Записки дворника

 Эссе о мусоре нашей жизни, о мусоре во власти и о мусоре в наших головах

Вместо предисловия

Все совпадения носят случайный характер, объекты и имена вымышлены, хотя автор на самом деле проработал дворником более двух лет в отеле "Холидей Инн - Челябинск". 
Приступая к этому эссе, автор не ставил задачу создания выдающегося произведения. Он всего лишь пытался сохранить мысли, возникшие в период его работы  дворником, и к тому же стремился сберечь истории, услышанные от интересных людей, с которыми свела его судьба в этот период.
Уже работая над этими заметками, мне как-то подумалось: а существует ли произведение с подобным названием? Набрал в Яндексе – да, есть. Исповедь самого настоящего дворника из крупного сибирского города. Откровения, обильно политые нецензурной бранью и сентенциями на нелегкий характер работы в тяжелых климатических условиях. Подумалось – а ведь в совпадении названия нет ничего страшного. Во-первых, мне хотелось сказать совершенно о другом. Вот и в литературе, наряду с известными «Записками охотника» И.С. Тургенева, не столь широко, но известны «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» Сергея Тимофеевича Аксакова. Да и в совпадении названия ли дело?
Дворник… Для многих этот человек ассоциируется с низшей ступенькой городской иерархии. Часто представители этой профессии дружны с Бахусом, для них характерно презрение к собственной внешности, к тому, что сейчас принято называть имиджем. Но вот Андрей Платонов величайший писатель нашего времени, трудился дворником, а Виктор Цой – кочегаром, что уж говорить обо мне, провинциальном члене Союза российских писателей. 
Эта профессия вызывала на размышления. Так, Михаил  Веллер, писатель, автор рассказа «Хочу быть дворником» писал:
«Когда-то, в какой-то детской книжке я читал, что в детстве один мальчик хотел быть дворником и поливать двор из шланга. Вот из этого и накрутился рассказ о том, что человек хочет быть дворником, хотя подсознательно, как мне объяснили потом, это был протест против совершенно удушающей обстановки конца 70-х, когда любые мысли были инакомыслием, когда все должны были делать правильную карьеру. И когда заголовок «Хочу быть дворником» уже был протестом, хотя я об этом не думал. Потому что полагалось писать: «Хочу быть космонавтом! Хочу быть коммунистом! Хочу быть первопроходцем!» Что значит, хочу быть дворником? Свинья, какая…»
В жизни каждого человека бывают взлеты и падения, он переживает минуты счастья и горечи, сохраняя в памяти самые яркие эпизоды. Порой профессии, совершенно непопулярные лет тридцать назад, становятся престижными, в то же время представители профессий достаточно элитарных разбавляются массой новоиспеченных специалистов настолько, что сама эта профессия становится массовой и мало востребованной ввиду демпинга.
Но «время – великий мастер, способный разрубить все гордиевы узлы человеческих отношений» – сказал Алексей Феофилактович Писемский. Вспомнилась эта мудрость, и подумалось: « Вот интересно, если случится так, что не канет эта писанина в Лету, как воспримут эти мысли те люди, которые прочтут эссе лет так через 20»? 
Время способно замазать глиной многих выдающихся беллетристов, и лишь оно одно проверяет труд писателей на прочность. В конце XIX века самым популярным писателем Российской империи был Петр Дмитриевич Боборыкин. Спросил десять человек – только один сказал, что слышал о нем, но не один из опрошенных не читал его романов, выходящих бешеными тиражами. Может, вкусы изменились… или люди стали другими?
 Пусть в наше время читателей меньше, чем писателей, а среди первых людей внимательных, чутких и способных мыслить и вовсе малое количество, пишущий все же надеется – хотя бы прочтут.
Настоящее несет в себе фрагменты прошлого, вырастая из него. Точно так же будущее страны или города связано с тем, что происходит сейчас. В срезе происходящих событий, особенно на крутых виражах истории, можно увидеть то, что будет. И совершенно неправильно думать о творцах истории, сидящих в кремлевских кабинетах. Это только с первого взгляда кажется – одному человеку, как тому же Ельцину, по силам разрушить огромную империю. На самом деле понятно, это стало возможным благодаря инертности масс и их наивной вере во вросшую в массовое сознание глупость о неопасном характере смены вывесок. Но замена СССР на СНГ вызвала совсем иной катастрофический эффект, не сблизив, а разобщив дружные народы.
Наше настоящее – поле, на котором выросла из сорных и полезных семян прошлого такая разнообразная трава, что только диву даешься. Наш мусор в урезанном, но все еще большом государстве – не убранный мусор былого. И как тут не вспомнить мудрые и точные мысли профессора Преображенского из бессмертного «Собачьего сердца» Михаила Булгакова о том, что «Разруха не в клозетах, а в головах».
Самый страшный сор – у нас в голове. Но где тот дворник, которому под силу его вымести?
 
