Часть четырнадцатая. Философская

   Самолёт приземлился в Домодедово. Через полчаса Валерий уже ехал в аэроэкспрессе на Павелецкий вокзал. Что же там с таможней? Может зря он так сорвался из Италии, и надо было подождать пару дней? Сидел бы сейчас пил пиво, скучал, но в Венеции. А таможенник может запил или уехал куда-нибудь на рыбалку. Хотя это одно и тоже. А он тут такой парень весь заграничный припёрся. Отдохнуть не даёт человеку. Бедному труженику. Завтра-послезавтра всё может быть само-собой утряслось.
   Да нет, на самотёк ничего пускать нельзя. Дай бог, чтобы всё нормально было. А если Валерий прилетел зря, так это хорошо. Ему это не в напряг. Он куда угодно готов хоть сейчас же лететь только бы не было проблем. Они ни кому не нужны.

   Однажды он прилетел домой в Саратов прямым рейсом из-за границы, правда с посадкой и растаможкой в другом городе, а через шесть часов уже летел в Москву, для того, чтобы сесть на другой самолёт летящий за границу. Он дома даже поесть не успел. Пока дела, то да сё. Как говорится - нам собраться, только подпоясаться. Дорога и неизвестность его никогда не пугала. Без разницы: лететь на самолёте, ехать ли много дней на поезде и машине или плыть на чём-нибудь.
   Когда их жёны прилетели из Греции, они с Сергеем сели в машины, и поехали за тысячу километров из Саратова в Москву, во Внуково, их встречать. Хотя они прекрасно доехали бы до Саратова поездом или прилетели самолётом. Решили сделать сюрприз. Туда и обратно, ровно сутки за рулём. Легко. Сюрприз удался.

 Попытался позвонить таможеннику. Телефон отвечал металлическим женским голосом - вне доступа. Если окажется, что ничего серьёзного, и он не отвечал без уважительной причины, с ним придётся расстаться. Потому, что это уже не деловой разговор.
  Таможенник знал, что ждать звонка нужно в эти дни, и не быть на связи без причины, это уже не работа. Безответственность и необязательность в их деловых отношениях не уместна.
   Хотя, что он торопиться с выводами, может человек в больницу попал, и сам переживает теперь? Если вообще в состоянии переживать. Тьфу, тьфу, тьфу. Валерий постучал по стенке вагона. Деревяшку здесь не найти.
   Рядом сидел мужчина преклонных лет с интеллигентной внешностью. На стук он оторвался от газеты и поглядел на Валерия. Видно он посчитал, что этого достаточно, чтобы заговорить:
   - Вот как так получается, что все ведущие олигархи и банкиры у нас евреи?
   - Русские тоже есть, - ответил Валерий, и тем самым дал добро на дальнейший разговор.
   - Да перестаньте. Любого если потереть окажется еврей. Так, может где внизу. Подползающие.
   - Ну так получилось.
   - Если бы в одной стране, то может и случайность, но это по всему миру. Вспомните Ротшильда, Рокфеллера и других. В Америке вообще, вся финансовая система страны в руках евреев. Да и у нас тоже.
   Валерий уже пожалел, что ввязался в разговор
   - А я вам скажу почему, - продолжал старик. - У них просто слова честность и порядочность имеют другой смысл, и вообще не применяются по отношению к другим национальностям. А в бизнесе вообще для них таких понятий нет. Пока, русские, гордятся "честным купеческим словом", евреи просто смеются над ним. Дешёвые понты. Анахронизм. Главное: нажива любым путём и любыми средствами. Остальное всё лирика. Для романтиков в бизнесе. Только костями этих романтиков, выложена дорога к благополучию, для евреев.

