Моя родина - забытая коммуна Войо - Нова

                     

                                                                             Светлой памяти коммунаров -
                                                                                           идеалистов и романтиков.


      Человеку, родившемуся в Москве на Арбате или Тверской, в Симферополе на Пушкинской или Курчатова, о своей малой родине, при желании, можно легко узнать абсолютно всё. А что могут узнать те, кто родился в небольшом малоизвестном селе, кроме того, что в нем они впервые увидели  свет, сделали первые шаги, произнесли первые слова, ощутив себя  в стенах отчего дома, частью окружающего мира.
  Я родился в Крыму, в его степной части, в селе Листовое(современное название), приютившемуся на пологом холме, обрамленном с двух сторон балками, напоминающими русла высохших рек. Во время весенних грозовых ливней эти балки превращались в стремительные селевые потоки, отрезая село на несколько часов от внешнего мира.
     Листовое находится в 15 км от города Саки, известного всему миру за его чудодейственные  лечебные грязи и в 25 км от города Евпатории, снискавшей славу детского курорта. 
     Что  знают о Листовом его нынешние жители, даже преклонного возраста? Ничего! Поэтому когда в Германии в 2005 году вышла  книга – исследование немецкого профессора Гётца Хиллига «Войо – Нова» в Крыму забытая сельзозкоммуна(кибуц)»  и некоторые жители села Листовое познакомились  с ней - для них это стало настоящей сенсацией. Сын моей школьной подруги и одноклассницы Лиды Спиренко Владимир Гарбузов прислал мне по электронной почте письмо из Самары, в котором написал:  «…  мы намного больше знаем о жизни древнеримских легионеров, чем о людях, живших в селе, в котором мы родились и откуда пошли все наши корни.»  Милый, мой мальчик! Я помню его с рождения. Сейчас ему уже за  50! И то,о чем он узнал, стало для него и его сверстников, родившихся в этом селе не только сенсацией, но подлинным откровением.
  В самом деле, обычное небольшое село, каких десятки в округе и сотни в Крыму.
Но сколько драматических и трагических событий связанно с ним, сколько переплелось и сломалось судеб людей, населявших его.
   До революции на этом степном, без единого деревца, участке земли, было крошечное село Озгул. В нем был один-единственный, построенный из местного камня–ракушечника дом, и несколько хозяйственных построек. В доме жил управляющий имением местного помещика.
    Судьба села резко изменилась, когда на этом месте в 1928 году переселенцами реэмигрантами, прибывшими из самой Палестины, была основана еврейская сельскохозяйственная  коммуна «Войо- Нова»(на эсперанто «Новый быт»).Эта коммуна стала единственным поселением «палестинцев» на территории СССР. В Палестине они  были членами сионистской организации «Гдуд-Ха-Авода»(Рабочий батальон), представляя ее левое крыло. Все они были выходцами из России, преимущественно из регионов Прибалтики, Польши, Украины и Белоруссии. В Палестину они приехали молодыми людьми, спасаясь от еврейских погромов, участившихся в период революции и Гражданской войны. Вдохновленные идеями сионизма, они становились «гдудниками».
  В Палестине они работали на сельхозработах, в каменоломнях, строили дома, гостиницы, дороги и осушали болота.
  Но, как рассказывал мне мой отец, Бекман Песах , бывший «гдудник», сложившиеся реалии сложной экономической обстановки в Подмандатной Палестине привели к тому, что в Гдуде образовалось левое крыло, во главе с видным деятелем рабочего движения, яркой и незаурядной личностью Менделем Элькиндым, которое стало постепенно  отходить от идей  сионизма, всё больше проникаясь  идеями коммунизма и желанием участвовать в строительстве социалистического общества. Однако, все они понимали, что в условиях Британского Мандата, под эгидой которого находилась Палестина, это невозможно и потому  принимают для себя роковое решение: обратиться к Советскому Правительству с просьбой, предоставить им  участок земли, на котором они могли бы поселиться и основать еврейскую сельскохозяйственную коммуну. И по согласованию с Коминтерном, такое разрешение они получили.
   В последствии, отец не раз подчеркивал, что решение вернуться в СССР,
