Пол-Ивана

                                            Рассказ.
Сырое безмятежное утро столичной осени. Подпрыгивая на ухабах, по проспекту проносится ярко-желтая маршрутка и резко тормозит у остановки « Гипермаркет «КУРАЖ»». Полусонный народ начинает не спеша набиваться в салон.
-Проходим, проходим живее, - раздраженно кричит водитель Иван Лохин,- чиво спереди столпились!
Маршрутка также резко срывается с места и растворяется в тумане.
«Ну и стадо!» – цедит сквозь зубы Иван и давит на газ.
- Можно поаккуратнее?- охает пожилая женщина в больших очках.
Иван не отвечает, знает, что ввязываться в разговор с пассажирами накладно – могут такой хай поднять.
В такие минуты Иван Лохин вспоминает те благодатные времена, когда он работал в обладминистрации, возил на «Опеле» начальника отдела социального обеспечения. Начальник был мировой мужик, большой любитель женщин и разного рода застолий. Поэтому Ивану частенько приходилось возносить тело начальника на четвёртый этаж и передавать молодой жене. От этих воспоминаний всегда учащенно билось сердце и тянуло к сигарете.
-Водитель, перестаньте курить!- возмущается тот же голос.
« Да чтоб вас!»- почти рычит Иван, нажимая на газ, а потом еле успевает перебросить ногу на тормоз – маршрутку подрезает темно-синяя «Мазда».
В салоне стон и ругательства – а Иван улыбается.
«Повезло, что не зацепил – мало ли чья это  машина!»
Везло Ивану Лохину ещё с детства.. Вскормленный козьим молоком и крольчатиной в семье фермера, он рос способным и выносливым крепышом, закончил школу с золотой медалью, выполнил норматив мастера спорта по дзю-до.
Отслужив в десантуре, поступил в университет на агрономический факультет. Но вскоре при невыясненных обстоятельствах погибает отец и фермерское хозяйство приходит в упадок. Охота к учёбе как-то сама-собой отпала.
Крутил баранку сначала таксистом, а потом друзья помогли устроиться в обладминистрацию.
- Я сопровождаю инвалида, мне же можно не оплачивать проезд? – обращается к водителю худенькая девчушка в демисезонном пальто.
- А нам это не компенсируют, - пожимая плечами, железным голосом отвечает Иван, - так что или платите или выходите.
Женщина-инвалид слабым голосом возмущается, но девчушка, видимо её дочь, пытается её успокоить и достаёт деньги.
Увидев, что женщина в больших очках вышла на остановке, Иван закуривает.
В обладминистрации Лохину была не жизнь, а малина. Зарплата что надо, а на «Опеле» всегда и подкалымить можно и по личным делам съездить. А однажды в кабаке они с начальником познакомились с привлекательными сотрудницами турагенства «Афродита». Самую симпотную из них, Анжелу, начальник взял в свой отдел, встречать иностранные делегации, а через пару месяцев уступил её Ивану и те поженились. Спустя год у них родилась кареглазая и шустрая Ириша.

