Зашитые бриллианты. Часть 2

Итак, странное поведение Клавдии не укрылось от зоркого ока бабы Иры. И хотя выступала она в роли этакой злодейки, в сущности, была человеком невредным. Жизнь пожилой женщины была опустошена коварством неверного мужа, изменившего ей с подругой Аллой, за здоровье и благополучие которой Ирина, будучи еще молодой женщиной, не раз принимала на себя множество неприятностей.
Но в то же время гордая Ирина Акимовна не простила предателей и навсегда осталась одна. Не везло ей в отношениях с людьми. Ее родная тетка Ада одолжила как-то у нее огромную сумму денег, которые баба Ира всю жизнь копила себе на однокомнатную квартиру. Но тетке деньги были нужны, чтобы спасти непутевого сына Игоря от предстоящего суда и тюрьмы. Парня удалось вызволить из беды, но о деньгах, отданных тетке даже мечтать не приходилось. Получилось так, что, уйдя на пенсию, Ирина Акимовна проживала в коммуналке, потеряв всякую надежду на улучшение жилья и веру в людей.
Женщина практически не жила своей жизнью. Она существовала в окружении чужих судеб. Баба Ира, как теперь ее звали, относилась к Клавдии почти, как строгая мать к неразумному дитяти.
«Дура деревенская, - добродушно думала Ирина Акимовна, - ведь обманут и обведут тебя, как лохушку последнюю. Меня вон родные люди предали, а у тебя и вообще никого нет рядом».
Услышав, что Клавдию хотят забрать в больницу, что температура у нее за сорок, Ирина Акимовна очень удивилась, что Клава, на ночь глядя, в таком состоянии куда-то поплелась.
«Господи, да что за беда-то с ней такая приключилась? Ведь свалится где-нибудь на улице», - подумала она и, быстро накинув на плечи шаль, вышмыгнула вслед за Клавой из квартиры.
Клавдию она обнаружила сразу. Та еле плелась, чуть не падала и тащила с собой тот красивый огромный пакет, который принесла вчера вечером. Ирина Акимовна обругала ее тогда сгоряча, понимая, что такие дорогие вещи просто так не дарят. Уж не хотят ли отнять у этой дуры ее комнату? Но получалось, что соседке, видимо что-то дали кому-то передать, и она с такой-то температурой, неразумная, поперлась исполнять поручение.
Пожилая женщина незаметно шла за Клавдией, даже не прячась, потому как соседка ни разу даже не обернулась. Она так тяжело плелась, постоянно спотыкалась, что Ирина думала, она вот-вот грохнется. Эта мысль привела ее в ужас. Что если Клава вправду упадет? Сможет ли она дотащить ее обратно до дома?
«Куда же она идет-то?» – удивлялась женщина. Впрочем, еще больше она удивилась, когда поняла, что идет Клавдия к рынку. Она видела, как Клавдия о чем-то просила рыночную уборщицу и как та, взяв пакет из рук Клавдии, принесла той какую-то бумажку, похожую на деньги. Но уже темнело, а видела баба Ира плохо, поэтому точно сказать, что эта гастарбайтерша отдала за пакет, не могла. Однако все происходящее было так странно, что после того как Клавдия удалилась с рынка, любопытная Ирина Акимовна подошла к уборщице.
- Милая, - обратилась она к ней. – Расскажи-ка мне, что это моя дочь тебе отдала? Боюсь вот, опять что-то из дома уволокла, чтобы на своего хахаля потратить, - выдала она без зазрения совести.
Гастарбайтерша посмотрела на бабку и прошмякала:
- Я не понимаю по-русски.
- Слушай! Ты из себя дуру-то не строй! – повысила голос Ирина Акимовна. – Только что понимала, а сейчас, значит, нет? Я сейчас милицию приведу, и ты отсюда улетишь белым соколом.
Это обещание явно смутило уборщицу, и она, как по волшебству, стала понимать и даже говорить по-русски.
- Пальто она мне свое старое продала за тысячу рублей. Если хочешь, давай деньги, тысячу рублей. А я верну ваше пальто.
- Не ври, - сказала баба Ира. – Я видела, сколько ты ей отдала.
- Тысячу, - стояла на своем женщина. – Хочешь, плати. Нет – иди домой и с дочкой разбирайся.
- У меня с собой только пятьсот, - доставая кошелек из кармана халата, сказала Ирина Акимовна. – Давай меняться, - уже почти миролюбиво предложила она.
- Отдашь еще шаль свою, - был ответ.
- Ну, давай неси, грабь старуху! - согласилась баба Ира, про себя обругав эту сволочную чукчу.
Обмен произошел быстро, и Ирина Акимовна, кляня себя за глупость, потащила пакет обратно. Она еле слышно прокралась в свою комнату и прислушалась. Соседка, видно, уже спала. В квартире стояла тишина. Ирина Акимовна вытащила из пакета пальто, глянула мельком и села на табурет.
«Неужто, - думала она, - у Клавдии совсем нет денег и лекарства купить не на что? Вот ведь вертихвостка! Тратит деньги, куда не попадя, о черном дне не думает. А должна бы! Ведь не молодая уже! О, Господи! - перекрестилась старуха, - даруй рабе Клавдии здоровья и ума в придачу!
Однако что ж мне теперь с этой тряпкой делать, - глядя на пальто, размышляла Ирина Акимовна. – Отнести вампирихе Люське? – вспомнила она процентщицу, когда-то давшую им с теткой деньги на племянника. – Эта гадина тогда чуть живьем шкуру с нас не содрала!
Но пальто, вроде, справное. Попрошу у нее две тысячи за него. Скорее всего, не даст. Но начинать надо с серьезной суммы. Воротник-то лиса, стало быть, и три можно запросить, - злорадно усмехаясь, подумала Ирина Акимовна. – Буду торговаться. Лекарства Клавдии куплю и на кухню пару табуреток, - размечталась она. Ну да ладно! Утро вечера мудренее», - и она стала готовиться ко сну.
