Сказка про Жи-Знь

                              Сказка про Жи-Знь

Если вы ощущаете себя хоть чуточку волшебником, не важно, добрым или злым, ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает, то милости прошу.

Долго ли коротко жил Маг в одиночестве, никто кроме него самого и не знает. Было ли ему скучно? Вряд ли. Некогда ему было скучать: с утра до ночи придумывал он задачки, а с ночи до утра решал их. Любил Маг математику, с нею и жил - не тужил.

Однажды Маг сочинил такую задачу, что к утру не смог решить ее. Семь дней и семь ночей просидел он над разгадкой, исписал всю бумагу, стер все карандаши, чуть всю бороду не повыдирал, произнося магические заклинания, а ответ так и не приходил. И вспомнил тогда Маг о волшебной палочке, помогавшей в детстве решать, казалось бы, не решаемые задачки.

Открыл Маг сундук, наполненный доверху тетрадями-решебниками. Хлопнул три раза в ладоши и одна за другой полетели из сундука тетради. С каждой вылетавшей тетрадкой менялся Маг: то лишняя волосинка на голове вырастала, то серебряная волосинка начинала сиять золотом.

Когда последняя тетрадка с улюлюканьем выскочила из сундука, наровясь щелкнуть Мага страницей по уху, в ином облике предстал волшебник – ребенком – озорным сорванцом, готовым сорваться с места в галоп за заигравшейся тетрадкой с детскими играми. Но вспомнив, зачем открыл сундук, Маг сдержал порыв.

Отодвинув взглядом в сторону гитару, дюжину мячей, палочки, не совсем волшебные, а лыжные, сами лыжи, коньки, клюшку, гору шайб, слонов, коней, ферзей и шахматную доску, Маг наконец-то нашел, что искал, - волшебную палочку, по-сиротски лежавшую на самом дне сундука.

Обрадовался Маг, как ребенок, и привычно протянул к волшебной палочке руку, словно не расставался с ней на многие века, но палочка не среагировала. Маг повторил жест, но палочка вела себя так, словно потеряла волшебную силу.

Склонился Маг над палочкой, словно не волшебник, и бережно взял в руки. Палочка была холоднее сосульки, и Маг принялся ее отогревать известными ему заклинаниями, но ничего не помогало. И тогда волшебник принялся на нее дуть, гладить руками, прижимать к груди...

Осознав, что палочка умерла, волшебник сел на сундук и по-детски, на всхлип, заплакал. Долго плакал Маг: горячие слезы сменили теплые, теплые - прохладные. Затем из глаз посыпались снежинки и льдинки. Волшебник замерзал. Перед тем как губы превратились в ледяную трубочку, он прошептал: «Прости…».

Маг раньше никогда не думал о смерти. Некогда ему было, математика для него была превыше всех и всего. И последняя задача, которую пытался решить, хоть и была связана со смертью, но была посвящена бессмертию.

«Неживые предметы живут только тогда, когда живут живые», - пронеслась в голове у Мага чья-то мысль, и он почувствовал свои руки, сжимающие что-то теплое и приятное.

«Пожалуй, ты права, - согласился с волшебной палочкой Маг, - я многие годы не жил, а спал…»

- В обнимку с математикой», - громко добавила волшебная палочка, знавшая о пристрастиях Мага к теоремам и уравнениям.

«Это ты точно подметила, Па-чалка»,  - грустно улыбнулся  Волшебник, назвав волшебную палочку так, как звал в детстве, сокращенно от палки-выручалки.

                                  *********
 
Маг встал. Лед вмиг стаял. Вода в момент испарилась. Почти все тетради со скоростью света вернулись на привычные места в древний сундук, и лишь одна, с детскими играми, замешкалась, облетев несколько раз сундук, но и она не решилась обратить на себя внимание и со вздохом разочарования плюхнулась на тетради с высшей и магической математикой. О мальчишке-сорванце напоминала лишь маленькая палочка в могучих руках седовласого Мага.

Едва уловимыми движениями волшебной палочки Маг стал рисовать в воздухе картину.

- Я научил тебя многому, но главное  тебе еще предстоит сделать. Вам сделать, сын. Познакомься, это Жи, - произнес мужчина в объемной картине, безусловно имеющий сходство с Магом, но более с Шоном Коннери: в манере держаться, одеваться, выглядеть, производить впечатление. И представляемая девушка вполне вписывалась по внешности в круг девушек Коннери: в несколько раз моложе, легка, элегантна, красива...

- Знь! – представился молодой Маг, склонив голову в небрежном поклоне. – Ты любишь математику, Жи? – перво-наперво поинтересовался Маг, лишенный пока что отцовской галантности.

- Сын, разве об этом спрашивают девушку при знакомстве? – пристыдил Мага Отец. – Жи увлечена другой наукой, биологией.