   - Ну ничего нового вы не сказали. Их в этом обвиняют ещё с библейских времён, - парировал Валерий. - Если они уж Христа продали, неужели вы думаете они остановятся перед простым смертным.
   - Я вас умоляю, не надо только ссылаться на Библию. Эта печатная продукция вообще разрабатывалась в тесном сотрудничестве властей и служителей культа. Библия нужна, чтобы держать в узде безграмотный, тёмный народ - стадо. Они даже в прямую называют всех агнцами божьими. То есть баранами, или овцами, это уж как вам угодно, но смысла не меняет.
   - Ну это так, без умысла, по отношению к богу.
   - К какому богу, которого сами и выдумали как отвлекающий персонаж от главных кукловодов. Вдумайтесь в главный лейтмотив всех этих церковных книг. Бог терпел и нам велел. Имеется ввиду не ропщи, как бы плохо тебе не жилось. Не смей поднимать голову, и не дай бог если попробуешь этому противиться. Наоборот, проси прощения и кайся. Проси, и тебе дадут. Да почему человек должен просить у кого-то милостей? Кто так решил? А почему уже заложено в смысле этих книг, что вы должны жить плохо и трудно? Почему на протяжении веков всё устроено так, чтобы народ жил бедно. И просил, но не в коем случае не требовал. Может от того, что это вбили в него священники на генном уровне, что не может народ жить счастливо. Покоритесь и терпите. Конечно кроме некоторых, которые это и проповедуют. Бог терпел да и хрен с ним, почему мы то должны терпеть. Может я хочу жить хорошо и богато, вот тогда я потерплю. Но богатство считается постыдно, если идти по логике этих книг. Это что же за вера такая, которая считает, что народ богато не должен жить, а должен мучиться и страдать. Ведь кому-то это надо. Чтобы ты страдал, и прощения за это просил. Гениально. Счастье народа в его страданиях. За бога, за веру. Конгениально.
   Тебя ударят по щеке, а ты подставь другую. Тебя бьют, насилуют твою жену, убивают твоих детей, а ты не смей возражать. Не смей их защищать. Не смей мстить. Прости этих людей, но не вздумай сопротивляться. Пускай убивают и насилуют. Бог их накажет. А ты не смей. Терпи. Вот скажите молодой человек. Кому такое выгодно было написать.
   
   - Ну вы отец завернули, народ к бунту подбиваете, - пытался перевести всё в шутку Валерий.
   - Вот. Правильно. Это придумали и вписали те, кто этого бунта не хочет. Кто хочет, чтобы народ был смирный и терпеливый. И ещё прощения за это просил. А почему не написать, что если тебя бьют по щеке увернись и дай с правой в челюсть. Если кто-то покусился на кого-то из членов твоей семьи, то гони этого урода как волка бешеного пока не упадет. Догони и убей. Да тогда многие властители в истории человечества, да и сейчас, чувствовали бы себя неуютно. Поэтому под их диктовку и писались все эти библии и евангелия. И это было не просто. Борьба и редактура похоже шла многие века. Вы знаете, что Евангелий было не четыре, как сейчас осталось, а как минимум двенадцать, по числу апостолов. Но остальные восемь не прошли цензуру, первых священников и властей. Не подошли они. Идеологически вредны оказались. И их уничтожили.
   - Да я читал об этом.

   - Если уж на то пошло, и бог всё-таки есть, то скажите зачем нам столько посредников. Бог один? Один. Все это признают. А посредников между богом и человеком, в виде всевозможных вер и их разнообразных течений, до чёрта. Зачем нам столько провайдеров. Может потому, что там есть чем поживиться. Есть я и есть бог, он во мне, и не надо нас трогать липкими руками. В любой вере разговор начинается о душе, а заканчивается, как у Остапа Бендера, делайте ваши взносы. Вы знаете почему во всём мире ненавидят вахабизм?
   - Они террористы, - пожал плечами Валерий.
   - Бред. Это вас в этом убеждают, и я вижу цели достигли. Дело в другом. Вахабизм не признаёт ни какого посредничества между богом и людьми. Никаких муфтиев, попов и равинов. Никаких храмов, мечетей и синагог. Человек и бог. Лицом к лицу. Один на один. Вот этого им простить и не могут. Потому, что у многих сразу возникает вопрос - а на что мы тогда будем сладко жить, и как мы будем управлять этим стадом.
   - Так вот, - продолжил старик. - Если бы в этих книгах было написано - работай и зарабатывай, живи хорошо и весело, защищай себя и близких своих всеми доступными средствами и не прощай тех, кто тебя угнетает и заставляет страдать; поверьте мне молодой человек, мы бы сейчас имели совершенно другую цивилизацию.
   - Может быть, - вздохнул Валерий.
   Чего уж там, прав или не прав старик, а такие мысли и у него в голове возникали.
   
