятностей, то это не журналист вовсе.
Такая у них работа. Она и на самом деле и опасна и трудна.
Только то, что услышала Алиса от Светланы было из серии: не верю ушам своим.

Сбивчиво, почти задыхаясь, ей точно не хватало воздуха, Светлана говорила о том, что убили профессора Миллера нынче вечером около подъезда его дома, и все подозрения пали на нее. И более того, ей самой порой кажется, что сделала это она, хотя и непонятно как и когда. И не приближалась она к нему в последнее время, это точно, ну на такое расстояние, чтобы можно было убить, -торопливо прибавила Светлана.
- И ты хочешь сказать, что звали этого профессора Вадим Миллер, - уточнила Алиса. Ей очень хотелось услышать какое угодно другое, только не это имя.

- Тебе уже позвонили? – упавшим голосом спросила журналистка.
Как же быстро разносятся скверные вести по их огромному городу.
- Да нет, никто мне не звонил, - отвечала Алиса, - только я бы никогда не поверила, что его убили. Хотя он сам об этом столько раз твердил, этот маньяк странный. Но представить его убитым все-таки очень трудно, он из тех негодяев, которые в огне не горят и в воде не тонут.
- Он полный отстой, только мне от этого не легче, ты приезжай.
После того, когда связь прервалась, Светлана поняла, что не только по слухам Алиса знает пресловутого профессора. Это и успокаивало и пугало ее одновременно. Значит она представляет себе, что это за фрукт такой. Но если представляет, сможет ли она ей как-то помочь? Вот в чем был вопрос.
№№№№№№№№№№

И Алиса рванула тут же по адресу, который ей назвала Светлана.
- Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, - на разные лады повторяла она, когда мчалась к месту встречи, которого и на самом деле нельзя было изменить.
И все, что уже успело случиться с этим типом, она прокручивала в своей памяти. Если бы знала, что его все-таки прикончат, то записала бы какие-то детали из того, что ей стало известно. Но она воспринимала это как забаву, как глупый и гнусный Розыгрыш точно такой же, как в передаче на первом канале.
Там ведь тоже люди орут, возмущаются, уверены, что их и на самом деле взяли в заложники, а потом выясняется, что это была только глупая шутка, их просто разыграли, да еще для большей достоверности близкие люди, те, кому они привыкли доверять.
Опять же все пахнет 8 кругом ада, но как же всем нам нравится жить на грани тех самых тяжких и страшных грехов, испытывая судьбу, и там, где в этом нет никакой особенной необходимости, вот что самое интересное.
И снова профессор, говорят убит, но он и с того света достает их и не дает жить спокойно, случится же такое.
В какой же омлет все перемешалось, она почти ничего не помнила, никак не могла понять из чего и что вырастает.
- Теперь и на самом деле придется разбираться с этим шутом Гороховым, который, если верить Светлане, а как ей не поверить, уже мертв.
И что нам всем делать прикажете?


Рецензии