 - Так она ботаник! – удивился и одновременно расстроился Маг. - Отец, наверное, у нас с… Жи вместе ничего не получится создать, хоть она внешне вполне даже ничего…
- Наверное, он прав…, - в разговор неуверенно вступила золотовласая девушка, до этого лишь внимательно наблюдавшая за отцом и сыном, особенно за сыном.

- Дети мои, другой совместимости у каждого из вас не существует. Вы по всем показателям идеально подходите друг другу. Я уверен, что у вас все получится, и что мы еще встретимся в Мире, который вы создадите…

Маг заштриховал картину и нарисовал следующую, на которой  молодой Маг спорил с девушкой.

- Извини, Жи, но мне некогда тебе помогать. В помощники к ботанику я не напрашивался и не нанимался. Если тебе нравится с утра до ночи высаживать, полоть, поливать, то и занимайся этим, но без меня. Корабль у нас большой, всем места хватит. Отныне я переселяюсь на второй этаж и займусь исключительно важным делом - математикой, а ты занимайся на первом, чем пожелаешь и когда пожелаешь.

- Знь! А как же мы…, - всхлипнула вдогонку убегающему по лестнице молодому Магу Жи.

Маг опустил волшебную палочку, и объемная картина из далекого прошлого растворилась в воздухе, словно мыльный пузырь.

- Неужели я такой в реальности? Ведь я самый настоящий э…эгоист! – в сердцах вымолвил Маг.

- Еще какой!  - критический настрой Мага поддержала волшебная палочка, - а в придачу, еще и дурак!

- Пожалуй, Па-чалка, ты права. Раньше ты, кажется, была неплохим парикмахером, так что постарайся привести мои волосы и бороду в божеский вид. Ну и что-нибудь подбери для меня из одежды, в современном стиле, пока я собираюсь с мыслями.

- Сундук был набит сплошь иксами да интегралами, а не светскими журналами, так что извините, Ваше Высочество, я не знаю современной моды ни на прически, ни на туалеты, и я сама стала более похожа на логарифмическую линейку, нежели на волшебную палочку.

- Какая мода ныне в Старом Свете, я и сам не знаю, а Новый Свет я… мы еще не создали. Сделай как у отца, он, кажется, во все времена отменно выглядел, - попросил Маг и погрузился в размышления.

                                                      *********

Раздвинув, как многослойные театральные шторы, паутину, Маг оказался на лестничной площадке. Вдохнув полной грудью, Маг не уловил ожидаемых запахов цветов. Жи выращивала тысячи видов цветов для того, чтобы украсить ими Мир, который они должны были сотворить. Отсутствие запахов насторожило Мага.

- Жи, ты где? Жи, что с тобой?! – закричал Маг во всю мощь своих магических легких  и устремился в одном прыжке, минуя ступени, на первый этаж.

Забыв про свои сверх возможности, Маг бегал из одной комнаты в другую, находя в них лишь следы смерти: высохшие деревья и кустарники, завядшие цветы. Маг не хотел верить, но знал, что рано или поздно доберется до последней комнаты, про которую как-то в шутку упоминала Жи: «Если меня когда-то не станет, то я оставлю для тебя послание в дальней комнате. В своей».

После безуспешных поисков Жи по всему кораблю Маг подошел к двери, которую Отец просил открыть вслед за созданием Нового Света, но как не пытался, подобрать ключи не сумел, и лишь затем заставил себя подойти к последней двери. На той двери никаких замков и запоров не имелось, и при желании Маг мог спокойно зайти в комнату в любое время, но видно желания такого у него ранее не возникало.

Постучав в дверь, скорее всего, не для приличия, а в последней надежде услышать голос Жи, и не услышав, Маг открыл дверь. Волшебник никак не ожидал увидеть в комнате столько шкафов. Чуть ли не вся комната была заставлена шкафами, снизу доверху забитыми коробками с наклеенными на них пояснительными записками, что и сколько лежит в них, как следует обращаться с содержимым. Явно, что записки предназначались не для знатока биологии, не мог не отметить Маг.

- Тысяча шкафов, миллионы новых сортов растительного и животного миров, и все это сделала одна Жи. Уму непостижимо! - констатировал Маг. – Десять магов запросто  надорвались бы здесь, а совсем справилась всего одна хрупкая девушка. Необычайно хрупкая, необычайна талантливая, необычайно…

Произносимые Магом слова активировали оставленное послание: рядом с Магом ожила голограмма Жи из святящихся небольших серебристых шариков.

