Советская Армия-06 В путь!

23 ноября 1971года. Утро!
Ровно сутки назад новобранец был мастером-преподавателем учебно-производственного комбината, а сегодня первый день его службы в рядах Советской Армии.
Он спит сном праведника, не слыша будильника, крепко обнявшись с женой…

«Та-да-да-даммм!» стучит Судьба в дверь общежития и будит всех.
Взгляд на будильник и невидимая пружина выбрасывает будущего солдата из постели...
Ровно 20 минут назад ушёл его поезд!
Жена в слёзы. Двух годовалый сын хохочет в голос, наблюдая, как папа скачет с брюками по комнате, не попадая ногой в штанину. Сколько секунд длился подъём, никто не считал. За порогом открытой двери Судьба приняла облик капитана-танкиста из военкомата и строго спросила:
«Пьяный?!»
«Нет. Я не пью. Просто не слышал будильника».
«Понятное дело! – Сказал капитан, бросив понимающий взгляд на красавицу жену, – а то я тебе приготовил такую дыру, что за два года света бы невзвидел!»
«Дыра, так дыра! Служба, она везде не мёд!»
«Ладно, не волнуйся! Твой директор тебя так расписывал, что я понял – ты серьёзный мужик. Вот тебе твоё личное дело и догоняй поезд.
Придержал бы язык, работал бы себе и работал, а так – вперёд!
Из Луги  команда поедет в шестнадцать часов. Успеешь!
Как сдашь документы начальнику команды, пришли телеграмму на моё имя за двумя фамилиями – своей и старлея, которую узнаешь у него."
Потом капитан ещё раз окинул взглядом сына с женой и маленькую комнатёнку:
"Ну, ещё пару раз обнимись и  –  Счастливого Пути!» Пожал руку и ушёл.
Хоть и тоскливо надолго уезжать, прощание новобранец затягивать не стал.
На вокзальной стоянке такси стояли две «Волги». Подойдя к первой, спросил:
«До Луги довезёшь?» Водитель нехотя спросил:
«А чего ты на поезде-то не поехал. Недавно ушёл…»
«Так, на него и спешу. Опоздал в армию. Нужно догнать команду».
Второй водитель, куривший около машины, слышал весь разговор и отреагировал мгновенно:
«Садись быстрей, перехватим поезд, если не в Мойке, так в Батецкой точно, чтобы в Лугу не переться. Почтово-багажный, идёт медленно...»
Началось ралли.
Водитель хоть и был молод, машину вёл классно. Выехав на шоссе пошли в целик по свежему снегу. Машина ни разу не съюзила.
Оказалось, таксист месяц назад уволился со срочной службы в запас - на гражданку, отслужив два года водителем на Севере, и рад был помочь, да заодно поделиться армейским опытом с новичком.
За наставлениями и байками бывшего солдата дорога пролетела незаметно.
Когда он увидел, шевелюру призывника, то дал первый совет, - это постричься на гражданке в первой попавшейся парикмахерской, нежными женскими руками, под аккуратную нулёвку. Потому что в части этим делом будут заниматься солдаты тупой ручной машинкой, которой лет сто! Она не столько стрижёт, сколько вырывает клочьями. И причёска получится чем-то средним между больным ёжиком и драным петухом. Совет бывалого воина был принят к сведению, и в Луге сразу реализован.
На железнодорожный полустанок "Мойка" такси прибыло одновременно с поездом.
Когда пассажир хотел рассчитаться, таксист великодушно сказал:
«Не нужно – оставь деньги себе!
Это армейский подарок от дембеля! Тебе сейчас они самому очень пригодятся. Завтра же начнутся поборы на шило, мыло, зубную пасту, нитки с иголками, ручки с тетрадями и прочую дребедень. Отдавай без спору, сколько просят. А если прослывёшь жадиной, лишишься всех денег и всю службу уважения не будет».
Тоже дельный совет, только дембель ошибся со сроками. Поборы начались уже через два часа в Луге.
Когда новобранец вышел из такси, со стороны последнего вагона, где призывники вышли на перрон покурить, раздался ликующий рёв полсотни глоток. Хотя они еще не были знакомы, их радость, что он не отстал, была неподдельной. Что он опоздал к поезду было известно всем!
Это была его команда!
Дембель на «волге» лихо газанул и отсалютовал, сделав юзом три кольца, затем развернулся и мгновенно исчез в снежной мгле, вновь вызвав шумный гул восхищения.

Гудок паровоза, и команда в полном составе двинулась дальше в Лугу. Новобранцы представляли собой странный сброд, скажем мягко, нетрезвых восемнадцатилетних парней, одетых в бросовую одежду и постриженных налысо.
Управляли этой весёлой сотней коренастый старший лейтенант, два сержанта и три ефрейтора все как на подбор богатырского телосложения и под два метра ростом. Их мундиры украшали гвардейские знаки и странные эмблемы в чёрных петлицах. Красную звёздочку в центре обрамляли какой-то молоток, ключ, якорь и треугольные крылышки. Ни один из новобранцев не представлял себе, что это значит. На естественный вопрос:
«Что это за войска?» Сержант лаконично ответил:
«Подводная авиация! – и с заговорщическим прищуром прижал палец к губам. – Сейчас в Луге погрузимся в наш вагон, и гвардии старший лейтенант всё расскажет!»
«?!!!...»
Любопытствующие прониклись секретностью тайны и успокоились.

В одиннадцатом часу заснеженная Луга встретила новобранцев пасмурной погодой.
Как и было условлено, первое, что сделал опозданец, прямо с вокзала послал телеграмму капитану в военкомат и домой супруге.
Родителей в Боровичах ошарашивать таким сюрпризом не стал, – у мамы было больное сердце.
На вокзале весёлая компания заняла почти весь зал ожидания. Здесь произошло первое ограничение свободы. Офицер уплотнил всю команду в одном углу  и, отделив от остального пространства вокзальными скамьями, объявил, что это территория воинской части, покидать которую можно только с его личного разрешения.
Воспользовавшись предложением, Александр попросил отпустить его в парикмахерскую. Старший лейтенант оглядел цивильный прикид новобранца:
«Думаю, у милиции к тебе претензий не будет. А Лугу хорошо знаешь?» получив утвердительный ответ, сделал неожиданный подарок:
«Наш поезд «Ленинград-Львов» отправится в 16-20. Твоя задача в 15-20 в полном порядке подойти ко мне и лично доложиться! Ясно?»
«Хорошо!»
«Не «хорошо», а «ЕСТЬ!» – Действуй!»
«ЕСТЬ!»
И служивый отправился догуливать четыре часа гражданской жизни.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.