Дон Кихот нашего времени. Конец 2 главы

  111
   На подступах к земле вдруг сообщенье.
  Оно несет оцепененье.
  Отметим, год трагичным был.
  В эфире авиа крушенье...
  Британский ледокол тяжелый лед сдавил,
  Людей по счастью пощадил.
  Точней, спасла британская сноровка,
  Хоть судно мигом поглотил,
  Команда действовала ловко,
  Сказалась к делу тщательная подготовка.

  112
  Сурово встретил любопытных материк.
  Жесток и своенравен его лик.
  Никто не ждал, что царство льдов
  Тех, кто бояться не привык,
  Начнет жестокий свой отлов,
  Любителей седых его снегов,
  Кому сидеть в тепле домов приелось,
  Платящих жизнью смельчаков
  За жажду нового и смелость,
  Как походить на них хотелось

  113
  “Байкал”, ледовый класс имея,
  Отважно в бой идти готов.
  И с каждым днем идет смелее.
  Курс держит рядом с кромкой льдов,
  Пока таранить их не смея,
  Известен опыт смельчаков.
  Идти им долго на восток,
  Учтя недавний льдов урок.

  114
  Довольно странная картина,
  Когда идешь по кромке льда.
  Вот лед сплошной, не просто льдина,
  И лишь в фарватере вода,
  Не столь привычная стремнина,
  А так, барашков хиленьких стада.
  Корабль-верблюд с заходом солнца,
  Да тонкий лед до горизонта.

  115
  За карту снова штурман сел,
  Иначе льдов коварный путь,
  Хоть капитан и очень смел,
  Нас заведет куда-нибудь,
  И быть раздавленным удел
  Дает совет от льдов свернуть,
  Отважный дух его смиряет,
  И осторожность побеждает.

  116
  Здесь царство льдов, здесь холода владенья.
  И наказуемы спонтанные решенья
  Чтоб дерзкий план осуществить,
  Тут человека высшее уменье
  Природу может победить.
  Умерить вовремя шальную прыть.
  И раз для высадки фиксирован квадрат,
  Движенье мускулов природы не забыть,
  Чтоб был добыт по плану результат
  И занесен в истории трактат.

  117
  Обманчив глетчеров пейзаж здесь лучезарный…
  Случайностей в природе замысел коварный
  То действует простейшим совпаденьем,
  То хитрою цепочкой совпадений парных,
  То быстротою непредвиденных движений
  Удар несет, и поздны сожаленья,
  Когда печальный случай жертвы собирает,
  Но будущий ходок не терпит устрашенья,
  Когда победный план свой новый намечает,
  Удачей случай он слепой побить желает.


  118
  Мы на борьбу с судьбой обречены,
  Хоть часто силы не равны,
  Унять стихию удается.
  И опыт смелой старины
  По капелькам в истории найдется.
  Ведь горячо он и сейчас куется,
  Когда стихия ставит нам задачу,
  Она ответом отзовется,
  Который вырвет нам удачу,
  Победу новую с признанием в придачу.

  119
  Читатель помнит, что отходом
  На север здравый смысл нашли.
  Два месяца того похода
  К воды нехватке привели.
  Они из льдов попали в непогоду,
  На Кергелен с трудом пошли.
  Борьбой со штормом вход испрошен,
  У Кергелена якорь брошен.

  120
  Но галлов нет благословенья.
  Политики жалеют воду
  И ждут полдня Парижа разрешенья.
  Дождались не в порту, а на свободе.
  Корабль дают в сопровожденье
  С военным вежливым народом.
  Найди чистейших вод ручей
  И длинным шлангом воду пей.

  121
  Читатель видит, наш герой
  На Кергелен опять заброшен.
  Столь привередливой судьбой
  Повторный шанс у случая испрошен.
  Понять, прогресс во времени какой
  Развитию иль тлену брошен.
  Увы, прогресс нам только снится,
  О, не спеши из леты времени напиться.

  122
  Десяток лет назад плоды разрядки
  Россия с Францией мечтали пожинать.
  И первые так были сладки,
  Герой их может вспоминать.
  Навстречу шли друг другу без оглядки.
  Казалась вечной эта благодать.
  Парижа и Тулузы славные дела,
  Немало нового та дружба родила.

  123
  Но десять лет всем непонятного застоя
  Свели на нет весь список достижений.
  И бесполезны все старания героя,
  Не одолеть ему страны великой лени.
  Его страданья я от вас не скрою,
  Не мог понять ленивых поколений.
  Директоров чванливость удивляла,
  И пыл идей великих убивала.