- Извини, Знь, за примитивную форму послания, - голограмма улыбнулась застенчивой улыбкой Жи, - ты же знаешь, что это не по моей части. Если ты слушаешь послание, значит, закончил с уравнениями, а я не дождалась тебя, завяла, как и мои цветы. Прости, но основную работу тебе придется делать одному. В шкафах лежат семена. Думаю, что их хватит, чтобы засеять новый Мир. Создать же разумный Мир без высшей магической математики невозможно. Я не сумела, но уверена, что это по силам тебе. Знь, я никогда не сомневалась в твоем математическом таланте, как и в тебе самом. Пусть сбудется намеченное! Удачи тебе! – Закончив послание, голограмма рассыпалась на отдельные серебристые шарики, но Маг не дал им упасть, замедлив время или ускорив свои движения, что в данном случае было одним и тем же.

Аккуратно сложив шарики в материализованную из стула хрустальную корзинку, Маг присел в кресло, мысленно перенесенное со второго этажа. После некоторых раздумий Маг достал из кармана волшебную палочку и использовал ее в качестве проектора, помещая на кончик шарики из голограммы Жи.

По кусочкам Маг просмотрел путь Жи от рождения до полного высыхания от одиночества и тоски. Маг не мог понять, как он смог оставить Жи наедине с колбами и пробирками. Получалось так, что он бросил Жи. Предал. Не оправдал надежд. И даже убил, ведь маги при благоприятных условиях могут жить бесконечно долго.

Маг готов был обменять все решенные математические задачи на то, чтобы Жи вернулась оттуда, откуда никто еще не возвращался. Вот только меняться было не с кем. Не решено было и последнее уравнения, где по-прежнему неизвестной оставалось бессмертие. И вообще, Маг не знал, что ему дальше делать, и пребывал в полной растерянности.

Из оцепенения Мага вывела палочка:
- Мне кажется, что нескольких файлов здесь не хватает.

- Что ты сказала, Па-чалка? – Маг ухватился за слова волшебной палочки-выручалочки и вытащил себя в реальность.

- Не хватает нескольких шариков с информацией, когда Жи была уже на корабле, а ты не забаррикадировался от всего мира на втором этаже со своей математикой.

- Откуда, Па-чалка, ты это взяла, и почему несколько шариков?! – растерянно и одновременно с надеждой посмотрел Маг на палочку, прогуливающуюся по воздуху взад-вперед, словно молодой профессор перед первокурсниками.

- Думаю, что шариков двенадцать, - пояснила приободренная палочка, осознавшая себя вновь нужной и востребованной. – Вычитать, прибавлять и сопоставлять я научилась, сидя в заточении, не хуже любого мага, читая твои тетради с магической математикой. А поняла я по глазам Жи: у нее были одни глаза, затем совершенно другие, а вот как происходили изменения, информации нет. А глаза у вас, у магов, меняются в результате биохимических процессов в организме, связанных с психофизическими изменениями.

- По глазам…, - задумался Маг – Да, ты права, Па-чалка, глаза у Жи изменились, как и биохимический состав крови, но это могло произойти в результате той же аллергии на новый вид растения, - выдвинул гипотезу Маг.

- На дуб! - выстроила свою версию палочка, покачавшись из стороны в сторону.

- На дуб? Вполне возможно, Па-чалка, - вполне серьезно согласился с палочкой Маг, - желуди имеют весьма специфический запах и при определенных условиях могут вызвать подобную реакцию, вот только надо, чтобы в радиусе трех метрах оказались еще семь компонентов, которые при достаточно стабильной температуре, равной...

- Точно дуб! - покачала материализованной головой волшебная палочка и шмыгнула в карман к Магу, чтобы не слышать его бредовых рассуждений.

 Проведя полное сканирование комнаты Жи, а затем и всего корабля, Маг не обнаружил недостающих шариков, но убедился в том, что они должны быть. Найдя в одном из шкафов рисунок, не зафиксированный ни на одном из шариков голограммы Жи, Маг убедился в верности слов волшебной палочки.

                                           *********

На обнаруженном графическом рисунке были изображены Жи и Маг, державшиеся за руки, и коротенькая надпись: Жи + Знь = ЛЮБОВЬ!!!

В современном мире каждый подросток хоть раз в жизни делал подобные рисунки и надписи, где придется: на заборе, стене, дереве, учебнике, тетрадке, салфетке,  носовом платке, руке, других частях тела, а то и на просторах Интернет. А вот для Мага такое равенство показалось и не равным и не понятным, ведь чтобы понять, надо сначала узнать, что означают Л, Ю, Б, О, В, Ь. Решить уравнение с шестью неизвестными.

Маг не понимал равенства, но понимал, что если найдет недостающие шарики Жи, то сумеет во многом разобраться и понять.