  Журналисты и дворники

– Почему лента новостей не двигается?
– Ммм, не в курсе, сейчас разберусь…
Вопрос поднял с родной постели, подтолкнул к компьютеру, в правом нижнем углу которого вскоре возникли цифры 22:57.
Лента не движется! Или не двигается, так, наверное, правильнее? Жизнь идет вперед, а лента нет.
Директор и учредитель был прав: за два часа на нашем портале «Юность74» не появилось свежей информации, которую журналисты виртуального издания, несмотря на мои протесты, нахально и цинично передирали с мощных региональных сайтов, порой даже не удосуживаясь менять «в лоб» на «по лбу», а «мощный» на «высокопроизводительный».
Срочно делаю новость, сдирая из сети и меняя до неузнаваемости, чему научился в бытность работы копирайтером на сайте www.mircen.ru. Выставляю на свой портал, иду спать, хотя какой теперь сон…
Однако расскажу обо всем по порядку. Когда я пришел на молодежный портал, согласившись работать главным редактором, были там, помимо меня, две студентки, в разное время врывающиеся в помещение и также неожиданно покидающие один единственный зал, в котором были установлены столы с ноут- и нетбуками и студент-заочник, хмурый и уткнувшийся в монитор небритый, молодой парень. Учащиеся журфака местного университета писали в основном плохо, не считая однокоренные слова в соседних предложениях признаком дурного стиля, а, тем более, не заботились о недопущении убогих штампов.
Предстояло сделать портал, прежде всего, непохожим на сотни подобных сайтов, а для этого нужны личности яркие, способные. Авторам нужно было найти в себе искру, от которой расцвело бы все их творчество. Эти таланты в них были, порой они пробивались подобно двум-трем росткам среди густой поросли сорняков и подмечая удачные обороты и выражения, подхваливая творческую удачу.
– Десять тысяч… да, понимаю… сумма небольшая, – лицо учредителя Дениса принимало озабоченное выражение, – но ведь это для начала. Вот раскрутимся, пойдет реклама, придут спонсоры…
Вместо спонсоров пришла новая студентка взамен ушедшей, не согласной работать за смешной оклад в 5 (пять) тысяч рублей, потом пришла еще одна, стали поступать материалы от авторов-внештатников, которым Денис платил наличными – немного, но сразу. Обрабатывая увеличивающийся вал сыроватого в литературном смысле материала, попутно объясняя, почему я подчеркнул там или здесь те или иные предложения, пришел к мысли: медленно, очень медленно растет мастерство, и с такими журналистами читать нас будет немного народу.
Разработал график интервью с известными людьми города, взял за правило – каждые три дня на портале должна появляться авторская статья, которая не была бы заимствована с сети, а основывалась на личной встрече. Сам стал брать интервью у таких VIP-персон, подавая пример.
Время, которое я отдавал новой работе, росло снежным комом, катящимся с горы в оттепель. Если в первый месяц я еще мог позволить себе после работы на портале сесть вечерком за отложенный в сторонку роман об англо-бурской войне 1899-1902 годов, то впоследствии и по возвращению домой после короткого отдыха приходилось погружаться в ту же деятельность на портале. Мне слали материалы по электронной почте, я редактировал и отсылал их обратно.