Крепко затянувшись, Иван чуть не задохнулся и на миг почувствовал, что едет крыша. «И чиво это они туда напихали, -подумал, удивлённо рассматривая сигарету, - ведь не дешевые покупаю.» И на тебе! Чуть не прижал к бетонному забору велосипедиста. Тот обернулся и постучал кулаком по шлёму.
- Ах ты, сучонок,- взъерепенился Лохин и , направив правое колесо в выбоину с водой, окатывает  велосипедиста с головы до колёс. Тот, не удержав руль, падает. С него слетает шлем и ветер развевает длинные русые волосы.
«Гля, девка, - ржёт Иван, не обращая внимания на ропот пассажиров.
Но недолго длилось счастье Ивана Лохина. Начальника по политическим мотивам с треском сняли, Анжела с делегатом сбежала в Испанию, и остался Иван с дочкой Иришей и без работы.
Часам к десяти в салоне почти пусто и слышно, как два старика – один толстый с острой бородкой и огромным портфелем на коленях, а другой худощавый и длинный, в спортивном костюме , спорят о конце света в декабре.
- А я уверен, что это будет переход человечества на новый духовный уровень, - спокойно говорит тот, что в спортивном костюме.
- Послушайте, милейший, причём тут духовный уровень, - почти верещит толстый с портфелем, - когда заканчивается календарь майя!
« Ну и лохи,- ухмыляется Иван,- какой может быть конец света…»
К этому времени у него потихоньку поднимается настроение.
Помотался тогда Лохин от одной работы к другой, и таксовал, и в дальние рейсы ходил, а потом сел на маршрутку, хотя раньше считал, что водилы маршруток  - идиоты и придурки.
Ириша окончила школу, поступила в университет на юрфак, правда на конкрактной основе.
«А они «можно не оплачивать?», -Иван сплюнул под ноги,- а за меня кто оплатит? Вон Ирише за обучение пять штук в год вынь да отдай…
Работая в обладминистрации, Иван зарубил себе на носу:  деньги решают всё. И сейчас из кожи вон лез, чтоб хорошо зарабатывать.
«Их много, а я один, -оправдывал себя,- у них свои проблемы, у меня свои! Окончит Ириша университет – выдам замуж… Во второй половине дома сделаю евроремонт – пусть живут. Вход отдельно будет, но будут двери и на мою половину – чтоб внучата бегали. Да и себе молоденькую найду…»                                                                       «Куда ж тут «можно не оплачивать?» - дудки!
Неожиданно  из кустов прямо под колёса  выкатывается неимоверный живот знакомого гэбэдэдэшника.
- Товарищ водитель, предъявите, пожалуйста, документы.
В права Иван вкладывает полсотни.
- Счастливого вам пути!
Вот так жил Иван Лохин, и жил бы и не тужил, если б в начале декабря не стала сильно побаливать правая нога.
«Застудил малёха,- успокаивал себя Иван, - пройдёт».
Но стал нарывать большой палец, знакомый военный врач посоветовал парить – не помогло, покраснела вся нога.
Когда появились  незаживающие язвы, пришлось идти в поликлинику. Пожилой профессор долго осматривал ногу, щупал её и качал головой.
- Курите, молодой человек, много?
-Как все… а причём тут это?
-Притом… у вас облитерирующий эндартериит…. как бы не пришлось ампутировать…
- Палец отрежете?
- Анализы покажут….
В стационаре Ивану предложили зайти сначала к главному врачу. От главврача исходил запах спирта, он тоже внимательно осмотрел ногу и сказал:
- Как будем лечиться – по закону или по-человечески?
- А можно чтоб не резать?- вспыхнула надежда у Ивана, готов по-человечески, заплатит сколько нужно.
- Попробуем…
Вначале и правда, Ивану стало лучше, но на четвёртый день открылось сильное кровотечение, которое с трудом удалось остановить. А ночью Иван кричал уже на всю больницу, время от времени теряя сознание. До Ивана доносились маты главврача и хирурга и крепкий запах спирта , когда они наклонялись над ним.
Рано утром Иван вышел из наркоза и  почувствовал адскую боль в обеих ногах. С трудом приоткрыв глаза,  увидел под простынёй только одну ногу , правую…
«Всё таки отрезали, гады, - застонал Иван, но… почему….левую..?
Теряя сознание, Иван слышал, как охала и плакала медсестра, как громко ругались главврач и хирург… И вновь почувствовал сладкую негу наркоза…
            Теплое весеннее утро. Пробившись сквозь густые ветви высоких берёз, солнечный луч возлёгся на треснувший подоконник. Иван в инвалидной коляске рассматривает за окном проносящиеся облака. У него нет ног. Вначале было желание судится с врачами, доказывать, что левую ногу ему отрезали по ошибке, по пьяне… Но когда главврач пригрозил: «хочешь жить – молчи», испугался… И вот  до сих пор  страх не прошёл….
            Но не от болей теперь страдал Иван, а от того, что дочь Иришу за неуплату отчислили из университета. А когда стало ясно, что на его пенсию им не прожить, она пошла работать  уборщицей в баре. Через месяц её уволили, сказав, что не справляется со своими обязанностями… Ириша – то? … и не заплатили ни копейки..
            Сегодня уже третий день, как она работает секретарём в частной фирме, с утра до позднего вечера, начальник пожилой и очень строгий, но пообещал хорошо платить.
«Дай бог, дай бог,- хоть немного пытался успокоить себя Иван,- будет хорошая зарплата – будет всё. А учиться и заочно можно..»
             Сквозь дрёму Иван услышал, как скрипнула калитка…
«Кто бы это мог быть? Наверно, сосед.. Может выпить несёт…»
             Но это пришла Ириша…. Вся в слезах…
- Доця, чё случилось?
- Папа, я больше не пойду на эту работу…  Старый скот  запер меня в своём кабинете и стал приставать… так противно…
«Убью гада, - промелькнуло в голове у Ивана, - только  как же я его убью?»
              С некоторых пор Иван Лохин не смотрит в  окно, которое выходит на улицу.. Оно задернуто темными шторами…                                                                                       Напротив ,у супермаркета, к выборам соорудили спортивную площадку на которой  детишки и родители бегают и смеются, гоняют мяч и катаются на велосипедах…
                                          КОНЕЦ.
21.12.12г.


Рецензии