Последний романтик. Комедия

ПОСЛЕДНИЙ  РОМАНТИК   

Комедия - фарс

Д е й с т в у ю щ и е   л и ц а:
-------------------------------
ТАРАСОВ – изобретатель
АЛЕКС, двоюродный брат Тарасова
АННА, жена Тарасова
КОРРЕСПОНДЕНТКА

В и з и т ё р ы:  (их может играть один актёр)
НЕИЗВЕСТНЫЙ, в дальнейшем – Агент 009
УЧИТЕЛЬ
СВИСТУНОВ, иллюзионист
МЭР
ПАРАМОНОВ, сумасшедший
                                 


                                                                ДЕЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ.


Жилая комната, весьма скромно обставленная – стол, диван, пара стульев. Над диваном висит пустая рамка.  Посредине, на штативе – некий аппарат, покрытый цветастым платком. Слева, в углу – кухонька, дальше - дверь в санузел, направо – дверь в комнату Анны. 
Слышен звук спускаемой в унитазе воды. Входит Тарасов. Он в разных носках, одет очень живописно. Нервно ходит по комнате. Наконец, решается и походит к ЕЁ двери,  стучит.

ТАРАСОВ:   Анна, открой. Нам надо поговорить.  (Слушает тишину и снова стучит.) Аннушка! У меня прекрасная новость!
ГОЛОС  АННЫ:  Знаю твои новости!  Снова будешь заливать про свой аппарат.
ТАРАСОВ: (долго молчит и вздыхает)  Знаешь, я скучаю по тебе! Оказывается, я совсем не могу без тебя жить…
ГОЛОС  АННЫ:  А я могу.
ТАРАСОВ:  Не верю. Ты просто злишься и хочешь сделать мне больно. Но чтобы не случилось, я всегда буду любить тебя! Слышишь?  (Пауза)
 (Более оживлённо.)  Кстати, ты права.. Я закончил  свою работу и скоро ты будешь мной гордиться!
Пауза.
(Вздыхает) Ну вот… кажется всё.

Отходит от двери и ложится на диван.  Пытается достать ногой рамку, вертится,  вскакивает, снова  идёт к двери с фотографией в руках.

ТАРАСОВ:  Слышь, Анюта! Я тут нашёл свою детскую фотку в коробочке с открытками. Я на ней такой уморительный!  Уши  врастопырку, а вместо носа – пуговица.  И  глаза!… Ты должна их видеть! (стучит) В  этих глазах  недетская  печаль!  (снова стучит)  Ань, посмотри!…
ГОЛОС АННЫ:  Отстань, ради бога!
ТАРАСОВ:    Совсем? Ты не можешь так поступать со мной! Я всё-таки  муж твой!
ГОЛОС  АННЫ:  Убирайся!
ТАРАСОВ:  Вот так, значит?  Вот так?  Тогда я убью себя!
ГОЛОС АННЫ:  Не смей, дурак!
ТАРАСОВ:  Ещё как посмею!  Я выпью яд!
ГОЛОС АННЫ:  Ты блефуешь! У тебя нет яда.
ТАРАСОВ:  Тогда я выброшусь из окна!
ГОЛОС АННЫ:  Сколько угодно.
ТАРАСОВ:  Ты права. Это глупо. У нас первый этаж…Всё равно: пока ты не передумаешь, я буду лежать под твоей дверью как собака.  (ложится под дверь калачиком).  Вот… я уже  лежу…
ГОЛОС АННЫ:  Ты не мужик! Ты – дворняжка!

Тарасов  поскуливает. Звонок в дверь.  Тишина.

ГОЛОС АННЫ:  Открой дверь.
ТАРАСОВ:  (продолжает лежать) Не могу.
ГОЛОС АННЫ:  Открой сейчас же, бездельник! (Снова звонок)
ТАРАСОВ:  Я занят.
Входная дверь открываются.  Входит КОРРЕСПОНДЕНТКА  и с удивлением смотрит на лежащего Тарасова, он - на неё.

ТАРАСОВ:  (лежа)  Вы кто?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Я из газеты. Мне нужен Тарасов Константин Сергеевич.
ТАРАСОВ:  Это я.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Я хотела бы взять интервью.
ТАРАСОВ:  (громко)  У меня?.. интервью?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  У вас... Но если вы заняты…
ТАРАСОВ: (лёжа)  Нет, конечно! Я даже рад! Проходите, пожалуйста. Присаживайтесь.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  (садится за стол) Спасибо. А вы?
ТАРАСОВ:  (поднимаясь)  Уже иду. Упал, знаете, неловко, ногу подвернул. (Идёт, изображая хромоту, садится напротив.)
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  (достаёт блокнот и ручку, поправляет причёску) Меня зовут Виктория Кравченко. Я из газеты «Наши новости».
ТАРАСОВ:  (громко)   Я готов! Задавайте ваши вопросы! И вот что… зовите меня просто Константин!
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Уважаемый  Константин!  Всем известно, что вы замечательный  изобретатель и совсем недавно создали чудо-машину. Это правда?
ТАРАСОВ:   Да.  Это правда.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:   Вы можете рассказать подробнее?
ТАРАСОВ:  (вскакивает) Могу ли я? Знаете, мне очень трудно говорить. Я волнуюсь…
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Я вас внимательно слушаю.
ТАРАСОВ:  Спасибо. С чего начать…  Так вот, Виктория…(в волнении ходит по комнате) Мы живём в очень странном мире, где всё поставлено с ног на голову - добрые,  порядочные  люди живут в нищете, жадные и жестокие управляют миром и купаются в роскоши.  Так было всегда, во все времена и все попытки что-либо изменить… все эти революции, заканчивались крахом.  И вот я подумал – отчего всё так? Почему мы так плохо живём? Я долго искал ответ и, наконец, понял! Оттого, Виктория, что всё вокруг построено на лжи... Ложь – причина всего! Ложь – величайшее зло, разъединяющее нас, убивающее всё прекрасное в человеке,  погружающее в пучину одиночества и отчаяния... Самое плохое начинается со лжи. Не зря детей наказывают больше всего за враньё. Почему же нам, взрослым позволено обманывать? Все мы лжём. Да-да, не отпирайтесь, это факт. Возможно, мы лжём только себе, а может быть - окружающим нас. Но любая ложь, даже самая безобидная, самая пустяковая, может привести к ужасным последствиям. Ложь практически вездесуща: в семье, в обществе, в политике… Она приобрела космические масштабы! Врём по поводу и без повода, на каждом шагу… В политике  вообще нет правды. Там теперь ищут как можно больше сторонников, которые согласятся считать правдой очередное враньё, а мы с вами выбираем самую яркую обёртку, в которую ложь завернули и преподнесли… Нетрудно обмануть человека, если он сам обманываться рад. Я уверен, что  именно с ЭТИМ и надо бороться. Нельзя сидеть, сложа руки и смотреть, как гибнет наша прекрасная планета! Ведь правда так прекрасна! (заглядывает в блокнот Корреспондентке) Вы записываете?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Да, конечно!  И что же?
ТАРАСОВ:   Как что? Я нашёл решение!  И знаете какое?  Я создал аппарат, заставляющий людей говорить одну только правду... 
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Невероятно! Неужели это возможно?
ТАРАСОВ:  Не верите? (подходит к штативу и отбрасывает платок) Вот! Смотрите!
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  (подходит и с интересом  разглядывает)  Безумно интересно.  Просто грандиозно!(с сомнением)  Скажите, Константин, а вы уверены, что люди ЭТО примут?
ТАРАСОВ:  Да они запрыгают от радости!
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  ...не станут  возражать против изменений?… Ведь все привыкли врать! 
ТАРАСОВ:   Да куда они денутся! Правда нужна всем. Разве я не прав?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Теоретически. Врать всегда выгоднее, чем говорить правду. Вы только подумайте… Для многих это будет просто катастрофой!!! Особенно для того, чей  успех  построен на обмане.   
ТАРАСОВ:   Я уверен - всё можно изменить, в том числе и сознание людей.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:   То, что вы  говорите - это  просто за гранью разума!
ТАРАСОВ:  Понимаю. Даже вам трудно поверить…  Кое-кто даже утверждает, что я фантазёр, мечтатель...
КОРРЕСПОНДЕНТКА:   Ваши фантазии, честно говоря, не слишком вписываются в нашу реальность.  Вы – последний романтик на земле!
ТАРАСОВ:  Романтик? Грустно слышать… Совсем не хочется быть последним.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Итак, вы утверждаете, что после  воздействия  аппарата, люди станут  говорить только правду правду?
ТАРАСОВ:  Ну, конечно! Вы  мне не верите?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Дело не во мне. Дело в том, что не всякая правда нужна. Возьмём простой пример.  Если смертельно больному сказать, что он болен и дни его сочтены,  или усыновлённому открыть глаза на правду, то неизвестно, сколько вреда и горя вы принесёте этим людям...  Существует ведь ложь «во благо» и вы не можете этого отрицать.
ТАРАСОВ:  Но это исключительные случаи!
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Каждый человек – исключительный… и каждый из нас имеет право на выбор: жить так, или иначе.  А вы уверены, что вас не возненавидят за вашу правду? Ведь гораздо легче жить в незнании. Люди имеют свою маленькую полуправду, к которой привыкли. Зачем же им ваша… большая? Не всё истинное уместно.
ТАРАСОВ:  (вздыхает)  Знаю. Правда порой невыносима. Я подозреваю даже, что на правду многие обидятся и, скорее, набьют мне морду, чем отблагодарят. Но я готов к этому!
КОРРЕСПОНДЕНТКА:   Ого! Да вы настоящий герой!
ТАРАСОВ:  Да, какой я герой! Хотя… как знать!  Никогда не думал, что женщина может вот так рассуждать! Вы –  умнейшая, красивейшая  корреспондентка нашего города! Так и передайте своему начальству... и… позвольте поцеловать вашу руку.

Тарасов целует ей руку. В это же время дверь в комнату Анны приоткрывается и снова захлопывается.  Тарасов расхаживает по комнате и, наконец, садится.

ТАРАСОВ:  (прокашливается)  Вы закончили?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Последний  вопрос…  Скажите  честно -  это не опасно?
ТАРАСОВ:  Не более, чем действие любой единицы бытовой техники. К примеру, мобильного  телефона.
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  (улыбается) Какой вы всё-таки удивительный человек. И знаете, я ужасно завидую вашей жене… (дверь Анны снова приоткрывается )  Когда-то я была знакома с одним человеком по фамилии Тарасов. Он чем-то похож на вас. Знаете, я  уверена, что скоро вы станете  очень знамениты. Скажите, Константин, как вы отнесётесь к выдвижению в нобелевские лауреаты? 
ТАРАСОВ:  (с искренним удивлением) Как вы сказали? Вы сказали в нобелевские?  Мне даже  в голову не приходила подобная мысль. Думаю, хорошо отнесусь… (улыбается)
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  Ещё один маленький вопрос… После того, как всё это случится, я могу рассчитывать на эксклюзивное интервью?
ТАРАСОВ:   Ну, конечно! О чём разговор?
КОРРЕСПОНДЕНТКА:  (встаёт) Большое вам спасибо!
ТАРАСОВ:  За что же?
КОРРЕСПОНДЕНТКА: За интересную беседу. Была очень рада познакомиться.
ТАРАСОВ:  Вам спасибо! Мне тоже было очень приятно. (встаёт и целует ей руку)
КОРРЕСПОНДЕНТКА: (смущённо)  Ну вот… опять…  Спасибо за всё и удачи!
ТАРАСОВ:  До встречи на интервью!