Связавшись с программой управления корабля, Маг установил время и место, когда и где был сброшен с корабля контейнер. Программа корабля между делом напомнила Магу об имеющейся возможности воспользоваться экстренной эвакуацией, так как шансы на создание мира с гибелью второго члена экипажа близки к нулю.

Но Маг был очень хорошим математиком и прекрасно осознавал, что близость к нулю не означает ноль, как и то, что возвращаться не намерен ни при каком раскладе, даже нулевом. Маг задал программе новые координаты движения корабля: лететь к месту предполагаемого нахождения контейнера.

По окончанию Академии Магии выпускников отправляли в бескрайние пространства неосвоенной Вселенной, чтобы молодые маги смогли продемонстрировать свои способности без помех и подсказок и создать новые миры.

 Неосвоенная Вселенная  - не та Вселенная, где в небе горят звезды, не та, что называется Космосом. Неосвоенная Вселенная похожа на бескрайний океан, напрочь лишенный света и жизни. Путешествие по неосвоенной Вселенной напоминает поход подводной лодки по глубинам бездонного мертвого океана.

Конца у неосвоенной Вселенной нет, но есть начало, и в любой момент несостоявшийся космический маг мог вернуться домой. Для этого требовалось нажать экстренную кнопку эвакуации или отдать голосовую команду программе корабля, чтобы корабль всплывал на поверхность, в освоенную Вселенную, в Космос.

В мире магов, расположенном в самом центре освоенной Вселенной, все дети рождались магами, но не все ими становились с первой попытки. Но маги нужны были не только для покорения неосвоенной Вселенной и космических просторов, но в живописи и музыке, кулинарии и кораблестроительстве, шитье и вышивании, в обучении и воспитании, во всех сферах жизнедеятельности магов.

                                           *********

Обнаружить в беспросветном океане неосвоенной Вселенной малюсенькие шарики, расположенные друг от друга за миллионы километров, почти невозможно даже для опытного мага. Но Знь умудрился разглядеть все двенадцать серебристых шариков, и был удивлен даже не тому, как они математически точно расположены по отношению друг к другу, проецируя модель будущего звездного мира на месте, а что Жи знала, что он вернется сюда. Спрогнозировать такую вероятность событий мог только выдающийся маг, в совершенстве владеющий высшей магической математикой.

Спроецировав волшебную палочку на ближайший серебристый шарик Жи, Маг увидел Жи. На этот раз не голограммное изображение, а объемное.

- Спасибо, Знь, что отыскал в океане место, которое мы с тобой выбрали. Не пытайся, Знь, найти в океане спрятанную информацию, вся необходимая информация в тебе самом. Я люблю тебя! – на этом второе и последнее послание от Жи закончилось.

«Что такое любовь, что такое люблю?!» - в сердцах прокричал Маг, а затем уже магическим голосом прокричал команду:
- Стоп машина!

Прежде чем программа корабля, настроенная отцом Мага, приступила к исполнению указания, она решила внести некоторую ясность:
- Я вынуждена напомнить, что после полной остановки  корабля набрать необходимую скорость мы сможем не раньше, чем…

- Нам это не понадобится, мы на месте назначения, - прервал рассуждения программы Маг.

Удовлетворенная исходящей от Мага уверенностью программа перезапустила установки на программу помощника конкретного мага по строительству звездных миров.

Далее Маг стал космическим архитектором, дизайнером, инженером, прорабом, каменщиком, плотником и директором стройплощадки одновременно. Он отдавал указания механизмам корабля-трансформера через программу-помощника:
- Подготовить насосы и основной резервуар для сжатия водорода из пространства… активировать термоядерный реактор… направить преобразованную твердую энергию к проекциям четырех планет внутреннего кольца… жидкую энергию - к четырем планетам среднего кольца…газообразную энергию - к четырем планетам третьего кольца… включить…запустить…добавить…стабилизировать…

Нередко Маг оставлял командный пункт корабля и с волшебной палочкой в руке улетал к одной или другой планете, производя известные только ему корректировки на месте.

К исходу первого дня строительства был увеличен Космос. В небе зажглась новая звезда, вокруг которой кружились в стройном хороводе двенадцать планет.

                                      *********

То ли устав от строительных работ, то ли не зная, что делать дальше, Маг присел в кресло и задумался.

В то время корабль Мага, преображенный в яркую звезду, двигался вокруг центра Вселенной, отправляя туда световые сигналы, что приступил к созданию Нового Мира.
Преображенные в планеты шарики Жи перемещались в определенном порядке вокруг звезды, ибо их дом отныне был здесь.

Неугомонная волшебная палочка летала по комнате, выполняя фигуры высшего пилотажа, и  напевала разными голосами песенку:
- До – Ре – Ми – Фа – Соль – Ля – Си – До…

Песнь волшебной палочки не прекращалась до тех пор, пока ее не прервал Маг:
- Па-чалка, что ты там бормочешь, сосредоточиться не даешь?