Пропуская чужие тексты через программу «Advego Plagiatus» с горечью отписывал автору, который стремился быстрее заполнить «контент»: «Материал содран на 90 %, сайт такой-то, нужно переделать». И прекрасно понимал: торможу процесс выставления и передвижения пресловутой ленты.
Молодежь давила протест в себе, переделывала. Денис думал о своем. Он затевал шумную презентацию сразу в нескольких ночных клубах, обзванивал потенциальных спонсоров.
– Интернет-журнал «Юность» сотрудничает с такими заведениями, как… следовало перечисление известных ресторанов… у нас готовится презентация, наше издание молодежное, мы пригласили на презентацию… – он называл местных диджеев, широко известных в узком кругу…
 В день получки я получал две бумажки по пять тысяч, каждая из которых знаменовала собой 15 дней работы на молодого «дядю».
– Работы стало больше, вы, кажется, обещали…
– Полностью согласен, – дружелюбно улыбался обаятельный Денис, – вот погодите… проведем презентацию…. Есть план снять офис в центре города, а штат увеличить до 10 журналистов. А потом и до 30. Мы станем известным порталом… вот тогда и оклады поднимем.
Портал пока что на рекламе зарабатывал сущие копейки, и вся деятельность – аренда офиса в спальном районе, приобретение компьютеров и офисной техники, оплата телефонии и интернета, заработная плата сотрудников, сидящих нос к носу в том же зале, – покрывалась за счет другой хозяйственной деятельности Дениса. Порой он принимал телефонные звонки, отвечая о стоимости холодильных прилавков, торговал и другими товарами. Для чего ему был нужен низко рентабельный, по определению, бизнес на нашем портале, мне было неведомо.
После очередной мизерной зарплаты при постоянно увеличивающейся нагрузке руководителя, отвечающего за все, преодолев вечернюю усталость, я зашел на сайт вакансий. Ткнув в свежие объявления, прочитал:
«Международная сеть отелей «Болибей МММ. Требуется дворник без в/п, заработная плата 9000 рублей, график работы: по 12 часов 2 дня через 2, бесплатное питание, спецодежда…»
Я без в/п. Силы пока есть. 10 или 9 плюс питание, на которое ежемесячно уходило намного больше тысячи. То на то и выходило. Цифры одного порядка. Который месяц подряд прочесывая сайты по трудоустройству, наглядно убедился: в нашем государстве труд главного редактора, если брать почасовую оплату и ответственность, ценится ниже труда уборщицы или дворника.
В редакцию компьютерного журнала на неполную рабочую неделю требуется литературный редактор-корректор. Условия: 80 000 знаков в неделю (16 полос с фотографиями) – читать в компьютере плюс на бумаге верстку, оплата 400 долларов в месяц.
В современной России труд дворника более почетен, если судить по конкретному вознаграждению. А коли так, чем трудиться по 16 часов за гроши, почему бы мне не сменить компьютер на метлу? Зрение ведь в аптеке не купишь…