  124
  Напомню, было то начало перестройки,
  И запад нефть заснувшей родины качал.
  Она же, как тот пьяный от попойки,
  И Горбачев бой пьянству обещал.
  А Запад, словно сделал стойку:
  Оздоровленье или крах стране он предвещал.
  Вот почему Париж не торопясь,
  “Байкалу” пени высказал, смеясь.

  125
  Не то, что десять лет назад,
  Когда завистливо Европа
  Смотрела на Восток и рад
  Газетчик был успехам хлопать.
  Изобретений всех парад
  Страны восточной им не слопать.
  Увы, спесивость бюрократов сонных
  Способна кладезь осушить бездонный.

  126
  Но вот, набрав воды сполна,
  “Байкалу” нужно торопиться,
  И снова спорит с ним волна,
  Как белоглавая тигрица.
  Хоть спорить-то она вольна,
  Но в этот раз ей покориться
  Придется силе мощных дизелей,
  Владыкам нынешних морей.

  127
  Но трудный год на зло машине
  Весь год копил тяжелый лед.
  Бессильны снова силы лошадины,
  Вот разве ж ледокол придет,
  “Байкал” протащит через льдины
  И безнадежный рейс спасет?
  И вызван “Сомов” легендарный,
  Гроза льдов крепких и коварных.

  128
  Вначале ждал их быстрый ход,
  И льды дорогу уступали.
  Но скоро кончился проход,
  Поля из льдов их курс пересекали.
  Небрежно одолел их лед,
  И, обесилив, две машины стали.
  И вновь природа посильней
  Огня могучих дизелей.

  129
  Но в Антарктиде кратко лето.
  Что делать, будет вертолет
  Давать природе техникой ответы,
  Брать грузы и людей в полет.
  Юпитер, не забудь про это,
  Твой номер ныне не пройдет.
  Двадцатый век могучими винтами
  Способен грузы несть и справиться с ветрами.

  130
  Нам “Мирный” только пересадка,
  А цель конечная – “Восток”.
  Опять подарок нам не сладкий:
  Разбит с “Востока” самолет.
  Ну что ж, в природе нет порядка,
  Кассандры это огород.
  Но авантюр живы истоки,
  И быть ученым на “Востоке”.

  131
  На бреющем поспорить с ветром,
  Им больше тыщи верст лететь,
  С пяти десятков только метров
  Пустыню снежную смотреть,
  И пять часов того концерта
  Без перерывов потерпеть.
  Посадка. Фирн, но как асфальт,
  Одышке каждый тут не рад.

  132
  Здесь все, как будто, космонавты.
  И база наша далеко.
  Дурных известий ловишь страх ты.
  Связаться с “Мирным” нелегко.
  Молчит эфир, напрасны вахты,
  Волны посылка – в молоко.
  Невзгод нежданных объясненье
  Приходит поздним сообщеньем:

  133
  День был полярный, как обычно.
  Прогноз, как будто бы, приличный.
  Пилот привычно взял штурвал.
  Шесть молодцов летят отлично,
  Никто из них пока не знал,
  Что путь далекий предлагал
  Им с встречным ветром в лоб побиться,
  Да так, что битвы той накал
  Бензина выжал соки самолета-птицы,
  И рок не дал ей приземлиться.

  134
  Да, беспощаден этот рок,
  Когда истек полета срок,
  И указатель на нуле,
  Кто знает так ли фирн далек
  В молочной и кромешной мгле.
  Штурвал в руках, и ввериться судьбе
  Отважный летчик предлагает
  Поспорить с ветром, ринуться к земле,
  Немного случай оставляет,
  Он самолет решительно снижает.

  Но белый цвет предательски смешал
  Наземный фирн с воздушным снегом.
  Ни капли ясности не дал,
  Рывок был с неба и на небо.

  135
  Скажу я вам, восьмое чудо света
  Великая страна дала “Востоку”.
  Идея смелая – за древности приветом
  Пойти, достать ледовых масс истока,
  Мир удивить рекордом этим,
  Древнейшей информации притоком:
  С двух километров древней глубины
  Керн из неведомой доселе старины.

  136
  Не тает керн полярным летом.
  Вот светится он скромным светом,
  Но очень дорог он, и нет ему цены.
  Надежным будет старины ответом,
  Ведь ведь метки времени всегда верны.
  По ним истоки древности видны.
  Теперь простым ребят трудом
  Ученым всей планеты отданы.
  Не зря они не спят полярным днем
  И трудным дизелей питаются огнем.