Провожает Корреспондентку до двери, возвращается, садится в задумчивости.

Ну, вот.  Началось. (Пауза.) Слишком я разболтался… Может, не стоило? Хотя ладно!  Пусть пишет! (Встаёт и начинает вышагивать из угла в угол) А какая умница!… Просто удивительно.  (Бьёт себя по лбу) А я-то глупая башка! Даже чаю даме не предложил…

Идёт на «кухню», смотрит  в шкафу,  замирает.
ТАРАСОВ:  Ничего нет. (Роется в карманах в поисках денег.) Пойду хоть хлеба куплю.

Одевается и уходит. Выходит Анна. Она одета для выхода на улицу. Звонит по  телефону.

АННА:   Привет, Любаш!  Это я. Не кричи так... Да, вырваться не могла! Представь, к моему идиоту  приходила какая-то баба… Похоже корреспондентка…  Как что? Брала интервью! Да! Смех один! Ты же знаешь этих журналистов… Вечно ищут сенсации… Да.  Нашли моего недотёпу... Но что самое интересное, они про какую-то  премию болтали…  Типа лауреат… Как кто? Да, мой Тарасов!.. Ну, ладно… после  договорим… Всё. Бегу! 

Уходит.  Через несколько минут – звонок в дверь. Повторный звонок.  Дверь медленно открывается и  в квартиру входит Алекс. Осматривается по сторонам. Дёргает запертую дверь Анны, ходит по комнате Тарасова.

АЛЕКС:  Странно.  Открыто и никого нет дома. Но так даже лучше, отдохну в тишине... Второй день на ногах как Тузик. (Копается в вещах на столе, подходит к закрытому аппарату).  Это что за ерунда?   

Алекс приподнимает платок и стоит, укрывшись с головой. В этот момент заходит Тарасов с батоном под мышкой. Увидев Алекса, с криками бросается к нему и бьёт батоном.  Алекс,  запутавшись в платке,  отбивается и задевает Тарасова, тот падает.

ТАРАСОВ:  (закрывая лицо руками)  Помогите!...Убивают!
АЛЕКС:   (освободившись от платка)  Костя?  Ты? Прости бога ради! Я не хотел. Здорово зацепил?
ТАРАСОВ:  (Трёт ушибленное место и разглядывает Алекса, сидя на полу.) Алекс?  Ты как здесь? (Поднимается)
АЛЕКС:   Дверь была не заперта, я и вошёл.
ТАРАСОВ:   Открыта? Боже, какой  я идиот! Ведь её могли украсть!
АЛЕКС:   Кого?
ТАРАСОВ:   Камеру! (тщательно укрывает камеру платком, мечется по комнате.) Надо что-то делать… (Задвигает в угол и прикрывает портьерой.)
АЛЕКС:   (с обидой) Может, всё-таки поздороваешься?
ТАРАСОВ:  Ах, прости!.  (Подходит и обнимает Алекса.) Здравствуй, Алекс.
АЛЕКС:    Привет, дорогой кузен. Дай я на тебя полюбуюсь! Возмужал, похорошел…
ТАРАСОВ:  Ты всё шутишь! А мне совсем не до шуток. Анюта от меня уходит.
АЛЕКС:  Жена? Я уж и не помню как её зовут. (бьёт себя по лбу) Точно! Анна! Такая высокая блондинка!
ТАРАСОВ:  Наоборот, брюнетка. Но это всё равно. Мне без неё не жить. Я просто с ума схожу!
АЛЕКС:  Чепуха! От этого ещё никто не умер. (Нервно ходит по комнате.) Вот, значит, как ты живёшь.  Небогато. Но это ничего.  Было бы здоровье! Ты знаешь, брат, ужасно есть хочется, с утра во рту ни крошки...
ТАРАСОВ:   Я тоже. Но у меня вот... только батон. (поднимает с пола и отряхивает)
АЛЕКС:  Ну, и что? И ничего! Мы его того...с чаем!
ТАРАСОВ:  (печально) Сахара нет, но есть чай в пакетиках. Есть старое варенье, но боюсь, что не съедобное.
АЛЕКС:   (нюхает банку) Пойдёт! (помогает обследовать кухню) А вон тот, крайний шкафчик… Ты там не проверял.
ТАРАСОВ:   Это Анюты. В последнее время она запирает свой шкаф.
АЛЕКС:   Какая жестокость! Ну, ты подумай… Может, мы его того…?
ТАРАСОВ:  Да ты что!? Не смей даже подходить!
АЛЕКС:  Ладно, ладно… Успокойся!

Алекс  включает чайник, деловито режет батон, с энтузиазмом скребёт в банке. Садятся за стол и дружно жуют.

АЛЕКС:   Я у тебя поживу немножко?
ТАРАСОВ: О чём разговор!  И мне не так грустно. Рассказывай что у тебя новенького?  Ты же лет восемь как пропал. Не слуху, ни духу.
АЛЕКС:   Конечно! Человек пропал, а вам и дела нет!
ТАРАСОВ:  Погоди!  У тебя что-то случилось?
АЛЕКС:  Что ты! Я просто устал. Недавно вдруг понял, что хочу вернуться в родной город, увидеть всех вас, обнять…(обнимает Тарасова)
ТАРАСОВ:  А помнишь, как мы играли в детстве? Строили дом  под столом.  Мы с Ленкой были детьми, а ты был нашим  отцом.  Уходил с ружьём на охоту и приносил нам уточку.
АЛЕКС:   Жёлтенькую такую? Помню. А вместо рыбы у нас был синий пластмассовый крокодил.  Ленка чистила и жарила его на сковородке...
ТАРАСОВ:   …а мы ели и хвалили.
АЛЕКС:   Ух! Я бы сейчас, и крокодила сожрал…  Кстати, где сейчас Ленка?
ТАРАСОВ:   Где ей быть? Замужем, конечно. Родила двух мальчишек. Всё время жалуется на жизнь.

Тарасов встаёт и выходит в туалет. Алекс с жадностью  ест хлеб, запивая чаем.

АЛЕКС:  (с набитым ртом) Никогда не думал, что стану бросаться на хлеб. (задумавшись) Но всё равно – лучше есть один хлеб, чем самому стать  пищей для рыб. Три тысячи чертей!

Звук спускаемой воды. Входит  Тарасов.

ТАРАСОВ:  (мечтательно) А помнишь, как ты мечтал стать мушкетёром? Всё кричал страшным голосом: «Три тысячи чертей!» Мы с Ленкой тебя даже боялись.
АЛЕКС:   Помню…
ТАРАСОВ:   Мечтал о подвигах, о славе…
АЛЕКС:    Этого я не помню.
ТАРАСОВ:   Ну, как же!  Мы всюду ходили со шпагами…
АЛЕКС:   С деревянными палками…
ТАРАСОВ:    И молились на тебя.
АЛЕКС:   Ясное дело. Я был героем среди вас. Мне ведь было одиннадцать, а вам…
ТАРАСОВ:  …а нам с Ленкой по восемь. Мы так хотели походить на тебя. Пытались говорить страшными голосами: «Карррамба!» «Три тысячи чертей!»…
АЛЕКС:   Да-а… Славные были денёчки. Детство, милое  детство…
ТАРАСОВ:  А Ленка у нас была прекрасной дамой… О, Беатриче! О, Джульетта! Что-то давно я не видел её. Может, в гости  нагрянем? Она будет ужасно рада…
АЛЕКС:    Как-нибудь потом… Ленка, Ленка… сестричка дорогая. 
ТАРАСОВ:  А ты как поживаешь? Небось, сделал карьеру?
АЛЕКС:   Я-то?… Был менеджером в банке…. Но это совсем не интересно. Вот ты, Костик, среди нас самый умный!  Что там за штуковина в углу? Давай, рассказывай!
ТАРАСОВ:  Это не просто штуковина. Это очень серьёзно, брат.
АЛЕКС:   Страшная государственная тайна?
ТАРАСОВ:   Да какая тайна...  Просто поймёшь ли ты?…  Дело в том, что мой аппарат... В-общем, после его воздействия человек не сможет врать. 
Пауза.
АЛЕКС:   (потрясённо) Врать???
ТАРАСОВ:   Ну, да.
АЛЕКС:     И ты встречал таких людей?
ТАРАСОВ:   Я не вру.
АЛЕКС:     Ах, да!  Ты у нас не врёшь... Я совсем забыл.
ТАРАСОВ:   Что в этом особенного?
АЛЕКС:     Что особенного? Да, таких, как ты, больше нет! Поверь старому волку - не врать невозможно. 
ТАРАСОВ:   Ты стал ужасным циником!  Никак не ожидал от тебя…
АЛЕКС:     Скажи, мой гениальный  брат… Ты хорошенько подумал, прежде чем это сотворить? (Кивает на  машину.)
ТАРАСОВ:    Целых три года.
АЛЕКС:   Милый мой! Это утопия! Лучше придумай скатерть-самобранку и реши продовольственный  вопрос...  Правдолюб несчастный!!! Ну, ты башкой своей подумай! Кому нужна твоя  правда?
ТАРАСОВ:  Всем!
АЛЕКС:  Ну, что мне с тобой делать? Тебе сколько лет?
ТАРАСОВ:   Мне? Тридцать три.
АЛЕКС:   Боже! Дожить до ТАКОГО возраста и остаться наивным младенцем.  Такое впечатление, будто цивилизация тебя не коснулась. Дай я тебя обниму, голубь мой!  (обнимает Тарасова, тот громко вскрикивает.)
ТАРАСОВ:   Больно! Отпусти, чёртяка!
АЛЕКС:  Ничего. Я из тебя ещё человека сделаю! Ты у меня гири будешь таскать, книжки читать нормальные. Кстати,что у тебя с женой? Правда, разбегаетесь?
ТАРАСОВ:  Не спрашивай лучше… Как вспомню – сразу жить не хочется. Тяжело на душе… Просто до слёз.
АЛЕКС:   Хватит плакать.
ТАРАСОВ:   Ты знаешь, я сегодня сам не свой. Всё сразу навалилось... Ещё и проблемы с Анютой… Я даже думать боюсь, что мы  расстанемся.
АЛЕКС:   Давай лучше спать, Костик. Сон - лучшее лекарство от всех проблем.
 
Затемнение.

Ночь. Темнота. Слышатся звуки. Что-то скрипит. Внезапно луч фонаря выхватывает фигуру Алекса, который  вскрывает  шкафчик Анны.  В руках у него нож и огромная булка с колбасой. Рядом -  неумолимая фигура Анны с битой в руках.

