Где моя вилла?

   В этот раз с отелем не повезло. Как у них красиво всё на картинках и в описаниях. Красиво - это да, что есть - то есть. Но вот сам турецкий отель, больше был похож на Казанский вокзал в час пик. Здоровенные холлы, и толпы людей с мешками и чемоданами. Постоянное переселение народов. Одни приехали, другие уезжают. Отель очень большой, кроме огромного главного корпуса имел ещё и кучу вилл. И поэтому народа было очень много. А это уже не отдых.
   Валерий и Григорий получили номера в главном корпусе, а вот Евгению, ввиду того, что приехал почти всей семьёй и с няней для детей, дали номера в вилле. Его семейству там удобней, все рядом.
  Жены отправились по номерам с носильщиками, распаковываться и благоустраиваться, плюнув в сторону мужей, потому что друзей было не оторвать от бара. Те начали отмечать благополучное расселение, закончив отмечать благополучное прибытие.
   Был поздний вечер, куда-то идти или ехать уже поздно, так что можно и отдохнуть наконец - около бара. Посидели хорошо. Перед закрытием баров успели запастись бесплатным спиртным и поэтому расставаться не хотелось.

   Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Далеко за полночь решили, что пора идти сдаваться жёнам.
   Женька поглядел на Валерия с Гришей потом на ключ от номера, который ему ещё с вечера принесла дочь:
   - Опа. А где моя вилла находится?
   - Сейчас узнаем, - сказал Валерий, и подошёл к администратору, показывая ей ключи. - Мадам, где вилла?
   Девушка на рецепшене показала направление от выхода.
   Возвращаясь к столику Валерий сказал:
   - Как выйдешь направо, а там по номеру.
   - Ясно. Найду.
   - Пошли я тебя провожу, помогу найти твою виллу, - предложил Гриша.
   - Да ладно, я сам.
   - Я хоть воздухом подышу, - не отставал Гриша.
   - Ну пошли.
   Они пошли к выходу, а Валерий к себе в номер.
   Наивные. Они думали, что виллы стоят, как домики на волжской турбазе - в ряд. Иди и выбирай нужный тебе номер.
   На туречене оказалось всё гораздо сложней. Вилл оказалось много, и стояли они хаотично. Дорожки сделаны были какими-то кругами. Мало того, что было темно и фонари помогали мало, все домики окружали плотные заросли деревьев и кустов, а сами виллы опутаны лианами. Для того, чтобы посмотреть номер дома, нужно было к нему ещё пробраться и найти вход.

   Для людей, которые впервые здесь находятся, да ещё и в темноте, эта миссия невыполнима. Когда Женька с Гришей посмотрели номера четырёх-пяти вилл, продравшись через кусты, и выбрались на дорожку, они поняли, что запутались - где они уже были, а где нет.
   Тогда Евгений принимает единственно правильное решение:
   - Всё, Гриш, пошли в главный корпус. Ты в номер, а я турка какого-нибудь возьму. Он меня проводит.
   - Хорошо, - ответил надышавшийся воздухом Григорий.
   Хорошая трезвая мысль. Казалось бы.
   Где-то на пол пути:
   - Вон турок какой-то идёт из обслуги. Ну всё пока, Гриш. До завтра.
   - Пока, - ответил Григорий, и пошёл к корпусу.

   После того как  расстался с Гришей, Женька остановил проходящего мимо турка из обслуги. Показал ему ключ с биркой-номером, и махнул рукой показывая:
   - Пошли.
   Пока работник отеля соображал, Женька достал десять долларов, меньше не было, и показал купюру парню. Тот что-то залопотав по своему, пошел прочь часто оглядываясь.
   - Идиот какой-то, - подумал Евгений, и пошёл искать ещё кого-нибудь.
   Вскоре ему попался работник охраны, который обходил территорию. Женька обрадовался  и обратился к нему:
   - Эй, коллега, - и призывно замахал перед лицом охранника ключами и десяткой, кивая в сторону вилл. - Отведи.
   Увидев, что тот так же о чём-то задумался, Женька решил действовать более убедительно и взял его под руку потянув в сторону вилл, одновременно продолжая показывать ключи с деньгами и что-то пытаясь объяснить на словах.
   Коллега от него просто шарахнулся в сторону.
   - Да что за придурки? - думал Женька выискивая новую кандидатуру в спасители.
   После третьего сбежавшего от него турка он заподозрил, что-то неладное. Он что, такой страшный что ли? А может денег мало предлагает? Вообще обнаглели.