Засветло пожилая женщина прошмыгнула мимо комнаты Клавдии и тихо вышла из дома.
- Только бы эта жмотяга еще работала, - заклинала баба Ира. Ей даже нехорошо стало при мысли, что ненавидимая ею Люська ушла на пенсию или, к примеру, умерла. – Пусть поживет пока, - шептала она.
Люська, обрюзгшая, старая, но такая же мерзкая встретила ее слащавой улыбкой:
- Неужто, Ирина, племянничек опять какой-то финт выкинул? – спросила она
Ирина Акимовна, игнорируя вопрос, выложила перед скрягой свой товар, не говоря ни слова. Люська схватила лупу, пальто и ушла в другую комнату. Ирина Акимовна селя и стала ждать своей горькой участи.
Люська за стеной громко ахнула и опрокинула что-то из мебели.
«Вот зверюга, - подумала баба Ира, - готовится. Сейчас будет с меня последнюю шкуру сдирать». Но Люська не показывалась, а спросила из-за стены:
- Где же ты такую хорошую вещь купила?
Эти слова вселили надежду в Ирину Акимовну, и она ответила:
- Купила у одной очень богатой дамы. Она носит только дорогие вещи, так что не вздумай меня обманывать. Это пальто стоит пять тысяч! - сама ужаснулась своей смелости Ирина Акимовна.
-Ну что ты, что ты, голуба, - залебезила Люська, входя в комнату. – Я же понимаю чужие беды. Ладно уж. Держи четыре тысячи и благодари Бога, что пришла к такой чуткой дуре, как я.
От удивления Ирина Акимовна чуть не упала со стула, но вслух произнесла:
- Ох! Ох! Только бедность наша вынуждает меня отдавать такую вещь почти даром.
Она взяла деньги, тяжело поднялась и вышла, не попрощавшись.
Люська мгновенно бросилась в другую комнату. Скинув пальто со стола на пол, она разложила комплект бриллиантов и, не отрываясь, стала смотреть на камни.
Они так играли, так переливались, завораживали и зачаровывали. Люська же, забыв обо всем, смотрела на свою находку и хищно прикидывала, за сколько же она продаст их пауку Тархану. Главное – не продешевить, не спешить, разведать все возможные варианты.
Она была так погружена в свои мысли, так зачарована этим богатством, внезапно свалившимся ей в руки, что не заметила, как в комнату вошел ее молодой любовник Антон. Антон подошел сзади и Люська, вздрогнув, схватила в руку кольцо и серьги, зажав их в кулаке.
- Да ладно тебе, Люсек, - обнял ее Антон. – Я уже видел. Покажи.
Но Люська, вечно падкая на его ласки, вдруг зло сверкнула глазами:
- Я работаю, Тоша. Зайдешь через полчаса.
Такого еще не было в их отношениях. Антон, правда, никогда и не видел, чтобы Люське в его присутствии приносили брюллики. Но чтобы эта жаба с ним так разговаривала – это неслыханно. Он люто ненавидел Люську, ждал лишь случая добраться до ее сокровищ, но умело скрывал за грубыми ласками свои истинные чувства. Жаба же просто таяла от его прикосновений. Как хотелось ему задушить ее, но у него была цель – добыть для своей Ольги настоящее состояние, уехать с любимой подальше. Все упиралось в деньги.
От слов и тона Люськи ярость в нем вспыхнула со страшной силой, но он сумел подавить ее и почти выбежал из комнаты. Люська же закрыла за ним дверь, нажала на кнопку за шкафом и вошла в примыкавшую к комнате коморку. Сорвав ковер, она отодвинула половицу и достала шкатулку. Открыв ее, Люська вложила кольцо с серьгами в шкатулку и, проделав обратные манипуляции, вновь вышла в комнату.
Она тоже была в ярости. Два дня назад она заглянула в нотариальную контору и увидела там новую сотрудницу Ольгу. Девица была несказанно хороша. Хозяин конторы, Исаак Абрамович, знал толк не только в законах, но и в красивых женщинах. Он выслушал Люську, пообещал все оформить, что ей от него требовалось и, подойдя к окну, вдруг побледнел, как мел и пошатнулся.
Люська подхватила его под руки и усадила в кресло, невольно посмотрев туда же, куда направлен был взор хозяина конторы. Представшая ее взору картина заставила ее тоже схватиться за стол.
Красавица Ольга выскочила на минутку на улицу, чтобы встретиться со своим парнем. Они нежно целовались. Но главное, что любовником красавицы был никто иной, как ее возлюбленный Антон, ублажавший Люськины потребности уже больше года.
Поэтому сейчас она вся кипела от злости, что Антон видел бриллианты.
- Что удумал, поганец, - твердила Люська. – Мое добро преподнести этой твари? Да я вас обоих урою! А цацки эти сама вам назло носить стану.
Она снова нажала на кнопку, вернулась к тайнику, вытащила кольцо с сережками и стала примерять.
- Я тоже неплоха с такими-то деньжищами. Вы вот все у меня где! – и она сжала громадный, совсем не женский кулак. Люська, не закрывая тайника, подошла к зеркалу. Камни были потрясающего качества. Она знала им цену.
На мгновение женщина вспомнила свое детство, свою жизнь с родителями-алкашами. Вспомнила, с какой брезгливостью к ней относились все ее мужики. Только ее деньги заставляли их делать то, что она хотела.
- Но так будет всегда! – грозно прорычала Люська.
Внезапно она пошатнулась. Еще недоумевая, что за нелепость с ней приключилась, Люська грохнулась на пол. Ее сразил смертельный удар. Вместе с ней полетели полки. Грохот оглушил помещение.
Вбежавший в каморку Антон нашел ее уже мертвой.
На следующий день он исчез из города вместе с красавицей Ольгой.

