Легенда старого нивха

                                                                                                 
                                       
                                                                                 
       Миллионы  зелёных  игл
       Не  спасли  её  от  топора.
       Содрогнулась  и  заплакала  она
       Побежала  по  стволу  смола.

 
     После  того,  как  крупное  лесодобывающее  предприятие  приступило  к  освоению  нового  лесного  массива  в  бассейне  реки  Ныгай,  директора  предприятия  Павла  Петровича  стали  беспокоить  непонятные  телефонные  звонки.  Звонки  раздавались  с  утра,  как  только  он  входил  в  кабинет,  не  к  месту  во  время  планёрок  и  совещаний.  Что  было  странно  -  телефонная  трубка  на  его:  -  Слушаю.  Говорите, – отвечала  непонятным  гудением.

  - Балуется  пацанва, - поначалу  решил  лесопромышленник.  Но  последнюю  неделю  звонки  стали  поступать  чаще.  Теперь  беспокоили  они  директора  и  дома.  Удивительно,  но  телефонный  определитель  не  высвечивал  номера  звонившего.

      Не  в  силах  больше  терпеть  выходки  телефонных  «террористов»,  директор  обратился  с  заявлением  в  милицию.  «Органами» было  установлено  прослушивание  рабочего  и  домашнего  телефона  Павла  Петровича.
      Однако  за  период   прослушивания  никаких  подозрительных  звонков выявлено  не  было.  Закрывая  дело,  группа  сотрудников  милиции  заехала  в  контору  лесодобывающего  предприятия.

- Ну  что,  Павел  Петрович,  успокоились  хулиганы?  Не  тревожат? – поинтересовался   старший  группы.

- Да  какой  там.  Совсем  достали.  Днём  и  ночью  покоя  нет, – возмутился  лесопромышленник.

Милиционеры  переглянулись  и  с  недоумением  посмотрели  на  начальника организации.

- А  когда  был  последний  звонок? – уточнил один из сотрудников правоохранительных органов.

- Да  перед  самым  вашим  приездом. 

- И  что  опять  молчат?  Не  хотят  разговаривать? – подмигивая  коллегам, спросил  другой  милиционер.

- Да  вроде  как  колокольчик  звенит.  Бим-бом.  Аж  по  голове  бьёт.  И  птички         
всякие  щебечут, – говорил  Павел  Петрович, краснея  от  того,  что  не  находят  других  слов  и  объясняется  по-детски  не  солидно.
 
  Еле  сдерживаясь  от  смеха,  милиционеры  вышли  из  конторы.  На  улице  они  дали  выход  своим  эмоциям.

- Птички, - вспоминал  слова  директора,  заливаясь  заразительным  смехом  один.

- Щебечут, - добавлял,  хватаясь  за  живот,  второй  сотрудник.

Всю  дорогу  к  райотделу  милиции  корпус  уазика  сотрясало  от  хохота  здоровых  мужиков.  На  всякий  случай  старший  группы  связался  с  дежурным  по  телефонной  станции.

- С  указанным  абонентом  сегодня  на  связь  никто  не  выходил, - чётко  отрап-
портовал  дежурный.

                               *      *      *
      Землетрясение  пришло  как  всегда  неожиданно.  На  верхних  этажах  домов  звенели  люстры,  с  полок  падали  книги  и  незакреплённые  вещи.  Встревоженные  жители  вы-
сыпали  на  улицы.  Опасаясь  повторения  подземных  толчков,  люди,  разбившись  на  группы,  грелись  у  разведённых  костров  и  не  спешили  возвращаться  в  свои  квартиры.

- Да  что  же  это  такое?  Да  откуда  на  нас  такие  напасти?  - видно,  от  пережитого  волнения,  возмущалась  возле  одного  из  костров  женщина.

- А  что  вы  хотите?  Сейсмически  опасная  зона.  Разлом  земной  коры  аж  до  самого  Байкала.  И  Камчатка  с  Курилами  под  боком.  А  там  всё  время  трясёт,  - размеренно  рассуждал  явно  что-то  знающий  о  природе  землетрясений  солидный  мужчина.
                           
      В  нескольких  километрах  восточнее  от  города,  на  берегу  Амура,  сидели  два  рыбака  - старый  нивх  впервые  вывел  на  реку  маленького  внука.  В  котелке  закипала  наваристая  уха.  Внезапный  порыв  ветра  ударил  по  вершинам  рядом  растущих  деревьев.  Почувствовалось  слабое  содрогание  земли.  Висевший   котелок  раскачался.  Часть  ухи  выплеснулась,  и  вмиг  было  съедено  языками  пламени.
 
- Однако  опять  Ныгай  сердится,  - тревожно  посмотрев  на  север,  произнёс старик.  -  Как  бы  чего  худого  не  было.

- Дедушка,  а кто  такой  Ныгай?  - спросил  любопытный  внук.