 оказалось не только роковым и ошибочным,но тяжелым и болезненным шагом для некоторых семей «гдудников», которые навсегда распадались: жены с детьми уехали, а мужья остались. Опасаясь преследования со стороны экстремистски настроенных сионистских элементов, вспоминал отец, их отъезд из Палестины совершался тайно.
   Так, летом 1928 года тремя отдельными группами и на разных пароходах в СССР прибыло 75 человек ( 55 взрослых  20 детей) во главе с Менделем Элькиндым, который стал председателем коммуны. Позднее в 1929 и 1930 годах из Палестины приехало ещё более 15 человек.
   Климат степной части Крыма, особенно в летний период, несколько напоминает климат южных районов Палестины - теплый и сухой. Прибывшая в  село Озгул первая группа коммунаров, разместились, по воспоминания отца, в помещичьем доме, заняв кухню и две большие комнаты, а детей, поместили отдельно в другие комнаты, в которых вплоть до начала войны, располагались детские ясли и  детский сад, вначале коммуны, затем одноименного колхоза. Автор этих строк тоже несколько лет воспитывался в этом саду. Те, кто прибыл в коммуну позже, кроме детей, устроились  в палатках и хозяйственных постройках.
    Коммунарам пришлось в буквальном  смысле все начинать с нуля. Для организации сельхозкоммуны им был выделен участок земли в размере 1300 гектаров. Однако, не хватало жилья, не было никакого сельскохозяйственного инвентаря и техники, а главное, не было средств, для их приобретения. Отец вспоминал, что им с самого начала пришлось, используя опыт работы в Палестине, работать в других районах в каменоломнях, на стройках и сельхозработах с тем, чтобы зарплата использовалась для приобретения необходимого инвентаря и сельхозтехники.
   Отец с улыбкой рассказывал, что коммуна начала своё созидание и восхождение, имея в наличии, всего две дойные коровы, двух рабочих лошадей и полтора десятка волов.Но коммунары были молоды и были идеалистами. Их объединяло необыкновенное чувство локтя и  беспримерный трудовой энтузиазм.
   Основным разговорным языком в коммуне «Войо- Нова» был идиш, язык европейских ашкеназийских евреев. Несмотря на то, что все «палестинцы» владели языком иврит, они, даже в разговорной речи, старались пользоваться им очень осторожно, т.к. по  воспоминаниям отца, официальные советские органы считали его контрреволюционным и  религиозным языком.
   Со временем на развитие коммуны советская власть  выделила ссуды и кредиты. Определенную финансовую помощь, автомашину, трактора, сельхозинвентарь, фураж и семена коммуне предоставил «Агроджойнт», американский благотворительный фонд оказания помощи евреям.
   Результаты не заставили себя ждать. Уже к концу первого года своего существования коммуна «Войо- Нова» сумела создать на основе коллективного труда и коллективного быта крепкое хозяйство. Когда в 1930 году по комсомольской путевке, с Украины, в коммуну  приехала моя будущая мать Березовская Маня, о коммуне "Войо- Нова»  уже говорили  и писали в советской и зарубежной прессе, как о неком феномене. К этому времени коммунары обрабатывали уже более  3500  гектаров  плодородной земли, собирая высокие урожаи зерновых культур и овощей с поливного огорода. Наличие последнего стало возможным благодаря тому, что коммунарам удалось вырыть в селе артезианский колодец и пробурить для полива артезианскую скважину. Ранние овощи шли на питание коммунаров и реализацию через  посреднические организации в курортах Саки и Евпатории.
    Значительно расширилась и окрепла животноводческая база коммуны. Стадо коров вместе с молодняком насчитывало более 1200 голов, из них  200 дойных коров, отара овец насчитывала более 1500 голов, в свиноферме откармливалось более 100 свиней, а в  птичниках содержалось более 1300 штук племенной птицы.
    Используя «палестинский» кибуцный опыт кормления животных сочными кормами из силосных башен, коммунары по надоям молока с одной коровы уже к 1931 году смогли обойти  молочные фермы Канады и догнать Германию.
    К 1932 году в коммуне было построено из добываемого тут же в селе камня – ракушечника три  двух-этажных дома по 20 комнат в каждом, три коровника, овчарни, свинарники, шесть птичников, четыре силосных башни и конюшня, в которой содержалось более двадцати рабочих лошадей.
  Со временем, заброшенные каменоломни, стали излюбленным местом игр нескольких поколений деревенской детворы, пока они не сравнялись с землей.
   Коммуна  «Войо- Нова» обладала по тем временам хорошей технической базой, имея в наличии семь тракторов, одну автомашину, ремонтные мастерские, кузницу и необходимый набор сельхозинвентаря.