- Старинную детскую песенку, про то, как достигая предела, надо начать обратное действие, а совершив действие и достигнув очередного предела, надо начать новое действие. Песенку можно печь бесконечно, ибо у нее нет конца.

- Песенка про бессмертие? – удивленно и одновременно заинтересованно посмотрел Маг на палочку.

- Песенка про гармонию дыхания, - поправила Мага палочка, - после вдоха следует выдох, а после выдоха – вдох.

- Не помню такой песни, на ум разве приходят слова из другой песни: «Поцелуй на выдох, поцелуй на вдох». Но ты, Па-чалка, песню пела не из-за страсти к вокалу, так ведь?
- Сосредоточив внимание на одном, можно не успеть спеть куплет целиком, дыхания не хватит, а значит и песенка не будет спета.

- Это ты про математику, философская палочка? – Маг нахмурил брови.

- Не только, - замялась волшебная палочка.

- Узнаю творение рук Отца своего, - пришел на помощь волшебной палочке Маг, вставая с удобного кресла. - Если у тебя с ним связь двухсторонняя, то передавай ему от меня большущий привет. И еще скажи, что я уяснил  урок: фальшиво не поет лишь тот, кто вовсе не поет. А сейчас, живо в карман. Впереди много дел, куплет прерывать нельзя, песня продолжатся.

И песня действительно продолжилась. Соло в исполнении Мага заслуживало настоящих оваций. Вначале Знь взвалил на плечи шкаф из комнаты Жи с образцами глины, воды и воздуха и улетел к планетам  создавать земли, атмосферы, океаны и реки, а уж потом за другими шкафами и ящиками, рассаживая содержимое в соответствии с прилагавшимися к ним инструкциями.

К утру следующего дня семена взошли, и планеты Жи в лучах солнечного света засияли невиданной доселе палитрой цветов, мир наполнился журчаньем ручейков и рек, шелестом трав, шорохом листвы, чудным пеньем птиц, многоголосыми хорами мирных обитателей планет.

И глаз Мага радовался сотворенному великолепию, и скупая мужская слеза скатилась по щеке, Па-чалка же от восхищения открыла рот, но ненадолго: изо рта вместо бежавшей слюны как бы сами собой полились ноты: «До – Ре – Ми – Фа – Соль – Ля – Си - До…».

- Да знаю я, - отмахнулся Маг. – Пора петь уже и «Соль».

                                             *********

«Жи, как же мне не хватает тебя, - думал Маг, направляясь к ближайшим от корабля-звезды четырем планетам, на которых совместными усилиями мага-биолога и мага-математика удалось создать живой мир. - Ты уверена, что у меня получится создать разумный мир. Мне бы твою уверенность. Нет, Жи, не уверенность мне нужна, а ты - вздохнул Маг. - Если бы та была рядом, то вместе у нас могло бы и получиться…».

Облетев четыре планеты, Маг попробовал вдохнуть разум в различные виды животных и растений, но ничего не получалось. Тогда он решил слепить фигурки из глины, оживить и вдохнуть в них разум.

Из черной глины на одной планете, красной на другой, желтой и белой на третьей и четвертой Маг слепил по несколько фигурок, похожих на Мага, и по несколько фигурок, похожих на Жи, и оживил фигурки, и вдохнул в них разум.

Хоть Магу и не удалось создать разумные существа бессмертными, уравнения он таки не решил, но они могли жить десятки, а то и сотни тысяч лет в почти не стареющих телах в прекрасных райских уголках планет. Маг наделил их разными магическими способностями: они могли летать по воздуху, плавать по воде и в воде, передвигаться по земле, получать необходимую энергию, подобно солнечным батареям, от звезды, а также от плодов растений, созданных Жи, способных аккумулировать энергию светила. Он наделил их большими математическими и биологическими способностями и мозгами, и поставил их над всем живым миром. Он наделил их способностью плодиться и размножаться подобно лучших творений Жи.

Существ, похожих на Жи, Маг назвал же, женщинами, противоположного пола – мужи, рожденные от же, от женщины. Именно с тех далеких пор пошло называть женщин, рожавших детей, на «м»: му, мум, мумми, муттер, мами, мама, маман и т.д. Место, где рождались дети, называть му – родиной. Язык тогда для всех разумных обитателей четырех планет был один, кое-какие слова дошли и до наших дней без больших изменений.

Маг надеялся, что в одной из создаваемых женщин ему удастся распознать Жи, но этого не случилось. И тогда Маг собрал всех мужчин и женщин и сказал им, чтобы они плодились и размножались, жили на своих землях и пользовались всеми благами, созданными для них, и дорожили ими, и оберегали их. А если же они не послушаются Мага и начнут уничтожать творения, то погубят и себя. Маг же удалился на корабль-звезду, чтобы попытаться найти в своей голове недостающие шарики, а также решить уравнение с бессмертием.

