Часть тринадцатая. Валери, ты откуда? Депрем

   Середина августа. Лето. Валерий утром, в понедельник шестнадцатого, прилетел в Стамбул. В течении дня он быстро решил все дела с приёмо-сдачей вновь привезённых запчастей, получил часть денег, и полная свобода. Несколько дней приходилось ждать остальные деньги. С наличкой у фирм проблемы не только в России. С безналом вообще вопросов никаких, но он Валерию не нужен.
   Сергей в этот раз остался дома. Тормознули домашние дела, но на днях должен подлететь.
   Валерий заселился в отель "Гранд Ашиан", где всегда жили саратовские челноки, и они с Сергеем так же. Там обязательно находились друзья и знакомые. Все друг друга знали. А в компании гораздо веселей долгими стамбульскими вечерами.
   Дел оставалось немного. Кроме ожидания денег, нужно всего лишь, не торопясь, собрать заказы на следующие поставки. А если таковых будет мало, убедить турков, что то или иное им просто необходимо. Хотя они работали с фирмами из разных турецких городов, и с заказами проблем не было. В основном проблемы были с ценами. Так что, получение заказа выливалось обычно в элементарный торг. Почём возьмёте? Другим словом - рутина.

   На улице отличная погода, жара. Погода как раз для того, чтобы не сидеть в городе, а уехать на пляж. Мраморное море в двухстах метрах, но там набережная, бетон, камни. Купаться проблематично. Удовольствие для экстремалов. И вообще Мраморное море грязное.
   Поэтому ездили на Чёрное море и далеко. Ближайший нормальный пляж, минут пятьдесят езды, но они всегда ездили в другой город - Шиле. За Босфор. Из Европы в Азию. Ехать туда часа два. Уезжали обычно рано утром, и до вечера. Валерий бы и на пару-троечку дней уехал, но желающих составить ему компанию, из челноков, никого не найдёшь, а одному скучно. Все очень заняты. Ему только делать нечего. Ему здесь закупаться не надо.
   Валерий, встретившись с некоторыми знакомыми в холле отеля, спросил: есть ли желание поехать на море? Решили вечером собраться, посидеть в кабаке и обдумать данный вопрос. К этому времени подтянутся и остальные. Все только приехали и разбежались по делам. К вечеру, по делам, все и определятся - у кого есть время, у кого нет. На том и порешили.

   Понедельник заканчивался. Вечером сидели в ресторане "Аксу", который находился в пяти минутах ходьбы от отеля.
   Кто хотел, кроме еды, ещё компании и общения, да и элементарно - выпить, все шли сюда. Саратовские всегда здесь вечером сидели. Если кому было нужно кого найти из саратовских, или узнать приехал или нет, шли днём в отель "Гранд Ашиан", а вечером в ресторан "Аксу". Если в отели, саратовские челноки, бывало и в другие расселялись, то уж в ресторан, вечером, точно в этот  придут. Как говорится, с наибольшей вероятностью.
   Посидели весело. Некоторые давно не виделись. Решили - в среду, кто может, поехать на море. Турецкий друг Валерия, Нихат, который был здесь же, обещал подогнать к семи утра автобус.
   Нихат, для саратовских вообще не чужой человек. У него жена была из Саратова. Они имели небольшой туристический бизнес. Поэтому все саратовские его знали, а несколько человек имели с ним дружеские отношения. Среди них и Валерий.