АННА:   Так-так… Это что за налётчик?
АЛЕКС:  (продолжает жевать) О, мадонна! Какая красавица! Вы, наверное, Анна?
АННА:   Ну, допустим… А ты кто?
АЛЕКС:  (прожевав)  А я ваш родственник… кузен
АННА:   Что-то не припомню такого.
АЛЕКС:  Так я кузен по линии вашего мужа.
АННА:  Ах, Тара-асова! Суду всё ясно. В гости, значит, пожаловали!
АЛЕКС:  (улыбаясь, встаёт навытяжку) Так точно! Разрешите представиться: Александр  Тарасов!
АННА:   Ещё один.  Ну, прямо герой… Расхититель чужих продуктов…
АЛЕКС:   Я от безысходности… Приехал в гости, а в доме есть нечего. Верите, дорогая Аннушка, спать не могу от голода…
АННА:   Ну, ладно. Бить не стану. (опускает биту)  Что? (кивает на комнату Тарасова) Совсем плохи дела?
АЛЕКС:   Мучается! А тут ещё и голод…
АННА:   Ему полезно.
АЛЕКС:  А мне то за что? Я так и умереть могу! Глядите – у меня уже руки опухли от голода! (показывает)   Жены у меня нет, так что и хоронить некому.
АННА:   Бедный, прямо расплакался! Садись уже… покормлю…(Алекс игриво обнимает  Анну за талию.)  Кышь! (отстраняется) Бойкий какой!
АЛЕКС:   Какая прелесть досталась моему братцу!  Красавица…хозяйка… умница… Кто ж таким добром разбрасывается?
АННА:  Это не он разбрасывается. Я сама от него ухожу… Надоело быть женой неудачника.
АЛЕКС:  Понимаю… Но ведь и Костю жалко! Пожалейте его, Аннушка! Он ведь как ребёнок -  нуждается в ласке и воспитании. Послушайте!…А  если  у него всё образуется? Смотрите,  не пожалейте потом!  (понижая голос)  Кстати, мы  здорово  шумим… ЕГО не разбудим?
АННА:   Чёрта с два! Уж если Тарасов заснул, его и сиреной не разбудишь.
АЛЕКС:  Интересно, что же снится нашему гению?
Затемнение.

Слышен гул аплодисментов. Постепенно  высвечивается  СЦЕНА, в центре которой  маленькая трибуна или некий пюпитр с микрофоном. Громкий голос с  английским акцентом  произносит медленно и торжественно:  «КОН- СТАН- ТИН  ТА-РА-СОВ!»  Гром аплодисментов нарастает и к микрофону выходит Тарасов с двумя медалями на груди, с двумя чемоданчиками  и в смокинге. Ставит чемоданы возле ног, прокашливается, мнётся, стучит пальцем по микрофону: «раз-раз… проверка…раз»  и начинает говорить, неловко  склонившись к микрофону.

ТАРАСОВ:   Дорогие друзья! Леди и джентельмены… Господа… Сегодня самый счастливый день в моей жизни. (как эхо звучит перевод текста на английском) 
Мне выпала великая  честь стать лауреатом замечательной премии. И очень радостно сознавать, что моё  изобретение  послужит  делу  процветания всех наций на Земле!!! (крики «Браво!» «Ура, Тарасов!») 
Дорогие мои товарищи! …Господа!  за три года я прошёл  нелёгкий, тернистый путь, преодолевая  холод, голод, а нередко и болезни… Но рядом со мной всегда были верные друзья, которые поддерживали меня в трудную минуту… Я благодарен им и посвящаю эту  награду! (ощупывает медали)
В заключение, я хочу воспользоваться случаем и обратиться к своей жене.  (микрофон «фонит» и слова его раздаются странным эхом) Анюта! Я люблю тебя! Возвращайся, Анна!...
Свист. Вспышки  камер. Публика в неистовстве скандирует:  ТА – РА - СОВ!  ТА – РА -СОВ… Под ноги героя летят цветы. Он кланяется, прижимая руку к груди,  посылает в зал «воздушные поцелуи».
Затемнение.
                                          
                                  
                                                
                                              Действие второе.

Утро в квартире Тарасова. На кухню в трусах и майке выходит заспанный Алекс. Он привычно роется в шкафчике, но ничего не находит.  Алекс идёт  в ванную. Слышен звук воды. Появляется взлохмаченный Тарасов с блаженной улыбкой на лице, потягивается. На стене,  в ранее пустой рамке – портрет улыбающегося Тарасова с двумя медалями.

ТАРАСОВ:  Господи! Какой сон!… Кажется, что всё происходит наяву...  Я… на сцене…а на груди у меня золотая медаль… Две медали!…(трогает грудь) Говорю  речь, и зал аплодирует  стоя... Мне!... Овации… цветы… Просто чудо чудное!  И что любопытно, объявляют  победителем сразу в двух номинациях. Да-а…Это сколько же денег? 

Заходит умытый и причёсанный  Алекс, одетый в халат Тарасова, внимательно прислушивается. 

АЛЕКС:  Денег? 
ТАРАСОВ:  (Вздрагивает.) Да нет… Это я так.
АЛЕКС:   Ты что-то скрываешь от меня?
ТАРАСОВ:    Сон мне чудной приснился. Будто  мне вручают нобелевскую премию…  До сих пор не могу в себя прийти от радости.
АЛЕКС:  Жаль, что это только сон…
ТАРАСОВ:  Ещё бы. Я - в душ! (пытается уйти, но Алекс ловит его за майку)
АЛЕКС:   Прежде – зарядка! Тарасовы  всегда должны быть в форме.
ТАРАСОВ:  А может не надо?
АЛЕКС:  Надо, Костик, надо!  (Тарасов послушно становится рядом в одну линию. Звучат позывные зарядки, музыка.)  Разминка!...И-и-и… Начали! Руки  вверх… опустили.  Плавно потянулись…. опустили. И  раз… и два…и раз…и два.
Приступаем ко второму упражнению. Ноги на ширине плеч, руки вверх. Делаем махи! Раз, два, три, четыре… Не халтурим! Машем, как следует! Хорошо.  А теперь приседания! Раз, два... Похрустели  коленками!... три, четыре…Молодец, Костик!  Достаточно! А вот теперь, переходим к водным процедурам! В ванную… бего–о-ом… марш!

ТАРАСОВ убегает трусцой в ванную. Входит Анна в кокетливом халатике. Включает чайник, достаёт баночку кофе. Она прекрасно выглядит. С улыбкой смотрит на Алекса.

АННА:  (мешает в чашке) Ну как спалось на новом месте? Черти не снились?
АЛЕКС:  (улыбается ) После  такого ужина? Спал как ребёнок. Анечка! В этом халатике ты просто очаровательна!  (Нежно целует ей запястье.)
АННА:   Ну, вот! С утра пораньше с поцелуями!
АЛЕКС:   (изображает Молчалина) Чуть свет уж на ногах, и я у ваших ног!
АННА:   Боже  мой! Как ты не похож на своего братца!
АЛЕКС:  Да, я такой!  Я - редкий… Можно сказать, эксклюзивный!
АННА:  (смеётся) Не смеши меня!
АЛЕКС:   Мне нравится смотреть на тебя. Когда ты смеёшься, у тебя такие милые ямочки…
АННА:  Смотри. Мне не жалко!  А этот (кивает на комнату Тарасова) спит ещё?
АЛЕКС:  (громким шёпотом) В ванной!
АННА:  Тогда  по чашечке?
АЛЕКС:  (обнимает Анну, та отводит его руку) С удовольствием! (берёт чашку и пьёт, не сводя с Анны восторженного взгляда,)  Надеюсь, вечером увидимся?
Кстати, ты не одолжишь немного? У меня все деньги на карте. Сниму, сразу верну!
АННА:  Верю, верю!

Идёт в комнату и вручает деньги Алексу. Заходит преображённый Тарасов.

ТАРАСОВ:  (радостно)  Доброе утро, Аннушка! Мне сегодня приснился  чудесный сон…
АННА:  Очень рада за тебя. (Алексу) Ну, я пошла.
 
Анна идёт в свою комнату. Тарасов бежит следом, но дверь уже заперта.

ТАРАСОВ:  Анна! Я ещё не рассказал тебе…
ГОЛОС АННЫ:  Мне некогда.
ТАРАСОВ:  Но Анна!
АЛЕКС:  Ну, что ты заладил! Анна, Анна! Видишь - человек занят.

Анна выходит из комнаты уже переодетая для улицы. Тарасов идёт следом. Она вновь громко и демонстративно хлопает дверью перед его носом и уходит. Огорчённый Тарасов стоит в растерянности.

АЛЕКС:  (тоном сказительницы) Не печалься, братец мой! А, ступай-ка лучше в магазин. Без соли, без хлеба худая беседа. Вот тебе денежка. Иди, сокол мой!
ТАРАСОВ:  (опечаленный)  Хорошо. (Уходит одеваться и через минуту появляется в куртке наизнанку.)
АЛЕКС:  Вот так и пойдёшь?
ТАРАСОВ:  А что?
АЛЕКС:  Посмотри на себя.
ТАРАСОВ:  Ой! Правда! (Снимает, выворачивает, снова одевается)  Спасибо, что сказал. (Идёт к двери.)
АЛЕКС:  Денежки не забыл?
ТАРАСОВ:  (охлопывает карманы.) Забыл.
АЛЕКС:  Я так и подумал. Наверное, на столе оставил?
ТАРАСОВ: (идёт к столу)  Вот они!  Ну, я пошёл!
ТАРАСОВ:  С богом, сын мой! (крестит его)

Тарасов  уходит. Алекс тут же бросается к аппарату, вытаскивает его из укрытия,  снимает платок. Копается в настройке, щёлкает переключателем. Раздаётся звонок в дверь. Алекс быстро набрасывает платок.

ТАРАСОВ:  Опять что-то забыл! Горе моё!

Открывает дверь.  В квартиру  стремительно входит мужчина в шляпе, длиннополом плаще,  тёмных очках. Алекс в испуге.

