Лунное регги

   Из Стамбула они должны были улететь к вечеру, но вмешалась нелётная погода в аэропорту прилёта - городе Нальчик. Рейс был чартерным, а проблемы, в виде тумана, в аэропорту Нальчика были такие обычные, что рейс не стали откладывать, как  водится на два часа, и так далее по обстановке, а просто всех увезли обратно в отель. До тех пор, пока туман не рассеется. Вот он под утро и рассеялся.
   Привезли их обратно в чартерный терминал аэропорта Ататюрк, не совсем проснувшихся, где-то часов в шесть утра. Зал вылета был пуст и какой-то несуетливо-тихий. Кроме пассажиров их рейса, и нескольких человек служащих и полиции, никого не было.

   Но, бар работал. В нём Валерий и приземлился, в ожидании дальнейших команд от руководителей чартера. Они, к слову сказать, не долго думая, присели тут же. И в принципе их желания совпадали - выпить по бокалу пива. Все они друг друга знали, и поэтому вяло перекидывались с Валерием ничего незначащими фразами.
   Организмы просыпались неохотно и постепенно. Говорить и думать не хотелось, эти функции ещё не активизировались. То-есть сидели молчаливые и грустные. В баре было тепло и уютно. Звучала тихая спокойная, под стать общему настроению, музыка.
   И вот заиграла новая мелодия. И наступило у Валерия какое-то умиротворение. Наступило,  какое-то примирение с окружающим миром. Всё отодвинулось на второй план. Все дела, проблемы, все окружающие люди.
   Через стеклянные стены терминала было видно, как на горизонте начинает подниматься огромное солнце. А он просто сидел очень ранним, холодным, весенним утром в теплом баре аэропорта с бокалом прохладного пива и ему, на данный момент времени, было очень хорошо и всё безразлично. Хотелось, чтобы время остановилось.
   Звучало "Лунное регги" группы "Окарина".

   Валерий опёрся подбородком на руки, лежащие на стойке бара, сидел и смотрел на суету, которая начинала раскручиваться вместе с начинающимся новым днём, и думал: ну куда все торопятся? Неужели люди не хотят просто спокойно посидеть и послушать музыку? Ну хотя бы на время остановиться и забыть на несколько минут о всех делах. Ведь такое хорошее утро.
   Между рядами кресел, в зале ожидания, хлопотливо как вороны, бесконечно что-то переупаковывали челноки. Успевая хвалиться друг перед другом - кто что купил, и почём. Не забывая между этим материть жадных турков-торговцев.
   Суета.
   Краем уха, Валерий услышал разговор двух, оживших после пива, флайт-менеджеров с их борта. О том, как улыбалась, кому-то из них блондинка в лифте отеля, и после пары комплиментов от него, объявила ему цену за её невинное тело. Ну не сука, а?
   Вяло подумал, что на экипаже опять сэкономили, заселили их на ночь в дешёвый отель где живут украинские проститутки. Точно - суки.
   Всяческая суета.

   В другое время он бы посмеялся вместе с бедолагами, которые остались без сладкого, но сейчас Валерию это было нисколько не интересно. Он поудобней положил голову на руки, закрыл глаза и слушал музыку. И на душе у него был мир. Не хотелось ни о чём думать.
   Подошёл бармен:
   - Мистер, проблем?
   - Ёг проблем. Чок гюзель мюзик, - ответил не поднимая головы Валерий.
   - Тамам. Башка бир бира?
   - Лютфен.
   Бармен осторожно поставил перед Валерием ещё бокал пива и отошёл к позвавшим его, входящим во вкус, флайт-менеджерам.

   Подобное настроение было один раз во время службы в армии.
   Валерий с сослуживцами вернулись на катерах, с границы, от понтонной переправы в афганский порт Хайратон. Они прикрывали переправу, по которой круглосуточно шли колоны бронетехники и машин в Афганистан, от душманов с воды.
   После того как заправили катера, и по быстрому сделали обязательное техническое обслуживание, пошли со стоянки катеров на пограничную заставу - спать.
   Идти недалеко - погода отличная. Вроде всё как обычно. Ранее утро, только рассвело, приятно тепло, но не жарко. Весна. Но что-то было по другому.
   Валерий огляделся, а вся граница красная от распустившихся диких маков.
   Красота неимоверная.
   Бескрайнее красное море до горизонта, в которое кажется  войди и можешь плыть. В этой красоте чувствовалась великая сила неподвластная человеку. Красота, которую можно уничтожить, но нельзя подчинить.
   Никакого лязга металла, рёва двигателей и криков обезумевших людей.
   Тишина и спокойствие. И так от этого величия на душе стало спокойно и хорошо, что не хотелось чтобы это состояние исчезло.
   Не хотелось идти на заставу с её повседневной рутиной, распорядком дня и боевым расчётом.
   Сейчас всё это казалось неуместным.
   И вообще, всё что было до этого - суета сует.

   По всей видимости такое настроение было тогда не только у него. Потому что шли они, уставшие и "до зубов вооружённые", на заставу непривычно долго.
   Они сошли с дороги и брели по колено в этом красном море из цветущих диких маков. Говорили о разной чепухе и беззаботно смеялись.
   Как будто не было, с декабря семьдесят девятого, почти до самой весны восьмидесятого, службы на пределе физических и моральных сил у переправы в порту Хайратон.
   Как будто не было войны.
   Им было по девятнадцать лет. Пацаны.
   Как сказал Евгений Евтушенко в своих стихах: они были возмутительно нелогичны, непростительно молоды.
   А вспомнить ещё и Василия Аксёнова, то они все в том возрасте получили от судьбы "звёздный билет". Единственно, их об этом не предупредили, и поэтому мало кто им воспользовался. 
   Если вернуться опять к Евтушенко: наделили их богатством, не сказали, что делать с ним.

   И Валерию кажется, что тогда тоже звучало это регги. Конечно ещё ненаписанное. Но оно должно было звучать.
   А сейчас, положив голову на руки на барной стойке, он не думал о том, что впереди его ждёт тяжёлая дорога: регистрации, таможни и границы. Три перелёта за день. И ещё куча приятных и неприятных забот. И что он устал от частых полётов за границу и поездок по родной стране. И о том, в конце концов, что у него опять кончились страницы для виз в загранпаспорте, и его надо срочно менять. Чёрт бы его побрал.
   Всё это было сейчас не важно, и как бы, в другом измерении, а на данный момент времени Валерию было очень грустно и спокойно. Он пил пиво, слушал музыку и его ничего другое не интересовало.
   Валерий просто возвращался домой.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.