Ирина Акимовна пришла домой довольная. Она постучалась к соседке, та ответила:
- Войдите!
Баба Ира увидела лежащую на кровати Клавдию и спросила, как та себя чувствует?
- Уже лучше, - с улыбкой ответила Клава.
- Ну, слава Богу! - произнесла соседка. – Говори, какие лекарства тебе нужны, я схожу.
- Да уже, вроде, ничего и не надо, - ответила Клава. – А почему вы сегодня такая радостная? – спросила она бабу Иру.
- Да я немножко разбогатела, - ответила та. – Хотела с тобой посоветоваться. Я думаю Петра попросить побелить нам кухню, и купить новый стол с табуретками. Ты как, не против?
- Да я с радостью приму участие! – воскликнула Клава. - Только деньги – с получки. Хорошо?
- Да не надо никаких денег, - рассмеялась баба Ира. – Я это одна потяну. Вставай, пойдем. Я нам там чай приготовила и торт купила, - и она удалилась на кухню.
«Как здорово, - подумала Клава, - что люди все-таки лучше, чем иногда кажутся!»

Ноябрь 2012 г.


Рецензии
Жанна, дорогая, вы ещё и ещё раз подтверждаете свои способности блестящего рассказчика!
Спасибо!
С любовью

Натали Соколовская   29.11.2014 20:25     Заявить о нарушении
Дорогая , Натали!
Мне радостно сознавать, что Вы зашли на мою страничку!
Встречи с Вами всегда праздник для меня.
Вы , как никто другой, умеете поддержать автора своим великодушием и истинно добрым отношением.
Сразу понимаешь, что такое- Человек от Бога!
Любовь к людям , понимание и тепло, исходящее от Вас, согревают душу.
Спасибо и низкий поклон Вам за это!
С любовью, Жанна.

Жанна Светлова   01.12.2014 11:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.