                                                    *********

Вернувшись на звезду-корабль, Маг открыл дверь, ведущую в мир магов, чтобы другие маги могли пройти в созданный им и Жи мир и оценить его. Волшебную палочку Маг превратил в подзорную трубу с видеокамерой, чтобы Па-чалка наблюдала за новым миром и записывала для волшебника самое интересное.

Сам же Маг уединился в комнату Жи, которая после перемещения всех созданных сортов семян на планеты была как бы пуста. Но только не для Мага. Каждая частичка комнаты Жи,  каждая молекула, каждый атом хранили ее запах, память о ней, и Маг это ощущал.

Долго Маг не мог успокоиться: сердце то и дело пыталось выскочить из груди, и ему приходилось ловить его, периодически закипала кровь или мозги, и на время он вынужден был превращаться в кондиционер.

Лишь сумев справиться с волнением, Маг вспомнил произнесенные и написанные Жи слова: «Спасибо, Знь, что отыскал в океане место, которое мы с тобой выбрали. Не пытайся, Знь, искать в океане спрятанную информацию, вся необходимая информация в тебе самом. Я люблю тебя, Знь!» и «Жи + Знь = ЛЮБОВЬ!!!»

- Что ж, теперь имеется гораздо больше вводных данных для решения задачи, - обрадовался Маг-математик. – Промежуточное решение есть: Знь любит Жи. Я люблю Жи. Что это значит? Что значит для меня Жи? Если я отвечу на этот вопрос, то узнаю, что значит «люблю», и смогу решить весь ребус целиком. – В чем-чем, а в логике Маг был силен, как никто другой.

                                             *********

Маг погрузился в свои воспоминания.
«А она ничего себе, красивая. Если еще и математикой увлечена, то хороший тандем у нас может получиться», - думал Маг, рассматривая Жи, вошедшую вместе с отцом на корабль.
 
Обучение юношей и девушек в Академии Магии велось отдельно, и не удивительно, что Знь видел девушку впервые.

- Познакомься, это Жи, - сказал Отец Мага, являвшийся помимо всего прочего профессором по изучению Темного Океана и созданию Космоса Академии Магии.

- Знь! – преставился молодой Маг, склонив голову в небрежном поклоне, еще раз оценивающе оглядев с головы до ног незнакомку. – Ты любишь математику, Жи?

- Сын, разве об этом спрашивают девушку при знакомстве? – укоризненно покачал головой Отец Мага. – Жи увлечена другой наукой, биологией.

 - Так она ботаник! – удивился и одновременно расстроился Маг, подумав про себя: «Чтобы тандем состоялся одной физиологической симпатии недостаточно, нужна взаимная симпатия интеллектов». - Отец, наверное, у нас с… Жи вместе ничего не получится создать, хоть она внешне вполне даже ничего, в моем вкусе.

- Наверное, он прав, - в разговор неуверенно вступила золотовласая девушка, до этого лишь внимательно наблюдавшая за отцом и сыном, особенно за сыном. – Когда я читала, бесспорно, талантливые рефераты по математике, то Знь мне представлялся несколько иначе, чем есть в реальности. И моей симпатии к его интеллекту может оказаться недостаточно для создания тандема.

- Дети мои, другой совместимости у каждого из вас не существует, - улыбнулся возникшей ситуации Профессор магии. -  Вы по всем показателям идеально подходите друг другу. Я уверен, что у вас все получится, и что мы еще встретимся в Мире, который вы создадите. Жи, для математика реальность намного сложнее задачи с десятью неизвестными, для тебя же реальность – твоя стихия. Лишь объединив две стихии, можно создать мир. Сын, на одном из баллов в вашем Мире я обязательно станцую с твоей очаровательной напарницей Жи, а сейчас закрой за мной дверь, а вновь открой, когда создадите Мир. Удачи вам, дети мои. – Профессор скрылся за дверью, ведущей в другое пространство.

С каждым прожитым часом Знь все более понимал, что Жи для него становится не просто напарником, а глотком свежего воздуха в душном помещении, чистой воды в пустыне, лучиком света в темном царстве Океана.

Однажды Знь признался:
- Жи, я не могу без тебя существовать, я не хочу без тебя существовать, я не представляю свое существование без тебя.

- И я без тебя, - краснея от смущения или иных чувств, ответила Жи.

Какое-то время Знь и Жи жили-поживали и горя не знали. Все у них получалось. Все у них ладилось. Им даже удалось объединить две науки: математику и биологию в одну, в био-математику. Совместными усилиями они создали образцы растительного и животного мира, семенами которых предстояло засеять Новый Мир.