   - Так вот. Евреи лишены этих вредных предрассудков. У них во главу угла поставлено собственное благополучие и благополучие семьи, а потом уже остальное. И ни каких рамок, таких как: честность, благородство, дружба, взаимовыручка и так далее, препятствующих этому, у них нет. Вернее всё это у них есть, но если это мешает их благополучию, то этого нет. Выжить любой ценой. Вот их установка, она у них в крови. А прощения за бедность пускай христиане просят, и остальное терпят. Тем более, что евреи и выдумали эту веру и заповеди прописали. У них то этих заповедей нет. Они же не дураки их соблюдать. Это мешает жить в удовольствие.
   - Ну уж тут-то отец вы палку перегнули. А как же не укради, не прелюбодействуй, не убий.
   - Вы говорите то, что в вас вдолбили. Этого и добивались. А вы вчитайтесь в десять заповедей. Четыре из них предупреждают вас, чтобы вы не вздумали оспаривать существования бога, ни в кого другого не верить, а значит и не слушать, чтобы не вздумали его критиковать, а только славили. Почитать отца и мать, это бесспорно, это они слезы подпустили. А остальные пять рассчитаны именно чтобы держать в покорности. Чтобы ты не защищал свою семью. Не убий. Не желай жены, дома, скота и так далее ближнего своего. Это для того, чтобы ты не пошёл отбирать награбленное. Не лги и не оговаривай. Это против агитации народа на неповиновение. Не укради. Это для того, чтобы ты не требовал достойную оплату труда. Они считают, что ты этого не заработал, значит не имеешь на это прав. Не прелюбодействуй. Лишает тебя права на любовь в нормальном смысле этого слова. Ошибся, женился не на той, всё - страдай.
   - Да так можно что угодно объяснить, - пытался возражать Валерий

   - Хорошо. Давайте рассмотрим смертные грехи.
Вы хотите хорошо питаться? Это смертный грех - чревоугодие. Голодайте.
Вы хотите хорошо зарабатывать? Смертный грех - корыстолюбие. Живите в нищете.
Вы хотите наказать обидчика вашей семьи? Смертный грех - гнев. Терпите.
Вы хотите радоваться и гордиться за себя и своих детей? Смертный грех - гордость. Не смей высовываться, ты никто.
Вы интересуетесь, почему власть имущие живут лучше вас? Смертный грех - зависть. Каждому своё.
Вы не хотите всю жизнь пахать как лошадь? Вы хотите отдыхать? Смертный грех - леность. Пашите негры солнце ещё высоко.
И что у нас получается?  Работай без продыху, не заглядывайся на то, как живут хозяева, не смей возвеличивать себя или детей своих, живи в нищете, будь голодным, и не смей при этом выражать своё недовольство.
   Здорово, правда? Это что, написано во благо народа? Это больше похоже на кредитный договор. То есть мы опять пришли к банкам и ...
   - И евреям, - продолжил Валерий

