Эльдробсы

- Вы ведь знаете, Николай Иваныч*, что руководство вашего завода всегда  некомпетентно... Любой вопрос всегда остаётся без ответа.
     Парат закинул собеседнику удочку вопроса, собираясь при этом присесть на стул, но подвис в санитарной позе, когда внезапно пытаются нащупать туалетную бумагу в неизвестном месте.

  Иваныч ударил влёт:

- Потому что они - ссыкуны! Знают, что за любое слово их потом оттрахают...
     Парат вывел свои глаза в горизонт, но скорректировал угол ввысь, оказываясь ниже  ростом собеседника.

- Так они даже не в курсе! Спроси что в лоб, а у них глаза выпучены. Спрятались за холдинг и в цехах даже не бывают. Презентации проводят...

   Иваныч продолжил:

- Вот меня однажды вызвал помполит.
- Вот если у Вас матрос грязный и глаза прячет, что вы скажете?
- Подонок - я скажу!
- А может его девушка бросила, или проблемы в семье?
- И правильно она его бросила, если он грязный и глаза прячет. Таарщ кавторанг, а у Вас много было эльдробсов в подчинении?- 
- Не понял...
- Сколько у Вас было в подчинении личного состава, эль дробь эс?-
- Нисколько, я отвечаю за политвоспитание...
- Вот когда Вы будете отвечать за энное количество душ, за их здоровье и за матчасть, которая им доверена и иногда стреляет, тогда меня и спросите!

      Парат покачался с носков на пятки - в это время они давно стояли друг против друга - и с нажимом на последние слова сказал:
- Вы только эти слова никому не повторяйте, Вы же на них работаете... Николай Иваныч...-

- А чего мне бояться?! Меня комэск** всегда драл за то, что я спасжилет не одевал. Весь мой экипаж в жилетах, а я - в одном кителе.

- То-арщ каперанг, Вы-ы почему без жилета! -
- Лучше я утону, таарщ вицадмрал, и моя дочь будет дочерью героя! А если выплыву, то будет суд, и она будет дочерью врага народа..."

А глаза весёлые, спокойные и умные.

    В течение этой достойной, вполне запорожской речи, Парата начал разбирать внутренний смех. К финалу он приватно хохотал, и никому этого было не слышно, только ноздри и щёки раздувались.
   Смех у него бывал про себя, как и любые другие проявления чувств. Иваныч открыто заговорил с ним, потому что сквозняком уже повеяло, что боссы намедни покупали Парата, и как-то так-то не смогли купить. Его подписи на приёмных актах ценились авторитетно, и стоили очень высоко.
   Запугать, в свою очередь, его тоже не удалось. Номинально за Паратом стоял один из заСтенных – так тот был далеко, а этот выстоял здесь в одиночку.

   Вполне закономерно им стало очень уютно вместе: отвага скрытая и отвага лобовая, уставная встретились на нейтральной полосе, как бы узка она ни была.
   Ввечеру они сняли сауну, и пенистое пиво билось о стенки высоких бокалов, как волны в борта высоких кораблей.

  Иваныч всё время рассказывал, а Парат всё это время слушал. Они явно не могли встретиться раньше: инженер пытался что-то строить на быстро пустеющих пространствах этой страны, а моряк служил, покидал флот, и денег на «приватизацию» служебной квартиры у него не оказалось, но были там всякие «ходы» на флоте.  Он отправился по контракту на войну в Абхазию, повоевал бок о бок с Шамилем Басаевым. Впоследствии против Шамиля, впрочем, повоевать не случилось.
 
     Подняли тост за войны без выигрыша, когда истинные победители живут хуже побеждённых. Не обошли здравицей и дочь, которая так и не стала дочерью врага народа. В титульном списке присутствовал и молоток пьяного соседа, который промахнулся по коленной чашечке (помешала жинку «привадить»), а заодно и хирург, спасавший это колено. Выпили за достопамятного матроса, который как-то взялся в одиночку запустить корабельный дизель. Поставил на тумбы на берегу и расколдовал двигатель с одним гранёным стаканом. Которым подносил то солярку, то масло, то воду.
    И загрузились снова в парилку, зарядились хвойным жаром по самые макушки. Вышли и грянулись в полноводный бассейн с ледяной водой. Вынырнули и переглянулись со значением: все ли в строю и во всеоружии?
   Все…
   А напоследок, уважаемые, - поднимем любимый тост Паулюса:
  - Выпьем за тех, кто нас окружает!
   А за алчность и лебезиный страх, так свойственные нашим стадным, пить не стали.
  Пускай кремлёвские пьют за свою челядь. Эль дробь эс.
   
   

   

* - в прошлом командир эсминца
** - командир эскадры


Рецензии