Однажды Жи сказала Магу:
- Знь, когда-то ты существовал без меня, а я без тебя. Каждый из нас был увлечен своей наукой. Как ты считаешь, невозможность жить без кого-то может быть заменена возможностью жить с чем-то?

- К чему такой вопрос, Жи?

- А если мы с тобой ошибаемся, и у задачи имеется несколько решений или иное решение, то мы не создадим Мир, а лишь жалкое его подобие.

- Теоретически такая возможность имеется, но проверить ее в нашей ситуации не представляется возможным. – Если бы Маг знал, куда клонит Жи, то возможно ответил бы иначе, в категоричной форме.

- Знь, ты же Маг и не хуже меня знаешь, что ситуацию можно создать, было бы желание. Я сворила для тебя зелье. После того, как ты его выпьешь, ты потеряешь ко мне всякий интерес, забудешь про меня, на время станешь одержимым лишь одной математикой.

- На какое время? – Маг встревожено посмотрел на Жи.

- Если математика окажется для тебя дороже меня, то навсегда, - с грустью в глазах произнесла Жи.

- Но ведь это не справедливо! - возмутился Маг.

- Отчего же. Если ты забудешь меня, математика для тебя станет дороже всего на свете, то значит, мы ошиблись, значит можно создать однополый, математический мир, мир без чувств. – Жи использовала в ответе логику, а не эмоции, с которой Маг не мог не согласиться.

- А для себя какое ты сворила зелье? – Маг окончательно осознал, что Жи не шутит, и их впереди ждет настоящее испытание.

- Знь, я не стану пить никакого зелья. Если я, помня о тебе, смогу жить без тебя, занимаясь важным и интересным делом – биологией, то это будет вторым доказательством истинности альтернативной версии: Жи – Знь = биология, Знь – Жи = математика, жизнь = биология + математика.

- Жи, я не смогу тебя забыть никогда. И никакое зелье этому помешать не сможет! - решительно высказался Маг, готовый немедля доказать слова на деле.

- Я буду этому только рада. Если ты уверен в себе, то пей, не бойся. – Жи протянула Магу стакан с зельем.

Без капли сомнения в своих чувствах к Жи Знь выпил до последней капли зелье.

С каждым последующим часом Маг становился все одержимей математикой и все мене внимательным к Жи. Жи же становилась все грустнее, хоть и старалась не подавать вида, вот только вода, которой Жи поливала цветы, становилась все более соленой.

В один совсем даже не прекрасный момент на просьбу помочь Маг ответил:
- Извини, Жи, но мне некогда тебе помогать. В помощники к ботанику я не напрашивался и не нанимался. Если тебе нравится с утра до ночи высаживать, полоть, поливать, то и занимайся этим, но без меня. Корабль у нас большой, всем места хватит. Отныне я переселяюсь на второй этаж и займусь исключительно важным делом - математикой, а ты занимайся на первом, чем пожелаешь и когда пожелаешь.

- Знь! А как же мы? – тихо заплакала Жи.



                                             *********

Долго ли Маг пробыл в комнате Жи, не знаю, но борода за это время успела отрасти у него до пят, и когда Знь выходил из дверей, то запутался и наступил на бороду, и ударился лбом об пол, и набил себе шишку немаленькую.

- Без Жи не ЖиЗнь, а лишь существование! – Маг встал с пола, потирая ушибленный лоб.

- Дай приложу холодненького, вмиг полегчает, - заботливо предложила волшебная палочка, превратившаяся из подзорной трубы в сосульку, по диаметру сопоставимую с шишкой.

- Не надо, Па-чалка. Шишка не даст позабыть на этот раз. – Маг еще раз потер красноватый холмик в центре лба.

- Что забыть? А что ты вспомнил? Расскажи с кем…  кого… когда… зачем…, - прострочила на одном дыхании десятка три вопросов волшебная палочка, изогнувшись в форме то ли вопроса, то ли большого уха.

- Рассказывать, Па-чалка, будешь ты, пока меня бреешь да стрижешь, - решил Маг, усаживаясь в перемещенное под себя кресло. – Да, скажи еще, приходил ли в новый мир Отец мой?

- Много начинающих э…магов захаживало, некоторые и сейчас здесь, а Отец не приходил.

Маг глубоко вздохнул носом воздух, а затем резко выдохнул через рот, да так, что из бритвенной пены, закрывавшей часть лица, надулся огромный мыльный пузырь, яркий и красивый. Пузырь взлетел над головой Мага, завис и лопнул, чуть не окатив того с головы до ног, если бы только волшебная палочка заботливо не превратилась в зонт и не укрыла волшебника.

 - Разумный мир оказался таким же, как мыльный пузырь над моей головой? – философски изрек Маг.