АЛЕКС:   Вы кто?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Я к вам. Вы Тарасов?
АЛЕКС:   (испуганно) С чего вы взяли?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Разве это секрет?
АЛЕКС:   Ну, допустим, вы правы…
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Вот и славненько! А то отпираться вздумали. 
АЛЕКС:   А вы кто? Отвечайте, раз ворвались...
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Не бойтесь. Я ваш друг. (Обходит квартиру и осматривает всё тщательно, выглядывает в окно. Тихо и отчётливо говорит в воротник.) Я на  месте.  Всё чисто.
АЛЕКС:  (прислушивается)  Чисто что? Вы шпион?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (вздрагивая) Не говорите ерунду! Я такой же гражданин, как и вы. Просто работа у меня… специфическая.
АЛЕКС:   Значит, шпион.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Давайте не будем развешивать ярлыки! И вообще, я к вам по делу.
АЛЕКС:  И в чём же ваше дело?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Я к вам с предложением. (Подходит к аппарату,  сдёргивает платок и внимательно рассматривает его. Алекс решительно отстраняет его и снова набрасывает платок.)
АЛЕКС:  Вот только без рук, пожалуйста! Это моя собственность!
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Молодец! Так и надо! А лучше совсем спрятать, в надёжное место.
АЛЕКС:  Уж не к вам ли, господин  «никто»?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  К нам. И как можно скорее! Даже не представляете, как вам повезло! Тем более, не представляете кто я такой!
АЛЕКС:  Догадываюсь.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (в воротник)  Странно. Он совсем не похож на простака. С таким манной каши не сваришь…(Алексу с патетикой) Уважаемый Константин! Вы – замечательный инженер… цвет и гордость нации...…
АЛЕКС:  (Беспокойно оглядывается на дверь) Короче!
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Должен сообщить, что ваше изобретение имеет колоссальное стратегическое значение для страны.
АЛЕКС:  Я уже понял. Так о чём вы хотели…?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Мне поручено провести с вами переговоры относительно судьбы вашего аппарата. 
АЛЕКС:   Давайте поговорим.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Буду откровенен. Мы очень заинтересованы в том, чтобы ваше изобретение не стало предметом широкой огласки. Надеюсь, вы ещё не общались с прессой?
АЛЕКС:  Пока нет.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (потирает руки) Вот и прекрасно! Думаю, что мы вовремя к вам…
АЛЕКС:  …пожаловали.  (важничает) Знаете… ещё  немного и я бы собрал пресс-конференцию.  Но всё ждал, откладывал со дня на день.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Отлично! У меня к вам деловое предложение:  продайте его нам.
АЛЕКС:  Смотря, сколько дадите.  Может, у меня уже есть покупатели…
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (нервно)  Мы дадим вам  миллион!
АЛЕКС:  Два! И деньги сразу!
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Нууу! Это  слишком… Я, конечно, поговорю с руководством, но боюсь, что это невозможно.
АЛЕКС:   Найдёте! Где один, там и два. А пока можете выдать часть суммы в качестве предоплаты… На этих условиях я, возможно, соглашусь.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   И вам не стыдно? Как вы можете торговаться!?
АЛЕКС:  А чего мне стесняться?  Вы, наверное, в курсе, что мне светит Нобелевская премия?.. А это -  всемирная слава, почёт… Согласитесь – это гораздо интереснее, чем ваш несчастный миллион. И учтите, господин хороший,  через час ко мне придут другие люди. Уже были звонки! (Звонит телефон. Алекс подходит и отвечает.) Да. Тарасов… перезвоните через полчасика. Я занят.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   (стонет)  Режет  без ножа! (Отходит в дальний угол и что-то  быстро докладывает в воротник. Громче…) Есть, мой генерал!  (возвращается) 
Ну, что ж. Безопасность страны  важнее...
АЛЕКС:   Берите больше. Думаю, всей планеты!
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Возможно. Погодите...(достаёт из - под полы громадное портмоне и пересчитывает наличные деньги)  Для начала даю триста пятьдесят тысяч.
АЛЕКС:  Я согласен.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   …при условии, что вы даёте мне расписку. Отчётность знаете ли… В ней вы обязуетесь передать мне аппарат и все права на своё изобретение в обмен на оставшуюся сумму.
АЛЕКС:  Нет проблем!

Алекс быстро пишет и отдаёт бумажку, в обмен на деньги. Деловито пересчитывает и прячет за пазуху.

НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (с чувством жмёт руку Алекса) Поздравляю! Вы настоящий герой! Родина вас не забудет!
АЛЕКС:  Всегда готов! (салютует). Теперь остаётся лишь позвонить и отменить встречу с вашими конкурентами.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (радуясь)  Вот это разговор! Поторопитесь! Всего вам!
АЛЕКС:  И вам!

Алекс  выпроваживает гостя. Мечется по квартире, пытаясь найти подходящее место для денег. Прячет их под матрас, а сам садится сверху. Входит Тарасов. Ставит на стол большой пакет с продуктами.

ТАРАСОВ:  (мечтательно) Боже! Как хорошо на улице! Птички поют, солнышко светит. Ах, Алекс!  Жить-то, оказывается, прекрасно! У меня такое чувство, будто случится что-то очень  хорошее.  Этот сон…
АЛЕКС:  Сон в руку? (невольно делает хватательные движения руками)
ТАРАСОВ:   Хочется чуда. Ведь чудеса бывают, правда, Алекс?
АЛЕКС:  (трогает матрас под собой) Правда!

Тарасов снимает ботинок. В это время звонит телефон, он идёт и снимает трубку в одном ботинке, да так и остаётся в нём.

ТАРАСОВ: (по телефону) Да...(слушает) Спасибо за поздравления, но мне кажется ещё немного рановато.  Да, да… Конечно… Ещё раз спасибо! До свидания! (Алексу) Вышла статья, и уже поздравляют с премией... А до премии ещё очень далеко! (Наивно) Или не далеко?
АЛЕКС:  (растерянно)  А разве ты общался с прессой?
ТАРАСОВ:  Да. Приходила одна очень милая девушка...

Звонок в дверь. Тарасов начинает метаться по комнате, дёргать шторы. Алекс помогает.

АЛЕКС:  (нервно) Ты кого-то ждёшь?
ТАРАСОВ:   Нет. (Идёт к двери) Кто там?
ГОЛОС ИЗ-ЗА ДВЕРИ:  Сюрприз!
АЛЕКС:  Не люблю сюрпризов! Может, не будем открывать?  На всякий случай, спрячусь за шторой. Буду тебя страховать.
ТАРАСОВ:  Отличная  идея!

Алекс прячется, Тарасов открывает дверь. В комнату врывается пожилой гражданин  (Учитель), в громадных очках, одетый в старый плащ с непомерно большими  карманами.  Он начинает горячо обнимать удивлённого Тарасова.

УЧИТЕЛЬ:  Боже мой! Константин! Сколько лет, сколько зим! Как ты вырос  мальчик мой!… Вон какой здоровяк вымахал! Не то, что я - старый больной старик!
ТАРАСОВ:  (изумлённо) Пётр Петрович? Вы?
УЧИТЕЛЬ: (со вздохом облегчения) Слава богу! Узнал старого учителя! А я боялся – не признаешь! Загордишься от успехов…
ТАРАСОВ:  А вы как тут…
УЧИТЕЛЬ:  (перебивает)  Шёл  мимо и подумал: дай зайду, поздравлю любимого ученика… Никогда бы не подумал, что ты способен на что-то!…Теперь я буду тобой гордиться! Стану рассказывать всем, что воспитал нобелевского лауреата. Дай я тебя ещё раз поцелую, мальчик мой!

Бросается и снова тискает Тарасова. Наконец, успокаивается и садится за стол. Роется в сумке с продуктами.

Хорошо питаешься, Костик! Ветчина... О! мой любимый сыр... Давно не ел таких деликатесов. С моей - то пенсией не разгуляешься. Всё капуста, да каша "Артек"...
ТАРАСОВ:  Так возьмите себе сыр… и ветчину возьмите.
УЧИТЕЛЬ:  (со слезой в голосе) А помнишь, дорогой мой мальчик, как я поставил тебе пятёрку в третьей четверти. И заметь – незаслуженно!  (Рассовывает продукты по карманам)
ТАРАСОВ:  Не помню.
УЧИТЕЛЬ:  А ты напрягись и вспомни!
ТАРАСОВ:  Зачем же! Вы терпеть меня не могли. Гоняли как сидорову козу. Какие уж там пятёрки!
УЧИТЕЛЬ:  Зачем поминать старое. Лучше думай о хорошем! Например, как помочь сироткам. Ты спросишь – каким таким сироткам?  и я отвечу тебе, дорогой Костик… Местным ребятишкам, что растут  без отца и матери… скитаются по чужим углам. Задумал я создать фонд, чтобы построить каждому по маленькому домику. Такое вот дело... Как думаешь, доброе дело-то?
ТАРАСОВ:  (заслушавшись)  Ну, конечно!  Вы – просто молодец!
УЧИТЕЛЬ:  Может и молодец... Только одному мне не потянуть.  Нужны ещё люди,  настоящие,  отзывчивые,  помощники.  Думаю, ты, Костик, мог бы им стать… Ты ведь добрый парень...
ТАРАСОВ:   Я мог бы… Только сейчас нет денег. Но как только появятся…
УЧИТЕЛЬ: (подсовывает бумажку) Тут номер счёта, куда перечислять денежки. Думаю…

Внезапно раздаётся щелчок и стрекотание. Комната на секунду озаряется свечением. Учитель цепенеет  на секунду, потом снова оживает…

УЧИТЕЛЬ:  …думаю,  хватит  на приличный домик за городом. Хочется пожить по - человечески на старости лет. Не видеть эту старую обезьяну, чтобы она сдохла! Детей – уродов не видеть… Боже ж мой! Сорок лет коту под хвост!... Школа… детишки… педсоветы, проверки… Из года в год одно и то же… Ля-ля-ля! Скольких засранцев я выучил!?  И хоть бы один пришёл и сказал: спасибо тебе  Пётр Петрович, за твои нервы, за потраченную жизнь... Уххх! Ненавижу! Всех ненавижу! Если б мог, купил ещё и автомат.  Всех бы к стенке…  (Поднимает воображаемый автомат, прицеливается… Тарасову с надеждой) А, может, и на автомат хватит? Как думаешь, сукин ты сын?  (кричит) Везёт же некоторым! Изобретатель етить твою налево! Лауреат…!!! Почему не мне, а тебе? Чем я хуже? У меня что, голова не такая или руки кривые? Всех бы вас пострелял, сукины дети!..

Тарасов в столбняке. Алекс  быстро выходит из укрытия, берёт учителя под руку и ведёт к выходу. Тот упирается, кричит, порываясь забрать  авоську с продуктами. Алекс не даёт и, в конце - концов, выставляет за дверь.

АЛЕКС:  И, правда, работает! А я дурак  сомневался… Смотри – как заговорил старый засранец.
ТАРАСОВ:  (потрясённо)  Боже мой!  Что это было?
АЛЕКС:    Так это она… правда, которую ты так любишь! 
ТАРАСОВ:  Но ведь это ужасно! Я такого в жизни не видел. В одну секунду  человек превращается в настоящее чудовище!
АЛЕКС:  Почему  же чудовище? Он сказал то, что думал! А мне даже жаль его, честное слово! Всю жизнь мучиться… Учить юных  лоботрясов прекрасному и доброму… жить с человеком, которого ненавидишь.  Да у нас половина, таких!  Живут, как шпионы,  каждый со своей легендой. Да нет… Таких -  большинство! Остальные такие, как ты, идиоты.  Тьфу ты… я хотел сказать, честные люди.
ТАРАСОВ:   Ты это серьёзно? Но что же мне делать теперь? Я должен подумать.
АЛЕКС:  Думай, брат, думай. А пока ты думаешь, я приготовлю завтрак. (Роется в авоське) Тут ещё сосиски остались.  Наш добрый учитель не всё утащил… А я помню его хорошо.  Вечно злой ходил… в несвежей рубашке… Его все Годзиллой дразнили.
ТАРАСОВ:  И всё-таки ты не прав, Алекс. Он один такой был злющий. Остальные люди как люди.

АЛЕКС уходит на кухню с пакетом, а Тарасов ходит по комнате, что-то бормочет, раскачиваясь как маятник. Подходит к  портрету, долго смотрит на своё счастливое лицо,  тянется снять. Звонок в дверь.

АЛЕКС:  (прибегает с ножом в руках)  Опять? Пожрать не дадут!  Кого там снова черти несут?…

Скрывается за занавеской. Тарасов идёт открывать. Входит Свистунов с чемоданом, оклеенным яркими картинками. Он одет в яркую кепку с помпоном и широкий клетчатый  пиджак.