   После ресторана решили не расставаться, а продолжить в отеле, в чьём-нибудь номере. Расходиться, или расползаться по номерам начали после двух часов ночи.
   Валерий пришёл в свой одноместный номер, и рухнул спать. Наутро вставать рано не надо было, можно спокойно спать сколько хочешь.
   Он сразу уснул, но через какое-то время, не поняв сначала от чего, он проснулся. Кровать подпрыгивала, двери у шкафов скрипели и хлопали. Он пытался спать дальше. Мало ли чего покажется. Подумал ещё: "Опять дурак напился. Последние две бутылки виски, которые прислал хозяин отеля, явно уже были лишние".
   С тумбочки грохнулся телефонный аппарат. Он его поднял, поставил на место. Странно. Вроде ни чем его не задевал.
   Захотелось попить. Во рту сушняк, последствия от большого количества выпитого алкоголя. Вспомнил, что воды не купил. Из крана пить нельзя, морская опреснённая вода, но если очень хочется, то можно. Делать нечего пошёл к умывальнику.
   "Странно всё-таки, что так кидает, из стороны в сторону?" - мелькнуло в голове: "Он свою норму знает. Никогда такого не было".
   Мозги всё отказывались работать. Они ещё не проснулись.

   Взял стакан с полки под зеркалом. Держась за раковину, открыл кран, попытался набрать воды. Струя уходила в сторону от стакана. Поймать её не получалось.
   Валерий уже понял, что качает не его, а отель. И, что зря  грешил на те две бутылки виски от хозяина отеля. Но он ни как ни мог осмыслить, спросонки: что происходит, и главное, что делать?
   По этажу забегали, зашумели люди. Затарабанили в двери. Валерий услышал чьи-то мужские и женские голоса:
   - Валера, выходи. Землетрясение. Быстро на улицу.
   Вот теперь всё ясно, всё встало на свои места. Толчки продолжались. Но появилось какое-то упрямство. Ни куда он не пойдёт.
   - Я не пойду никуда. Я сплю, - ответил Валерий, в дверь.
   - Ты чё ...! Вообще ...! Давай быстрей, сейчас всё рухнет, - кричала несколькими голосами дверь.
   - Я сказал не пойду! Всё! Бегите.
   - Ну и хрен с тобой! Придурок, - слышалось уже из далека, сквозь топот ног.

   Валерий потом думал, почему он не убежал с отеля? Откуда появилось это упрямство?
   Что выпившему "море по колено", это конечно понятно. Но он бы тогда собрался не торопясь, взял бы бутылку, и пошёл искать беглецов, чтобы отметить землетрясение. Это было бы логичное поведение пьяного.
   Скорее всего причина была в другом. Как в юности, когда проводив девчонку из чужого района, идёшь назад в свой, и видишь стоит группа пацанов, не из твоего района. И скорее всего они тебя просто так не пропустят. Логика говорит: сверни. А лучше, спринтерский рывок, как на стометровку, с плавным переходом в стайерский бег на длинные дистанции. Но включается какое-то упрямство - не сверну и не побегу. И ты идёшь прямо на эту толпу, и благополучно получаешь в глаз.
   В данном случае, наверное то же самое - не побегу, хоть обтрясись. Не любил Валерий, чтобы ему кто-либо диктовал и указывал, что он должен делать. Даже если это силы природы.
   А может просто из подсознания всплыло, что у него сейчас идёт время сна, а сон пограничника - это святое. И никто не может его во время сна тревожить.
   Поэтому он спокойно лёг спать, не обращая внимание на продолжающиеся сильные толчки. И благополучно уснул. Назло.
   
   Утром проснулся. Странно, электричества не было. Отключения электричества в Стамбуле бывают часто, но обычно отели включают свой генератор. Умываясь и глядя на струю воды с крана, вспомнил про ночное происшествие. Стал звонить по внутреннему приятелям в номера, чтобы узнать, чем всё кончилось. Странно везде короткие гудки. Как потом оказалось, у всех  аппараты попадали с тумбочек.
   Валерий стал названивать по мобильному. В те времена они ещё были редкость. В России вообще, стандарт связи, которым пользовались уже в Турции, был ещё в зачаточном состоянии. И такие телефоны просто были не нужны. Они были только у тех, кто очень часто бывал в Турции, и подолгу.
   Так что, он мог позвонить всего на пару номеров. Но и они на турецком языке отвечали, чтобы он от них отстал, и не занимался ерундой, потому что - связи нет.
   Окна его номера были в безлюдный двор.