- Лишь отчасти, Знь, - попыталась хоть как-то успокоить Мага волшебная палочка. – Мне кажется, что не все так безнадежно, и ты сумеешь внести необходимые коррективы.

- Спасибо, Пачалка,  за поддержку, - Маг оценил стремления волшебной палочки. – Но обманываться не стоит. Запусти в режиме ускоренного просмотра, Па-чалка, все, что ты записала в мое отсутствие. А там я решу, как быть, как поступать дальше. – Лицо Мага, свободное от бороды и пены, во время просмотра краснело, синело, а затем побелело. – Хорошо, что Жи не видела этого безобразия, - сурово высказался Маг после окончания трансляции. – Жизнь – не есть биология плюс математика.

- Может, виноваты начинающие маги, ведь они кроме звезд не создали еще своих разумных Миров, и у них нет опыта? – предположила Па-чалка в оправдание созданных Магом разумных существ. – А люди лишь повторяли за ними, стараясь походить на магов, разрушая и убивая созданный тобою мир.

- Никто, Па-чалка, не виноват кроме меня. Созданные существа я наделил лишь разумом и возможностью плодиться и размножаться. А маги вольно или невольно лишь открыли мне глаза на это. Рано или поздно это бы случилось: они начали бы уничтожать природу, показывая тем самым свою  избранность перед живым миром,  убивать друг друга из желания обладать лучшими самками или самцами, из желания доказать превосходство одного ума над другим. Жизнь не есть биология плюс математика, она  гораздо сложней высшей математики и высшей биологии. Если в жизни нет любви, то и самой жизни не может быть, лишь биологическое или математическое существование или сосуществование.

- Знь, что такое Любовь? – спросила волшебная палочка.

- Любовь – не уничтожение, а самопожертвование. Любовь – это не разрушение, а созидание. Любовь – это не существование и даже не сосуществование, а невозможность существовать без кого-либо. Любовь – это чувства, которые из биологии и математики создают жизнь, это невидимые нити, сшивающие между собой математику и биологию.

- У вас с Жи была Любовь, - сделала вывод волшебная палочка.

-  Не была, Па-чалка. Любовь бессмертна. Тетрадка с математикой может существовать, пока не превратится в труху, дерево или иное физическое тело, даже разумное, может существовать, пока не превратится в глину, а вот любовь – это иная форма энергии, постоянная. Когда непостоянные энергии соединяются и образуют Любовь, то меняются и сами энергии, становятся бессмертными. Решить математическую задачу про бессмертие я не мог, потому что математика не может объяснить бессмертие, как впрочем, и биология.

- Знь, но ведь Жи уже нет, а ты говоришь, что любовь бессмертна. Не понятно. Объясни, - попросила Па-чалка.

- Любовь к Жи. – Маг приложил руку к груди, словно рыцарь. –  В сердце. Теперь надо посеять любовь в мир. Она обязательно даст корни. И наступит время, когда созданный мною грешный мир станет Миром Любви и Созидания.

- Но для этого тебе на… - Волшебная палочка остановилась на полуслове.
- Надо пожертвовать своим сердцем, - досказал Маг.

-  Но без сердца, Знь, даже маги не могут существовать!

- Существовать я не только не хочу, но и не буду. – Маг вырвал из груди сердце и протянул волшебной палочке. – Па-чалка, сотрешь в порошок и развеешь над миром.

- Но я не смогу без тебя! – взмолилась палочка.

- Па-чалка, ты не догадываешься, что сама есть не что иное, как одна из ниточек Любви. Тебя создал мой Отец, когда я появился на свет, вложив частичку Любви, любви Отца и Матери, отцовской и материнской любви ко мне. И пусть Любовь в мире моего детства называется Волшебством, сути это не меняет. Настоящим Магом и Волшебником можно стать только тогда, когда в груди зажигается Любовь: невозможность существовать, невозможность не творить и созидать. Так что, Па-чалка, ты вполне можешь заменить мое сердце.

- Лишь на время, - согласилась с Магом волшебная палочка. – До тех пор, пока ты не отыщешь Жи. Я ведь еще хочу погулять на вашей свадьбе, да и с вашими детьми поиграть как когда-то с тобой.

                                       *********

 Волшебная палочка выполнила просьбу Мага: истерла сердце Волшебника в порошок и развеяла над созданными им мирами. И взошли ростки Любви среди сорняков и колючек.

В завершении можно, конечно, сказать, что Знь таки отыскал Жи. И была у них свадьба. И я на той свадьбе был, мед-пиво пил. Но не скажу, так как сказке еще не конец, а скорее только начало. А вот тот, кто слушал, разумеется, молодец.

19.01.2013г.
Александр Алтайский


Рецензии