СВИСТУНОВ:  Приветствую! Вы Тарасов Константин Сергеевич?
ТАРАСОВ:   Да. Это я.
СВИСТУНОВ:  А я  -  Свистунов Борис  Иванович. Как поживаете?
ТАРАСОВ:   Помаленьку. А вы как?
СВИСТУНОВ:   Как говорится, вашими молитвами… Вот решил зайти в гости, удивить  немножко...
ТАРАСОВ:  Меня?...  Знаете, сегодня это очень сложно сделать. Ну, раз пришли, проходите…
СВИСТУНОВ:  (проходит в квартиру. Быстро говорит) Я - артист, экстрасенс, но, в большей степени, фокусник... Также  исцеляю  алкоголизм,  игроманию,  табакокурение и наркоманИю... (Суёт Тарасову в руки визитки) Если будет нужда, звоните вот по этому телефону.  Тотчас окажем помощь! Кодируем, клонируем, спасаем… На все  услуги  – пять лет гарантии.  А теперь, как обещал, самое интересное.

Звучит мелодия-заставка циркового представления. Свистунов  кладёт чемодан на стол и картинно его открывает. Приседает  и из-за крышки летят мыльные пузыри. Свистунов быстро вытирает рот платочком.
СВИСТУНОВ:   Але-ее… оп!  (Жестом фокусника достаёт муляж кирпича и быстро продевает  руку в петлю невидимой лески. Поворачивается к зрителям…)
Внимание!  Внимание!  Уважаемая публика!  Перед вами кирпич обыкновенный… Лёгким движением руки я роняю его, (роняет)и он не падает… а совсем наоборот… Смотрите: он зависает в воздухе! (Кирпич якобы зависает. Алекс с любопытством выглядывает.)  Ну как? (Тарасову) Понравилось?
ТАРАСОВ:  Ужасно.  Чем ещё удивите?
СВИСТУНОВ:  Дальше  - ещё интереснее… Это не просто фокус... Это магия, господа!

Свистунов  размахивает кирпичом вокруг себя, тот срывается с лески и падает на пол. И  заметно, что он не настоящий. Свистунов подбирает и кладёт его в чемодан, как ни в чём не бывало. Раскланивается,  достаёт ножи и ложки. Говорит очень быстро.

СВИСТУНОВ:  Теперь, друзья мои, вы сможете наблюдать силу  магнетизма, так сказать, моего организма! Итак… Всё внимание на меня.  Эйн, цвей, дрей…(прикладывает  приборы себе на грудь и те не падают.)  Ну, как? Надеюсь, вы в шоке?
ТАРАСОВ:   Ещё бы. Но я уже видел подобный фокус. Мой брат Алекс в детстве подкладывал под рубашку магнит и ложки  прекрасно держались!
СВИСТУНОВ:   Никаких магнитов!  Честное слово! Надеюсь, вы мне верите?
ТАРАСОВ:   Ну, разумеется!  Господин Свистунов,  скажите – что вам нужно? Говорите прямо, без  фокусов.
СВИСТУНОВ:    Предлагаю работать вместе, в одной команде.  Вы и я!
ТАРАСОВ:   В цирке? Не смешите меня!
СВИСТУНОВ:   Погодите! Вы не поняли. Я, как только услышал о вашем изобретении, так сразу бегом к вам!  Я кое-что придумал…  Грандиозный проект  под  названием «Луч Правды»... Это будет бомба! Честное слово! Мы с вами объездим  весь мир! Вы только представьте:  огромные залы, битком набитые публикой...  В первом отделении выступаю я с фокусами, а во втором - вы с вашим лучом. Весь мир будет у наших ног! Мы заставим весь мир говорить правду, смеяться и плакать… 

Раздаётся характерный щелчок, жужжание. Алекс тихо выходит из-за шторы и садится на диван, положив ногу на ногу. Свистунов не видит его, прислушивается на секунду и продолжает.

… Такой шикарный  план! Соглашайтесь!  Хочется пролететь кометой над миром, народ  удивить,  себя показать...
АЛЕКС:  (вытаскивает из чемодана кирпич и размахивает им)  Кирпичи метать?  (Свистунов резко оборачивается) Вот этим  удивлять публику?  Не-ет… Ошибаетесь, дорогой маэстро! Нашу публику кирпичами не возьмёшь. 
СВИСТУНОВ:  Вы меня здорово напугали. Вы кто?
АЛЕКС:  Да я спал тут на диванчике.  Проснулся от шума, а тут вы гремите приборами. (подходит и расстегивает ему верхнюю пуговицу)  Ну, вот... магниты... Нехорошо обманывать людей.
СВИСТУНОВ:  (растерянно) Да, разве это обман?  Маленькая профессиональная  хитрость. Нам, нищим клоунам скрывать нечего. Думаете легко  бегать с чемоданом? В мои - то годы!  В день по два концерта… И всё за копейки! Наряжаюсь клоуном, бренчу на гитаре, кривляюсь…  Раньше было проще, а теперь всюду конкуренция!  Молодёжь обнаглела, наступает буквально на пятки.  Что я только не придумывал, чтобы завлечь  публику.  И Лунтиком  был, и Чебурашкой… В мои-то годы…
ТАРАСОВ:   А я вас помню! Вы к нам в школу приходили вот с этим чемоданом!!!
СВИСТУНОВ:   Так вы согласны?
АЛЕКС:  (развалившись на диване)  А что, друзья мои? Отличная идея! Вначале тур по Европе, потом по Америке… Я буду вашим антрепренёром.  Париж, Лондон, Атлантида… Весь мир у наших ног.
СВИСТУНОВ:  Боже мой! Да я всю жизнь мечтал об этом!
АЛЕКС:   Идея и, впрямь, хороша… Давайте поговорим без дураков...
СВИСТУНОВ:  Ну, я пошёл… (Идёт к двери)
АЛЕКС:  Не надо так буквально всё понимать!
СВИСТУНОВ:  Уж лучше сразу признать себя дураком, чем быть вечным неудачником.
АЛЕКС:  Кончайте ныть. Фокусник - это человек загадка, мираж. Но ничего такого я не заметил. Вы весь на виду, без всякой тайны. Вилки, ложки, кирпичи. Мне даже скучно с вами, ей богу!
СВИСТУНОВ:  Я понял.
АЛЕКС:  Но вы не отчаивайтесь! Мы обдумаем  ваше предложение и перезвоним… (берёт со стола визитку и громко читает)… господин Свистунов... Борис Иванович.  (Захлопывает чемодан, вручает его Свистунову и поворачивает его лицом к двери.) А сейчас прошу на выход! Ждите известий!

Алекс выпроваживает Свистунова и убегает на кухню. Звонит телефон. Тарасов вздрагивает, подходит к аппарату.

ТАРАСОВ:  (Снимает трубку) Слушаю. Да. Тарасов. Нет. Не могу…. Извините,  никак.  Что значит, почему? Я занят… Чем занят?  Думаю, как жить дальше!  (Бросает трубку. Снова звонок. Тарасов в раздражении хватает трубку.)  Я же сказал – не могу! Ах, это вы! Услышали в новостях? Не обращайте внимания…Это шутка!…Да, да!  Прощайте! Я улетаю… Куда? В Париж! (Бросает трубку)

Заходит Алекс с подносом. Слушает конец разговор. Садится за стол и начинает есть.

АЛЕКС:  (задумчиво) Как ты сказал? В Париж?
ТАРАСОВ:  Я сказал в Париж? (садится и ест вместе с Алексом.)
АЛЕКС:  Только что.
ТАРАСОВ:  Я оговорился.
АЛЕКС:   Костик, ты давно не был в Париже?
ТАРАСОВ:  Давно. С прошлой жизни.
АЛЕКС:  И я давно. Так, может, махнём?  Поживём как люди… Мы с тобой – молодые, красивые,  будем гулять по Елисейским полям, сидеть  в маленьких уютных кафе, а в ночное время отрываться в барах и казино. Хочешь - поедем? А, Костик?
ТАРАСОВ:   Кто ж не хочет?…
АЛЕКС:   Едем?
ТАРАСОВ:  А, давай! Сбежим отсюда куда подальше… Откроем свой цирк и рванём. Только кто нас пустит без денег?
АЛЕКС:  О деньгах не беспокойся. Деньги есть!

Звонок в дверь. Оба вздрагивают и переглядываются.  Алекс спешно хватает бутерброды и скрывается. Тарасов идёт открывать.
ТАРАСОВ:  Мне это начинает надоедать… Честное слово! Жил спокойно… как человек…

Дверь распахивается и в квартиру на самокате въезжает МЭР - мужчина средних лет с радостным, приветливым  лицом. Лихо прокатывается по квартире, попутно всё  рассматривая.  Он одет в полуспортивный костюм, бейсболку в тон костюма и галстук.

МЭР:  (на ходу) Доброго денёчка! Вы Тарасов Константин Сергеевич?
ТАРАСОВ:  Он самый. А вы кто?
МЭР:  А я МЭР  Саломятинска – Геннадий Иванович Шишкин. Извините, что без звонка. Вот решил  сюрпризом.
ТАРАСОВ:   Очень мило, что вы меня навестили.
МЭР:  (продолжает кататься)  У меня в мэрии,  знаете, всё по - простому… Вы, наверное,  удивляетесь, что я на самокате?
ТАРАСОВ:  Немного.
МЭР:   Не удивляйтесь. Проводим сейчас плановую акцию… Призываем граждан пересаживаться на самокаты, чтобы  делать воздух чище, беречь эту…как её… экологию... и внешнюю среду. Боремся  за каждый грамм кислорода, за каждый миллилитр… Личным примером, так сказать…Вы поняли мысль?
ТАРАСОВ:  Понял. Но, у меня нет самоката. Я хожу пешком.
МЭР:  (Останавливается, наконец.) Так я вам дарю его! (Подкатывает и ставит возле стенки.) Теперь он ваш. (Подходит к стене и смотрит на портрет) Какой красавец!
ТАРАСОВ:  Спасибо большое. А как же вы?
МЭР:  (беспечно) Ничего. Тут за углом стоит  машина с охраной. Они меня подвезут! (Подходит к Тарасову, жмёт ему руку). Очень рад познакомиться! Очень рад… Прибыл, так сказать, лично поздравить с замечательной победой! Отныне, Константин  Сергеевич,  вы -  главная  достопримечательность  Саломятинска, наша гордость…  Утром на планёрке  решили  поставить вам памятник на главной площади. Вы, конечно,  рады?
ТАРАСОВ:  Даже не знаю…
МЭР:  Воздвигнем  бюст на родине героя! Такое везение – свой Нобелевский лауреат… (восторженно) Представьте!  Каждую субботу молодожёны будут возлагать  цветы к вашему постаменту…  фотографироваться на долгую память. Правда, здорово?
ТАРАСОВ:  Мне кажется не очень…
МЭР:  А рядом мы построим цветомузыкальный фонтан... Оденем его в серый полированный мрамор, украсим такими огромными  шарами.  Народ  будет возле него собираться, водить хороводы, петь песни... Девушки примутся плести венки и пускать их по воде в надежде найти свою судьбу. Вы поняли мысль? А вдоль главной улицы Саломятинска мы с вами построим колоннаду, но уже из белого мрамора… Этакая красотища!
ТАРАСОВ:  Колоннаду–то зачем?
МЭР:  Как это зачем? Я видел подобные в Питере, но там победнее будет. Мы затмим питерцев!  А потом возьмём... и перекинем пешеходный мостик через нашу речку  Вспять... Кованые  ажурные ограждения… перила из натурального дуба… И всё это в наших с вами  руках, Константин Сергеевич! 
ТАРАСОВ:  (смотрит на свои руки) В наших, говорите?
МЭР:   Родина просит о помощи своего знаменитого земляка! С Родиной надо делиться! Вы поняли мысль?
ТАРАСОВ:  Чего ж не понять. Но у меня нет ничего.
МЭР:   Понимаю, понимаю... Сейчас нет… Но потом… когда  получите  премию, уж не забудьте нас! О людях надо думать... О лю-дях!
ТАРАСОВ:   Не вы один так считаете.
МЭР:   Неужели опередили?
ТАРАСОВ:   Да. Уже приходили.
МЭР:  А вы не зевайте!  Сейчас много всяких ходит. А пока суть, да дело, мы вам поможем.  Ровно через месяц сдаётся в эксплуатацию новый  дом, в котором выделим  для вас прекрасную пятикомнатную квартиру.
ТАРАСОВ:  Но у меня уже есть квартира... 
МЭР:  Ну, как хотите… отдадим её ветерану…