   Темнота становилась гуще, воздух плотнее. В зарослях кустов кто-то бегал и урчал. К сердцу стала подкрадываться тоска одиночества. Сам не заметив того как, увлёкшись поисками проводника, Евгений теперь и от главного корпуса был далеко. Нет, отели с большой территорией - это скорее минус, чем плюс. Над головой шумно пролетела какая-то большая птица, чуть не задев его крыльями.
   Ситуация была непонятная и очень неожиданная. Другой бы может и растерялся, но это не про Женьку. Если бы Евгений читал Генриха Гейне он бы наверное в этот момент процитировал отрывок из его стихотворения:

                                         ...Порой от страха сердце холодело
                                            (Ничто не страшно только дураку!)-
                                            Для бодрости высвистывал я смело
                                            Сатиры злой звенящую строку. ...
   
   Но парень он был русский и в подсказке немца в сомнительном переводе не нуждался. Поэтому он шёл по аллеям, выбирая, насколько это можно, направление в сторону главного корпуса и кричал во всё горло:
   
                                          ...В полночь зайцы траву на поляне косили
                                             И при этом напевали странные слова:
                                             А нам всё равно! А нам всё равно! ...

   Что в принципе по смыслу было одно и то же с бессмертным творением Гейне.

   Краем глаза заметил, что далеко в конце аллеи стоят трое, и вроде показывают на него.
   - О, вот и слушатели! Э, ком цу мир майн либе, - призывно замахал им Евгений, прокричав почти все знакомые ему иностранные слова. Ещё он знал выражение - цвай бира айн сосиска, но оно в этом случае явно не подходило.
 Евгений пошел к ним, а от троих отделился один и направился к нему. Они сошлись медленно и настороженно, как два Штирлица на мосту при их обмене.
   Евгений уже молча: ткнул себя в грудь, показал ключ, купюру, кивнул в сторону вилл и постарался как можно дружелюбней улыбнуться. Турок улыбнулся в ответ и кивнул головой. Ткнув в купюру, показал пять пальцев, и что-то сказал по своему.
   - Пять долларов? Ещё лучше, - кивнул головой утвердительно Евгений. - Веди, Сусанин.
   Тут уже Женька, одной рукой обняв парня за плечи, другой показывая направление куда-то через заросли, запел более весёлую песню, подходящую в данной ситуации:

                                              Мы в город Изумрудный идём дорогой трудной,
                                              Идём дорогой трудной, дорогой непрямой ...

   И они пошли. Пока шли турок так же пытался пару раз обнять Женьку или взять за руку. Но Евгений отказывался от помощи. Он не пьяный и нормально себя чувствует.

   Наконец подошли к вилле, где номер на двери совпал с номером на ключе.
   - Щассс. Подожди. Возьму у жены деньги помельче, - сказал своему спутнику Евгений пытаясь попасть в замок ключом.
   Турок улыбаясь взял у него ключ из рук, открыл дверь и вскрикнув рванул через кусты. За дверью стояла Оксана, Женькина жена. Она подошла открыть дверь своему благоверному, услышав возню в замке и его бормотание.
   - Э-э. Ты куда? А деньги? - выдохнул от неожиданности Евгений.
   - Ну красавец. А чего так рано ... утром? Это кто там ломится через кусты как лось во время весеннего гона? Валерка или Гриша? Что, испугались моей бурной радости при виде вас?
   Женька начал объяснять ей все свои злоключения, но увидел, что вместо сочувствия Оксанка начала смеяться.
   - Чего смешного? Я пол ночи шарахался по территории отеля, искал вас. Потому и пришёл поздно.
   - Ты пол ночи не нас искал, а себе - мужчину.
   - Ты что, с ума сошла?
   - Ну да. Я!
   - Прекращай, - обиделся Женька.
   Потом подумав добавил:
   - Только мужикам не говори.
   - Главное ведь нашёл. И сторговался за пятьдесят долларов. Вот за твои целеустремлённость и упорство я тебя и полюбила.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.