   Тогда он, почти не надеясь на удачу, начал звонить с мобильного домой в Россию - жене. На удивление дозвонился почти без проблем. Повезло. Международная сотовая связь работала.
   Он услышал в трубке голос жены:
   - Алло.
   - Алло. Зинуль, привет. Как дела у вас?
   - Нормально. За ночь ничего нового не произошло. Ты же вчера вечером звонил. Чего это ты с утра названиваешь? Забыл что ли? То-то я почувствовала, что голос у тебя вчера через чур весёлый был.
   - Да нет, всё нормально. Я всё помню. Да и не пьяный я вчера был.
   - Ну да, да.
   - Я чего звоню. Ты случайно новости сегодня не смотрела? Не в курсе, что у нас здесь произошло? Я никого найти не могу, и в отеле похоже никого нет. Такое ощущение, что я вообще в нём один.
   Уже заканчивая фразу, Валерий понял, зря он позвонил. Его не поняли. На другом конце повисла зловещая тишина.
   - Алло, алло. Зинуль.
   - Тебе, что заняться нечем? Что, очень весело у тебя там?
   И он выслушал ещё кучу малоприятного о себе и о водке. Хотя причём здесь водка, они пили виски.
   - Ну всё, я тебе потом позвоню, - крикнул Валерий в трубку и отключился.

   После этого оделся и спустился на рецепшн отеля. По лестнице. Лифт не работал. В отеле было непривычно тихо.
   Валерий вышел в холл отеля. Дежурный, за стойкой рецепшена,  посмотрел на него испугано, как на приведение. Узнав расслабился:
   - Валери, ты откуда? Ты почему в отеле? Ты что, не знаешь? Депрем. Биг проблем.
   - Какой депрем? Какой проблем?
   - Земля у-у-у, - и турок изобразил как будто он трясёт яблоню или грушу, а может пальму. - Депрем. Всё у-у-у.
   Валерий пожал плечами:
   - Спал. Ничего не почувствовал.
   - В три часа ночи у-у-у, - продолжал трясти какое-то воображаемое дерево, оставленный в отеле один, для охраны, дежурный. - Всем стучали. Как ты так спал? Кафа проблем?
   - С кафой йёг проблем, ты лучше свою голову проверь. Басурманин, - ответил Валерий.
   - Я Ердал. Зачем Басурманин?
   - Это по русски - турок. Где все?
   - На Мармара. Одеяла, подушки, всё туда. И сейчас все там. Отель боятся. Отель у-у-у, - всё никак ни мог остановиться дежурный.
   - Ясно. Пойду на Мармара.
   Так турки называют Мраморное море.

   Валерий вышел на улицу. Магазины все закрыты. Люди были, но очень мало. Все в основном шли со стороны моря. Подумал, что едва ли друзья до сих пор сидят на набережной. Тогда где они? Правильно. В ресторане "Аксу". Пока думал, ноги сами принесли его в этот кабак.
   Все были там. Они встретили его радостным рёвом. По лицам было видно, что сидят давно. Они уже похоже в сотый раз рассказывали друг другу, а теперь и Валерию, кто как, и в чём, выскакивал из отеля. У всех были разные мнения - кто кого спасал. Но все были едины в одном мнении, что Валерий идиот, раз не выскочил из отеля и продолжал спать.
   Он и не спорил. Что есть, то есть.
   Приехал Нихат. Сообщил, что эпицентр землетрясения находился в восьмидесяти километрах от Стамбула, на том берегу Мраморного моря, в районе города Измит. В Измите сильные разрушения, потом оказалось что весь город рухнул, похоже много жертв. В Стамбуле так же много разрушений и жертв.
   В районе, где он живёт и в других, вдоль берега моря, разрушено много жилых домов многоэтажек. На него самого, со спящей рядом женой, упал шкаф. Еле выбрались из под него. Вдоль всего дома трещина.
   Только район где живут челноки не пострадал. Дома старой постройки, и все как бы сцеплены между собой. На любой улице, что правая, что левая сторона -  это единый массив,  без проулков, от начала и до конца квартала, и по всему периметру,  с переходом на параллельную улицу.