      Старик  на  минуту  задумался.  Блики  огня  осветили  мудрые,  много  повидавшие  за прошедшую  жизнь  глаза  нивха.  Прервав  затянувшееся   молчание,  старик  начал  свой  рассказ:     Не  знаю,  поверишь  или  нет,  но  мне  дед  рассказывал,  а  ему  его  дед.  Давно  это  было.  Когда-то  в  наших  краях  деревьев  совсем  не  было.  Люди  пасли   оленей.  Гоняли  стада  от  Амура  до  северных  морей.  И  слушали,  и  почитали  все  шамана  Ныгая.  И  с  радостью  шли  к  нему, и  с  горем.  Шаман  подсказывал,  когда  оленей  нужно  на  новые  пастбища  перегонять,  какое  имя  новорождённому  дать.  Если  болезнь  на  кого  наваливалась, бил  в  бубен  Ныгай  и прогонял  злых духов.  Хорошо  жили  люди.  Слух  стариков  радовали  многочисленные  голоса  детей.

      Никто  не  ждал  беды.  Но  пришли  тогда  в  наши  земли  воины  злого  монгольского
хана.  Убивали  они  наших  мужчин,  а  многих  женщин  и  детей  захватили  и  стали  угонять  в  рабство.  Обратились  люди  за  помощью  к  Ныгаю.

      Не  хотел  лишней крови  шаман.  Пришёл  он  ночью  в  стан  врага,  усыпил  всю  стражу,  освободил  наших  предков  и  стал  уводить  их  обратно  домой.  Утром  хан  узнал  о  случившемся  и  отправил  в  погоню  войско.  Уже  к  самому  морю  привёл  Ныгай  предков,  но  догнали  их  монголы.  Тогда  превратил  шаман  всех  своих  людей  в  хвойные  деревья,  а  на  месте  где  Ныгай  стоял  - горная  река  побежала.  Увидели  это  враги  и  в  бессильной  злобе  стали  рубить  деревья.  Разгневался  тогда  очень  сильно  шаман.  Застучал  его  бубен.  Задрожала  земля  под  ногами  врагов,  вышла  вода  из  берегов  Ныгая  и  унесла  всё  войско  хана  в  море.
 
      Маленький  нивх  с  интересом  слушал  рассказ.  Ни  потрескивание  костра,  ни  шум  от  накатывающей  амурской  волны – ничто  не  могло  отвлечь  его  от  слов  родного  деда.

- Дедушка,  а  почему  Ныгай  сейчас  сердится? – спросил  внук,  когда  старик  за-
кончил  свой  рассказ.

- Вновь  люди  пилят  деревья.  Ладно  бы  для  себя.  А  то  увозят  из  наших  мест  и  продают.

- Деда,  а  нам  в  школе  говорили,  что  на  место  срубленных  деревьев  можно  но-
вые  саженцы  посадить.  И  вновь  вырастет  лес.

- Неправильно  думает  человек.  Раньше  дерево  старилось,  падало  и  его  остатки 
давали  силы  для  роста  новых  деревьев.  Деревья  были  крепкие,  высокими  вершина-
ми  неба  касались,  воздух  хорошо  очищали,  в  их  кронах  птицы  селились.  Корневая
система  воду  в  земле  держала – реки  полноводные  были.  Рыбы  много  в  них  водилось – зверю  и  человеку  хватало.
      - А  сейчас  в  иных  местах  по  второму  разу  лес  вырубается.  Скуднеет  земля.  А  на бедной  земле  разве  что  вырастет.  Выходит,  не  деревья  человек  продаёт,  а  землю  свою.  А  разве  можно  её  продавать? Вот  и  сердится  шаман.

      -     Дедушка,  а  может  Ныгай  думает,  что  опять  вернулся  хан  и  угоняет  людей  в  рабство?

                                              *      *      *
      Два  дня  после  землетрясения  на  склад  крупного  лесозаготовительного  предприятия  не  поступала  древесина.  Обеспокоенный  директор  отправил  главного  инженера  на  лесоучасток.  Только  к  вечеру  следующего  дня  специалист  связался  с  руководителем. 

      -    Павел  Петрович,  ты  меня  слышишь? - откуда – то  издалека  плыл  дрожащий  голос  инженера.  – Тут  чертовщина  какая – то. По  дороге  на  Ныгай   все  мосты  по  рекам  смыло.  И  два  лесовоза  куда-то  пропали.

- Как  пропали?  Там  одна  дорога.  Ищите, - отдал  распоряжение  руководитель.

     Лесовозы  долго  искали,  но  так  и  не  нашли.  Водителей  случайно  в  избушке,  что     в  верховьях  Ныгая,  нашёл  охотник.  Ещё  недавно  молодых  парней  было  не  узнать: волосы  стали  седыми,  на  лице  прорезались  глубокие  морщины.  Где  техника  и  как  они попали  в  зимовьё,   водители  объяснить  не  смогли.
    

     После  землетрясения  прошло  несколько  лет.  Район,  выполняя  краевую  программу  развития  лесопромышленного  комплекса,  продолжал  наращивать  объёмы  лесозаготовок.  Основная  часть  древесины  по-прежнему  шла  на  экспорт.  Поздней  осенью  в  кабинете  высокого  москрвского  руководителя  раздался  резкий  телефонный  звонок.  Поднявшему  трубку  человеку  никто  не  отвечал.  Слышались  лишь:  шум  стонущего  леса  и  нарастающий  гул  могучего  северного  ветра.

     -     Проблемы  со  связью, - подумал  руководитель  и  опустил  трубку.   
    


Рецензии
От беЗсилия и зависти стали сжигать. Поджоги дело хитрое. Можно не пилить и не рубить, а бабки загребать. Враг идёт пожарами и кровью славянских детей

Надежда Халилова   07.08.2017 09:56     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.