Италия. Римини. Русский дворник

В начале июня море, йодный дух которого долетал, казалось бы, до каждого окна на итальянском курорте Римини, еще не прогрелось. Но, несмотря на некоторое разочарование  – море оказалось не таким лазурным, каким виделось издали, и вовсе не таким живописным, как на рекламных проспектах и открытках, но попросту мутным у берега, – оно все равно притягивало к себе днем и ночью.
Утром я собрался на очередную пробежку по плотной полоске песка. Ветер дул с моря, по побережью которого уже неспешно прогуливались заморские пенсионеры. А вдоль моря ходил мужчина лет 30-35 в форменной одежде муниципалитета города Римини, и сам вид его ярко свидетельствовал о не итальянском происхождении. Окладистая русая борода, аккуратно подбритые височки, очки в простой оправе, – все это отличало его от местных дворников, среди которых преобладали мужчины-мусульмане. 
Он подбирал бумажки с помощью эффективного приспособления – длинной палки с укрепленной на ней вилкой, сбрасывая их в большое полиэтиленовое ведро с крышкой. Если бы я встретил его не на курортном пляже, а на кафедре одного из университетов, нисколько бы не удивился, поскольку он смотрелся бы там вполне естественно.
В кармане у дворника запиликал мобильный телефон, и он вдруг ответил по-русски. Почему это заставило меня, без лишней скромности замечу, не наглого человека, притормозить на песке, неторопливо пройти метров сто вперед, а затем вернуться к необычному незнакомцу, я и потом не понял. Вероятно, любопытство или журналистская привычка…
– Виталий Палыч, – приветливо протянул он ладошку, освобожденную от рабочей рукавицы.
Я представился, объяснив, кто я и откуда.
¬– Моя судьба… типична для многих, - вздохнул он, школа, университет, аспирантура, защита кандидатской, мечта о докторской. Работал в одном НИИ одного областного центра Сибири, и с каждым годом финансовая ситуация в организации ухудшалась. Зарплату стали выплачивать нерегулярно. Жена, которая моложе меня на 7 лет, ушла в челночный, самый примитивный бизнес по принципу «купи – продай», стала торговать на рынке китайским ширпотребом. А там связалась с кавказцем, который одним прекрасным летним вечером выкинул меня из нашей однокомнатной квартиры – слава Богу, не зарезал, а ведь мог.
Мы присели на деревянный шезлонг. «Вот ведь как получается: при известной утечке мозгов из России и повальном бегстве ученых на Запад в их научные центры есть случаи, когда «умы» утекают в другие страны, теряя квалификацию, забывая профессию, и при этом им такая жизнь нравится», – подумал я. 
– Судите сами. После того, как я вынужденно покинул свою квартиру, первое время меня приютил друг, предоставив шикарную по моим понятиям дачу – неподалеку от работы, на краю лесного массива, – продолжил рассказ мой соотечественник, – однако дело шло к зиме, домик был летним, без отопления, и я всерьез задумался: а что дальше? Между тем, зарплату в нашем НИИ продолжали задерживать, а наряду с этим ожидалось сокращение, и нависла угроза увольнения. Мысль о необходимости перебираться на съемную квартиру упиралась в отсутствие денег, а другая мысль – судиться с женой – охлаждалась слухами о нереально затянутых сроках судебной тяжбы. Что касается развода, супруга на мои просьбы по телефону перед тем, как повесить трубку, бросала: «Тебе надо – ты и подавай заявление, мне некогда».
В один из путешествий по инету в поисках работы он наткнулся на объявление о том, что некая фирма  может трудоустроить на неквалифицированную работу за границу. Нефтяные платформы Норвегии Виталия Павловича не привлекали, но он всегда мечтал побывать в Италии, где по данным ЮНЕСКО сосредоточено более половины культурного наследия древности всего мира.
– В первые два года объехал те города Италии, в которых мечтал побывать, – улыбнулся счастливой улыбкой дворник из города Римини, – Флоренцию, Рим и Венецию. А потом стал осваивать соседние страны. Побывал в Вене, Барселоне, Афинах, планирую посетить Париж.
– И нисколько не жалею о своем выборе, – протягивая руку на прощание, закончил наше общение Виталий Павлович, – в конце концов, в тупеющую Россию, где нет ни цивилизованного рынка, ни культуры, ни будущего, с ее откатами и феодально-монополистическими отношениями я всегда вернуться успею.
Не спросил его, думает ли возвращаться в науку. Вряд ли. Был бы он литератором, мог бы повторить судьбу многих писателей и поэтов, признанных сначала на Западе, а потом вдруг «открытых» у себя на Родине. Как Набоков, Долматов или Солженицын. И еще подумал: население России глупеет прямо на глазах. Не имею в виду сокращение научно-исследовательской сферы, или уменьшение, а то и ликвидацию гуманитарных направлений многих университетов. За последнее время набирает силу тренд снижения среднего показателя IQ наших граждан. Вектор миграции к тому же таков, что ученые умы, интеллектуалы из страны уезжают, а приезжают рабочие и дворники. Так что на мое рабочее место администрация отеля весьма охотно пригласила бы гастарбайтера, ведь ему не нужно общаться с постояльцами на английском, а мести и убирать грязь много ума и знаний не требуется.
А как же Сколково, как быть со словами нашего руководства о настойчивом стремлении к повышению научно-технического потенциала, инновациях и инвестициях в человеческий капитал?
А никак? Пример русского дворника с кандидатской степенью в Римини и мой пример – всего лишь два частных случая, подтверждающих общее правило. Но сколько гениальных писателей, поэтов, журналистов уже отвергла и продолжает отторгать моя страна. Несть числа! Поэтому разговоры о Сколково останутся очередной потемкинской деревней в вымирающей умом стране...
Разумеется, люди по определению не равны. В развитой стране мира человек с высоким интеллектом, опытом и знаниями никогда не будет получать меньше или столько же сколько человек, который имеет низкие интеллектуальные способности.
Но мы уже давно не развитая страна, находясь ныне в одном ряду со странами типа Коста-Рики и Мадагаскара, так что пора проглотить очень горькую пилюлю и принять эту реалию.

