Звездочка по имени таня

Семьдесят лет назад, в августе 1942 года « детский эшелон» из Ленинграда прибыл на станцию Шатки Горьковской области. Спасая своих больных, истощенных детей, в которых еле теплилась жизнь, осажденный город  отправлял их  по легендарной «Дороге Жизни» на Большую Землю. Вывозили детей на катерах, а небо над ними сторожили самолеты. Среди детей была и Таня Савичева.
Сегодня  девочка Таня Савичева, также, как и ее ровесница по возрасту и «подруга по судьбе» Анна Франк, известна всему миру. В дни Ленинградской блокады (Суп из обоев, компот из засушенных апельсиновых корок, студень из кожаных колодок…) Таня вела дневник. Коченеющими пальцами синим карандашом писала: «Женя умерла 28 дек в 12.30 час утра». «Бабушка умерла 25 янв. 3 часа дня» (это был день рождения Тани, ей исполнилось 12 лет). «Лёка умер 17 марта в 5 час утра». «Мама 13 мая в 7.30 час утра». «Савичевы умерли». «Осталась одна Таня». Потом этот дневник  как свидетель обвинения присутствовал на Нюрнбергском процессе. О Тане  и ее дневнике было написано много статей, стихов, портретов, ее именем названа звездочка в небе. Только вся «доступная информация»  обрывалась на словах «умерли все».  Как бы само собой считалось,  что  Таня похоронена в одной из братских могил Ленинграда. Дальше – тишина. Но волею случая я знала, что было дальше.
Много лет назад в редакцию журнала «Работница», где я тогда работала, пришло письмо от Анны Михайловны Журкиной. В годы войны она была санитаркой-нянечкой в больнице, где лежали   дети из Ленинграда.  Сохранились записи: «Таня Савичева. Взята на довольствие», «Снята с довольствия». Нянечка видела, как медленно, но неотвратимо угасала девочка. Да, конечно, и от голода, и от болезней, но еще и  оттого, что никто не подходил, не садился возле  нее на край кровати, не говорил добрых слов, не улыбался, не обнимал, не погладил, не поцеловал, не отогрел замерзшую душу. «Я совершенно уверена, - писала простая, бесхитростная женщина, - что Таня не умерла бы, если бы получила хоть немного человеческого тепла и участия. Но я одна была на сорок  лежачих детей, которых надо было обслужить, умыть, накормить, напоить, переодеть, перевернуть, укрыть и ни одной свободной минуты у меня не было…» Похоронили Таню на сельском кладбище. Постояли над могилкой два человека – больничный конюх и санитарка.
Письмо это осталось тогда неопубликованным, неудобное было для такого письма время.
Через четверть века после смерти Тани, когда наступили другие времена, отряд юных следопытов упорно, настойчиво и тщетно искал место захоронения.  Анна Михайловна привела ребят на старое кладбище, указала травой заросший бугорок: «Вот здесь и лежит Танюша». Ни креста, ни портрета, ни дощечки с надписью…
Сегодня в интернете или в библиотеке вы найдете много статей о Тане Савичевой, познакомитесь с биографией ее семьи, увидите фотографии музейных экспозиций, прочтете воспоминания людей, которые знали, видели, любили девочку, заботились о ней. К  сожалению,  не всегда совпадают даты, по-разному видятся людям одни и те же события, высказываются   сомнения в  реальности отдельных фактов… Мне думается, не надо осуждать незначительное и невольное разнообразие  мнений, а тем более упрекать за это. Каждая строчка  служит сохранению памяти трагических  дней Ленинграда, памяти  девочки Тани и всех детей героического города.
 Но много лет назад я держала в руках письмо Анны Журкиной  и  сразу, сердцем ему поверила. Памятники, стихи, музеи, звезда по имени, портреты, а нужны-то были ласковые слова.


Рецензии
Ах, Серафима... Не отпускает то время.

Вы сердцем поверили строчкам письма, а я - Вашим строчкам.

Спасибо Вам.

Евгения Серенко   17.04.2014 23:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.