   Весь Стамбул переехал жить в палатки. Палатки стояли везде на набережной, в парках, и даже просто вдоль дорог. Толчки были постоянно, то более, то менее сильные.
   Завалы разгребли очень быстро. За несколько дней. Ничья помощь, по большому счёту, и не нужна была властям. Её приняли, чтобы не обидеть предлагающих.
   Российское МЧС там точно не нужно было. В Измите они демонстрировали самоотверженность, интернационализм и готовность кинуться в самое опасное место. На самом деле просто мешались.
   В Стамбуле, за несколько дней, без всякой интернациональной помощи, и без лишней шумихи, просто сгребли все рухнувшие дома бульдозерами и экскаваторами и вывезли из города. Не стали заниматься такой ерундой, как разбор завалов и поиск пострадавших. Может это было и оправдано. Лето. Жара. Легко получить эпидемию. Спасёшь одного-двух, потеряешь тысячи.

   Валерий с друзьями рвались ехать помогать пострадавшим, но Нихат сказал, чтобы лучше не дёргались. Всё оцеплено полицией и войсками, и к развалинам никого близко не подпускают.
   Через несколько дней Валерий ездил по тем районам, где рухнули многоэтажки. Всё было зачищено. Но сразу было видно то место, где раньше стоял дом. Вроде всё ровно, но ощущение, как будто в этом месте у города вырвали зуб.
   А через месяц был по делам, на той стороне Мраморного моря, в городах Измит и Ялова. Там конечно стихия порезвилась от души. Выглядели они как после бомбёжки. Целых домов почти нет, дороги провалившиеся, земля в ямах.

   К обеду жизнь в Стамбуле начала входить в своё русло. Открылись магазины, челноки стали возвращаться в отели, и тут же разбегались по своим делам.
   Валерию делать было нечего, и он пошёл к туркам, писать заказы на будущее. В фирме конечно никто толком не работал. Да и клиентов никого не было. Туркам было не до ремонта машин. Все обсуждали происшедшее. Слухи были один ужасней другого. В принципе все они подтвердились.
   После обеда Валерию позвонила жена голос был испуганный:
   - Валер, что у вас там произошло? По телевизору говорят страшные вещи. С тобой всё нормально?
   - Наконец-то ты посмотрела новости. А я ведь тебе с утра звонил. Вот твоя любовь, и твоё внимание к мужу.
   - Да зная тебя я подумала, что вы ещё с вечера не угомонились и просто придуряетесь. Названиваете. А у меня здесь как раз ...
   - Ну всё, всё. Ладно, - прервал её Валерий, чувствуя, что жена начинает заводиться.
   - Что, правда сильно тряхнуло?
   - Тут в натуре весь Стамбул в руинах. Ладно ты мне всю жизнь не веришь. Тебе что, с телевизора врать что ли будут.  Я теперь не знаю как и домой вернусь. Аэропорт разрушен.
   - Ты можешь говорить нормально? Ты чего дурака опять включаешь? В новостях сказали, что аэропорт работает в нормальном режиме. А вот про жертвы среди русских информации пока нет.
   - Слава богу. Хоть одна хорошая новость. Мы уже думали, как короче идти пешком в Россию.
   Голос жены стал наливаться сталью:
   - Да пошёл ты. Я чувствую у тебя всё отлично. Ладно, звони если что.
   - Да не волнуйся, всё нормально. Наш район не пострадал. Я вот даже делами занимаюсь.
   - Вот. А сразу нельзя было так ответить? Ну всё пока, - уже примирительно сказала жена и отключилась.
 