  137
  От напряженья рвется иногда струна…
  Когда же бур, изделье хитрого ума,
  Дает осечку перед силами природы,
  Но скважины отметка дна –
  Исток столь трудного и ценного рекорда,
  Крепящего науки-храма своды.
  И труден путь, да и потери были,
  Но помнят благодарные народы,
  Какие ценности с трудом добыли
  И как по крохам керны льда копили.

  138
  О, время, кто избранники твои?
  Спасибо Мореву, он флаг ААНИИ
  Над миром смело водрузил.
  Струдом прошел сквозь тернии свои,
  Не испугался трудностей, сообразил
  И даже бюрократию пробил.
  Теперь завидуют другие страны,
  Как русский парень их укоротил.
  Он был простым и не терпел обмана
  И славился напором в деле рьяным.

  139
  И сила русская не зря копилась.
  Вот солнце рукотворное пробилось
  Сквозь глубину километрову льда
  И с вечным холодом сразилось,
  Чтоб через сонмы лет пошла вода
  И утвердила славу навсегда
  Простого русского умельца,
  Которого победное желание тогда
  Чудесным превращением сидельца
  Подвигло к новому полярного пришельца.

  140
  Как жаль, я оду не могу пропеть
  (А так хотелось, но не сметь)
  Про пары физиков сверх скромны достиженья.
  Задача их была успеть
  Проделать шума измеренья
  И волн сквозь лед простого прохожденья,
  Равно как сочетания проблем с природой.
  Задачи эти недостойны пенья,
  И поиск осложняется погодой,
  И для принятия решений нужны годы.

  141
  Но месяц быстро отшумел,
  И лето им не долго пело.
  Назад с Боярским полетел.
  И здесь не просто было дело.
  Довольно неожиданный удел
  Им уготован. Мгла одела
  Пространство белым молоком.
  Рули наверх и с ветерком


  142
  Лети до кромки побережья,
  Мечтай, чтоб улыбнулось счастье.
  Любому ясно то невежде,
  Чтоб в “Мирном” не было ненастья.
  Всяк верит слабенькой надежде.
  Мы предаемся веры власти.
  Щадит их белый материк,
  Их ждет застолья сладкий миг.

  143
  А в “Мирном” лето полным ходом,
  Хоть час тому назад дрожал.
  Пингвины двинулись обходом,
  Как бы ледник свой сторожа.
  А он синеет небосводом,
  Всю синь расселиной разжав.
  Один пес в “Мирном”, но и он
  Блюдет охранника закон.

  144
  Да, время движется. На якоре “Байкал”.
  Зовет полярников гудок.
  Тут он задумываться стал,
  Как, это весь полярный срок?
  Событья все перелистал,
  То был не простненький урок.
  Грусть на борту его прошла,
  Жизнь моряка вновь потекла.

  145
  Опять призрак морской свободы
  На время душу отведет.
  Недолги Антарктиды воды,
  Несложен штурмана расчет.
  Им улыбается погода,
  Австралия на горизонте ждет.
  Но вот пркрасное явленье –
  По ходу лунное затменье.

  146
  Такое чудо не бывает часто очень.
  Вошел “Байкал в объятья ночи,
  Никто чудесного не ждал.
  Обычный вечер, между прочим.
  Уставший люд час коротал.
  Как вдруг команду услыхал
  И весь на палубу подался
  И здесь на небе чудо увидал,
  Очарованью чудному поддался:
  На небе лунный шар в затменье наблюдался.

  147
  Продлись о, редкая минута золотая!
  Вначале непривычно быстро Луны диск таял.
  Но это самая простая часть затменья.
    Действительность смотрелась, как простая.
  И лишь затем ума недоуменье:
  Столь непонятное явленье,
  Когда последний свет пропал,
  Как будто темное, но все же просветленье.
  Шар черной тверди виден стал,
  На время быть Луною перестал.

  148
  Закончен корабля стремительный бросок,
  Уж виден австралийский континент.
  На горизонте, как рисуется, мысок,
  Он вырастет в большущий город Перт.
  Покажет он, что жизни уровень в Австралии высок
  И есть английского акцент.
  Приятный россиянину момент,
  Почти, как местный сэконд-хэнд.

