Полтергейст

Крошка сын пришёл к отцу,
                                                                                        и сказала кроха:
                                                                                                                                                       
Папа в маму - хорошо,
                                                                                         Папа в папу - плохо!

            Жизнь наладчика - это такой мёд, вначале приласкает, а потом до печёнок проймёт. Да, и зарплата - предмет гордости за счёт командировочных, и специалистом по  высокоточному оборудованию быть почётно, да тяготы и лишения кочевой жизни изрядно могут наскучить. Находкой в этой ситуации становятся искренние праздники, которые можно совместить с основной деятельностью.
           Очередной выход в море на испытания начался с поворота рубильника. Электроны рванулись от плюса к минусу, и вспыхнул электрический свет, в очередной раз заключив с людьми разумную сделку: никто никогда не видел  движения электрических частиц внутри проводов, однако все получили холодильники, телевизоры и вибраторы. Механизмы получили питание, движение и вращение знаменуют собой жизнь покорённого металла и пластика. Осталось отладить все сигналы, и работа агрегатов пойдёт автоматически.
          Выход в море отмечался локально по каютам и повсеместно быстро прошёл отметку первого литра, как и первого буя. Испытания на судне продолжались, испытующие покидали стол ради выполнения задачи и возвращались. Некоторые при этом превращались в испытуемых. Двое наладчиков занимались одним и тем же прибором. Прибор то работал, то нет, и после каждого продолжительного периода его работы неизменно наступал отказ.  Мозговой штурм продолжался вторые сутки, как и застолье. Сроки срывались, оба наладчика находились на краю рокового срыва, словно остался последний патрон в обойме, и нет возможности решить, как его использовать. Бьётся воспалённый мозг в голове, как загнанный зигзаг в осциллографе, и не может решить.
         Они старались не покидать каюту, остались в ней вдвоём, и это было мучительно. Раскрыли иллюминатор, и морской ветер мазнул по щеке солёным крылом. Махнули по чарке:
- За крылья! -
но чувства полёта не возникло, и засуропили ещё по одной.
         Истончались, рвались и терялись последние нити, связующие их с землёй. Материк растаял в неведомом далеке, где остались прежние успехи и радость созидания. Призрачный занавес рассудка раздвинулся и впустил сутулые фигуры Демонов КаЗэ. Первым ступал зажаренный как египтянин Демон Короткого Замыкания, его потеснил Демон Конечного Заклятия, а на пятки им наступал самый могущественный, не имеющий себе равных Демон Блэкаута.
       Напарники погрузились во власть демонов. Один резко вскакивал с койки и подбегал к вещевому шкафу, распахивая дверцы. Глаза его непомерно расширялись, будто завидели скелет среди одежды, и побелевшие губы произносили только одно суровое слово:
- Полтергейст! - и он бросался на своё место.
Второй ничего этого не видел и не слышал, но через некоторое время вскакивал и бросался к шкафу, чтобы прокричать в загадочное нутро такое же слово.
Любой мог заглянуть в каюту и сделаться случайным свидетелем этой сцены.

                                  *

      Через сутки добры мОлодцы протрезвились и выпутались из этой передряги.
Прибор подключался через штекер. Штекерный разъём устроен таким образом, что штырьки одной половины -  "папа" - надёжно входят в гнёзда другой половины - "мама". Соратники по борьбе с зелёным змием умудрились соединить "папу" с "папой" и затянуть гайкой, что физически в принципе невозможно. При нагревании штырьки вели себя привольно и засим отказывались поддерживать тесный контакт друг с другом.
 


Рецензии