   Он заметил, что вокруг все уже слушают их. Вернее этого деда.
   - Конечно. Ты можешь дружить, как тебе кажется, с евреем хоть десять лет. Но он, через десять лет вашей дружбы, познакомится с другим евреем, и через десять минут тебя ему продаст. За любую сумму. Если на тебе можно заработать, ни на минуту не засомневается.
   - Ну это вы зря. У меня есть прекрасные друзья - евреи, - возразил Валерий.
   - Хорошее словосочетание "прекрасные друзья евреи". У вас фамилия не Жванецкий? Молодой человек, они просто не встретили соотечественника, который за вас предложил им хотя бы копейку. У русских психология с ними совершенно другая, друг друга трудно понять. Русских с молоком матери учат не продавай родину, попав к врагу молчи, умри, но не выдай проклятым буржуинам ни одного секрета. А у евреев всё так же, но наоборот. Попав к врагу, говори всё, что от тебя хотят узнать. Соглашайся на всё, подписывай что угодно. Выдай любую тайну. И всё это с единственной целью. Сохрани жизнь и вернись домой здоровым. Чувствуете разницу. И это не моя выдумка.
 
   - Да я тоже слышал такое.
   - Вот, а против тех, кто эту их сущность вскрывает они придумали - антисемитизм. Попробуйте  что-нибудь сказать во всеуслышание плохого про евреев, на вас спустят всех собак. Что самое интересное, другие нации тоже кинуться их защищать. Надо же так воспитать стадо. Русских ругать можно, американцев можно, французов, итальянцев, и так далее, можно, а евреев нельзя. Это получается такая - священная корова. Вы будете виноваты, даже если еврея назовёте евреем. Если вам крикнет кто-нибудь из иностранцев - русский иди сюда , вы обидитесь? Нет. Потому, что гордитесь своей национальностью. А теперь позовите - еврей иди сюда. Еврей это сочтёт оскорблением. Вы окажитесь ярым антисемитом. У этой нации ещё и комплекс неполноценности, до паранойи. Они в глубине души рады бы поменять свою национальность. Это как рыжему. Скажи - эй ты рыжий, и он обидится. Потому, что все они завидуют людям с другим цветом волос.

   - Всё подъезжаем, - облегчённо сообщил Валерий.
   - Да, да. Подъезжаем. Понимаете, я не против евреев. Я наоборот за. Я за то, чтобы и у русских было поменьше предрассудков и принципов, как у евреев. Чтобы меньше себя загоняли в разные рамки. И если судьба, или кто-нибудь ещё, пытается ударить русского по щеке, чтобы он уворачивался и бил в ответ правой в челюсть. Тогда среди банкиров и олигархов больше будет неевреев. Спасибо вам, молодой человек, за интересную и содержательную беседу. Рад был познакомиться с образованным человеком. Кстати как вас звать величать?
   - Валерий.
   - А по батюшке?
   - Васильевич.
   - Очень приятно, Валерий Васильевич. А меня Борис Моисеевич.
   И улыбнувшись, на удивлённый взгляд Валерия, он заторопился к выходу.
   Валерий шёл по перрону и всё думал о разговоре. Неужели евреи лучше их знают, в чём правда жизни. Вот дед загрузил. Надо устроиться куда-нибудь в отель и наконец-то поесть.

   Валерий позвонил в несколько гостиниц, номера которых у него были в памяти телефона. Место нашлось в гостинице "Узбекистан" на Рязанском проспекте. Решил не опускаться в толчею метро, а доехать на такси. Ехать не далеко. Больше  беготни по метро. А так от подъезда к подъезду, без толкотни.
   С таксистом долго не торговались. Поехали. Проехав Таганскую улицу на подъезде к Рязанскому проспекту попали в небольшую пробку.
   - Что пробки достали? - спросил Валерий.
   - Да не то слово, - охотно ответил таксист, как и вся эта братия он был не прочь поговорить. - Прикинь, у меня брат живет в центре Москвы - на Покровке, а работает за кольцевой в супермаркете "XXL". Когда утром пробки в центр, он едет из центра на работу, а вечером наоборот, пробки из центра, а он едет домой на Покровку. Вот он меня и спрашивает: где вы пробки находите? Я утром и вечером езжу по городу свободно, никаких пробок нет.
   Валерий посмеялся:
   - Повезло твоему брату.