   Дети коммунаров круглосуточно  находились в детских яслях и детском саду. Питались коммунары в постоянно действующей общественной столовой. Бытовые услуги оказывал коммунарам кооператив, имелась прачечная и трикотажная мастерская.   
   Вначале членами коммуны были преимущественно молодые люди, но с 1930 года в неё стали прибывать и семейные  переселенцы из Украины и Белоруссии. Среди них оказались моя  мама Березовская Маня, прибывшая по комсомольской путевке вместе со своими родителями, моими бабушкой и дедушкой Березовскими Розалией и Абрамом и своей младшей сестренкой Любой.
 Выдержав испытательный срок, в течении которого Совет коммуны проверял  приспособляемость каждого кандидата к коллективному труду и быту, мама начала работать дояркой, а дедушка конюхом.
     Годы жизни в коммуне мама вспоминала с особой теплотой всю свою жизнь. Коммунары считали себя членами одной большой и дружной семьи .Их объединяла одна цель. Их объединял   тяжелый коллективный труд, в  который каждый из них с полной отдачей вносил свою лепту.
     Но они не были роботами и не были рабами. После тяжёлого трудового дня труда  они могли отдыхать, веселиться и любить.
    У них были свои «клезмеры»(еврейские народные музыканты), под музыку которых они пели и водили хороводы. Они были молоды и  не могли оставаться равнодушными к закатам и рассветам, неповторимому  крымскому звездному небу. Как грибы появлялись молодые семьи. В 1932 году сыграли коммунарскую свадьбу и мои родители: «гдудник» Бекман Пейсах, приехавший из Палестины, и переселенка из Украины Березовская Маня.
    С притоком новых рабочих рук хозяйство коммуны «Войо- Нова» продолжает расти и укрепляться. В окружении колхозов Крыма  еврейская коммуна  воспринимается, как явление и получает общественный резонанс. Она камнм на камне разбивает миф о  неспособности евреев к физическому сельскохозяйственному труду.
      Мои родители вспоминали, что в коммуну зачастили делегации рабочих и колхозников со всего Советского Союза, которые знакомились  с достижениями  и опытом работы коммуны. Однажды в "Войо-Ново"  с экскурсией приехала группа военных лётчиков. Больше всего их поразили общественный быт и общественная трудовая жизнь коммуны. В архиве отца сохранилась фотография его друга коммунара Пивовоза Григория, снятого  в лётной кожаной куртке, шлеме и очках, видимо позаимствованных  у лётчиков.    
   Не обошли коммуну «Войо- Нова» своим вниманием и деятели культуры и искусства.
С концертами в коммуну приезжали артисты еврейских театров .Младшая сестра мамы Шатхина Люба (девичья фамилия Березовская) помнит приезд из Москвы известных артистов еврейского  театра Зиновия Каминского и Портной.
      В 1929, 1930 и 1931 годах в коммуну в  творческую командировку от Всероссийского общества «Художник» приезжали московские художники Михаил(Мендель) Горшман и Меир Аксельрод. Каждый из них написал серию живописных эскизов и набросков акварелью и мелками из жизни и быта коммунаров. Я помню живописное панно маслом, которое они нарисовали на задней стене сцены в клубе в память о своем пребывании в коммуне «Войо- Нова» Это панно сохранялось до конца пятидесятых годов.
       В октябре 1998 года дочь М. Аксельрода  известная российская поэтесса Елена Аксельрод, репатриировавшаяся в Израиль,  организовала в музее русского искусства в городе Рамат- Гане выставку живописных работ своего отца, созданных в   коммуне «Войо- Нова» в тридцатые годы. На открытие выставки 29 октября  администрация музея пригласила детей и внуков коммунаров, проживающих в Израиле. Нас приехало примерно 6- 7  человек. Но все они, кроме меня, уехали из «Войо- Нова» давно: некоторые в тридцатые годы,  другие   в начале войны в эвакуацию  и больше туда никогда  не возвращались. Я же, закончив там в 1951 году "семилетку", уехал учиться, затем армия, снова учеба.  Пока в селе Листовом проживали мои мама, дедушка и бабушка, вплоть до 1962 года, я регулярно приезжал туда на побывки и в отпуска. Я лучше всех помнил людей, облик села и многие подробности из жизни  бывших коммунаров. ,Когда я вошел в выставочный зал и увидел экспозицию выставки, у меня замерло сердце и перехватило дыхание. В одном из портретов я сразу узнал конкретного человека. Мне было знакомо все: ландшафт ,жилые и хозяйственные строения. Я сразу проникся духом родного села.
 