Возвратившись в номер, вышел на лоджию, смотрящую в сад, сел в плетеное кресло. Задумался. Могут иные сказать так. Вот человек. В него страна немало ресурсов вложила, дала бесплатное образование, обеспечила условия. А он... Стал дворником. Выбрал иную судьбу. Наверное, ему было непросто это сделать. На его малой родине остались люди, близкие, родные. Или никого не осталось? Неужели чиновники, которые рвут рубаху, сипя: "Россия возродится" на митингах, а потом пересчитывают "откатные" зеленые, патриоты более его.

Наверное, патриот - не тот, кто хвалит своё болото. И патриотизм - не в восхвалении своей родины, большой или малой, а в честности. В стремлении сделать ее лучше, в конкретных делах. Если их нет, если одни слова - твой патриотизм нелеп.

Писатели и лингвисты должны умереть?

Наверное, в России вопросительный знак в заголовке пора отбрасывать. Почему, собственно, спросит меня любой хорошо упакованный гражданин, гарцующий в огромном джипе. Кстати, европейцы, приезжающие к нам, с удивлением, граничащим с недоумением, рассматривают огромные вездеходы с многолитровыми двигателями, которые никогда не покидают границ города и на которых у нас ездят чисто для самоутверждения – почему, спросит он, высокий интеллектуал должен получать больше? Ведь какой-никакой рынок у нас есть, пусть с продажными тендерами и откатами, пусть неправильно работающий, но этот рынок говорит: сырьевой стране нужны газовики, нефтяники, торговцы и те, кто их обслуживает, начиная от официантов до проституток. Вот они и получают настоящие деньги, а от интеллигентов одна головная боль и неожиданные заморочки. Непредсказуемые они!
Вот поэтому у нас не оплачивают достойно гуманитариев, оттого сокращаются часы литературы в школах, но увеличиваются часы на физкультуру. Мускулы рабочей силы для работы нужны. Падает престиж работы журналиста? Это вполне закономерно – ведь это происходит не только по причине засилья «желтой прессы», но и по причине отупения народа. 
Власть наша очень не любит умных. Она предпочитает тупых, но лояльных и послушных, часто на самые важные государственные посты выдвигая не по принципу сопоставления квалификации и опыта, а по лояльности, можно сказать точнее: преданности. Характерный пример был преподан всей стране, когда Президент Путин  назначил полпреда в Уральском Федеральном округе руководителя среднего уровня, начальника одного из цехов завода на Урале. Дело Президента Путина, кого назначать, но Путин тем самым показал многим, ЧТО и какие принципы ставятся во главу его кадровой политики.
 Умные люди опасны для такой власти потому, что они думают. Размышляют о судьбе страны, о ее будущем. Каким оно будет для страны, по-прежнему и в ВТО ориентированной на сырье, человеку неглупому догадаться нетрудно.
Редко включаю телевизор, но как-то в служебном помещении, на работе, отогревая в тридцатиградусный мороз ладони после долбежки ледорубом льда на крыльце главного входа, поразился такой новости. Британская компания Air Fuel Synthesis, специализирующаяся на исследованиях в области альтернативных видов топлива, сообщила: разработана методика получения топлива из... воздуха. 