   Через день, с утра, по всем турецким новостям, стали сообщать, что к десяти вечера ожидается второй удар. Всех жителей просили покинуть дома.
   Весь Стамбул и так, вторую ночь спал на улице. Стамбул выглядел как огромный палаточный город. Челноки ночевали на набережной, под открытым небом, как цыгане. Валерий же упрямо спал в отеле. И он такой был уже не один.
   Официальное предупреждение о втором ударе заставило задуматься - где спать следующую ночь?
   Думали всей толпой, сидя вечером, когда ожидался удар, в уличном ресторане "Чары" уже ближе к морю. Чем больше выпивали, тем больше склонялись к тому, что надо идти в отель.
   Вечер проходит, а удара всё нет.
   Постановили - дождаться двенадцати ночи, и тогда решить окончательно. Мимо них шли толпы людей с одеялами и подушками, в сторону набережной; спать, так сказать, на пленэр.
   Один парень, из сидевших за общим столом, которого Валерий знал не очень хорошо, заметно нервничал и был какой-то расстроенный. Кто-то спросил его:
   - Ты чё дёргаешься?
   - Да не могу домой второй день дозвониться. Связи нет. Волнуются наверное.
   - Да, только с мобильника можно. Я тоже у знакомого турка брал мобильник звонил. А с городских телефонов нет связи. Какая-нибудь авария от землетрясения, - сообщил кто-то.
   Все согласились. Видно все столкнулись с этой проблемой, и каждый уже по своему её решил. Один он был бедолага.
   - А что ты молчишь? На звони, - протянул бедолаге свой мобильник Валерий.
   - Да неудобно как-то. Дорого же звонить с него. Но я могу заплатить.
   - Прекрати. А то щас стукну. Давай, давай звони.
   - Ну набери мне, а то я не умею.
   Валерий набрал продиктованный номер и передал трубку собутыльнику.

   Тот взял, и дождавшись ответа, выдал в неё, как очередь из пулемёта:
   - Света, слушай меня. У меня всё нормально. Поняла. Всё нормально. Сидим ждём второго удара. Обещали второй удар. Если завтра не позвоню, высылай искусственную почку. Всем привет.
   И после этого выключил телефон.
   Все сидели, застыв от услышанного, как фигуры в музее мадам Тюссо, в разных позах. Валерий спокойно спросил:
   - Ты чё, идиот. Вообще что ли ... Успокоил называется.
   - Ну, а чего долго объяснять. Дорого же звонить отсюда с мобильника, - оправдывался парень.
   - Да ты минуту мог говорить спокойно. Как минимум. Куда торопиться? - сказал Валерий.
   - Ну я не знал.
   - А про искусственную почку зачем херню нёс?
   - Да пошутил. Просто слышал, что в таких катаклизмах она часто нужна.
   - На звони, и поговори нормально. Не торопись. Клоун.
   Парень взял телефон с набранным номером и отошёл говорить в сторону. По интонации голоса, разговаривающего, было понятно, что вымаливает прощения.
   
   После полуночи решили идти спать в отель. Вечер кончился. Удара нет. А ведь обещали. Вообще, как это можно предсказать? Что ж они тогда само землетрясение упустили, не предупредили? Если есть такая возможность.
   Как не возражал турок на рецепшене, как не кричал, что нельзя, они всё таки вырвали у него ключи от номеров и разошлись спать.
   Ночью второго удара так же не последовало. В остальные ночи народ постепенно вернулся в отели. А в Стамбуле люди ещё долго жили в палатках. Некоторые палатки стояли ещё месяца три. Трясло, правда всё реже и реже, кстати также, месяца три.
   Но это уже были единичные толчки, как когда-то на тринадцатой заставе.
   И на море отдыхать они конечно не поехали. Это было неуместно, да и неприлично в данный момент.
 
   


Рецензии