       Передо мной красочно оформленный Каталог выставки с автографом Елены Аксельрод.  Листаю его, рассматривая уже знакомые мне наброски и эскизы:

 - «Полевые работы» До самого горизонта простирается поле, сливаясь с узкой полоской голубого неба. Поле  прорезает узкая проселочная дорога .Ощущается  зной крымского лета .Группа женщин в косынках занимается прополкой грядок.
   
-«Женщины вилами утрамбовывают солому, складывая скирду».Над ними серое знойное  небо.

-«Трактор ХТЗ и пасущиеся рядом свиньи». Навстречу скачут кони, а над головой грозовые тучи
.
-«Грузовые  крытые повозки». В них обычно возили сочные корма. На заднем плане скотный двор,над головой то же серое небо, а под ногами знакомая с детства суглинистая песчаная земля.

-«Хоровод». На  помосте играют «клезмеры», а внизу зажигательный танец «Еврейское ХОРО»
,
-«Вечер в коммуне». Коммунары возвращаются с работы .Несколько человек едет в одноконной  повозке- бедарке, другие идут следом пешком. В небе  серп  луны и несколько звезд.
 
-«Хоровод». Дети  вместе с воспитательницей на зелёной травке пляшут хоровод .На заднем плане, ближе к горизонту раскинулись скотные дворы, а за ними серо- голубая полоска неба
.
 -«Свинарка». Женщина дает корм свиньям
.
-«Купание детей». В детском саду  воспитательницы купают в деревянных корытах детей
.
 -«Праздничная повозка». В большой повозке – мажаре, в которой обычно перевозят сено или солому, люди с флагами. Повозку буксирует трактор.

 -«Красные телеги». Караван телег, украшенных праздничными транспорантами и флагами. В телеги запряжены волы. В первой телеге едут музыканты, в остальных коммунары. Рядом с обочиной мужчины  танцуют «Хоро» Праздник урожая

 -«Дойные коровы в стойбище». Скотник несет охапку сена, а скотницы убирают навоз.

 -« У конвейера».  Мужчины  строят дом. Конвейером подается строительный материал.
 
 -« Обед в поле». Обедают трактористы и полевые работники. На переднем плане группа мужчин за столом. На заднем плане трактор, а слева скирда соломы
.
 -« Работа в поле».Уборка урожая. На переднем плане виден трактор. На заднем -  высокая молотилка, из которой по шнеку струя зерна устремляется в приспособленный кузов подводы. Слева отработанная солома укладывается работниками в скирду.