 Эта новость поразила европейцев – наряду с активными поисками и находками в сфере солнечной, ветряной и термальной энергетики появились реальные предпосылки избавления от нефтяной и газовой зависимости таким способом. Известие не стало у нас сенсацией, хотя для россиян она именно таковой и является. Хотя бы потому, что, по оценке тех же британских специалистов, через несколько лет после совершенствования технологии цена бензина из воздуха может сравняться со стоимостью того, который получают крекингом нефти. Указанной фирме уже удалось получить пять литров нового необычного топлива выделением углекислого газа и последующим синтезом метанола из этого диоксида и водорода, выделяемого из водяных паров того же воздуха.
  По своим характеристикам новое топливо ничем не уступает традиционному, но цена его пока слишком высока ввиду затратах электроэнергии в процессе электролиза воды. В ближайших планах английской фирмы – сооружение установки с производительностью в тонну экологически чистого бензина в сутки и налаживание коммерческого производства бензина уже к 2014 году.
 Впрочем, в просвещенной Европе, особенно в Германии, разработка и практическая реализация способов приручения и прикладного использования энергии солнца, ветра и приливов не только не прекращается, но приносит хорошие результаты, снижая зависимость от углеводородного сырья с Востока – Ближнего и дальнего, холодного. Понимает ли сегодняшнее руководство страны – скоро нефть и газ в таком количестве нужны не будут, а за демагогическими рассуждениями при отсутствии практических дел уходящий стремительно вдаль поезд можно не догнать.   
  Какая связь между нефтяной трубой и филологами или писателями, спросите вы. На первый взгляд – никакой. Если же подумать – связь прямая. Высокие технологии подтягивают за собой надстройку, низкие – отупляют. И никакие разговоры не способны изменить формулу «Бытие определяет сознание».
Общество, ликвидировав «лишних» писателей, историков, лингвистов, пенсионеров, может обнаружить, что и врачей, которые их лечили, многовато – и они тоже станут не нужны. Наверное, такова логика феодально-монополистического откатного рынка...   
Можно сказать: экономика определяет, кто нужен, а кто не нужен обществу. А можно задуматься – если библиотекарей становится все меньше, а проституток все больше, хорошо ли это?
Мы теряем гуманитарную культуру, не понимая, что эта потеря сопоставима с национальной катастрофой, а теряем ее потому, что у власти стоят те, кто стоять не должен. Они слишком часто подобраны по принципу личной преданности, а не по сумме знаний, интеллекту и умениям.
Этим летом мне предложили взять интервью у депутата местного совета, которого я помнил еще как вора в законе. Я отказался, отчетливо сознавая: не сделаю этот материал – он будет подготовлен другим журналистом. Так и получилось. Среди упомянутых помощников «народного избранника» в интервью, опубликованном в роскошном глянцевом издании, я отметил несколько знакомых фамилий. Они в те далекие девяностые были в числе тех, кто в команде вора в законе контролировал рынки и ларьки. Сейчас сменили кожаные куртки на респектабельные костюмы, однако в салонах их мощных джипов звучит та же «Мурка». Но отказ от созданной веками культуры российского общества означает замещение ее культурой дебильной гопоты и уголовного быдла. 
Продолжительность жизни, которая у нас одна из самых низких в мире, ни о чем не говорит ни власти, ни Президенту Путину, но она лучше всяких самых красноречивых пассажей подсказывает неглупым людям: что-то в этой стране давно не так! 