Раздаётся характерный щелчок, стрекотание и свечение. Мэр на секунду замирает и продолжает.
МЭР:  …отдадим моему сыну Ваське от первого брака. Мальчишка здорово вырос, а его мамаша нагло требует помощи. Хожу вот, клянчу…  Не тратить же из собственного кармана!  Думаю купить себе дом в Греции… или  маленький остров?... (задумывается)  Нет! Дом на острове! Сколько можно тут пропадать? Меня уже тошнит от этой дыры, ей богу! А молодые годики  уходят… стучат часики… Тик-так! Тик - так!  (поёт) А годы летят, наши годы, как птицы летят…. Здоровье не того… печень пошаливает, левый глаз косит… Но ничего не попишешь!   Крутиться надо, вертеться, мотаться, брат Тарасов.  Собирать капитал...  Копеечка к копеечке, миллион к миллиону.  Думаешь приятно мне перед тобой вертеться, изображать отца родного?...
(У МЭРа  звонит телефон). Шишкин слушает... Да. Ещё здесь… Уговариваю этого олуха  отдать мне деньги. Представь себе – отказался от квартиры!... Да… Курам на смех!... Да. Он здесь, рядом.  Ну, и что, что слышит... Ладно… Еду! (Тарасову)  Надо ехать… Звонил местный батюшка. Просит подъехать, дела порешать. У нас с ним общий бизнес.
ТАРАСОВ:  С батюшкой?
МЭР:  Почему нет? Пекарня, автостоянка, заводик… Мы назвали нашу деятельность:  «Безвозмездное взаимное одаривание по рекомендованной цене.»  И никаких налогов!  Ну, хватит болтать. Пора! Надоел ты мне, Тарасов. (смотрит на самокат) А самокатик  заберу. Он мне ещё пригодится! Отдам Ваське... Пусть в школу ездит. (берёт самокат, открывает дверь)  Будь здоров, Тарасов! И не забудь про деньги!

Машет рукой на прощание. Тарасов  автоматически  машет ему. Продолжает стоять и смотреть на закрытую дверь. Из-за шторы выходит Алекс.

АЛЕКС:  Ещё один... индивидуй…  А ты смотрю - стоишь навытяжку, как солдат  перед генералом.
ТАРАСОВ:  А что прикажешь делать? Выставить его за дверь?
АЛЕКС:   Тут ты прав...  Я бы тоже стоял.  Должностное лицо, да ещё на самокате! Но ты знаешь - он мне понравился! Безграничная фантазия у человека… Не то, что наш учитель или этот… с кирпичом.
ТАРАСОВ:  Ты про фонтан?
АЛЕКС:  И про фонтан, и про мостик… А уж колоннада как растрогала! Я чуть от смеха не помер… Сразу вообразил  центральную улицу,  всю заставленную белыми  колонами… А на них надписи, надписи…
ТАРАСОВ:  Здесь был Вася!
АЛЕКС:  Вася  Шишкин! А по вечерам, из ближайших заведений  цепляясь за колонны, ползут  пьяные  к мраморному  фонтану… 
ТАРАСОВ:  …испить водички.
АЛЕКС:   Потом к мостику  с дубовыми перилами... облегчиться... Красота!  Даже уезжать не хочется! Остаться что ли? И ведь всё в твоих руках! Делиться надо! Делиться! 
ТАРАСОВ:  Кончай  издеваться.
АЛЕКС:  (серьёзно)  Я и не думал. Мне жаль тебя, мой дорогой. Жаль, что ты так мало хочешь в этой жизни… Обидно, что ты, не смотря на твою  космическую душу, твой талант…  такой  скромный, однокомнатный человек… ни на что не претендующий. Ничего тебе не нужно! Ни дома на побережье, ни личного острова… А Шишкину  нужно… И другу его, батюшке нужно… Все торопятся урвать, украсть, объегорить… Даже  наш  добрый  учитель, и тот примчался ни свет ни заря.
ТАРАСОВ:  А ты? Ты говорил, что у тебя есть деньги. Откуда у тебя деньги, Алекс?
АЛЕКС:  Я их украл.
ТАРАСОВ:  Не верю! Ты не мог!
АЛЕКС:  Да, украл!  Представь себе! Твой брат – вор! Да я бы в жизни не признался, если бы не твоя  дурацкая труба…  Но ты не представляешь – какое это громадное облегчение!  Как будто камень с души...  Хотел отсидеться  у тебя, переждать, пока всё уляжется. Надеюсь, ты не сдашь меня?
ТАРАСОВ:   Даже не знаю… (с надеждой) Может, просто промолчать?
АЛЕКС:  Особливо, если не спрашивают…
ТАРАСОВ:  Но если я не скажу правды, утаю, то выходит,  совру?... Или нет?
АЛЕКС:  Конечно, нет!
ТАРАСОВ:  Вот и хорошо! Хотя…
АЛЕКС:  Что хотя?
ТАРАСОВ:  Смотря, что ты натворил.
АЛЕКС:   Я подделал карту и украл со счёта деньги у одного воротилы. Между прочим, он занимается продажей наркотиков.
ТАРАСОВ:  Всё равно, воровать стыдно!
АЛЕКС:  Ужасно стыдно! А знаешь, с чего всё началось?
ТАРАСОВ:  Пытаешься оправдаться?
АЛЕКС:  Возможно. (расхаживает по комнате) В то время я работал в банке обычным  клерком. Как-то раз сидел, пил чай с девочками, болтал и чувствовал себя  замечательно. Был уверен, что чего-то достиг в жизни... В ближайшее время ожидалось повышение по службе,  женщины все без исключения, были от меня без ума… Настроение просто блеск! И тут нам приносят  рекламный флайер из суши-бара, что открылся в доме напротив… Красивый такой, навороченный бар. И мы пошли туда обедать.  Знали, конечно, что  дорого, но чтобы настолько!!! Представь, Костя! Заглянули мы в  меню и поняли, что моей  дневной зарплаты  хватает только на салат «Чука» из морских водорослей да на парочку дешёвых  роллов. А потом можно целый день не пить, не есть, не жить. Только этот чёртов Чука! И всё! Понимаешь?
ТАРАСОВ:  Не понимаю. Зачем тебе Чука, какие-то роллы, если можно съесть обычный бутерброд?
АЛЕКС:  (волнуясь)  А я не хочу! Не хочу больше жрать бутерброды…  Этот паёк для нищих! Я жить хочу  ХО – РО - ШО! Ездить на приличной  машине, обедать в кафе,  жить в собственном доме, а не в подобной норе. (Обводит руками вокруг) Скажи - разве  хорошо жить  плохо?
ТАРАСОВ: ….???
АЛЕКС:  Молчишь? Вот и молчи! А я с того дня  места себе не находил. Так меня заело! Всё думал, как вырваться из этого дерьма … Надоело  экономить на всём.  Вместо такси, лезть в переполненный троллейбус, вместо нормального обеда есть хлеб… Пусть даже с колбасой! И ради чего такие жертвы? Чтобы раз в год слетать с девушкой в Турцию и пару недель  пожить на море!?

Звонок в двери. Тарасов обречённо идёт к двери.

АЛЕКС:   За деньгами пришли. Просто проходной двор, а не квартира.
ТАРАСОВ:  В самом деле, базар  какой-то…
АЛЕКС:  Ты выкручивайся, а я на пост…(скрывается.)
ТАРАСОВ: (через дверь)  Кто там?
ГОЛОС:  Меня зовут Парамонов. У меня  важный разговор. Откройте, пожалуйста!
ТАРАСОВ:  Я не хочу ни с кем разговаривать!
ГОЛОС:  Очень вас прошу!
ТАРАСОВ: (открывает) Ладно. Входите.

Входит Парамонов. У него очень невнятная внешность.

ПАРАМОНОВ:  Здравствуйте! Я - Парамонов. (трясёт руку Тарасову) А вы  Тарасов?
ТАРАСОВ:  Тарасов.
ПАРАМОНОВ:  Рад. Очень рад.
ТАРАСОВ:  А я нет.
ПАРАМОНОВ:  Отчего же?
ТАРАСОВ:  Да просто так. Почему я должен радоваться? Вы без приглашения врываетесь в мой дом, отрываете  от дел. Что же здесь хорошего?
ПАРАМОНОВ:  (задумчиво) И правда... Но раз я пришёл…
ТАРАСОВ:   Говорите скорее и оставьте меня в покое!
ПАРАМОНОВ:  Постараюсь. Дело вот в чём… Я возглавляю…
ТАРАСОВ:  Тайное общество?
ПАРАМОНОВ:  (тревожно) Откуда вы знаете? Вас предупредили насчёт меня? Кто?
ТАРАСОВ:  Нет. Но у вас на лице написано, что вы член тайного общества и что вы хотите денег.
ПАРАМОНОВ:  Откуда вы знаете?
ТАРАСОВ:  Я же сказал – у вас всё на лице написано!
ПАРАМОНОВ:  (пытается протереть лицо рукавом) Не может быть! Но вы правы. Нам действительно, нужны деньги на возрождение нации. Помогать  нам - гражданский долг каждого гражданина. Нация гибнет! Наши враги…
ТАРАСОВ:   А кто у нас враги? Я хочу знать, на борьбу с кем будут потрачены мои денежки.
ПАРАМОНОВ:  (совсем  растерялся) Враги… Они везде! Они  повсюду! Их так много, что…
ТАРАСОВ:  Конкретнее! Имена... Мне нужны имена!
ПАРАМОНОВ:  Но я не могу сказать…
(Раздаётся характерный щелчок.... стрекотание аппарата...  Парамонов, ничего не замечая,  продолжает.)  Кстати, мне очень знакомо ваше лицо!
ТАРАСОВ:  Очень может быть! Вы, наверное, прочитали статью обо мне. Потому и пришли.
ПАРАМОНОВ:  (с нарастающим подозрением) Я вас точно где-то видел! Но где и когда?
ТАРАСОВ:  Может, мы учились в одной школе? Я в двадцать шестой. А вы?
ПАРАМОНОВ:  (зловеще) А я – вообще нездешний!  Так что не заговаривайте мне зубы!
ТАРАСОВ:  (начинает нервничать) Это я заговариваю? Да вы сами заговариваетесь…
ПАРАМОНОВ:  (строго)  Покажите ваши отпечатки! Руки покажите!
ТАРАСОВ:  (показывает) Пожалуйста! Смотрите!
ПАРАМОНОВ:  Я уже видел эти руки! Вот ты и попался, голубчик! Ты и есть наш главный враг! Хватайте его, ребята!