    Это далеко неполный список экспонатов  выставки. Но он воскрешает реальную картину жизни,  быта, труда и отдыха коммунаров, передают колорит и запахи крымской степи, звенящий воздух знойного лета, пряный запах скошенных трав и неповторимую  золотистую струю зерна, убранного хлеба.
      Профессор Гётц Хиллиг в своей книге «Войо- Нова» в Крыму – забытая сельхозкоммуна» назвал её « островом в океане колхозов». Это соответствовало реальности На фоне сплошной коллективизации сельского хозяйства, коммуна продолжала сохранять черты своей самобытности.
      Неурожай 1932 года способствовал  возникновению голода в соседней с Крымом Украине. Большую нехватку продуктов питания испытывали и  соседние с коммуной переселенческие колхозы Крыма. А коммуна»Войо- Нова», по воспоминаниям родителей, сумела не только выстоять и сполна обеспечить себя продуктами питания, но и подкармливать детей соседних сел. И невзирая на это, советская власть делала все, что бы изменить статус коммуны, превратив её в обыкновенную сельскохозйственную артель. Так, в конце концов в 1934 году и произошло. Коммуна "Войо-Ново" насильственно была реорганизована в обычный колхоз с тем же названием.
     Приток новых переселенцев, не евреев, прежде всего с Украины, изменил статус еврейского колхоза. Из  него стали уезжать бывшие «гдудники, основатели коммуны. Покинул коммуну вместе семьей её бывший председатель М.Элькинд. Выйдя замуж за московского художника М Горшмана, уехала в Москву коммунарка Кушнир Шира вместе с тремя дочерьми. Пройдет не мало лет, и мы услышим имя талантливой еврейской писательницы Ширы Горшман.  Её дочь  Шламита станет женой выдающегося актера Иннокентия Смоктуновского.
    Уехали в Ленинград семейная  чета Рейниных  Виктор и Малка с двумя сыновьями.
В Ленинграде Малка закончит мединститут, и много лет будет заведовать терапевтическим отделением поликлиники, а Виктор станет высококвалифицированным  рабочим. Расставшись со своей гражданской женой Ежевской Геней и дочерью Аллой, не пожелавшими уезжать из коммуны, уехал в Ленинград Эрлих Илья.
    Большинству «гдудников» - коммунаров, кроме М.Элькинда и А.Фридмана, уехавших из коммуны «Войо- Нова» накануне её ликвидации, повезло – они избежали сталинских репрессий.
    К моменту ликвидации коммуны  в селе, кроме  трех  многоквартирных домов, при содействии «Агроджойнта» было построено еще более  30 индивидуальных домов, окончательно сформировавших облик села Листовое, сохранившегося до настоящего времени.
    Большинство бывших коммунаров, став членами колхоза, вселились в новые дома и на своих подворьях обзаводились личным хозяйством, в т.ч. домашними животными и птицей. Среди них оказались и мои родители. В колхозе отец продолжал работать шофером, дедушка – конюхом, а мама начала работать счетоводом в колхозной бухгалтерии.
     Хозяйство колхоза «Войо- Нова», основанное на базе, заложенной коммуной, развивалось и укреплялось. При довольно примитивном соцкультбыте  в каждом доме был достаток высококачественных продуктов питания. Я до сих пор помню вкус и качество молочных и мясных продуктов, необыкновенные караваи белого хлеба, испеченные бабушкой Розой. В это время в каждом доме зажглись лампочки «Ильича» и появились радиотарелки.   Мама ждала рождения второго ребёнка. Утром 20 июня 1938 года отец повез в поселок Саки в райисполком на совещание председателя колхоза Кривошеина. Вечером Кривошеин сам пригнал машину из райцентра в колхоз и сообщил о том, что  отца арестовали. Один за другим были  арестовали 27 «палестинцев», бывших  «гдудников», коммунаров «Войо- Нова». Для них начались годы суровых сталинских лагерей (ГУЛАГ). Они были объявлены  «врагами народа» и английскими шпионами. В это же время В Москые были арестованы Фридман Абрам и Мендель Элькинд- инициатор переезда из Палестины в Советский Союз, организатор коммуны и её первый председатель .

    А потом началась война.

. Избежавшие репрессий коммунары были мобилизованы и отправлены  на фронт. Все они погибли под Перекопом, обороняя Крым (Шпиль Есеф, Хейфец Герш, Ганс Иосиф)

  Тяжелые испытания выпали на долю членов семей коммунаров, которым пришлось сопровождать из Крыма на Кавказ, эвакуированный колхозный скот. (Читайте на моей странице воспоминания "ЭВАКУАЦИЯ")

   Бывшая коммунарка Сегал Мина единственная отказалась от эвакуации и осталась в оккупированном Крыму в селе Листовом с двумя своими детьми и тремя, оставшимися у неё на попечении. Её муж и родители этих детей отбывали наказание в лагерях ГУЛАГА.
Мина  полагала, что  немцы не тронут  семью и детей  «врагов народа»…
…   Каратели сбросили её и детей живьем в заброшенный колодец и забросали гранатами.
(Читайте на моей странице «ПОМИНАЛЬНАЯ МОЛИТВА»)
   Ушли в мир иной коммунары - идеалисты и романтики. До конца своих дней они не теряли друг друга из вида. Их объединяла память о жизни в Палестине и коммуне «Войо-Нова», беспримерный созидательный труд, годы лишений и страданий в лагерях ГУЛАГа и более чем родственные чувства. Последняя коммунарка умерла на 97 году жизни 3 июля 2007 года .Это была моя мама, Березовская Маня.
    Давно забыта коммуна «Войо- Нова» и мало кто помнит имена коммунаров. Но  есть ещё  островок живой памяти – это дети коммунаров, которых  уже тоже  можно пересчитать по пальцам.Судьба разбросала нас по разным странам и континентам, но  мы  храним память наших родителей и коммуны, которая их объединила, а теперь объединяет нас:

