Ученица

На предложение возглавить жюри городского конкурса я почему-то ответил согласием, хотя раньше категорически отказывался от подобного рода «удовольствий». О, эти провинциальные писательские форумы – долгоиграющий литературный гастрит, с очередным выбросом, уязвимой для критики, безыскусной прозы! В течение нескольких дней приходилось читать десятки работ, если точнее, плодов досужего лингвистического рукоделия, авторы которых по недоразумению считают себя талантливыми интеллектуалами. Положение ухудшалось ещё и тем, что накануне конкурса я попал на юбилей критика Ярославского, слывшего в писательской среде не только непревзойдённым мастером непечатного слова, но и изрядным выпивохой. В тот вечер мне, собственно, как всегда, не хотелось никому уступать. Видимо зря, так как утром раскалывалась голова, но надо было идти вершить судьбы молодой поросли. «Ничего, – утешал себя я, – чем хуже жизнь, тем она гармоничнее». Выпил крепкого чаю и выкурил сигарету. Вроде, стало лучше. Водрузил на голову широкополую шляпу, превратившую меня в наглого Ричи Блэкмора, который вместо виртуозной игры на гитаре, посвятил себя акушерству и гинекологии. Я тяжело вздохнул и отправился на «прием».

Из всех рассказов мне больше всего понравился текст некой AS, сюжет которого неназойливо смещался в сторону эротики. Как я определяю – хороший текст или не очень? Весьма просто: всё, что написано русским языком и не вызывает отторжения, то имеет место быть. Если вызывает отторжение, то плохо написано. Я часто задаю себе вопрос:  что есть литература? Это умение пробиться сквозь невидимую стену, которая стоит между тем, что  ты чувствуешь и тем, что умеешь. Невозможно вставить в медузу кости (хотя  Устиновой кто-то регулярно вставляет) и научить человека тому, чему он никогда не научится. Как, например, я – не пить. Можно долго говорить о формах и поверхностях изобразительных средств, но сейчас речь не об этом. Литература – избалованная и капризная женщина, и неудивительно, что многие наши ухаживания она оставляет без ответа. Однако следует помнить, что она не единственная женщина.

Текст AS, повторяю, понравился, но закралось робкое подозрение, что это преднамеренные фрейдистские упражнения на ниве литературы, в которых авторша как бы совращает своих героев. На первый взгляд казалось, что в её рассказах (в Сети я нашел и другие тексты AS) непритязательный сюжет освобождён от смысла, но девушка в довольно острой форме – для своих лет – затрагивает физиологию взросления. Думаю, она хотела сказать, что наше человеческое «я» нам только чудится. По сути, мы биологический процесс, а не ментальная реальность, и вот AS стоит в центре своих зыбких предположений и не знает, что ей дальше делать… Однако умненькая и начитанная девочка. Подсказать, что ли? Ведь люди вообще не знают, что такое ум, они вместо этого изучают то мозг, то психику, то любовные письма Дягилева к Шаляпину. Да, надо будет при встрече непременно ей сказать, чтобы  особо не увлекалась чтением, ведь интеллект притупляет чувственность женщины. И, видимо, надо предложить свою творческую помощь.

Тем не менее, я настойчиво порекомендовал остальным членам жюри присудить AS первое место, так как остальные работы, претендующие на победу, несмотря на некую стилистическую устойчивость, были оплетены лианами банальных сентенций и чудовищных метафор. На том и порешили. Серебряным призёром стал пенсионер-отставник, заклеймивший позором лживый режим, продавшегося Западу Горбачёва.  Кстати, никто не знает, почему его не садят в одну камеру с Ходорковским? Или хотя бы в другую?

Настал заключительный день конкурса, в своей повестке предполагающий чествование лауреатов в городской мэрии.
Когда я вручал приз AS, то понял, что она непременно станет писательницей: высокая, тонкая, красивая, как я потом убедился, колкая, – в прекрасном демоне всегда найдётся тайный изъян, – и начитанная. Безупречно молодая, она уже начала набирать то, что имеет в женщине значение. В женской судьбе параметр «красавица-не красавица» всегда играет исходную роль.  Красивые девы гораздо больше обречены на успех, нежели талантливые (видели Лену Ленину? А читали? То-то же…).
В общем, мечта растлителя – я взглянул на AS не как на лауреата, а как на добычу. Что здесь удивительного? Писатель должен вести постоянный диалог со своими позывами.

После завершения торжественной части, во время банкета, я подошел к AS. Думаю, это надо было сделать несколько раньше, так как я уже успел «пообщаться» с коллегами по литературному цеху. Сказал пару-тройку комплиментов и, не мудрствуя лукаво,  предложил триумфаторше стать моей ученицей – что у трезвого на уме, то пьяный уже сделал. Вначале она отказалась, но было заметно, что характер у лауреата присутствует отнюдь не устойчиво, – впрочем, как и у всех красивых женщин, – балансируя между податливостью и дерзостью. После столь двусмыленно-сооблазнительного предложения AS покраснела и, ещё более похорошев, как рак в кипятке, гордо удалилась. Однако взяв на прощание мою визитку.

Прошел год. Мы с AS написали очень смелый любовный роман.  Сейчас пишем второй. А недавно на одном из литературных сайтов я наткнулся на очень забавный рассказик. Хм… Приукрасила?  Или так было на самом деле?
http://www.proza.ru/2012/06/13/103


Рецензии
Вам многое дано, Василий. Хорошо, что еще нас, графоманов, не отчитываете.)
"что есть литература? Это умение пробиться сквозь невидимую стену, которая стоит между тем, что ты чувствуешь и тем, что умеешь".
Это так.
Прочитала с интересом.

Лариса Малмыгина   24.02.2015 09:53     Заявить о нарушении
Спасибо, Лариса.
С уважением,

Василий Вялый   24.02.2015 10:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 75 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.