Пролог к поэме Дон Кихот нашего времени

  1
  Уж двести лет, как повелось,
     Поэт-бунтарь, поссорившись со светом,
  В прекрасный стих вливает злость,
  Дух революции приветствуя при этом.
  Но мне другой увидеть век пришлось,
  Когда ее плоды, неведомые тем поэтам,
  Отвергнуты с презреньем даже теми,
  Кто был обязан дух продлить ее системы.
  А потому мы и поднимем критики поэтов тему.

  2
  Поэтов много. Но порой они,
  Умело в ногу с временем шагая,
  Успешно славою с признаньем дни
  Своих талантов ярких отмечали,
  Богам Парнаса, кажется, сродни,
  Бальзам тянули эстетического рая.
  Но где же вы, прекрасные друзья,
  Когда в руинах корчится Земля моя.

  3
  Конечно проще романтизма звонкие октавы.
  Они украсить могут даже бред.
  Бери злодейство, блуд и парадокс, годится все для славы.
  Что делать, так устроен наш культурный свет...
  Но не хочу надежной вековой отравы.
  Годам, прожитым в мифе, дать хочу ответ,
  Живя в стране, хромающей в веках,
  Сумевшей напряженьем вечным сеять страх.

  4
  Легко в идейном бреде видеть в бунте благо,
  Забыв, что жизни далеко до красоты,
  Когда пожары, гибель – якобы за все расплата...
  Культуры гранд, вот это все приемлешь ты?
  Поистине, здесь не нужна ума палата,
  Достаточен туман лишь поэтической мечты.
  Как просто быть в иллюзии обмана,
  Не увидать в свободы обещании – тирана.

  5
  Вот три столпа: Блок, Брюсов, Маяковский,
  Еще не видя будущей судьбы,
  Готовы песни петь правителям московским,
  Обретшим власть в кровавом пламени борьбы,
  Смешавшим трусость с смелостью бойцовской,
  Рецептом пользуясь кровавой молотьбы
  Приструнят скоро вас, поэтов и рабов,
  И ловко вправят в культ ваш фимиам стихов.

  6
  Увы, не долог будет век их.
  Падет несчастным первый Блок
  Чуть более прослужит человеком,
  Несущим революции цветок,
  Валерий Брюсов, внесший в рабство лепту,
  Не видя тирании будущей росток...
  Затем Владимир: «Инцидент исперчен...»,
  Уйдет трибун, в ошибках вечен.

  7
  Как странно, революция съедает и поэтов,
  Прозрения возможного лишив,
  Платя неблагодарности монетой,
  Напомнив нам банальности мотив:
  Весна идей меняется на лето
  И засуху добра, историю плодов лишив,
  Ведет ее в насилия тупик,
  Когда забыт свободы разума родник.
  8
  Ну что ж, поэзии навязаны каноны,
  Для пропуска нам нужен паровоз,
  Чтоб легче творчеству пройти препоны
  И гарантировать желательный прогноз,
  Извольте применять догматы и законы
  И тем закрыть признания вопрос.
  Конечно, есть Эзопа путь,
  Но можем мы с него свернуть.
  9
  Пожрав своих же революции детей,
  Тирана на вершине власти утвердив,
  Кровавый вихрь раскрутится сильней,
  Невиданную косность породив
  И превращая в винтики людей,
  Вобьет им в головы один мотив:
  Отдай всего, всего себя,
  Чтоб только крепла власть вождя.
  10
  Не буду корчить умной мины,
  Но ясно, если трезва голова,
  Не избежать обвала и лавины
  (Идея эта ясно всем, что не нова).
  Намеренно сокрыты поражения причины.
  Застоя с разложеньем соткана канва.
  И лишь незнание всей глубины паденья
  Властителей, как мотыльков, влечет риск разрушенья.


Рецензии