           Шиндлер Виктор. Сын коммунарки Баси Дрор, родился в 1926 г. в Палестине,  .
         Живет в Израиле.

            Элькинд Эли. Сын коммунаров Элькинд Менделя и Мириям. Родился в 1926г.?
            в Палестине. Живет в Москве.

            Хацелевич Рут. Дочь коммунарки Кушнир-  Горшман Ширы, родилась в 1922? г
          в Литве. Живет в Израиле.

             Смоктуновская Шламита. Дочь коммунарки Кушнир- Горшман Ширы, родилась в
           в Палестине  в 1925 г. Живет в Москве.

             Березовская Люба. Дочь коммунаров Березовских Розалии и Абрама, родилась в 1926г.
            на Украине. Живет в Израиле.

              Ежевская Алла. Дочь коммунаров Гени Ежевской и Эрлиха Ильи, родилась в 1929г.
             В «Войо- Нова». Живет в Германии.

              Дрор Майя. Дочь коммунаров Баси и Иосифа Дрор, родилась в 1932 г. в «Войо- Нова»
             Живет в Израиле.

               Бекман Зиновий(Золя). Сын коммунаров Бекмана Пейсаха и Березовской Мани.
              Родился в 1934 г. в «Войо- Нова». Живет в Израиле.

               
                Фридман Дина. Дочь коммунаров Нехамы Блауштейн и Фридмана Абрама. Родилась в 1933г в Москве
                Живет в Москве.

                 Пойзнер Люся. Дочь коммунаров Пойзнер Герша и Иды. Родилась в 1933 г.?  в
                «Войо- Нова» Живет в США

                  Ежевская  Доля. Дочь коммунаров Ежевской Гении и  Гольцина Шахне, родилась в
                 1937 г. в «Войо- Нова». Живет в Израиле.

                        
                                                                   Послесловие
                                                   

          В 1996 году я с семьей репатриировался в Израиль. Накануне отъезда из Крыма я посетил родное село, на погосте могилы бабушки и дедушки, попрощался с друзьями детства.
Думал навсегда.. .Прошло 12 лет и движимый ностальгическими чувствами по родным местам, друзьям, ученикам, коллегам и дорогим могилам, я на три недели прилетел в Крым. В один из дней я посетил в Симферополе еврейский культурно- просветительный центр, где познакомился с координатором этого центра Наташей Высоцкой, обаятельной молодой женщиной, на редкость эрудированной, владеющей языками идиш и иврит, много делающей  для возрождения еврейских традиций и сохранения еврейской истории. Наташа способствовала тому, что в газете «Хаверим» были опубликованы два моих очерка «Памяти матери» и «Эвакуация».
      По стечению обстоятельств в это же самое время в Симферополе работал в архивах, собирая дополнительный материал для свой книги о коммуне «Войо- Нова» немецкий профессор Гётц Хиллиг. Наташа помогала ему в работе над книгой: делала переводы, систематизировала архивные сведения, редактировала текст.
        И Наташа и тем более профессор, несколько лет работая над книгой, в моем лице впервые встретили живого свидетеля, который  родился и много лет жил в в «Войо- Нова,» был сыном коммунаров, знал в лицо многих коммунаров, знал как сложились их судьбы, из рассказов родителей знал много подробностей из жизни коммуны. Я  помнил, как застраивалось село, где были административные, хозяйственные постройки, даже в каких домах жили семьи коммунаров. и помнил многое другое, что интересовало профессора, который в буквальном смысле не отпускал меня от себя целую неделю. Я работал с ним в архивах. Он помог мне получить пропуск в Республиканский архив Крыма, где мне посчастливилось познакомиться с документами КГБ (протоколы допросов отца Бекмана Пейсаха и предъявленного ему обвинительного заключения)
Невзирая на запрет, мне удалось переписать «Постановление трибунала Одесского  военного округа» в отношении бывших коммунаров коммуны «Войо- Нова»