Парамонов бросается на Тарасова, валит его на диван. Они борются. На помощь приходит Алекс, который ловко связывает Парамонова и усаживает на стул. Парамонов кричит и Алекс завязывает ему рот  шарфом. Тарасов и Алекс долго не могут отдышаться. Наконец, успокаиваются.

ТАРАСОВ:  Ничего себе!
АЛЕКС:  Бить будем или так отпустим?
ТАРАСОВ:  Каков подлец!
АЛЕКС:  А я тебя предупреждал! Предупреждал ведь?
ТАРАСОВ:  Предупреждал.
АЛЕКС:  А ты не слушал. Вот и допрыгался… Теперь к тебе приходят сумасшедшие и бьют тебя по портрету. Ты доволен? (Тарасов хватается за голову и стонет) Ладно. Не буду... Тебе и так  досталось... Сейчас мы развяжем этого молодца и дружно выставим вон.
ТАРАСОВ:  А мне его жалко.
АЛЕКС:   Хочешь оставить его себе?
ТАРАСОВ:  Нет.
АЛЕКС:   Так чего же ты хочешь?
ТАРАСОВ:  Сейчас я хочу только одного. Чтобы ко мне вернулась Аня, и всё было как прежде. До того, как я изобрёл  этот  чёртов аппарат!
АЛЕКС:  Но вначале мы вышвырнем этого субъекта. Внимание! На счёт «три»…

Поднимают Парамонова вместе со стулом, подводят к двери и быстро отвязывают его.
АЛЕКС:  Раз… два… три!...
Выталкивают гостя  и быстро запирают дверь. Парамонов вопит, барабанит и звонит в дверь. В это же время раздаётся телефонный звонок. Братья прислушиваются.

ТАРАСОВ:  Это телефон?
АЛЕКС:  Это  твой любимый  Парамонов. (Снова звонок. Тарасов идёт к телефону, но звонки прекращаются.)  А ты, брат,  здорово изменился! Я просто не узнаю тебя. Прошел только один день…
ТАРАСОВ:  Ещё не прошёл….Наверное, я окреп в борьбе.
АЛЕКС:  Да-аа..  Уже и до мордобоя дошло.  А что же дальше будет?

Звонит телефон. Тарасов поднимает трубку.

ТАРАСОВ:   Да. Я – Тарасов… Константин  Сергеевич. Да…Живу на Семёновской, тринадцать… Мой брат?  (Делает тревожные знаки Алексу, тот умоляюще складывает руки на груди) Да. Есть брат. Но я его давно не видел… Что значит  врать не хорошо…Ах, вы всё зна-аете!... Ну, и что же вы знаете? …(слушает) Вы это серьёзно?... Но причём здесь моя жена? Она его и в глаза не видела! Оставьте Анну в покое! Я требую!... Дайте ей трубку…(из трубки доносится плачущий голос Анны) Анюта! С тобой всё в порядке?... Всё будет хорошо!... Да. Я уверен!  (В трубке снова мужской голос и короткие гудки. Потрясённый Тарасов смотрит на Алекса.)
АЛЕКС:  (потерянно) Я всё понял. Прости… Это я виноват! Я втянул тебя в эту дикую  историю… Но как они нашли меня?...
ТАРАСОВ:  Странный ты, Алекс. И наивен как дитя… Забыл - чьи деньги ты украл?…Если бы это были обычные вкладчики, пенсионеры…так тебя бы и не искали. Сколько ты у них стащил?
АЛЕКС:  Сто пятьдесят тысяч.
ТАРАСОВ:  Надеюсь, они при тебе? Нельзя терять ни минуты! Эти подонки шутить не умеют.
АЛЕКС:  (мнётся) Да. У меня есть эта сумма.
ТАРАСОВ:  (деловито) Сейчас ты берёшь деньги и идёшь на перекрёсток улиц Варшавской и Колхозной. Там тебя будут ждать твои друзья.
АЛЕКС:  (жалобно) Какие они мне друзья!?
ТАРАСОВ:  Мне всё равно. У тебя есть ровно час! Время пошло…

Начинает громко тикать секундомер. Алекс мечется по квартире. Одевает куртку. Вытаскивает из-под матраса свёрток с деньгами.  Отсчитывает часть, складывает в пакет, прячет за пазуху.

АЛЕКС:  (суёт Тарасову свёрток)  Спрячь это. Я потом тебе всё объясню! (убегает)
ТАРАСОВ:  (смотрит потрясённо на деньги) Опять деньги!  И всё из-за них! В этом мире за всё надо платить. Даже за деньги…

Швыряет на пол и топчет.  Минуту смотрит на них, начинает снова собирать. Осматривается и снова кладёт на прежнее место, под матрац.

ТАРАСОВ:   (Ходит в волнении туда-сюда). Господи! Какой же я был дурак! Решил изменить мир с помощью глупой  игрушки. Какой я идиот!  (Звонит телефон. Тарасов поднимает трубку)
Алё!... Да. Я – Тарасов. Константин Сергеевич.  Как обманул?  Ваши деньги будут у вас  ровно через полчаса… Я – человек слова.  Как не о том?... Ничего не понимаю!... Какая статья?... Ну да. Была статья.  А вы то здесь при чём?... При том?  Какие ещё обязательства?... Я?... Вам?  расписку?... Снова ничего не понимаю… Да. Приходите.... Жду. (бросает трубку)  Этого ещё не хватало! Какие-то деньги я брал… Надо спросить у Алекса. Он всё знает.  (смотрит в волнении на часы) Скоро должно всё закончиться! Бедная моя Анна!  Не прощу себе, если с ней что-нибудь случится.

Внезапно открывается дверь. На пороге Неизвестный. В том же плаще. Ничего не понимая, смотрит на Тарасова.

НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Вы кто?
ТАРАСОВ:   Тарасов. А вы кто?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Не важно!  Это я вам только что звонил?
ТАРАСОВ:  Похоже, что так.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Вы точно Тарасов Константин Сергеевич? Изобретатель?
ТАРАСОВ:   Да! Может, вам паспорт показать?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Покажите. (Тарасов  достаёт и показывает) Ничего не понимаю! А с кем я тогда разговаривал сегодня утром?
ТАРАСОВ:  Примерно в десять часов? (тот кивает) Наверное, с моим братом. Он тоже Тарасов. А что случилось?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Та-ак…(Берётся за виски и как бы говорит сам с собой)  Нужно срочно взять себя в руки… Всё нормально… всё нормально…
ТАРАСОВ:  А что собственно…
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (резко выдыхает) Всё!  Взял!
ТАРАСОВ:  Слава богу! А то я уж подумал…
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Отвечайте быстро: где сейчас ваш брат?
ТАРАСОВ:  Алекс? Он пошёл отдавать выкуп за похищенную жену.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Ничего не понял.  Его жену похитили?
ТАРАСОВ:  Мою жену! Анну!  У Алекса нет жены.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Но он вернётся?
ТАРАСОВ:  Надеюсь.
НЕИЗВЕСТНЫЙ:   Что значит, надеюсь? Вы не уверены?
ТАРАСОВ:  Сегодня столько всего случилось, что я боюсь говорить. Я очень волнуюсь!  У нас ведь никогда жену не воровали?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Бог миловал! У меня вообще нет жены. (расхаживает по комнате) Пока мы ждём ваших близких, извольте ознакомиться вот с этим документом. (подаёт расписку Алекса)  Он вам ничего не говорил об ЭТОМ?
ТАРАСОВ:  Алекс? Ничего. (берёт бумагу, пытается читать) Ничего не понимаю… Это что? Обязательство?... Моё?... Отдать аппарат?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Ваше. И подпись ваша. 
ТАРАСОВ:  Надо же! Действительно, моя! Один в один!
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (радуется)  Ну вот!  Прекрасно, что вы это признаёте!  Деньги получил ваш брат. Остаётся только забрать аппарат. Где он, кстати?

Тарасов идёт за штору и вытаскивает штатив с аппаратом, снимает платок.

ТАРАСОВ:  Вот! Пожалуйста! Хотите,  включу?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  (в панике)  Вот только не надо этого!.. мне не положено! Я на работе!

Неизвестный пытается спрятаться под столом.  Тарасов с мстительным лицом щёлкает тумблером, аппарат издаёт щёлканье, вспышка. В то же мгновение  входят Алекс и Анна. У Алекса под глазом синяк.

ТАРАСОВ:   Господи! Анна!... Алекс!  Всё прошло удачно?
АЛЕКС:  В-общем, да. (трогает глаз) Не считая маленькой неприятности.
АННА:  (плачет и бьёт Тарасова в грудь) Тарасов! Сволочь! Это ты во всём виноват! Мне было так страшно! 
ТАРАСОВ:  (обнимает её) Боже мой! Какое счастье, что всё обошлось. Они тебя не обижали?
АННА:  Я в порядке. Но какой ты, всё-таки, гад! Так со мной поступить…
АЛЕКС:  (вытирает слёзы радости) Ну вот! Твоя мечта сбылась. Вы снова вместе.

В это время из-под стола вылезает Неизвестный и, пользуясь суматохой, пытается украсть аппарат. Но Алекс, как всегда начеку. Он бьёт Неизвестного по руке, аппарат падает, но ловкий Алекс подхватывает его и ставит на место, а Неизвестного хватает  и, прижимая к стулу коленом, привязывает  шарфом. Тарасов и Анна удивлённо смотрят.

