Как поссорились Семен Семенович и Петр Петрович

«Очень хороший также человек Иван Никифорович
             Его двор возле двора Ивана Ивановича
Они такие же между собой приятели,
каких свет не видел».
Н.В. Гоголь «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».


Серебристая «Тойота» плавно скользила по шоссе. Мелькали зеленые с золотом кроны дубов и лип, красные кусты рябины, стройные стволы березок.
Красота-то какая! Все-таки бабье лето – лучшее время года! - сказал Семен Семено-вич.
Да, милый, - согласилась с ним Лерочка, его жена. - Конечно, в Шарм-аль-Шейхе было очень хорошо. Шикарный отель, прекрасная еда, сказочное море. Но, как говорится, в гостях – хорошо, а дома – лучше.
Сказать откровенно, я просто соскучился по нашей «дочурке», - признался Семен Се-менович.
«Дочуркой» они называли свой двух-этажный дом с мансардой и подземным га-ражом. Он находился в коттеджном поселке «Бельведер», раскинувшемся на опушке бе-резовой рощи на берегу «Голубого озера».
Семен Семенович уже строил планы на вечер. Он предвкушал ужин на открытом воздухе, холодную водочку с хрустящим со-леным огурчиком, горячую картошечку с се-ледкой и задушевный разговор со своим давним другом и соседом Петром Петрови-чем. Он приготовил ему сюрприз – привез в подарок настоящий турецкий кальян.
Подъезжая к своему дому, Семен Семе-нович почувствовал какой-то дискомфорт. Что-то было не так!.. Через минуту он понял, что привычную картину нарушил забор, ко-торый буквально разрывал живописную зе-леную лужайку между его домом и домом Петра Петровича. Издавна они считали ее общей территорией. На ней они вместе заго-рали, играли в теннис, жарили шашлыки. Разгораживать участок не было никакого смысла.
Настроение было испорчено. Выяснение отношений Семен Семенович перенес на завтра. Чтобы не видеть соседей, они реши-ли поужинать в доме. Но не тут-то было. Как только они сели за стол, ворвался злопо-лучный сосед, Петр Петрович! Он был явно навеселе, в руках держал бутылку «Хеннес-си». 
Ну, Семен, ты форменный поросенок! И ты, Лерка, хороша! Мы вас ждем-ждем. А вы, голубки, уединились. Так дело не пойдет. Дусик приготовила прекрасный ужин. Без вас было так скучно...
Так это ты со скуки соорудил границу между нашими домами? - прервал его моно-лог Семен Семенович.
А-а! Теперь я понял, почему ты сердишся. Брось, не бери в голову! Понимаешь, я купил Дусику двух карликовых пинчеров, а они все время куда-то сбегают. Вот мы и решили огородить участок.
Собачки собачками, - вмешалась в раз-говор Лера, - а кусок нашей территории с кустом рябины оттяпал!
После этих слов в комнате воцарилось тяжелое молчание.
Уважаемый Семен Семенович! Скажите своей дражайшей супруге, что нельзя обви-нять честных людей в воровстве. Куст ряби-ны всегда находился на нашей территории. Это каждая собака знает.
Что-о-о??? Куст рябины ваш? - рявкнул Семен Семенович. - Как ты посмел обвинить мою жену во лжи! Да ты!.. Да я!... - Семен Семенович не мог подобрать слова, выра-жающие его глубокое, нет, глубочайшее возмущение. - Видеть тебя больше не хочу!
Да ты просто глупый самодовольный ин-дюк! Ноги моей больше не будет в твоем до-ме! - вскричал Петр Петрович и, как ошпа-ренный, выскочил из комнаты.
Так началась война между бывшими за-кадычными друзьями, Семеном Семенови-чем Ивановым и Петром Петровичем Сидо-ровым.
На следующий день ровно в 8 часов утра заговорил, нет, заорал радиоприемник Пет-ра Петровича. «Владимирский централ, ве-тер северный» -  доносилось из беседки, ко-торая стояла в нескольких метрах от дома соседа. Через несколько минут на лужайку выскочил полуодетый, заспанный Семен Семенович. Он что-то кричал, махал кулака-ми. Потом нырнул в дом и через минуту поя-вился с включенным на всю мощь радио-приемником, из которого Филипп Киркоров громогласно обращался к своей «зайке».
Радиодуэль продолжалась около часа.