    По просьбе профессора Хиллига мы побывали в селе Листовом. Его интересовали мои комментарии непосредственно на месте бывшей коммуны. Он хотел своими глазами увидеть бывший дом управляющего имением, где был вырыт первый артезианский колодец и скважина, где была местная каменоломня, где располагались скотные дворы и силосные башни, многоквартирные  дома и индивидуальные домики, мельница, кузница  и т.д. Он хотел представить себе состояние коммунаров, волею судьбы оказавшимися на этом степном участке крымской земли 80 лет тому назад.

     То, что я увидел спустя 12 лет после моей репатриации в Израиль, повергло меня в шок. Все хозяйственные постройки, бывшая контора, коровники, овчарни, конюшня, мельница представляли сплошные руины. От силосных башен и кузницы не осталось и следа. На месте  трех двухэтажных домов остались одни  полуразрушенные стены. На улицах села  можно увидеть остовы  брошенных домов. И, даже,  бывший дом  управляющего имением - первое пристанище коммунаров, переживший революцию и несколько войн, в котором еще недавно размещался известный на всю округу сельмаг, стоял обветшалый и заколоченный.  На всём следы разрушительной перестройки и неразумной экономической политики независимой Украины.
   Признаюсь, что  показывая все это профессору Хиллигу, я испытывал  неловкость  и стыд, а перед светлой памятью основателей коммуны – жгучую боль и досаду.


                                                          Вместо  эпилога

                                                     Список
                                 
                            Бывших коммунаров селхозкоммуны «Войо- Нова»,
                                осужденных по ст.ст. 58 10 п.п.11 УК  РСФСР
                        постановлением  трибунала Одесского военного округа
                                                    от 02.07.1940 г.
                    с отбыванием сроков наказания в лагерях особого назначения:

Аронов Ефим Евсеевич,1882 г.р. Черниговская обл. Приговорен к 5 годам заключения.

Бекман Пейсах Зуселевич, 1905 г.р. Латвия.Приговорен к 5 годам заключения. Умер в 1986г.

Бриль Ципора Давыдовна,1900г.р Подольская губерния. Приговорена к 5 годам заключения.
Умерла в лагере.

Вайтман Волько Менделевич,1905 г.р. Киевская губерния. Приговорен к 5 годам заключения.
Умер в лагере.

Вихман Яков Файтонеевич, 1893 г.р. Бобруйск Приговорен к 5 годам заключения.
Умер в лагере.

Гладштейн Авраам Пейсахович, 1902 г.р. Винница Приговорен к 5 годам заключения.
Умер в лагере.

Гаусс Яков Иосифович, 1904 г.р.Польша.  Приговорен к 5 годам заключения

Гольцин Шахне Аронович, 1900 г.р. Литва.  Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере 2212.1941 г.

Гронфайн Борис Израилевич,1900 г.р. Винницкая обл. Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере.

Головей Мордух Эберович, 1904 г.р. Белоруссия .Приговорен к 8 годам заключения.

Гутман Исаак Моисеевич, 1899 г.р.. Польша. Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере 15.11.1940 г.

Дрор- Фридман  Иосиф Абрамович, 1900 г.р.. Австрия. Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере 09.01.1941 г.

Друкер Шимон Борисович,1898 г.р.. Подольская губерния. Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере.

Клейман Мирьям Моисеевна, 1903 г.р. г.Одесса. Приговорена к 5 годам заключения.

Куницер Мендель Вольфович,1899 г.р. Бессарабия. Приговорен к 8 годам заключения.

Каранович  Альтер Меерович, 1907 г.р.. Литва. Приговорен к 3 годам заключения

Пойзнер- Вайсброд ГершЛейбович, 1899 г.р. .Польша. тПриговолрен к 8 годам заключения.

Пивовоз Григорий Борисович, 1909 г.р. Польша. Приговорен к 5 годам заключения.

Попельник Яков Моисеевич,1905 г.р..Варшава. Приговорен к 8 годам заключения
Умер в лагере.

Ройзман Евгения Моисеевна,1903 г.р..Бессарабия. Приговорена к 5 годам заключения.