АЛЕКС:   Попался голубчик! А я тебя поджидал….  Боялся, что ты задумал что-то нехорошее. Ведь задумал?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Задумал.
АЛЕКС:  Умница. Всегда нужно говорить правду.  Так - то лучше! Кто ты такой?
НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Моё имя Бобби Уоррен. И вы верно догадались. Я – оттуда! (кивает головой куда-то вверх и в сторону.) Я - агент 009. Вы очень проницательны, сэр! Нам бы таких агентов… Мы бы горя не знали.
АЛЕКС:  Спасибо за комплимент! Итак, ваша задача – похитить, а если не выйдет, то выкупить аппарат. Я прав?
АГЕНТ  009 (Бывший НЕИЗВЕСТНЫЙ):  Да. Вы правы. Но ваша проницательность спутала нам все карты. Никогда бы не подумал, что в городе Саломятинске  живут такие умные, талантливые люди.
АЛЕКС:  Таких как мы - много, господин Уоррен. И нас не одолеть.
ТАРАСОВ:   Да. Мы такие!
АННА:    А что собственно случилось? Кто этот мужчина?
ТАРАСОВ:  Всё нормально, милая. Всё хорошо. Этот господин просто ошибся адресом. Пожалуйста, побудь  в своей комнате, нам нужно поговорить.
АННА:    Хорошо. Но что всё это значит?
ТАРАСОВ:  Я тебе потом всё расскажу. (Целует жену на прощание. Потрясённая Анна уходит.)
АЛЕКС:  Ну вот. Теперь  можно говорить спокойно. Так что нам делать с вами? Есть два варианта. Первый – выдать полиции… Второй – более заманчив для вас и для нас. Вы платите нам обещанные деньги, и мы мирно расходимся.
АГЕНТ 009:   Первый вариант меня  не устраивает. А вот второй…
ТАРАСОВ:   Что второй?
АГЕНТ 009:  Второй  подходит. Как честный агент, я должен  выполнить задание. А именно:  забрать аппарат вместе с документами.  Долг гражданина… профессиональная честь…Тем более – вы уже подписали обязательство…
АЛЕКС:  Да, мы честные люди.
АГЕНТ 009:   Я вам отдаю деньги, все до копеечки…а вы мне  ЭТО.(кивает на машину)
АЛЕКС:  Костя! Твой аппарат… Тебе решать…
ТАРАСОВ:  (Задумывается. Долго сидит молча. Вскакивает. Снова садится.) Да-аа. Так значит!... Алекс, можно тебя на минутку? (отходят в сторону)
АЛЕКС:   Ну, что ты надумал?
ТАРАСОВ:  Не хотел при этом … Знаешь, я всё прикидываю – как лучше? У меня  всё-таки семья…  Об Анне  надо позаботиться… А слава… Что слава? Много ли от неё толку?  Всё от дьявола… И слава, и деньги…И с правдой сплошные накладки.  Ещё немного, и я от этой правды сам свихнусь!
АЛЕКС:  Получается, что ты торгуешь своими принципами и даже самой правдой.
ТАРАСОВ:  Чепуха всё это! Правда не продаётся. Она или есть или её нет. Это не морковка, её не вырастишь на грядке. И пусть они там лечат этой штукой сами себя. Им она может и пригодится.
АЛЕКС: А как же памятник? Цветы?
ТАРАСОВ: Снова шутишь?
АЛЕКС:   Что касается премии...Думаю, что ты её не увидишь. Налоги, долги... Остальное растащат попрошайки. И останется у тебя, Костик, пара монет. Разве что жене на колготки.
ТАРАСОВ:  То-то и оно!  Насмотрелся… Я просто в ужасе! Такое впечатление,  смотрю всё тот же сон, но уже с другим сюжетом…
АЛЕКС:   Итак?… Что ты решил?…
ТАРАСОВ:  Отдаю!
АЛЕКС:  (понизив голос)  Ты в курсе, что тебе должны за него два миллиона?
ТАРАСОВ:  Шутишь?... Два миллиона?
АЛЕКС:  Тише ты!

Агент прислушивается и в это же  время пытается отвязаться. Алекс,  заметив его телодвижения, стремительно пресекает попытку.

АЛЕКС:  Ай - яй – яй! Как некраси-иво! Не заставляйте разочаровываться в вас, сэр!
АГЕНТ 009:  Да я так… по привычке… Честное слово больше не буду.
АЛЕКС:  Ладно. Поверю. (повысив голос) Итак, Алекс объявит вам своё решение…
ТАРАСОВ:  Я согласен! Два миллиона и ни копейкой меньше.
АГЕНТ 009:  Вот и славненько.

Алекс развязывает агента и тот достаёт из – под одежды упаковки с деньгами. Складывает всё на стол. Тарасов кладёт  аппарат в обычную клетчатую сумку. Алекс деловито пересчитывает деньги. Проверяет их на свет.

ТАРАСОВ:  Штатив я оставляю себе. Он вам не нужен. Вот документы… (бросает папку с завязками в сумку. Агент достаёт папку обратно и перелистывает содержимое.)

АГЕНТ 009:  Ну, вот и всё, кажется.... А теперь посидим на дорожку. Хорошие вы ребята.  Даже расставаться не хочется.
ТАРАСОВ:  Понимаю. Живёте  один,  без семьи, без ласки. Как говорится -  одинокий волк... А как там поживает агент 007?
АГЕНТ 009:   У него всё хорошо. Женился недавно, завёл собачку. Детей-то поздно заводить…
ТАРАСОВ:  Да. Возраст немаленький. А вообще – симпатичный парень! И вы, Бобби, тоже ничего… Приезжайте к нам как-нибудь.  Будем рады видеть.
АГЕНТ  009:  Спасибо на добром слове! (Алексу) А вы? Не хотите  устроиться к нам на работу?
АЛЕКС:  Шпионом?
АГЕНТ  009:  Нам нужны такие парни. (Алекс отрицательно качает головой) Хотя бы на пол – ставки?
АЛЕКС:  Нет. Даже не заикайтесь!
АГЕНТ:  Понимаю. И уважаю ваше решение. (Поднимается) Ну, я пошёл!
АЛЕКС:   Счастливого пути.  Передавайте привет агенту 007!
АГЕНТ 009:   Передам обязательно! Вы – парни что надо!
ТАРАСОВ:   Мы знаем.  Прощайте, Бобби.

Агент берёт клетчатую сумку и нехотя удаляется. Какое-то время братья сидят в молчании.

АЛЕКС:    А тебе не жалко?
ТАРАСОВ:  Жалко, не жалко... (Пауза) Но ты не думай, что я такой уж гад продажный. Я ему дал  не ту папку с документами. Там первая версия…неудачная. А с аппарата я снял маленькую, но очень важную  детальку.
АЛЕКС:  Да. Ты, в самом деле, здорово изменился!
ТАРАСОВ:  …и пока они разберутся, что к чему, мы уедем отсюда далеко-далеко... Я здесь больше не останусь.  Поедем со мной, Алекс!  Я  дам тебе половину суммы. Мы же братья!
АЛЕКС:  (растроганно)  Спасибо тебе! Всё-таки, я рад, что вернулся…

Звонок в дверь. Братья в ужасе переглядываются.

АЛЕКС:  (в истерике кричит)  Мама родная!  Я так больше не могу! Порка мадонна! Три тысячи чертей!

Мечется по комнате. Тарасов открывает дверь. Входит Корреспондентка. Увидев её, Алекс застывает на месте. Та в онемении смотрит на Алекса. В это время выходит  Анна и тоже застывает.  Всеобщее онемение.

АЛЕКС:  (наконец очнувшись)  Вика!?  Не может быть!
ТАРАСОВ:    Вы знакомы?
АЛЕКС:   Ты ещё спрашиваешь!  (Корреспондентке)  Сколько лет мы не виделись?
ВИКТОРИЯ (КОРРЕСПОНДЕНТКА):   (в полной прострации) Алекс! Это ты?
АЛЕКС:  Как видишь. А ты совсем не изменилась со дня нашей последней встречи. Нет. Ты стала ещё красивее!!!  Как живёшь?
ВИКТОРИЯ:  Я?  В-общем, хорошо. А ты как?
АЛЕКС:  Тоже хорошо. Просто отлично! Вот приехал в гости к брату. Ты как здесь? Что здесь делаешь?
ТАРАСОВ:  Эта девушка… Она брала у меня интервью.  Корреспондентка из газеты.
АЛЕКС:  Ну, конечно! Ты ведь закончила филологический, и всё время бредила журналистикой. Как поживает твой супруг? Его, кажется, зовут Николаем?
ВИКТОРИЯ:  У меня нет супруга.  Тем более, Николая.
АЛЕКС:  Ну, как же! Я прекрасно помню, как вы целовались возле цирка шапито. Ты была в красном пальто и белом берете.
ВИКТОРИЯ:  Неправда, Алекс! У меня никогда не было белого берета.
АЛЕКС:  Давай не будем лгать друг другу… хотя бы  сегодня…
ТАРАСОВ:  Мне кажется, она говорит правду. Я ещё вчера заметил – она очень  порядочная девушка.
АННА:  (хватает его за воротник и тянет к себе)  Не влезай! Сами разберутся.
ТАРАСОВ:  (пользуясь моментом, прижимает Анну к себе) Я только хотел помочь!
ВИКТОРИЯ:  (кричит в озарении) Я всё поняла, Алекс!... Ты принял  меня за сестру Риту. Она приехала в тот день из Москвы, а мы ведь похожи, как две капли воды!
АЛЕКС:  Так это была не ты? И я зря бежал  куда глаза глядят, вообразив себе чёрт знает что!?  Столько лет не мог забыть тебя… И всё из-за дурацкого берета!?
ВИКТОРИЯ:  Бедный,  Алекс! Я тоже страдала все эти годы. Пыталась забыть тебя, но всё было напрасно.
АННА:  Прямо бразильский сериал. Сейчас заплачу.
АЛЕКС:  (подходит к Вике и берёт её за руку)  Это я во всём виноват! Как я мог уехать, не поговорив с тобой…

Они отходят к дивану, садятся на него и не сводят глаз друг с друга. С этого момента они как бы выключаются из действия, настолько они заняты своими переживаниями.  Тарасов подходит к Анне.

ТАРАСОВ:  Так ты меня простила?
АННА:  С чего ты взял?
ТАРАСОВ:  Я почти  уверен в этом.
АННА:  Зато я не уверена. Какой ты негодяй! Отдать меня на съедение этим… уродам! Ты просто подонок, Тарасов. Вот ты кто!
ТАРАСОВ:  Ну, прости!  Так уж вышло… и поверь - не по моей вине... Давай уедем отсюда, Аня. Начнём всё сначала.  Ты знаешь, я ведь теперь богат.
АННА:   Я подумаю.
ТАРАСОВ:  Я знал! (обнимает её горячо) Вселенная хочет, чтобы мы были вместе!
АННА:  Только не думай, что я польстилась на твои  деньги!
ТАРАСОВ:  Уедем, Аня!  Только ты и я… Сядем на пароходик и уплывём отсюда далеко-далеко… 
АННА:  По речке Вспять?
ТАРАСОВ:   Да, Аннушка!  (прижимает ещё крепче, Анна вскрикивает)
АННА:  Не дави так! Больно! Просто Урфин Джус какой-то… железный дровосек.
ТАРАСОВ: Я буду очень нежен! Клянусь! Я ведь совсем не умею жить без тебя.  А ты стала совсем другой! Более нежной и мягкой.
АННА: Как подушка?
ТАРАСОВ:  Мы оба изменились, Анюта. И вот что я думаю, дорогая… Столько лет я бился как муха об стекло, стремился выбраться на свет... Хотел  доказать тебе и себе,  что я стою чего-то… Мечтал  изменить мир. Как я был глуп!…Твоя любовь превратила меня в настоящего мужчину. Клоуна больше нет...  Нелепый романтик умер! Теперь я активен и кипуч и готов к новой работе. И самое главное, что я понял…  Насколько я был смешон в роли  романтика, настолько я счастлив, став обычным человеком.


КОНЕЦ



Связаться с автором можно по электронной почте:
marula@bk.ru


Рецензии
Хорошая пиеска, Вероника.
Никуда не отсылали?

Василий Вялый   19.02.2016 14:20     Заявить о нарушении
А кому нужны нынче современные пьески? В наших тиятрах ставят исключительно про измены именитых авторов или классиков. Неклассикам вход воспрещён.

Вероника Бережнёва   19.02.2016 14:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.