   Перед ними пыталась влезть пассажирская "Газель". Таксист возмутился:
   - Ну куда, куда лезет. Чурка безграмотная. Права себе купил и приехал в Москву работать. О ещё один.
   За "Газелью" нагло лез "мерс" с кавказцем за рулём.
   - Вот понаехали, черти, - плюнул в сердцах таксист
   - Да ладно тебе. Не обращай на них внимание. Пропусти. Уступает тот кто умней, Это же кавказские, гордые, горячие, парни. А от нагрева мозг умирает, - пытался успокоить его Валерий. - Они же человеческого языка не понимают.
   - Это да. А вот насчёт гордости я бы поспорил. Самые гордые из народов - это русские.
   - С чего это?
   - У всех народов, особенно кавказских, если один человек спас другого, в любом смысле этого слова, он становиться ему как брат. Спасённый благодарен ему всю жизнь и принимает как лучшего гостя. А вот если ты спасёшь русского, он тебе этого никогда не простит. Благодарить конечно будет, на словах, но в душе не простит. Потому, что ты видел его слабым, а вдруг и другие об этом узнают. Какой же он крутой мужик, если ему понадобилась помощь? Самолюбие не позволяет ему быть тебе благодарным. Это закон волчьей стаи. Нельзя показывать свою слабость - сожрут. Мало того, у русских привычка - постоянно напоминать тем, кому очень помог, об этом событии. Каждую пьянку, каждую встречу, если будет подходящий момент или придётся к слову. А это вообще вызывает уже ненависть. Кому приятно, когда тебе в дело и не в дело напоминают, что ты слабак. Это очень ранит русское самолюбие и гордость. Другим народам такого и не снилось. Русские после таких ситуаций, как оказание помощи, чаще становятся не братьями, а врагами. Или как минимум вскоре перестают общаться. Именно от того, чтобы никто и ничего тебе не напоминало о том случае, когда ты оказался слабым.

   - Тебя не Борисом случайно зовут? - спросил Валерий.
   - Нет. Сергеем. А что?
   - Да просто одного знакомого напоминаешь. Тоже философ.
   Таксист похоже слегка обиделся:
   - Какая философия? Это жизнь. Сам пораскинь мозгами.
   После этого он замолчал, похоже дал время спокойно пораскинуть мозгами.
   А ведь он прав, подумал Валерий.
   Была ситуация несколько лет назад, когда ему понадобились срочно деньги и один из друзей их дал. Чем очень помог.
   Валерий всё благополучно ему вернул, ещё и с процентами, и вообще был благодарен. Но при каждом застолье, этот друг обязательно напоминал ему о том, как он здорово его выручил, когда другие отказали, и что он должен сказать ему спасибо. Хотя слышал это спасибо сто раз.
   И правда, вскоре Валерий почувствовал, что он, своими воспоминаниями, его уже раздражает. Нет, ну кому понравится, что тебе постоянно напоминают, что у тебя были неприятности. Когда ты стараешься об этом забыть.
   Всё это привело к тому, что они перестали общаться, и Валерий в сознании того друга остался на всю жизнь - неблагодарным.

   Что же за день сегодня. Как сейчас говорит молодёжь: все ему пытаются сегодня мозг взорвать.
   Подъехали к гостинице. Пока заполнял регистрационную карту и получал ключи, Валерий в голове планировал дальнейшее время: так, нужно дождаться вечера и позвонить таможеннику по городскому на домашний, а пока есть немного времени - в душ и питание. Ё-моё, он же не позвонил жене, что долетел нормально. Хотел же в аэроэкспрессе позвонить, да из-за деда забыл. Теперь этот таксист. Ну ничего, заодно и сообщит, что устроился в отель. Хотя всё равно, сейчас узнает про себя что-нибудь новое.


Рецензии