Сегал Израил Юдович, 1901 г.р. Белоруссия. Приговорен к 5 годам заключения.
Умер в лагере

Табачник Сара Израилевна, 1904 г.р. Литва. Приговорена к 5 годам заключения.

Тагер Иосиф Евсеевич, 1899 г.р. Австрия .Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере 21.10.1940 г.

Фридрих Израиль Авнерович,1900 г.р.. Варшава. Приговорен к 5 годам заключения

Фудим Семён Израилевич, 1901 г.р. г. Херсон. Приговорен к 8 годам заключения.
Умер в лагере 31.01.1941 г.

Черняховский Михаил Моисеевич, 1908 г.р..Украина. Приговорен к 5 годам заключения.

Щедровицкий Абрам Аронович,1909 г.р. Польша. Приговорен к 5 годам заключения.
Умер в лагере.


                                                             Определением военного трибунала Одесского военного округа
                                                               От 10.05.1956 г. все перечисленные осужденные
                                                                реабилитированы.

Элькинд Мендель Соломонович, 1897 г.р. г. Берислав Херсонской губернии. Приговором Военной коллегии Верховного суда СССР от 19.02.1938 г. проговорен к  р а  с с т р е л у.
Приговор   приведен   в исполнение в тот же день в Москве.

                                                                     Определением Военной коллегии Верховного суда
                                                                      От 04.11.1958 г.Элькинд М.С. реабилитирован



      Небольшое село Листовое в степной части Крыма, каких много в округе. Но сколько горя и страданий выпало на долю его основателей, бывших  «гдудников» и коммунаров, драматических и трагических событий, происшедших в нем: необыкновенный взлет, крушение надежд, изломанных судеб и свой  «Бабий Яр».

                              
                                         Примечание: В работе над очерком автор использовал записки матери,
                                                                  коммунарки Березовской Мани и некоторые архивные                                                       
                                                                 данные и цифры из книги Гётца Хиллига
                                                                «Войо – Нова» в Крыму – забытая сельхозкоммуна
                                                                  (кибуц) 

                                                                  На фото: «Гдудники» в Палестине 1925 г. Крайний слева
                                                                                    в верхнем ряду мой отец Бекман Пейсах.

                      
                           Опубликовано: Газета "ХАВЕРИМ" № 126(3) и №127(4) КРЫМ
                                         Газета "Республика Крым" №19(18.07.2013)
                                         Сокращенный вариант.   
                                         Газета "Новости недели"Приложение "Время НН"
                                         15.08.2013г.Израиль

(                                                                               


                                             

                            
               
            

            
 

   




 



)


















 


Рецензии
Действительно, просто сердце разрывается при мысли — что бы могли сделать эти беззаветные труженики, какую создать страну, если бы только им не мешать!
И что вместо того мы имеем?
Одно небольшое уточнение: "vojo nova" на эсперанто — "новый путь".

Мария Гринберг   16.08.2017 07:49     Заявить о нарушении
"беззаветные труженики" никакой страны СОЗДАТЬ не смогут...

Великие страны создаются исключительно методом ОГРАБЛЕНИЯ других стран

Павел Маслобойников   16.08.2017 08:02   Заявить о нарушении
Так для того, чтобы было что грабить, должен всё-таки кто-то трудиться?

Мария Гринберг   16.08.2017 08:05   Заявить о нарушении
интересная мысль))) грабеж как форма трудовой деятельности)))

Павел Маслобойников   16.08.2017 08:06   Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Мария, за проявленный интерес к этой публикации и интересную рецензию. Что касается Вашего уточнения трактовки на эсперанто Войо-Нова, то я тоже считал, что это "новый путь", но профессор Г.Хиллиг в своей книге(стр.39)
и в беседе со мной в Крыму в 2008 г. утверждает, что в славянской форме эсперанто
это обозначает "новый быт", подчеркивая общественный быт и общественную трудовую жизнь коммунаров.
С уважением

Зиновий Бекман   16.08.2017 12:15   Заявить о нарушении
Насколько я помню, основополагающий принцип эсперанто именно в том, что в нём нет никаких славянских или еврейских диалектов и каждое слово понимается однозначно.
Впрочем, профессору, конечно, виднее.

Мария Гринберг   16.08.2017 12:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.