Мусор в головах. Первые впечатления

«Журналист меняет профессию». Было время, этот расхожий прием крепко внедрился в практику работы многих редакций. Многие примерили на себя мундир стража порядка, учителя, продавца, и, наверное, уже немного по-другому стали относиться к ним. 
Конечно, далеко не каждый газетчик пожелал бы оказаться в роли дворника – не столь престижна его место в обществе, а фигура не увенчана лаврами, далека от романтики моря и героики борцов с преступностью. А жаль – с этого места многое видно.
Подметаю… утро, уже не раннее. Мимо меня по пешеходной дорожке проходят люди. Очень разные люди.
Вот молодая женщина с девочкой лет пяти. Малышка – как на советской шоколадке «Аленка»: румяная и розовощекая. Кушает мандаринку и бросает кожуру на тротуар.
Дело обычное. Часто так бывает. Но отчего-то у меня срывается:
– Женщина, вы бы ребенку объяснили – нехорошо мусорить…
Презрительный взгляд протыкает меня насквозь:
– Ты кто?
– Я? – осматриваю свою форменную одежду, словно удивляясь причинам недогадливости. Неужто не видно по метле и по труду?
И больше от растерянности выдыхаю:
– Дворник я!
– Дворник! – обличительным тоном произносит мать девочки. – Ну, а раз ты дворник, вот и убирай!
Подумалось: какая гражданка и какая мать вырастет в будущем из этой маленькой девочки, похожей на Аленку с шоколадной обертки?

  О мусоре во власти

Статус в России важен больше, чем для европейцев. Разве что панамцы или жители Папуа Новой Гвинеи станут пристальнее вглядываться в погоны и мундиры. Не скрывал ни от кого из своих друзей и приятелей, кем стал трудиться. Настоящие друзья звонить не перестали, звонки от других знакомых сократились, а при моих обращениях абонент из этих ссылался на жуткую занятость, обещал перезвонить и, конечно, не перезванивал.
Эта ситуация напомнила другую. Когда такой же знакомый возносился по служебной лестнице и особенно, если попадал во власть…
«Отчего люди, становясь чиновниками, необратимо меняются, - размышлял я. – почему во власти невозможно удержаться от казнокрадства, взяточничества, и сама система кует себе подобных как во вьетнамской сказке про непобедимого дракона. Этот дракон жил в замке и обложил страну непосильной данью. Более того, требовал всё больше и больше к себе молодых и красивых девушек. Овладевал красавицей. Потом жрал её. 
Возникла серьезная угроза вьетнамскому генофонду и реальная демографическая угроза. Победить его никто не мог. И было три сына. Как водится, сначала пошёл старший. Не вернулся. Потом то же самое произошло со средним. И вот младший, не дурак, как у русских, молодой, умный, сильный, красивый. Вьетнамец, естественно. Зашёл, увидел, срубил легко голову Дракону. Удивился: всё так просто и ...решил осмотреть дворец-замок. Зашёл в одну комнату - золото, в другую - бриллианты, в третью - драгоценности, стал бродить в исступлении и диком восторге, купаясь в золоте и дико крича и к исходу дня с зеркала на него взглянула морда Дракона.
В этом непобедимость и была - все легко побеждали, но никто не возвращался назад, все превращались в Драконов. Так и при попадании во власть. Сколько моих знакомых изменились до неузнаваемости и от денег, и особенно от попадания во власть. Это характерно – в той или иной степени – для многих стран, особенно для слаборазвитых. И резко проявляется в России, где ментальность такова, и нет иного.

Продолжение следует


Рецензии
всё верно-за исключением потемкинских деревень...завистники западные клевету пустили о григории александровиче... и флот и деревни и города и крепости и порты у него были отменные!

а вот чубайсовские наукограды-это надувалово!

с добр!

Димич   03.09.2017 15:02     Заявить о нарушении
Про чубайсовские согласен - надувалово, а про потемкинские ещё почитаю, разберусь, спасибо за информацию и оценку.

С теплом

Александр Кожейкин   04.09.2017 18:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.