Урок географии

      Ольга Федоровна положила на стол указку, журнал, оглядела класс, указала пальцем на Саньку.
     -К доске. Какую тему учили на сегодня?
     -Белое море, - ответил Санька.
     -Ну, рассказывай.
     -А че рассказывать?
     -Что учил, то и рассказывай.
     -В Белое море впадает река Онега. При входе в Онежский залив Белое море самое мелководное, и здесь находятся Соловецкие острова. Ольга Федоровна, а почему их называют Соловки?
     -Соловки — это поморское слово. На карельском языке они называются Солокка, образованное от саамского — суолекк, что переводится как  «острова».
     -А что  значит  «загнать  на Соловки»? Весь город говорит, что вчера ночью много народу заграбастали и отправили на Соловки.
     Ольга Федоровна побагровела и зашипела: «Завтра приведешь мать!»
     -Она целый день на работе. Вы же знаете.
     -Чтобы без матери в школу  не являлся!
     -А если в то  время, что она будет торчать в школе,  вы заболеете, кто будет вас лечить  ?
      Географичка треснула указкой по столу и в гневе вышла из класса.  Санька сел на место. Класс притих в ожидании. Минут через пять она вернулась.
     -Марш к директору! И чтобы я тебя больше не видела!
     Класс недоумевал. Что плохого было в санькином вопросе, что географичка так взбеленилась?
     На перемене Санька вернулся  за портфелем. Ребята окружили его. Их интересовало, что будет дальше.
     -Наталка исключила меня на три дня.
     -Повезло, - вздохнул  кто-то завистливо. - А там еще и выходной!..
     Санька решил не говорить матери о нежданном свободном времени: еще заставит чего-то делать. Но хуже всего, пойдет к Наталье Федотовне просить, чтобы его вернули в школу. А ему просто срочно нужно дочитать  «Тиля Уленшпигеля», потом — футбол, отыгрываться пора. Да мало ли каких у него набежало дел.
      ...Санька улегся на диван, раскрыл книгу.

                 Пепел стучит в мое сердце!
                 Пришли палачи;
                 Была потеха мечам и  кинжалам.
                 Хорошо поработали шпионы.
                 Там, где вера и дружба цвели,
                 Там подлой рукою посеян раздор.
                 Бей в барабаны!
                 Долой живодеров!

       Дальше не читалось. В голову лезли разные мысли, которым он не находил объяснения. Ну, ладно этого Ваську-Шныря — бандит, выродок. За что же остальных? Витьку-сапожника, Кольку, который торговал на базаре бабкиными семечками, или дядю Сережу. Ну, продавал он трофейные немецкие открытки с голыми девками. Ну и что?!  Когда они  собирались по вечерам  вместе,  все окрестные мальчишки были тут как тут.  Интересно было слушать их воспоминания о недавней войне,  военные песни. Конечно картина была безрадостная, глядеть на этих мужиков на костылях, а то и на колотушках вместо протеза;  на тележках, на которых безногие лихо проносились, отталкиваясь деревянными колодками, оббитыми кожей, торопясь на сходку. Но все это были совсем молодые мужики — жертвы войны. Это же были Герои, о которых каждый день говорило радио, которые добыли Победу ценой своей жизни.
      Когда вчера утром Санька вышел из дому, ему сразу бросились в глаза некоторые перемены в городе. Не слышно было постукивания молотка соседа-сапожника. На его мастерской, обычно открытой спозаранку, висел замок. Никто не устраивал дебоша. Не голосила на всю улицу Васькина жена, уже с утра получавшая от мужа порцию горяченьких. Соседки собирались кучками и о чем-то  шептались, озираясь.
      Через какое-то время Санька узнал, что ночью несколько воронков проехались по улицам, загружая в свои внутренности безногих. А ближе к вечеру зашел попрощаться сосед Федор – бывший командир батареи — на  костылях, правая штанина подвернута под ремень: ноги у него не было повыше колена. Он сказал: «Раз пришел приказ очистить город от калек, то скоро доберутся и до меня. Кому я нужен? Вишь, даже жена сбежала. А писала мне на фронт, лишь бы вернулся, хоть какой. Вот я вернулся, а она не выдержала. Слышал, что всех засылают на Соловки, так пока меня не заграбастали и не повезли туда как скот, лучше я сам доберусь. Ну, прощавайте.»
     Он закинул за спину вещмешок и вышел...
      Санькины мысли   прервало появление матери.
     -Ну что, любопытный, чем будешь заниматься столько дней? Знаю, знаю. Мне звонила Наталья Федотовна.  Ты хочешь, чтобы я попала в компанию к деду на Беломорканал, а ты в интернат? Сколько раз просила тебя умерить свое любопытство и держать язык за зубами?
     Санька обнял мать.
     -Прости меня. Впредь я буду осторожнее.


Рецензии
Грустно очень...

Надежда Розенбаум   20.02.2018 19:51     Заявить о нарушении
Не грустите.
Это ушло, новое впереди

Леонид Пауди   20.02.2018 19:56   Заявить о нарушении
Хорошо бы...

Надежда Розенбаум   20.02.2018 20:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.