Утром Семен Семенович проснулся в прекрасном настроении. Он уже почти за-был о нелепой ссоре с соседом. Осеннее солнце светило мягко и приветливо. Жена накрыла завтрак на природе. На столе, сто-явшем под яблонькой, красовался блестя-щий кофейник и тарелка, полная загорелых оладий. Натюрморт дополняла вазочка с душистым медом.
Семен Семенович налил в свою «имен-ную» кружку ароматный кофе, положила на тарелку оладушек, намазал медом и... В этот момент раздалось противное жужжание. Сначала одна пчела, потом еще несколько захотели полакомиться его медом. Вскоре целый рой пчел закружился над столом. Завтрак был испорчен. Семен Семенович и Лера вынуждены были спасаться бегством от этих назойливых и опасных существ.
Выглянув из окна, Семен Семенович вдруг увидел, что с той стороны забора его сосед, одетый в спецодежду пчеловода, во-зится с ульем! Стало ясно, откуда вдруг на них налетели пчелы. Семен Семенович по-нял, что конфликт с соседом не просто не-доразумение, а война, и надо действовать адекватно.
На следующий день был нанесен ответ-ный удар. Когда семейство Петра Петровича собралось  в беседке на завтрак, Семен Се-менович предпринял газовую атаку. Легкий ветерок донес до сидящих в беседке мерз-кий, противный запах помойки.
Петр Петрович подбежал к забору и уви-дел, что с той, «вражеской», стороны к нему придвинуты контейнеры с пищевыми отхо-дами и мусором.
Жизнь становилась невыносимой. Чашу терпения переполнил случай в конце сен-тября. В этот злополучный день Лера долго звала кота Жмурика отведать его любимую ветчинку. Обычно он с утра путался под но-гами и буквально выхватывал из рук хозяй-ки свой корм. В этот день он появился толь-ко после долгих призывов. Когда хозяйка увидела своего любимца, она чуть не упала в обморок. Красавцу сибирскому коту Мар-кизу злодеи побрили хвост. Чувствовалось, что  он очень переживает свой позор. В от-вет на злодеяние соседей Лера сосиской приманила к забору соседского мопса и ок-расила его баллончика в противный зеле-ный цвет.
Потом воюющие стороны перешли к ин-формационной войне. Жалобы друг на друга пошли во все возможные и невозможные инстанции. Последнее письмо с жалобой на произвол и агрессию со стороны  Петр Пет-рович направил в Страсбургский суд по пра-вам человека.
Вскоре они поняли, что никакие суды не смогут решить их проблему. Каждый день видеть соседа, слышать его наглый голос, ждать его новых козней было невыносимо как для Семена Семеновича, так и для Петра Петровича. И они оба, независимо друг от друга запланировали решить проблему по-сталински, который говорил: «есть человек – ест проблема, нет человека – нет пробле-мы».
Семен Семенович через свою «кры-шу» дал заказ на устранение своего недру-га. Аналогично поступил и Петр Петрович. Самое смешное в этой трагической ситуации было то, что работать по двум клиентам по-ручили одному и тому же киллеру.
Киллер бы серьезным и основатель-ным человеком, много повидал на своем не очень долгом веку. Странная ситуация лик-видации двух соседей его не удивила. Рабо-та была выполнена аккуратно, без лишнего шума, точно в срок.

На погосте на окраине коттеджного поселка «Бельведер» стоят рядом два новых красивых памятника. К кладбищу частенько подъезжает большой джип. Из него выходят две дамы неопределенного возраста. Это вдовы Семена Семеновича и Петра Петрови-ча. Они уже давно помирились и часто вме-сте коротают длинные вечера, предаваясь воспоминаниям о том счастливом времени, когда они дружили.
Лера кладет цветы к «своему» памят-нику из розового гранита, а Дусик к памят-нику из черного гранита. Потом поминают своих близких, выпивают по рюмке джина и уезжают.

К памятникам подходят двое, копав-ших по соседству свежую могилу.
; Похоже, что жмурики были близкими людьми. Братья что ли?- сказал в раздумье первый могильщик, высокий тощий человек с редкой бороденкой.
; Нет, коллега, - ответил второй, невы-сокий человек с лицом спившегося интелли-гента. - По моей информации, у них не было общего отца. У них был общий киллер!


Рецензии