  149
  Все интересно: длинные сосны иголки
  И кенгуру, с сумою волки.
  На крышах солнца батареи
  Там экономно воду греют.
  И древние старушки так отважно
  Хай-уай утюжат и судачат важно.
  Но короток свиданья миг,
  “Байкал уже сзывает их.

  150
  Теперь на север держат путь,
  Им надобно уже спешить,
  На Сингапур опять взглянуть
  И мелочевку прикупить.

  Не хитро в повторенье прежнего поверить.
  Второй раз, Сингапур, открыты твои двери.
  Второй раз им предписано судьбой
  Пройти по чистым улицам и скверам,
  Поговорить по-дружески с тобой,
  Обшарить рынок твой недорогой,
  Услышать звуков твоих гамму,
  Осмыслив европейской головой
  Гибрид культур в телепрограмме,
  Ритм новой жизни в Малайстане.

  151
  Но кратко то последнее свиданье,
  Их ждет родной Владивосток.
  И корабельный винт съедает расстоянье,
  И ходит качке в такт флагшток.
  Еще живо воспоминанье,
  Как холодом пытал “Восток”.
  И все ж обратные так быстры километры.
  Когда домой идешь, то гонят ветры.

  152
  Поход закончен. Очень жаль.
  Пол-года жизни в напряженье.
  Неужто старости печаль
  На время обесценила стремленье
  Почти земного шара окруженье.
  Приходят мысли разные герою.
  И вновь прошедших дум теченье.
  От вас, читатель, я не скрою,
  Последней будет о походе то строкою.


Рецензии
Добрый вечер, Герман! По вашему произведению можно проследить историю страны. 1985 год – начало перестройки, а до неё – «10 лет непонятного застоя свели на нет весь список достижений». Очень точно! Потрясающая характеристика – страна великой лени! Столкнулась с этим явлением, когда перевели работать в облисполком. Получила задание, отработала, принесла результат через два часа. Начальник ужаснулся: «С ума сошла! Положи в стол, задание должно вылежаться, через неделю принесёшь». Вот так. Вам пришлось лететь в самолете на бреющем полёте – страшно? видели лунное затмение. Смотрите, работает парность случаев – дважды Кергелен, дважды Сингапур. Полет с Боярским. С Петром Владимировичем? Почетным полярником, физиком, историком, географом, писателем? «Полгода длился тот поход». Было стремление обойти весь шар Земной. Да? Можно сказать, изучила хвостик второй главы, а впереди третья! Одолею, не сомневайтесь! С уважением и пожеланием здоровья и счастья. НК. Пожалуйста, загляните в замечания ко 2 главе. Первые 110 строф и «Зелёное счастье».

Наталья Калининградка   31.08.2017 21:50     Заявить о нарушении
Наталья, спасибо большое за небывалые подвиги! Отвечаю на вопросы. Лететь на бреющем полёте не страшно, потому что знаешь, что так летали сотни раз на протяжении десятков лет. Насчёт парности случаев интересен Кергелен, так как Сингапур в одной экспедиции. Мой Боярский Виктор, он только кандидат ф.-м. наук, но очень знаменит транс-Антарктическим международным переходом на лыжах (6500 км, 210 дней, высота 2000 м , ветры до 160 км в час, можно найти в Интернете, кстати, поэт и писатель). «Полгода длился тот поход» это экспедиция на "Байкале": Владивосток - Сингапур - Порт-Луи, Маврикий - Буэнос-Айрес - Южная Георгия - Ст. Белинсгаузен (Антарктида) - Буэнос-Айрес -Южная Георгия - льды около Ст. Мирный - Кергелен - льды около Ст. Мирный. Ст. Мирный - Перт, Австралия - Сингапур - Владивосток. Ещё раз спасибо за литературные подвиги.
Герман

Герман Гусев   31.08.2017 23:09   Заявить о нарушении
Герман, я нашла Боярского Виктора Ильича! "И шуршит кусками льда в умывальнике вода". 16 сентября 1950 г. Он ещё и гляциолог. Влюблённый в путешествия человек, написавший книги о путешествиях "Семь месяцев бесконечности", "Гренландский меридиан" и д.р. Видите, как замечательно читать ваши произведения, сколько нового узнаёшь! В моей жизни сейчас это интереснейшее и желанное занятие.(Не подвиг, а удовольствие!) Спасибо вам, поражаюсь, сколько вы написали! Ведь на это надо большое желание, способности, время! У вас такой интересный подход ко многим темам! НК.

Наталья Калининградка   01.09.2017 00:07   Заявить о нарушении